Беседы с батюшкой. Заповеди блаженств. Нищие духом

30 августа 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма во имя святой великомученицы Варвары в поселке Рахья Выборгской епархии священник Олег Патрикеев.

– Сегодняшняя тема для обсуждения – «Заповеди блаженств. Первая заповедь: блаженны нищие духом».

«Блаженны нищие духом» – наверное, самая парадоксальная заповедь, потому что в большинстве своем вызывает массу вопросов. Неужели нищета духа может считаться добродетелью?

– Вопрос очень интересный и рассматривается уже не первый век. Дело в том, что мы должны рассматривать эти заповеди не как заповеди. Это уже не те десять заповедей, которые были даны Моисею на горе Синай как закон, исполнение которого предлагалось еврейскому народу для спасения и совместной жизни с Богом. Господь Иисус Христос дает нам уже не заповеди, Он дает, можно сказать, раскрытую катехизацию, как попасть в Царствие Небесное.

Когда, например, человек приходит в храм перед крещением, мы ему рассказываем, для чего нужно креститься, что такое крещение, что такое храм, как нужно молиться, Символ веры и так далее. То есть два дня мы с человеком беседуем, чтобы до него дошло, что, оказывается, креститься – это не просто тебя батюшка водичкой полил, и все; это таинство. Христос в этих заповедях  нам открывает тайну Небесного Царствия, давая понять: хотите ли вы пойти в это Царствие за Мной? Это и есть путь. Только эту лестницу, которую Он оставил нам в Евангелии, я бы сегодня немножко перевернул и начал бы с последней заповеди.

Из Евангелия от Матфея я хотел бы зачитать 11-й стих, чтобы люди знали, куда они стремятся. Ведь для того чтобы позвать человека в дорогу, надо сказать, куда мы придем, какая конечная цель. Например, собираясь за грибами, ты говоришь человеку: «Там точно сто процентов будут грибы». А приезжаешь – видишь: что-то не то.

Ты готов пойти за Христом? Ведь Он много раз говорит, что это очень трудно, небезопасно, и Он предлагает сделать этот шаг, потому что Он-то уже пришел. Так вот, представьте себе, если бы Он начал с этого блаженства: «Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня». Готовы вы обрести Царствие Небесное таким способом? Если прямо сейчас вас погонят, будут злословить? Наверное, многие сразу отказались бы. Перейдем дальше: «Блаженны изгнанные за правду». Готовы вы, чтобы вас изгнали за правду? Нет? Смотрим далее. А готовы ли вы быть миротворцами в этой жизни? Можете примирить хотя бы свою семью, чтобы в ней был порядок, мир, любовь? Нет? Идем далее. Готовы ли вы увидеть Бога? Но для этого надо, чтобы у вас было чистое сердце. Нет? Идем далее: можете ли вы хотя бы кого-то помиловать в своей жизни? Ведь милостивые будут помилованы. Не можете? А сможете быть жаждущими правды? Искать ее всю свою жизнь; искать истину каждый день, каждую секунду? И это не можете? Хорошо, смотрим дальше. А кроткими сможете быть, «как Я, показавший вам, что такое кротость»? И это не можете? А плакать умеете? Плакать о грехах своих сможете? Нет? А сможете осознать: «все, что Я вам дал в этом мире, это не ваше»? Тогда вы поймете, что такое быть блаженным нищим.

Вот так можно посмотреть. Смог бы я пойти за Христом, если бы сразу понял, что меня будут гнать за Него? Сейчас, слава Богу, у нас гонения прекращены, их нет. Но были времена, например, в 70-е годы, когда даже за Библию, найденную дома, думаю, суд был бы обеспечен.

– Вопрос телезрителя из Москвы: «Господь нам говорит: без Меня не можете делать ничего. Борьба с грехами и добрые дела невозможны без смирения. Правильно ли считать, что нищета духовная означает смирение?»

