Беседы с батюшкой. Значение патриаршего служения

9 августа 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала - беседа с председателем Отдела по делам молодежи Санкт-Петербургской епархии, клириком Казанского кафедрального собора протоиереем Константином Головатским.

– Тема сегодняшней передачи мне кажется интересной и, может быть, вызовет много вопросов – «Значение патриаршего служения». 

Когда мы говорим о пастырском служении, тем более о патриаршем служении, возникает довольно много вопросов. Процесс облачения епископа, архиепископа, патриарха имеет очень много символов и действительно важных моментов, которые кто-то, может быть, не знает. Очень важный, на мой взгляд, момент – когда на епископа надевают епитрахиль: это говорит о том, что он прежде всего просто священник, а потом уже все остальное. 

Начнем с пастырского служения. Когда мы приходим к пастырю, священнику, мы думаем о том, как с ним говорить, как себя вести, какие вопросы можно ему задать, можно ли дерзновенно что-то у него спросить. С каким пиететом мы первый раз приходим в храм, первый раз подходим к священнику за благословением!.. Когда Вы только стали священником, с какими сложностями и вопросами Вы сталкивались? 

– Наверное, самое сложное для молодого священника – это побеседовать с людьми откровенно, чем-то поделиться. Потому что у молодого священника еще нет достаточного жизненного опыта. Когда я только встал на путь священнического служения, опытные священники советовали мне, может быть, вообще ничего не говорить, а просто стараться внимательно выслушать человека, вникнуть в его проблемы и предложить вместе помолиться. Обычно люди приходят с чем-то горьким, тяжелым, с какой-то серьезной проблемой, высказываются, и возникает сочувствие, взаимопонимание. Это не психологический феномен все-таки, потому что в храме происходит нечто большее. Когда человек свои мысли, свои ощущения, переживания высказывает священнику, его слышит Господь, и через этого пастыря, священника Господь что-то совершает в жизни этого человека. Много примеров, когда благодаря молитве священника, который остался небезучастным к конкретному человеку, разрешались многие сложные вопросы. 

Не всегда, я думаю, священник может быть духовником. Бывает, люди ищут духовного отца, приходят в храм, встречают священника и предлагают ему стать духовным отцом. Но отношения такого плана складываются не сразу; нужно, чтобы произошел определенный период духовного общения, чтобы можно было назвать священника своим духовным отцом. Но посоветоваться, побеседовать можно, наверное, с каждым священником. Хочу подчеркнуть, что такое общение – это духовная польза как для человека, который беседует с отцом, так и для самого священника очень ценный и важный опыт. 

Не надо думать, что священники только и ждут, как бы освободиться от «навязчивых» (в кавычках) прихожан, которые приходят со своими вопросами. Для священника это его служение. Священник, исходя из своего опыта, может что-то посоветовать человеку; если же не знает, как ответить на какой-то конкретный вопрос, может просто помолиться. Может обратиться к Евангелию, открыть слово Божие, чтобы услышать ответ оттуда и понять, как в данном конкретном случае лучше поступить, как говорит об этом Сам Христос. Всегда такой опыт общения с каждым человеком ценен для самого священника, пастыря. 

– Я присутствовал на многих службах Святейшего Патриарха, когда он приезжал в Санкт-Петербург. И заметил одну особенность: когда служит Святейший, храм всегда полон. Как думаете, это происходит только по той причине, что людям интересна такая персона? Или все-таки они приходят помолиться? Насколько возможно ответить на этот вопрос? 