– Вы сами уже ответили словами Иоанна Златоуста и всех святых отцов, которые именно об этом говорят: нищета духа есть наивысшая степень смирения. Но смирение имеет разные степени. Мы можем смириться перед другом, когда он не прав. Мы можем смириться перед супругой, которая в плохом настроении. Мы можем смириться перед ситуацией, которая нас поставила в неловкое положение. Все это разные ступени. Но смириться перед обстоятельствами своей жизни, которые нас окружают, и принять их за действительность – это очень трудно. Смирение бесконечно, оно дает нам возможность постигнуть необыкновенные тайны, потому что именно смирением нам открывается вторая ступень – покаяние. Смирение и покаяние – это две сестры, которые обе ведут нас по этим ступенечкам; без этого, конечно, ничего невозможно сделать.

– В сегодняшнем русском языке «смирение» имеет коннотацию некого подчинения, причем даже в тех случаях, когда человеку, наоборот, необходимо в смирении отстаивать свою веру, отстаивать мнение или свободу других людей. То есть быть человеком, который в своем смирении не просто, скажем, раболепствует перед любыми обстоятельствами (даже когда необходима стойкость и воля). Можете объяснить слово «смирение» с активной точки зрения (как позицию активного православного человека)?

– Посмотрите на скалу у моря: она смиренна, но ни одна волна, даже девятый вал не может ее разрушить. Это активное смирение. Ничто не может повлиять на верующего человека извне; внешнее для него уже, может быть, пройдено, он это где-то видел, читал: он идет по пути Христа, Который ему все показал. Христос показал нам путь, смирение наяву. Это не просто ведь какой-то рассказ или приятное чтиво, когда мы читаем и наслаждаемся героями, которые побеждают врагов и так далее. Смирение Христово, которое Он нам показал, является скалой. Можно вспомнить слова Христа из Евангелия: «Ты – Петр, на этом камне (на этой скале – можно и так перевести) Я воздвигну Церковь Мою, и врата ада ее не одолеют».

Смирение разное, мы об этом сказали. Есть человеческое смирение, которое приводит человека к унижению. К унижению не перед Богом, а перед другим человеком или перед обстоятельствами жизни: человек унижается, начинает раболепствовать и совершать другие низменные действия животного происхождения. Мне очень понравилось, как сказал  о смирении Святейший Патриарх Кирилл: смирение – это способность быть спокойным, даже когда тебя убивают. То есть настолько иметь мир (Христов) в себе, чтобы обстоятельства жизни считать в помощь в восхождении по лестнице к Богу. Вот тогда мы смотрим на мир уже глазами Бога, а не глазами человеческого страдания или каких-то житейских проблем, которые для нас являются разрушающими. Мы в этих проблемах живем, мы ими питаемся, передаем их по наследству и не знаем, как их использовать. А в духовном мире, оказывается, это очень хороший так называемый навоз. Потому что именно навозом обкладывается дерево, чтобы оно дало плоды. Все скорби, все обстоятельства жизни, неприятные для нас, работают – они дают нам возможность дать плод.

– Хочу уточнить еще один момент. Господь нам дал красоту этого мира, которую мы часто и не видим за своими бытовыми делами; мы не видим красоту ни вокруг себя, ни в себе. Еще Господь нам дал и таланты, и какие-то материальные блага, и жилище, и пищу – Он заботится о нас постоянно. Мы часто наши материальные блага воспринимаем как не просто данность, а как некую заслугу. Можем даже просить у Бога: «Дай мне, пожалуйста, еще денег, славы (или еще что-нибудь)». И возникает вопрос: каким образом относиться к материальным дарам Господа, которые у нас есть, памятуя о смирении и нищете?

– Если перевести слово «богатый», то можно здесь увидеть: «Бог дает». Если человек, богатый финансово, успешный, признает, что все это богатство дано Богом, это будет величайшая победа над этим богатством, потому что он освободится от этого богатства, он станет нищим в одну секунду, потому что поймет, что это не его. А раз не твое, тогда что заботиться об этом богатстве? И не надо бояться воров, которые будут это подкапывать, потому что твое богатство уже на небесах. Ведь где твое сердце, там и твое царство.

Если человек добровольно отказывается от этого богатства, таким образом он переводит свой счет на счет Бога, у него получается великолепная «кредитная карточка». Я знаю человека, который полностью отказался от финансов, которые у него есть, и сказал: «Это вообще не мое. Я даже не знаю, сколько денег у меня на счету. Я не знаю, сколько денег у меня сейчас в кармане. Это все не мое. Я нищий». Человек доверяет свое состояние, свое богатство Живому Богу. Не таким образом: «Ты возьми на время». Нет, целиком и полностью. Например, пришел человек забирать у тебя дом, а ты рассуждаешь: «Так ты не у меня забираешь, это не мое». И ты спокоен.

– Тут можно вспомнить о том, что человек может быть неким управляющим тем богатством, которое дает ему Господь. И управлять этим нужно с умом и  дерзновением. Можно вспомнить притчу о талантах. Это тоже может воспитывать в нас смирение; но то смирение, о котором Вы сказали, приведя пример скалы.

Следующий вопрос о нищете. Каждый раз, когда мы говорим «нищий»,  вспоминаем людей, которые могут не просто просить милостыню, а могут быть людьми, которые заботятся о своем материальном благосостоянии. В одной из проповедей я слышал о том, что нужно почувствовать себя именно таким нищим, который стоит возле паперти и ждет подаяния – так и мы от Господа ждем подаяния: спасения, благодати и так далее. Насколько возможно такое прочтение этой заповеди?

– В греческом переводе именно это и подразумевается: слово «нищий» – это «стоящий у паперти». Это для нас первый перевод. Может быть, мы мало нищих видим в своей жизни – мы озабочены своей работой, делами. И только приходя в храм, мы видим просящих милостыню, и они для нас являются категорией нищих. Представить себя как нищего, перед Богом стоящего и просящего, – в этом есть наша игра ума. Мы можем свой ум обогатить этой нищетой, заставив (хотя наш ум трудно заставить, он все время будет искать выход) привлечь ум к молитве о том, что все дано Богом, убедить его в этом через Писание, через святых отцов. Ум убеждается, соглашается, потому что мы же все-таки разумные существа. Ведь если нам кто-то говорит правильные слова, мы их услышим. Например, учитель говорит урок, и мы его слушаем, доверяем ему. То же самое с Писанием: если так написано в Писании, значит, так и должно быть. И здесь представить себя нищим очень просто.

На самом деле ведь добродетели, которые должны быть в каждом человеке, не берутся из нашего человеческого естества; мы ведь с грехом живем и постоянно боремся с немилосердием, которое часто убираем на второй план, но оно все равно присутствует. И подойдя поближе к этой границе нищеты, мы задумываемся: «А я-то кто на этом свете? Богат ли я?» Здесь слово «дух» можно переводить и с большой, и с маленькой буквы; здесь надо подходить так, что мне не хватает духа сказать самому себе, что я нищий. И этот дух нужно стяжать, в этом и есть смысл нашей жизни.

– Вопрос телезрительницы из Воронежской области: «Мне стыдно идти исповедоваться. Это гордыня? Или мне действительно надо стыдиться? Я часто думаю об этом. Я переживаю, что я совершила какой-то проступок; мне стыдно, как я могла такое сделать... Объясните, надо ли стыдиться?»

– Давайте рассмотрим, откуда берется стыд. В нашем человеческом естестве есть прекрасный, заложенный Богом дар – совесть, которая нас частенько обличает. Когда у нас происходит какая-то неприятная ситуация в жизни:  мы кого-то оскорбили, плохое слово сказали, тогда у нас кошки на душе скребут – совесть напоминает нам, что мы поступили неправильно. Это прекрасный ангел, который является сопроводителем нашей жизни. С совестью нужно примириться – как с противником, с которым идешь на суд. Об этом сказано в Святом Евангелии: «примирись сначала с противником своим». Это совесть, которая ведет нас на суд.