– Тут играют роль различные факторы, почему человек приходит на патриаршее богослужение. Не только ведь по традиции и не потому, что кто-то насильно загоняет. Люди приходят именно потому, что они хотят помолиться с Патриархом, побывать на патриаршем богослужении. Кто-то, может быть, движим просто интересом: увидеть, побыть на этой службе, открыть ее для себя. Человек воцерковленный, который достаточно давно в вере, в Церкви, наверное, понимает, что на патриаршем богослужении очень важно соучастие полноте Церкви, которую возглавляет ее предстоятель, соучастие высоте самого патриаршего служения, всего того, что в нем заключено, собрано. Патриаршее служение собирает в себе именно опыт всей Церкви. Наверное, быть на такой службе, где мы вместе с нашим Патриархом молимся, – всегда особая радость, это всегда особым смыслом наполняет жизнь верующего человека. 

– Очень хороший ответ. Честно говоря, не предполагал, что можно так просто рассказать о патриаршем служении. 

Вопрос телезрителя из Москвы: «Что изменилось в отношениях Русской Православной Церкви и Русской Зарубежной Церкви с 2007 года, когда патриархом был Алексий II?» 

– Я не понаслышке знаю, что происходит в Русской Зарубежной Церкви. Я несколько раз был на молодежных форумах, съездах, которые проходили в Соединенных Штатах Америки, организованные именно Русской Зарубежной Церковью. У них есть очень интересный опыт именно работы с молодежью, который берет свое начало еще с 60-х годов, когда у нас работа с молодым поколением, создание в воскресных школах молодежных групп и проведение церковных мероприятий для молодежи было невозможно. А там уже с того времени существуют очень интересные традиции работы с молодежью. 

Я общался со священниками Русской Зарубежной Церкви, с прихожанами. А некоторые прихожане очень интересные люди, потому что это представители первой волны эмигрантов, потомки тех людей, которые буквально после революции переехали жить в Европу, потом в Америку. Это очень интересный опыт, как они сберегают, сохраняют русские духовные традиции, как сохраняют русский язык, говорят на нем в семье, чтобы это сохранялось для будущих поколений, чтобы они не растеряли то, что ценно для православных русских людей. 

Говоря о взаимоотношениях, нужно именно подчеркнуть, что важен такой обмен опытом. И еще важно осознание того, что мы все-таки Единая Церковь, несмотря на то, что русские православные люди могут жить в самых разных уголках земного шара, в самых разных странах, очень далеко от нас. Они, конечно, так или иначе уже впитывают какие-то другие традиции, живя в другой стране, но тем не менее сохраняют, берегут и ценят наше наследие и остаются верными православию. Наши уже современники, которые приезжают за рубеж и там остаются, приходя в храм Русской Зарубежной Церкви, видят там православие, и это для них очень важно – это то, что их объединяет с Родиной. 

– Телезритель упомянул патриарха Алексия II. Именно при нем Тихвинская икона Божией Матери вернулась в Тихвинский монастырь. 

– Да, она много лет находилась в Америке. 

– То есть тогда отношения Русской Православной Церкви и Церкви Зарубежной были уже нормальными, препоны для двух отдельных Церквей практически перестали быть очевидными. 

Вы сказали, что на патриаршее богослужение люди приходят, чтобы помолиться и почувствовать полноту Церкви. Мне вспомнилась история патриаршего служения. Был даже памятный знак, который вручали священникам в память 100-летия возрождения патриаршего служения. И, конечно, вспоминается патриарх Тихон. Недавно я смотрел документальный фильм, в котором было показано, что как только люди узнавали о том, что патриарх Тихон посетит богослужение, все храмы были полны. Обновленческая церковь и рухнула из-за того, что так много было приверженцев канонической Православной Церкви. В связи с этим вопрос: насколько сейчас необходимо сохранять каноничность нашего богослужения? И насколько, на Ваш взгляд, патриаршее служение является здесь гарантом? 