Как с ней примириться? Есть разные способы. Первое, что возможно, – это исповедь, то есть исповедовать Богу грехи. Ведь мы приходим к священнику как к свидетелю; он будет свидетелем нашего покаяния – и не более. Если Вы доверяете священнику – смело идите к нему. Священники для этого и поставлены в храмах, чтобы быть свидетелями покаяния. Через покаяние Господь дает благодать, очищает нас от грехов. Исповедь, покаяние, причастие – все это во оставление грехов и в жизнь вечную. Представляете, какие акты вы совершаете над собой!

Когда мы идем в больницу, мы пытаемся попасть к лучшему врачу (если к психологу – то к лучшему), чтобы он нас выслушал, прописал хорошие иностранные лекарства, чтобы они уж точно подействовали. А здесь одним только воздыханием о грехах Господь может дать такую благодать, что человек будет исцелен. Все мы больны грехами; грехи являются болезнью, от которой нужно лечиться покаянием, исповедью.

– По-моему, у святого праведного Иоанна Кронштадтского есть размышление: когда согрешишь, помолишься Господу – Господь снова дает тебе некое пространство в душе твоей. Это удивительное ощущение, когда в душе возникает некое пространство.

Давайте вспомним просительную ектенью: «Подай, Господи. Господи, помилуй». Мы действительно, как те самые нищие, просим у Господа подать жизнь и просим  благой кончины; мы просим у Господа всего, но при этом все равно умом как бы плывем и не очень сосредоточены в молитве. Вопрос: каким образом верующему человеку (или только становящемуся на путь веры, или пока не пришедшему в ограду церковную) почувствовать необходимость просительной молитвы?

– Все молитвы записаны в Евангелии. Если человек начинает читать Евангелие по-настоящему, именно с рассуждением над каждым действием Иисуса Христа на земле, он постепенно начнет понимать, что эти действия не закончились. Ведь Евангелие – это живое слово. Это не слово, сказанное когда-то; это слово вечное, которое изошло из уст Сына Божия; и оно идет даже не до скончания века, а даже и на будущее. Мы этим словом живем.

Например, что просили слепцы в Евангелии? Они говорили: «Сын Давидов, помилуй нас». Они просили милости. Не милостыни, а милости, потому что в милости Божией заключается вся Его благодать, все исцеления. Другого нам ничего и не нужно; если будет милость Божия, то все будет: и здоровье, и учеба хорошая, и так далее. Поэтому мы просим милости у Бога. И мы можем представлять себя на месте этих слепцов; кто-то – на месте кровоточивой женщины, которая получила исцеление.

Ежедневное Евангелие, читающееся в церкви, – это пароль к сегодняшнему дню. Сегодняшнее Евангелие такое; значит, сегодня это должно со мной произойти. Если вдруг не происходит, значит, либо я не проникся Евангелием, либо я еще далек от него, либо оно не для меня написано. А если ты чувствуешь желание побыть в этом Евангелии – входи в него как в икону и смотри: кто я в этом Евангелии?

– Вопрос телезрителя Евгения из Белгорода: «Я хотел бы выяснить вопрос о смирении. Я понимаю смирение Иова: на него такое свалилось, что невозможно кому-то это пожелать! Но он все это претерпел. Это смирение перед Божьим Промыслом, так я понимаю. А если сейчас, в наше время, человеку посылается несчастный случай – погибает ребенок, он можем смириться, сказав: «Да, так было надо»? И второй вопрос по поводу смирения перед людьми. У нас смирение перед людьми обычно кончается человекоугодием, особенно если человек выше рангом».

– Да, смиряться в сложных жизненных обстоятельствах трудно, особенно когда мы видим гибель детей. Здесь ничем человека не утешить, это однозначно, и не дай Бог кому-то такое пережить. Но есть тайна Божия, открывающаяся человеку, который страдает в этот момент. Сам Христос стоит над его страданием и соединяется в этих страданиях с ним. Мы можем быть похожи на Христа в делах, и, наверное, многие святые были похожи именно в делах своих. Некоторые похожи в словах. Ну а те, кто страдает, похожи в страданиях, потому что страдание соединяет. Мы становимся мягче в страданиях, можем сочувствовать, сопереживать человеку, если сами прошли эти испытания в жизни.

Как смириться перед ситуацией? Поймите, что мы не одни. Если Христос сказал, что Он с нами до скончания века, значит, Он здесь, рядом. Он знает эту ситуацию и допустил ее не потому, что мы такие плохие или такие греховные, а потому, что Он видит, что эта ситуация может изменить нашу жизнь, наш мир к лучшему. Таблетки горькие, лекарство горькое, но если человек сам не может прийти к Врачу, иногда Врач приходит к человеку.

– Евгений еще спрашивал о смирении перед людьми.

– Мы уже говорили, что это лжесмирение – и в нем надо раскаиваться. На самом деле у нас не хватает духа быть скалой, твердыней, особенно в вере. Шатание, может быть, маловерие, суеверие преследуют нас по пятам; это из далекого прошлого, но с этим надо расставаться. Если ты верующий человек, не надо бояться разговаривать свободно. Но всегда помнить одну из заповедей, которые мы сегодня читали: если будем постоянно резать правду-матку, то можем быть изгнаны за эти «резкие движения». Правда ведь бывает и человеческая, и Божия. Христос не осудил даже блудницу, хотя по закону ее нужно было побить камнями. Но Он ее оправдал. Получается, две правды? Кто же прав?

– Любовь.

– Любовь побеждает.

– Один из аспектов смирения – послушание. В чем разница?

– Послушание – это тренировка для смирения. Это как пришел в спортзал и слушаешься своего наставника. Он тебя просит десять раз отжаться, а ты пять раз отжался и больше не можешь. Он просит еще пять раз. Ты послушался, отжался, все болит – смирился перед наставником, получил четверочку. И так каждый день. Потом послушание переходит в любовь, и ты уже бежишь на тренировку: «Где мой учитель?.. А можно я двадцать отжиманий сделаю? Я могу двадцать». Нет, десять. Ты делаешь десять и радуешься. Вот это уже называется любовь.

– А послушание в семье?..

– Об этом опять же сказано в Евангелии. Муж – глава жены. Глава мужу – Христос. Семья – это малая церковь. Не ячейка общества, а церковь. Источником благодати для этой семьи является их общая молитва. Дети – это хор. Жена – диакон, помощница. А муж – священник.

– В вашем хоре сколько?

– Шестеро.

– Очень хорошо... Должен ли глава домашней церкви испытывать послушание по отношению к жене, то есть слушать жену? Или слушать детей?

– Выслушивать он может. А принимать решения он должен с помощью духа, который даст ему Бог. И даже если это будет неправильное решение (ведь мы часто ошибаемся в своих решениях), оно должно быть твердо исполнимо. Конечно, тяжело говорить о таком патриархате, женщины могут сказать: «Как так?..» Но мы говорим о семьях православных, христианских, когда есть единение в духе.

– Вопрос телезрителя из Воронежа: «Вы говорите о милости Божией. Ведь у многих появляются постоянные помыслы сомнения. Вроде бы ты и сильно молишься, но все равно сомнения. Как с ними поступать? И откуда берутся эти сомнения? Или это маловерие? Неверие – это, наверное, уже слишком...»

– Сомнение – это самое прекрасное топливо, чтобы эти сомнения разрушить. Ведь страсти, которые в нас есть, раньше были добродетелями. Возьмем гнев: это же огонь, огнемет, который может опалить всех и вся, от собачки до соседа. Попробуй развернуть этот огнемет на себя, на свои страсти – запахнет жареной курочкой! Поэтому все это можно обернуть против тех страстей, которые есть в тебе. То есть гневаться на себя за свою неумелость, за свои греховные направления и так далее – и увидишь, как гнев начнет тебе помогать в твоей жизни. Гнев – это сильное орудие!