– Мне кажется, то, о чем Вы говорите, очевидно. Потому что патриаршее служение связывает нас с историей Церкви. И если мы говорим о последнем столетии и о возрождении патриаршества в России в 1917 году, то ведь это особая история Церкви XX века, история трагическая, когда Церковь была гонима. И именно в эти годы (наверное, так устроил Господь) патриаршее служение возродилось, в том числе для того, чтобы Церковь могла выстоять в эти годы. Если проводить дальнейшую линию, мы видим, что Церковь испытывала притеснения, гонения, вплоть до закрытия большинства храмов перед Великой Отечественной войной. Местоблюстителем патриаршего престола был Сергий (Страгородский), который потом, во время войны, стал патриархом. И потом эту линию мы прослеживаем и далее, и уже в конце XX века стали открываться храмы, началось возрождение. Наверное, 1000-летие Крещения Руси – это какая-то переломная дата, которая стала вехой; пошел новый отсчет жизни Церкви, уже возрождаемой. Мы видим, как много храмов было открыто, они наполнились людьми. Сейчас уже мы говорим о том, что в Церкви много детей, молодежи, что Церковь занимает активную общественную позицию. Люди совершают очень много добрых дел и стараются свои христианские убеждения сообразовать с тем, что происходит в современном мире. 

Весь этот период, конечно, связан именно с патриаршим служением, которое возродилось на Руси; Церковь прошла через годы испытаний и восстала из пепла. Это такой удивительный факт, который нас и удивляет, и дает понимание величия Церкви и действия Божия, Промысла Божия. Вот так мне мыслится. 

– Когда патриарх Тихон был избран, он сказал буквально следующее: «Сколько же горя нам придется пережить вместе с русским народом!» То есть он уже тогда, так сказать, прозревал то, что грядет. 

Нас часто упрекают в том, что у нас есть почитание патриаршего служения, что мы как бы при этом закрываем глаза на все. Много раз я присутствовал на патриаршем богослужении. Кстати, проповедь Святейшего всегда, мне кажется, с Духом Святым. В этом случае такой вопрос. Возможно ли, на Ваш взгляд, вообще священству и Святейшему Патриарху в принципе быть просто чиновником, исполняющим должность, которая в данном случае имеет огромное значение для такого большого организма, как Церковь? 

– Мы не должны воспринимать с такой позиции вообще служение в Церкви, тем более служение Патриарха. Это же не административная должность. Хотя, конечно, мы понимаем, что есть большие, серьезные административные функции, которые необходимо выполнять, и нужны определенные инструменты, механизмы для решения вопросов. 

Когда мы говорим о служении пастырском, о служении архиерейском, о служении Патриарха, это в первую очередь предстояние в молитве за людей. Это не административные какие-то вещи, а именно вещи духовные, пастырские. Если мы говорим о конкретном священнике, который окормляет приход, и к нему приходят конкретные люди, а он отвечает на их вопросы, то этот священник несет ответственность за конкретных людей, с которыми он встречается, общается на своем приходе. Когда мы говорим о служении Патриарха, то здесь огромное бремя ответственности за всю Церковь. Это сопряжено еще и с пониманием пути Церкви, судьбы Церкви и того, что Господь совершает в Церкви в целом. Я думаю, здесь речь можно вести все-таки о таком понятии, как ответственность пастырского служения. 

– Вопрос телезрителя из Белгорода: «Мне непонятно, как мое спасение зависит от того, в какие одежды одет священник или патриарх, и от того, служит службу патриарх или просто священник? Тогда надо установить какие-то проценты: был на службе у Патриарха – 50% спасения, а у простого священника – только 3% спасения. И тогда нужно больше по количеству посещать простых служб, а к Патриарху можно только раз сходить. Как это? Объясните». 

– Конечно же, спасение человека зависит от того, в Церкви он или нет, со Христом он или нет. Есть древний образ Церкви как корабля, на котором мы с вами плывем через бурное море к тихой пристани. Корабль – это Церковь. А то, что вне Церкви, – это бурлящее море, и мы не знаем, как человек сможет выжить в этой стихии. Церковь – это место, островок для жизни. 

Исходя из такого образа Церкви мы должны понимать: если человек в Церкви, то он в этом сообществе спасаемых Христом людей, он вместе с Господом, он вместе со своими пастырями, вместе с тем, что наполняет Церковь, что являет ее содержание. Он понимает, что Христос, создав эту Церковь, создал в ней некое устроение, которое помогает спасению человека, помогает найти ответы на важнейшие жизненные вопросы, помогает не заблудиться, но всегда оставаться на корабле, чтобы в итоге приплыть в эту тихую пристань спасения. 

Поэтому мы понимаем, что в Церкви все не случайно. И служение, которое в Церкви существует, – духовно и создано, устроено Христом для того, чтобы все совершалось наилучшим образом. Ведь человеку всегда нужна поддержка, помощь. Иногда люди думают: зачем какие-то посредники между мной и Богом? Молодежь часто такие вопросы задает: «Зачем мне нужны посредники? Я ведь могу и сам обратиться к Господу». Но не всегда ведь Господь прямо отвечает на наши вопросы. Давайте не будем самоуверенны в том, что зададим вопрос, помолимся – и сразу придет конкретный ответ и понимание. Мы можем продолжать заблуждаться, можем оставаться в поиске. А Церковь помогает в том, чтобы опыт, который накапливался поколениями, опыт, который есть у конкретных духовных людей, несущих служение, мог стать и нашим личным опытом. Через общение, через жизнь в Церкви, через приятие ее устроения мы обогащаемся этим опытом Церкви, и это дает нам возможность найти ответы на те вопросы, которые у нас в жизни возникают. 

– В чем еще заключается значение вообще патриаршего служения в нашей жизни? Ведь патриарх избирается собором и священников, и мирян. Это не просто некий жребий, который выпал, но люди отдают себе отчет в том, что они выбирают того пастыря, который поможет этому кораблю плыть. 

– Соборное решение Церкви – это благословение Божие в Церкви. Мы должны это понимать и всегда ценить, что именно Господь так благословил, так устроил для нас. 

Дополняя ответ на тот вопрос, который был задан, хотел бы еще сказать, что слова проповеди Святейшего Патриарха, о значении которых Вы, Глеб, уже высказались, могут действительно помочь человеку. В какой-то конкретный момент эти слова могут как-то задеть, дать человеку взглянуть на что-то по-новому, что-то изменить в жизни. Вот это тот самый опыт Церкви, который каждому из нас может быть доступен. 

– Мне кажется, что одна из самых главных черт вообще пастыря – трезвый, честный разговор. Потому что если этого нет, тогда возникает много вопросов, никоим образом не связанных со служением Господу. Вопрос такой: когда мы приходим в церковь к священнику, а не к Богу, тогда у нас возникают те вопросы, которые мы часто слышим во всех средствах массовой информации. Как нам избегнуть соблазна обсуждать священство? 

– Вообще никого не надо обсуждать. Это зависит от отношения друг к другу, которое нам всем, верующим людям, христианам, нужно формировать между собой. Формировать почтение, уважение к своим пастырям. Мне кажется, уважение вообще заложено в христианской культуре. Почитаем апостола Павла: он ведь очень уважительно пишет, обращаясь к своим пасомым, к тем, кто заблудился, сделал что-то не так. Это может выглядеть резко, но все равно в этом глубокое внутреннее уважение к тем людям, которые слышат его слово. 

Очень легко судить, когда сам не имеешь какой-то ответственности за других людей и не имеешь понимания, чем живет конкретный пастырь, о котором ты как-то высказываешься. Если человек с правильным отношением приходит в Церковь... А я среди людей невоцерковленных вижу много таких, которые приходят в церковь именно с правильным отношением – они приходят к Богу. Первоначально они даже и не стремятся пообщаться в храме с кем-то дополнительно; со священником, например. Очень часто люди приходят в церковь именно для того, чтобы помолиться. Я очень понимаю и принимаю такое отношение, когда человек приходит в храм прежде всего к Богу. Тогда выстраивается правильная иерархия: человек понимает, что все остальное, что в Церкви существует, тоже полезно, необходимо для него. Священник – в первую очередь служитель Божий, и благодаря общению со священником, духовному общению с пастырем человек может многое для себя приобрести, это может ему помочь именно в том, как он выстраивает свои отношения с Богом. 

– Бывает, мы находимся в таком духовном состоянии, когда нам кажется, что мы много знаем. К примеру, когда я, взрослый человек, вижу молодого священника, который только окончил духовные школы, мне кажется, что я, умудренный опытом, образованием человек, могу что-нибудь даже и посоветовать священнику. Вот такое высокомерие в Церкви встречается довольно часто. Как этого избежать? У нас есть разное почитание: молодой священник – это одно, пожилой священник – это другое, митрофорный протоиерей – третье, владыка – это совсем хорошо, а уж Патриарх – тем более. Я знаю таких прихожан, которые ходят только на патриаршие службы, больше их в церкви не увидишь. Как выработать правильное, православное отношение к священству? 

– Есть такая вещь, как уважение к священному сану. Вот такого уважения верующему человеку нужно придерживаться независимо ни от чего: молодой ли это священник, опытный, знаем мы его или не знаем, нравится он нам или чем-то отталкивает. Может быть, мы за священником замечаем что-то, что вызывает в нас недоумение, – такое тоже вполне может быть. Может быть, священник нам что-то резкое сказал. Но уважение к священнику, к носителю священного сана все равно должно сохраняться. 

Я убежден, что любой священник всегда постарается помочь любому человеку, к нему обратившемуся, найти ответ с позиции тех знаний, которые он получил в духовной академии (если это молодой священник). Может быть, что-то и Господь ему откроет. А опытный священник всегда поможет – исходя из своего опыта духовной жизни, опыта молитвы, общения со многими людьми. Не все представляют, сколько священнику приходится общаться с людьми. А сколько патриарху приходится общаться – вообще трудно представить. Огромное количество очень разных людей приходят со своими вопросами, с разными судьбами, историями. Священник, вникая во все это, приобретает свой определенный опыт, глубокое понимание жизни, сообразуя это еще и с христианским пониманием жизни. Без этого невозможно понять, почувствовать, что у человека происходит в душе. Поэтому всегда необходимо уважение к священнику, которого мы встречаем. 

Мне вспоминается Иоанн Кронштадтский. Когда он был совсем еще молодым священником и только начинал свое служение в Кронштадте, к нему подошла одна женщина и попросила помолиться о ней. Иоанн Кронштадтский по смирению ответил ей, что он еще молодой священник, не умеет еще молиться. На что женщина ему ответила: «Вы священник. Я верю, что по Вашей молитве Господь многое совершит». И это действительно произошло; об этом свидетельствует сам Иоанн Кронштадтский. 

Молитва священника, его внимание – в Церкви это выражение той пастырской любви, которую в полноте имеет Христос и которую Он принес в этот мир. Через наши человеческие взаимоотношения, через то, что происходит в Церкви, этой любовью мы призваны наполнять существующий мир, наполнять наши отношения, делиться друг с другом. 

– Часто приходится слышать о том, что у нас очень много обрядности. Я в данном случае не говорю про обрядоверие, но про обрядность. Потому что много в наших богослужениях непонятных символов и значений. Нужно ли нам всем объяснять значение того или иного возгласа? И должен ли человек всегда понимать язык литургии? 

– Конечно, очень хорошо, если человек понимает богослужение, понимает христианские тексты, хорошо знает Евангелие. Но ведь это происходит не сразу. Мы знаем, как все по-разному приходят к Богу, к Церкви, с каким багажом человек приходит к Богу. Может быть, это и не нужно форсировать? Я даже убежден, что не нужно этого делать, потому что приобретение каких-то знаний и опыта происходит постепенно. И, может быть, это замечательно. Например, молодежи очень нравится, когда они открывают что-то новое для себя в жизни. Приходит какой-то момент – и вдруг новое открытие в том, что, как тебе казалось, ты хорошо знаешь. 

Так и в Церкви. Очень много открытий еще впереди... Пусть не будет все так прагматично, понятно, прозрачно, как сейчас принято в современном мире: чтобы было все изложено до конца – и нечего ожидать. То богатство, которое человек встречает в Церкви, открывается постепенно. И что важно – применительно к тому, что человеку необходимо в конкретный момент его жизни. Господь в конкретный момент даст такие вещи, которые будут укреплением, утешением, ответом на какие-то вопросы. 

Череда открытий еще сообразна и тому, что происходит в сердце человека, внутреннем его устроении. Мы знаем из слов Спасителя, что Царствие Божие приходит неприметным образом. Люди часто говорят: «Я молюсь, исповедуюсь, но мне кажется, ничего не происходит – у меня те же самые грехи. К чему же я двигаюсь?» Но неприметно для самого человека Господь что-то совершает в его душе, и в какой-то определенный момент что-то новое открывается человеку, который приобрел определенный духовный опыт. И это всегда радостно, что мы обладаем таким богатством, которое нам открывает Господь. 

– Когда мы читаем или слушаем Евангелие, возникают вопросы, которые мы даже не всегда осмеливаемся задать. Возможно ли такое, что Евангелие, которое мы слушаем сегодня, будет нам понятно через какое-то время? Может ли такое быть? И что нужно сделать для того, чтобы слова литургии, слова Священного Писания, Евангелия доходили до нас? Для этого нужно какое-то особое духовное расположение? Или это возможно даже в том случае, если я не особенно стараюсь? Нужно ли мне особо стараться или можно плыть по течению, ни о чем не думать, а Евангелие само дойдет до меня? 

– Даже не знаю, честно говоря, как на этот вопрос ответить. Наверное, надо обратиться к Евангелию. Что было на горе Преображения? Кстати, скоро праздник Преображения Господня, и Санкт-Петербург посетит Святейший Патриарх Кирилл. Так вот, что было на горе? Ученики не знали, что будет потом. Именно с этого момента Господь начинает открывать им тайну Своих крестных страданий. Они слышат глас Божий с небес: «Его слушайте. Сей есть Сын Мой возлюбленный». И Господь начинает говорить им о крестных страданиях. Понимали Его ученики? Нет. Знали они, что значит взять крест свой и следовать за Господом? Нет, не знали. Но приходит другое время, эти события сбываются, исполняются, и они становятся свидетелями этого, становятся свидетелями победы Христовой. 

И мы тоже свидетели, мы тоже несем это свидетельство в своей жизни. То, что необходимо, Господь нам, конечно, откроет в нужное время, когда мы будем способны свидетельствовать о свете, свидетельствовать о Христе. Опираясь на Евангелие, можно так ответить. 

Но если с другой стороны посмотреть на этот вопрос, то прилагать усилия к тому, чтобы знать Священное Писание, тоже необходимо. Потому что если мы не будем об этом радеть, заботиться, то мы это слово и не услышим. Ведь слово Божие на плодоносной земле пускает корни и приносит плод, если вспомнить притчу о сеятеле. А ведь бывает так, что семя упало в почву, но не задержалось в ней, птицы небесные его поклевали; то есть человек ничего не услышал. Слова произнесены, слова вроде бы знакомые, где-то читал, что-то слышал, но соотнести их со своей жизнью, сделать выводы, подумать, как это слово исполнить, – об этом человек даже и не задумался. Не хотелось бы, чтобы было так. Поэтому Священное Писание, Евангелие, книги святых отцов требуют к себе внимания и иногда даже некоего усилия над собой. Нужно иногда чуть отодвинуть на какое-то время другие свои дела, кажущиеся очень важными (семью, работу и так далее), чтобы получить духовную пользу. 

– Вера от слышания. Объясните, пожалуйста, как это претворяется в нашей современной жизни православных христиан? Вера от слышания Евангелия, или от слышания проповеди, или от слышания каких-то разговоров на богословские темы? Что такое вера от слышания? 

– Вера предполагает уже определенные познания; это что-то осознанное, вербальное, что можно проговорить, понять, донести до другого человека. Именно поэтому вера сопряжена со словом, с пониманием, со смыслом. Когда мы говорим о вере, это не какое-то аморфное понятие; мы понимаем, что речь идет конкретно о христианской вере, это конкретизированная, вполне определенная вещь. И слышание – это не просто слышание каких-нибудь басен, разговоров, анекдотов или внимание к какой-то определенной информации, может быть, даже заставляющей нас задуматься о чем-то. Нет, это совершенно конкретные вещи, которые рождают веру в душе человека, в его сознании. Это в первую очередь свидетельство о Христе. Это Святое Евангелие. Это весть о спасении. Это апостольское слово, апостольская проповедь. И то, что мы слышим сегодня в храме, в живом слове священников, слышим в духовном общении прихожан, когда они общаются именно на духовные, евангельские, христианские темы, – это как раз то самое слово, то самое семя, которое может принести плод веры. 

– Абсолютно согласен. На телеканале «Союз» есть рубрика, когда Святейший Патриарх произносит свои проповеди. Они, на мой взгляд, очень просты, доходчивы. Я с нетерпением жду прибытия в наш город Святейшего. Во сколько состоится всенощное бдение в Казанском соборе? 

– Всенощное бдение будет проходить в канун праздника Преображения Господня 18 августа в 18 часов в Казанском кафедральном соборе. 

– Конечно, мы приглашаем всех православных христиан принять участие в этом богослужении. 

– Безусловно. Думаю, что многие прихожане петербургских храмов придут в этот день в кафедральный собор помолиться вместе со своим Патриархом. Приглашаем молодежь для совместной молитвы. У нас в этот день еще запланирован молодежный (Преображенский) праздник, который для молодежи будет иметь свое значение. 

Хотелось бы сказать, что Святейший Патриарх дает нам пример удивительной работоспособности. Я всегда говорю молодежи: посмотрите, как трудится наш Святейший Патриарх и как он умеет заряжать всех своей энергией! Это удивительно! Наверное, молодежи следует на него ориентироваться в своей жизни. Потому что часто молодые люди думают, как бы им отдохнуть, поспать, погулять, поразвлечься. А нужно трудиться, чтобы принести добрый плод в своей жизни. Трудиться, не жалея себя, когда это требуется от нас. А это очень часто требуется. И хорошие дела никогда не нужно откладывать. 

– У нас будет возможность помолиться вместе в Казанском соборе на всенощном бдении. А на следующий день мы, конечно, придем в Спасо-Преображенский собор. 

– Да. В Спасо-Преображенском соборе утром Святейший Патриарх совершит Божественную литургию в 10 часов. 

– Наш телеканал «Союз» будет вести прямую трансляцию и из Казанского собора, и из Спасо-Преображенского. Так что службу услышат и увидят те, кто находится далеко и не сможет быть в храме в этот день. Преображенский праздник для молодежи будет у Казанского собора после богослужения. 

На этом мы будем заканчивать нашу передачу. Очень важно, чтобы мы все-таки с необходимым пиететом относились к пастырской службе. 

Еще раз приглашаем всех принять участие в молитве, когда приедет Святейший Патриарх. И вообще – мы всегда должны призывать к молитве... 

– Да. Потому что молитва всех нас объединяет... Уважаемые телезрители, поздравляю всех с праздником Смоленской иконы Пресвятой Богородицы! 

Ведущий Глеб Ильинский 
Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​