Так и сомнение. В чем ты сомневаешься? Посмотри, рассуди. Сядь спокойно, возьми Евангелие в руки: «Господи, я сомневаюсь». В чем? Что Бог есть? Наверное, это уже будет не сомнение, а просто неверие. Сомнение в обстоятельствах жизни? Открываем Евангелие, ищем ответ в Евангелии. Господь ответит однозначно, если ты будешь спрашивать у Него. Не в Интернете искать, что такое сомнение, не у бабы Клавы искать помощи, а в Евангелии. С Живым Христом поговорите, Он ведь Живой, Он и сейчас среди нас, Он есть и будет. Невозможно к Нему прибегать только когда нам надо, это не золотая рыбка: «Вот тебе свечка, а Ты нам что-нибудь…» Если мы начинаем жить в Его присутствии, тогда это другое дело. Мне нравится икона «Всевидящее око»; она, конечно, неканоническая, но мне она очень нравится, потому что мы всегда перед очами Божиими.

– Ведь мы же, наверное, все маловеры. Можно вспомнить притчу о горчичном зерне: и гора сдвинется, если наша вера будет с горчичное зерно. Вера наша в любом случае воспитывается, и Царство Небесное нудится. И может быть, в сомнениях рождается именно то знание, которое сумеет опрокинуть все горы наговоров на Церковь и ее догматы. И здесь Священное Писание, Благая Весть, нам только в помощь. Я вспоминаю слова митрополита Антония Сурожского о том, что настоящего христианина можно узнать по отсвету Евангелия в его глазах.

Я хотел бы, чтобы Вы еще раз обратили наше внимание на последнюю заповедь. Ведь если все в конце концов придет к тому, что опять будут гонения, то не тщетно ли наше послушание, наше смирение, наши заботы о спасении и так далее? Почему все-таки мы верим в тот великий день, когда Христос придет вторично и у нас будет та жизнь, о которой мы читаем в Священном Писании?

– Хочется ободрить всех, кто займется духовным деланием, что первая ступень – «Блаженны нищие духом, ибо таковых есть Царство Небесное» и последняя («Блаженны изгнанные за правду и за имя Мое, ибо таковых есть Царство Небесное») – одинаковы. Это тайна. Чтобы никто, поднявшись до самого верха, не возомнил о себе; он получит тот же динарий, который получит и тот, кто на первой ступени. Отчаиваться здесь не нужно. Гнать будут только тех, кто сможет понести этот крест. Другие будут плакать – и будут утешены, третьи будут алкать и жаждать – и будут насыщены. Христианство в той любви, которую мы проживаем, которую можем дать. Если мы даем – мы богаты. Если берем – мы нищие.

Здесь можно устроить такой парафраз: у кого брать? Если мы берем у Бога, значит, мы Богом богаты, значит, мы можем богатеть в Бога (есть такое словосочетание). А быть нищим духом... Это надо прожить, надо найти такую тонкую ноту, которая будет настраивать наш ум, сердце и душу для молитвы. Потому что если мы не нищие духом, нам и молиться не нужно, ведь нам духа не нужно. А ведь мы дух должны стяжать: кто-то в молитве, кто-то в посте, кто-то в бдении, кто-то в поклонах, кто-то в добродетелях. Каждому Господь дает по его дару. Если мы готовы раскрыть наши таланты перед людьми, тогда Бог начинает их возносить, приумножать. Вот таким образом человек начинает возрастать в меру Христову.

Но все начинается с первой ступени. Невозможно сразу прыгнуть на последнюю ступень; она возможна, когда ты уже будешь со Христом, когда в тебе будет Христос, потому что сказано: «За имя Мое тебя погонят». Только апостол Павел может такое сказать (или тот, кто достигнет такого): «Уже не я живу, но живет во мне Христос». Тогда даже если тебя будут распинать, ты будешь этому радоваться.

– Когда на всенощном бдении перед великим праздником есть лития и освящение хлебов, каждый раз я думаю об этом явственном чуде. Пять небольших хлебов, которые освящаются, после елеопомазания превращаются в такое количество хлеба, что все прихожане могут насытиться! Это удивительно простой и понятный физически момент, но духовно очень насыщенный!

– Вы абсолютно правы, здесь глубокая мысль о том, что Христос всегда с нами, это Он приумножает все. Он двумя рыбами может накормить тысячи людей. Осталось только найти те руки, ведь Он дал это апостолам, апостолы раздавали это. Надо стать этими руками в этом мире. И это до сих пор работает, это было не две тысячи лет назад, это происходит каждый день.

Вера просыпается от слышания, а слышание – от слова Божия. Слово Божие – это Евангелие, поэтому мы должны чаще нырять в него. Сравните время, проведенное в Интернете или в телефонных разговорах, со временем, проведенным в разговоре с Богом. Сколько раз ты Богу сегодня позвонил? Сколько раз ты нажал на кнопку «вызов», взяв в руки Евангелие: «Алло, Господи, можно с Тобой поговорить?»

– И Он всегда на связи, всегда онлайн.

– Да.

– Хочу задать такой вопрос. Например, съедая что-то вкусное, мы говорим: «О, это блаженство!» Это слово сейчас очень замылено. Но если попытаться разобраться и найти истинный смысл слова «блаженство»?..

– Есть такой перевод, как «счастье»; можно русским простым языком назвать это счастьем. Блаженны, то есть счастливы. И сейчас мы можем рассмотреть, что же мир предлагает взамен блаженству, о котором сказал Иисус на горе. «Блаженны плачущие». А мир нам разве предлагает поплакать? Посмотрите, сколько веселых передач, комедий и так далее. Смейтесь! Дальше: «Блаженны алчущие и жаждущие правды». А в жизни нам предлагается: ищите ложь в этом мире, она вам поможет хорошо устроиться, сделать прекрасный бизнес и так далее. То есть мир изменяет эти блаженства. Вы  будете врать, но ничего страшного – вы будете счастливы, у вас будет много денег, много друзей. Они тоже будут вам врать, лгать. Это предлагает сатана. Дальше: «Блаженны милостивые». Никакой милостыни – только себе и немного детям. «Блаженны чистые сердцем». Да зачем вам видеть Бога? Вам что, заняться нечем?

– Так Его и нет.

– Да, Его вообще нет. Далее: «Блаженны миротворцы». В мире только война. Только война может принести вам радость и успех. И так можно рассуждать дальше. И вас никто не будет гнать. Радуйтесь и веселитесь, ваша великая награда на земле. Вот это дьявольское предложение, которое мы видим на всех рекламных проспектах.

– Но все-таки Вы произнесли ту фразу, которая, возможно, станет финалом нашего разговора. «Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах». Если мы доверяем слову Божьему, то остается очень мало каких-то сомнений. Если только мы начнем с первой заповеди «Блаженны нищие духом».

Смирение, как мы сегодня выяснили, – это не просто раболепие перед людьми, а  активная жизненная позиция, в которой я воспитываю в себе тот трепет перед Господом, что дает мне силы противостоять любому злу в этом мире, в том числе исходящему от людей, живущих вопреки Господу. Можно так сказать?

– Да, очень хорошая фраза. Самое главное, пятая глава Евангелия от Матфея заканчивается удивительной фразой, которой, в принципе, можно закончить передачу. Все эти заповеди подводят нас к тому, чтобы мы стали похожими на Самого Сына Божия по всем своим делам. Стих 48: «Итак, будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный». То есть это призвание; Господь призывает нас к святости, призывает нас оставить грех препинающий. В крещении мы отвергаемся от всех дел сатаны и сочетаемся со Христом. Вот это сочетание с Ним должно быть раз и навсегда; как венчание.

– Да, как венчание, как вечное предстояние. У нас есть еще одна возможность воспитания истинного смирения перед Господом – я говорю о диалоге со священником. Много ли людей обращаются к Вам за разрешением сложных богословских вопросов? Наверное, если такие и есть, то их единицы. Но все люди, которые приходят в храм, просят: «Отче, посоветуйте, как общаться со своими близкими».

– Конечно, житейские вопросы нас всегда сопровождают и будут сопровождать, потому что у священника есть надмирное понимание ситуации. Священник с помощью Божией может подсказать что-то человеку, но решать ему. Мы, священники, не можем заставить сделать так, а не иначе, мы можем только подсказать, но решать только человеку.

Ведущий Глеб Ильинский

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы