Беседы с батюшкой. О творчестве в жизни человека и о Боге в творчестве (продолжение)

12 апреля 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В екатеринбургской студии нашего телеканала - доктор медицинских наук, профессор, протоиерей Сергий Вогулкин.

– Батюшка, это вторая наша с Вами передача – продолжение первой, в которой мы говорили о разных вопросах, но в основном, конечно, о творчестве в жизни человека.

– Да, это замечательный разговор, потому что творчество – одна из величайших способностей человека, это дар, который купить невозможно. Это дар, который дается от Бога. И мы творим потому, что иначе не можем. Потому что мы люди. Нам этот дар дан в виде богоподобия. Поэтому, конечно, говорить о творчестве необходимо.

Другое дело, что в нашей жизни мы редко об этом задумываемся, а еще реже творим добрые вещи. Мы иногда даже и не догадываемся, что у нас есть какой-то талант, внутренняя потребность. Мы только чувствуем определенное беспокойство, что что-то не ладно, чего-то не хватает. А не хватает именно этого – творчества.

Замечательные слова сказал Михаил Жванецкий: «В каждом из нас спит гений». Действительно, каждый из нас имеет определенный талант, мы просто его не находим. И это нас печалит. Потому что жить просто так, ради того, чтобы жить, – неинтересно. Самое интересное в этой жизни – творить.

– Мне хотелось бы отметить, что у нас на столе Ваша новая книга. Давайте еще раз напомним о ней нашим зрителям.

– Эта книга посвящена как раз вопросам творчества. Это своеобразный коллаж о том, что говорили святые отцы Церкви о творчестве. Что говорили поэты, писатели, художники, музыканты о творчестве. В книгу включены еще и молитвы, которые помогают человеку продвинуться именно в этом направлении – в творчестве. И, конечно, некоторые свои мысли я тоже отважился вставить в эту книгу и создать некую общую систему.

– Вы в своей книге говорите в том числе и о современном искусстве. Предлагаю продолжить эту тему.

– Современное искусство – это искусство без Бога, об этом надо сказать сразу, на берегу. Поэтому, естественно, в нем накапливается очень много разных отрицательных черт, так скажем. Яркий пример – современные песни. Какой бы канал мы ни включили или радио – везде нас сопровождают песни. Вслушайтесь, о чем эти песни. Во-первых, во многих песнях воспевается прелюбодеяние, измены в семье. Причем воспевается не страдание от этого, нет. Он и она, в общем-то, довольны тем, что изменяют друг другу. Хорошая музыка, хорошие голоса, но воспевают именно это.

Была, например, песня о том, как мужчина плачет на крыше во время дождя, поэтому слез не видно. Почему-то плачет и страдает он на крыше, и в тексте песни совершенно отчетливо звучит, что он может спрыгнуть с этой крыши. Вообще говоря, это песня о самоубийце. Есть песни о прелюбодеянии, эта – о самоубийце. Некоторые песни вообще такого плана, что кажется, их сочиняли и поют люди не очень нормальные, и песни эти о не очень нормальных людях. Вот если посмотрим на нынешнее песенное творчество, оно выглядит только так.

Хороших, настоящих, душевных песен о чем-то хорошем, о высокой, настоящей любви нет. Единственное – это старые песни: там есть смысл, там хорошие, патриотические слова. А сейчас мы воспеваем какие-то свои низменные чувства, поем о каких-то своих низменных поступках. Причем поем об этом с радостью, как будто так и должно быть. Естественно, фанаты, слушая певца, думают, что так и надо делать, потому что смотрите, как он хорошо, чувственно об этом поет.

Конечно, плохие, черные стороны жизни были всегда, но это было немножко стыдно. Ведь самый главный критерий культуры – это стыд. Если в человеке есть стыд, если в певце, композиторе есть стыд, вообще в народе, в государстве, в человечестве, то это культурные люди, культурное государство и культурное общество.

К великому сожалению, куда ни посмотри, создается впечатление, что как-то не сильно нас стыд ограничивает. Поэтому говорить о какой-то высокой культуре сейчас даже несколько неудобно… Совесть иногда, конечно, просыпается... Например, известный художник Пабло Пикассо, картины которого оцениваются сейчас в три миллиарда долларов, в конце своей жизни признался, что, вообще говоря, он дурачил и зрителей, и искусствоведов. Он прямо говорил: «Чем меньше меня понимали, тем больше восхищались. Забавляясь этим фарсом, я прославился и разбогател». Один из самых выдающихся людей, который, так сказать, у всех на слуху, все-таки в конце жизни признал, как это было.

А вообще говоря, все эти художества, которые сейчас творятся, – это художества для массы, для толпы. В Советском Союзе было такое понятие: ширпотреб. Сейчас это называется «поп-искусство». Но это, в принципе, одно и то же. То есть это искусство для массы, которая и не думает подниматься выше суеты этой жизни. Есть, конечно, выдающиеся представители, которые выбиваются за счет прекрасных, красивых татуировок. Хотя мы говорили о том, что татуировка – это вообще признак рабства, потому что раньше татуировали только животных. Вообще массовая мода на одежду, на татуировки, на пирсинг,  курение, алкоголь вовлекает в себя десятки тысяч людей. И надо просто помнить очень простое высказывание: «Идущий за стадом своей тропы не протопчет». Как говорили святые отцы, мертвая рыба плывет по течению. А живая рыба старается идти против течения.

Меня совершенно поразил проект одной девочки на Всероссийской конференции, рассказывающей о татуировках, о пирсинге; она привела пример женщины, которая записана в Книгу рекордов Гиннесса как самая пирсингованная женщина в мире. Я сначала не поверил. Потом открыл Интернет, посмотрел. Знаете, на этой женщине 6 725 различных металлических предметов! В носу, языке, на ушах, в голове – где только нет!

И для современной молодежи это является чуть ли не примером. Потому что мы видим, сколько замечательных, красивых девочек делают на себе татуировки, втыкают в нос,  язык,  губы какие-то металлические шарики. Конечно, следование этой моде, поп-искусству, этой массовой культуре, как ее называют, – это тупиковый путь.

– Тогда что может послужить неким идеалом или образцом для человека в искусстве?

– Посмотрите старых художников: что они воспевали? Послушайте музыку старых композиторов. Они воспевали природу. Они пытались копировать (более или менее удачно) тот идеал, который дал нам Господь. Если мы говорим об идеале красоты материального мира, то это, конечно, природа. Если мы говорим об идеале человека – то это, конечно, Бог во плоти. Если мы говорим о духовном идеале, то совершенно понятно, что это любовь. То есть у нас есть идеалы, к которым мы (как творцы, как художники, поэты) просто обязаны стремиться.

Когда мы поворачиваемся обратно, мы устремляемся вниз, мы идем от искусства. А заканчивается это, как правило, плачевно. Творчество человека сейчас достигло по отношению к природе таких безобразных мотивов! Мой двоюродный брат из Москвы (он фотохудожник) совсем недавно прислал мне картину. Он снял под Тулой (по-моему) давно заброшенный рудник, то, что от него осталось. Знаете, пустыня Сахара – просто оазис по сравнению с этим. Абсолютно мертвая земля: ни травинки, ни кустика, ничего. На ней много лет уже ничего даже не растет. Вот какие результаты мы получаем, когда идем от Бога, от Солнца. И мы считаем это вполне нормальным.

Посмотрите, около Невьянска сейчас «угнездились» золотопромышленники. Мертвая земля! Там, где были болота, хоть какая-то растительность, сейчас просто пустыня, голое место...

Искусство, конечно, должно вести нас вперед, оно должно призывать нас к вершинам, а не зацикливаться на нашем мирском мире: на этих стенах, машинах, отношениях, прямо скажем, не очень человеческих, на одиночестве. Сколько сейчас воспевают одиночество в песнях! Это же эпидемия, которая поразила человечество и которая ведет к катастрофе. И это воспевается в песнях.

– Вообще есть предположение, что лучше быть одному. Так проще.

– Да. Только не надо забывать, что одинокий человек – это человек глубоко больной, потому что он не общается. Ведь человек – социальное существо, он не может не общаться. И лишение общения приводит к тому, что человек не просто становится одиноким, он очень быстро начинает болеть, у него очень быстро возникают проблемы. То есть вообще одинокий человек ведет непродолжительную жизнь. Одинокий человек долго жить не может.

– А творчество может помочь больному человеку?

– Конечно. И в этом очень большая роль творчества. Мы знаем совершенно замечательные примеры, когда творчество излечивало человека от самых страшных, с нашей точки зрения, болезней. От онкологии, например. Человек через творчество уходил от этого. Если человек шел в болезнь, переживал, постоянно думал о смерти, думал о том, что он больной, то, как правило, все очень быстро заканчивалось. Но если человек в этот период решает изменить себя и вспоминает, что есть сильнейшая вещь богоподобия в виде творчества, он преодолевает даже такие страшные болезни, как онкология.

Творчество – свойство здорового человека. А вот отсутствие творчества, определенная умственная лень, малоподвижность жизни, как правило, приводит человека к невротическим состояниям, к состояниям депрессии, печали. Поэтому надо выбирать, что тебе хочется вообще в этой жизни испытать. Тебе хочется испытать яркие впечатления, прекрасное самочувствие, возвышенные чувства? Или тебе хочется пребывать в ленивом, депрессивном, излишне спокойном, даже уже не теплохладном, а просто хладном состоянии? Выбор у каждого человека, естественно, свой. Каждый выбирает то, что ему больше по душе.

– Вы заговорили о выборе. Наверное, я не ошибусь, если скажу, что в том числе и Евангелие говорит, что человек свободен в своем выборе.

– Безусловно, человек свободен. Но он свободен делать добро или зло? Вот об этом надо поговорить. Как учат детей? Собственным примером. Показывают им красоту либо, наоборот, приучают их к ругани, неприятию друг друга с постоянным раздражением, при сложных, отрицательных отношениях и так далее.

Давайте выйдем на природу. Мы увидим небо, дали, реки, леса – прекрасную, замечательную природу. Чему она учит – добру или злу? Безусловно, Господь, давая человеку свободу, дает одновременно ему и образец, где и как пользоваться этой свободой. И вот природа является как раз тем примером, который мы должны воспринять. Природа нас злому, недоброму, греховному не учит.

Да, понятно, что человек свободен. Он может выбрать зло, гнев, обиды и так далее. Но этому Господь его не учил, к этому свободу Он не направлял. И все-таки целесообразно выбирать то, что нам указал Господь, – то прекрасное, что Он нам оставил как пример. Через что Он нас воспитывает? Через это. Как добрый Отец, воспитывающий своих детей, Он нам показывает: «Вот что Я сделал, и вы идите и творите такожде». То есть делайте красиво, приятно; делайте в любви, в добре.

– Батюшка, Вы заставили меня задуматься над вопросом, откуда же тогда рождается это зло, которое мы творим вокруг себя? Ведь мы каждый по своим силам, но творим его практически в ежедневном режиме: словом, делом, помыслом или бездействием... И мы даже не воспринимаем это как зло, мы воспринимаем это как нормальное, обычное явление.

– К сожалению, это так. Дело в том, что наши душевные глаза закрыты, мы не видим того, что должны были бы видеть. Конечно, мы видим то, что происходит вокруг нас, и нас это вполне устраивает, но душевные глаза наши закрыты. Наш душевный взор никуда не обращен, он ничего не видит. Потому что когда открываются душевные очи у человека, он начинает видеть прекрасное (чего в обычной жизни мы не находим). Он начинает в этой жизни выискивать что-то красивое, что-то свидетельствующее о духовном, что-то свидетельствующее о высоком душевном. То есть человек даже среди этого мира начинает находить то красивое, то замечательное, что есть все-таки в этом мире.

Буквально вчера я услышал такую фразу, что почти половина населения России летом устремляется в путешествия. Это хорошо. То есть вольно или невольно люди приобщаются к той природе, которую создал Господь; из окна вагона, машины, самолета они все равно видят это.

Другое дело, что мы даже отдыхать толком не умеем, потому что приезжаем на природу и такое оставляем после себя, что в это место потом уже приехать нельзя. Это, конечно, наша беда. Это как раз неумение общаться, неумение ухаживать за природой, неумение любить природу. А мы-то сами кто? Мы ведь природные существа. Если мы не любим природу, значит, мы не любим людей, так получается. И это как раз свидетельствует о том, что душевные глаза наши, к великому сожалению, закрыты.

И только попытка сделать что-то доброе, что-то милосердное, сотворить добро позволяет нам приоткрыть эти глаза. А потом открыть их. А потом широко взглянуть на мир и увидеть, что кроме этого материального мира есть еще огромный совершенно потрясающий духовный мир. Вот что мы можем сделать через творчество. Главное – начать, попробовать. У каждого есть этот потенциал, мы просто его не используем. А возможности у нас совершенно неограниченные.

– Отец Сергий, Вы говорите, что мы можем начать, попробовать. И раньше были высокие образцы творчества, культуры. Получается, что сейчас картина мира изменилась? Или человек изменился?

– Картина мира сама по себе не изменилась. В центре, как всегда, испокон веков, стоит Господь Бог. Мы все находимся по окружности и должны устремлять свои глаза в центр, к Богу. Но человек изменил представление об этом мире. Это началось давно. Вспомните ветхозаветные времена, когда люди создали золотого тельца, танцевали вокруг него и радовались. Уже тогда они изменили правильное представление о мире. Когда Моисей получил скрижали, принес их народу, он увидел совершенное безобразие: в центре всего стоял золотой телец.

Прошло много веков, и в центре, вместо Бога, человек попытался установить себя. Гуманизм: все для человека, все ради человека, в центре всего мироздания – человек. Вообще говоря, недолго просуществовал этот кумир, этот идол. И сейчас мы видим повторение ветхозаветных времен, только немножко в другом качестве: не золотой телец, а золотые тельцы, целое стадо золотых тельцов поставлено в центре мироздания. Там и олигархи, там и состоятельные люди. Сейчас ведь идет серьезный разговор о мировом правительстве, о «золотом миллиарде». Вот этот «золотой миллиард» и поставлен сейчас в центр Вселенной. А мы, русские, конечно, не войдем в «золотой миллиард». Сейчас уже подсчитали, кто туда войдет. На сегодняшний момент туда входят Соединенные Штаты Америки, Евросоюз и Япония; в совокупности это миллиард людей. Я думаю, что это изменится со временем, но на сегодняшний день эти страны там. А мы где? А мы, видимо, как ветхозаветные люди, по мысли этих теоретиков, должны танцевать вокруг этого золотого телячьего стада...

– С устремленными горящими глазами и с надеждой попасть туда.

– Да, поклоняясь им. И своим детям мы будем говорить: «Вот они, золотые тельцы. Вот кому надо подражать! Вот к кому надо стремиться!» То есть вот к чему идет вообще вся эта идея.

Представления мира сейчас, как видите, очень изменились. Хотя на самом деле все остается по-прежнему: в центре мира стоит Бог, и совершенно понятно, куда нам надо устремлять свои глаза, на что надеяться. Единственная наша помощь – устремление к Богу. Видите, как все меняется в представлении человеческом; не в настоящем мире, а в человеческом представлении. К великому сожалению, на сегодняшний день это так.

– Допустим, это так. Но, например, я не хотел бы, чтобы мои дети были в числе тех, кто танцует вместе с другими, и были устремлены своими взглядами к этому материальному миру.

– Я бы тоже хотел, чтобы мои дети, внуки и правнуки не были устремлены туда. Но для этого надо воспитывать детей с раннего детства. Даже не с раннего детства. Уже когда ребеночек находится в утробе матери, надо начинать целесообразное, умное воспитание. Чтобы он не слышал раздоров в семье, каких-то криков, ругани. Ведь ребенок в утробе прекрасно все слышит. Он не видит, но он все очень хорошо слышит и все запоминает. С той поры, как у ребенка внутриутробно начинает образовываться нервная система, у него есть это качество – память, и он запомнит все, что делается вокруг маминого животика: все наши неурядицы, какие-то недовольства. Он уже заранее думает: куда же это он попал? Если же ребеночек слышит, как мамочка поет песни, как играет хорошая музыка, как рядом воркует баском папа, – это совершенно другое восприятие. Ребенок уже с этого времени начинает воспитываться.

Конечно, мы делаем огромный грех, огромную неправильность, когда ребенка от себя отстраняем и говорим: «Вот тебе планшет, сотовый телефон,  играй и не мешай нам». Потому что это означает исключение ребенка из настоящей жизни, из настоящего восприятия. До 10-летнего возраста ребенок запоминает буквально все, у него абсолютная память. Если до 10-летнего возраста мы ему не расскажем интересно об этом мире, не расскажем, как этот мир работает, откуда этот мир взялся, дальше ему никто не скажет об этом. Родители должны обязательно об этом сказать.

Причем если мы обратимся к опыту воспитателей (в прошлом у нас были совершенно замечательные воспитатели), то увидим очень интересную вещь: они воспитывали ребенка через чудо. Почему у нас такое изобилие сказок, различных былин? Через них ребенок приобщается к чуду: он понимает, что чудо возможно и в принципе достижимо. Тому же Ивану-дураку доступно чудо. Если Ивану-дураку это доступно, то почему мне, мальчику, уже умеющему читать и писать, недоступно?

Приобщение к чуду – это великая вещь. Ребенок не только начинает понимать, что чудеса в мире есть, но он начинает понимать, что сам тоже может приобщиться к этому и сотворить чудо. Но для этого нужно с ребенком заниматься, вместе с ним делать что-то необыкновенное, что-то из ряда вон. Я очень хорошо помню, как моим внукам не хватало обычных сказок. И они мне говорили: «Дедушка, расскажи сегодня свою сказку». – «Про кого?» – «Про тапочки». И я выдумывал сказки про тапочки: какие у них между собой отношения, любовь, теплота, как потом рождается пара маленьких тапочек. Они были очень довольны! А потом они и сами стали сочинять, выдумывать сказки. И это признак того, что они мысленно представляют себе, что чудо возможно, достижимо.

Сейчас внуки уже подросли и занимаются серьезными научными проектами, причем это проекты, которые признаны на Всероссийских конкурсах. Вот так, с маленького чуда, развивается потом творческий человек. И конечно, если бы в школе вот так было построено не просто обучение, а именно воспитание, мы получали бы неизменно талантливых людей.

Скоро я опять буду в Москве на Всероссийской конференции, где соберутся сотни талантливых ребятишек. Сотни. Но их же миллионы. Где остальные? К великому сожалению, на сегодняшний день мы имеем не очень много талантливых детей, хотелось бы намного больше.

Если в детстве есть триада: родители – ребенок – чудо, то в школе должна быть тоже триада: преподаватель – ребенок – родители. Вот эта троица любые творения, любые поручения, любые задачи может выполнить на творческом уровне. Это воспитание известно давным-давно, просто его надо реализовать, мы его не реализуем. Мы живем в суете всяких ненужных, мелких, никчемных дел, что на детей уже не обращаем внимания. Сидит ребенок со своим планшетом (часами сидит!), и нам хорошо – мы занимаемся своими делами. Он нам не мешает, и мы ему не мешаем. Не мешаем ему уходить в виртуальное пространство, которое жизнью не является, которое учит его агрессии, учит кого-то убивать, что-то захватывать.

Поэтому, конечно, современное воспитание нуждается в огромной перестройке. Но прежде всего это зависит от нас, потому что ребенок всегда учится у своих родителей. И если мы желаем, чтобы наш ребенок был свободен в творчестве, мы сами должны быть творческими людьми. Нужно переломить себя, выйти из этого круга бесконечной суеты и вместе с ребенком заняться творчеством. У каждого есть талант, надо только его найти.

– Современная жизнь очень комфортная. У нас есть возможность проявлять себя в самых разных сферах. Вот этот избыток всего, в том числе материальных благ, создает прекрасные условия для того, чтобы жить, не оглядываясь...

– Так, конечно, можно жить, но только это будет просто жизнь. Обратите внимание на слова Спасителя: «Я пришел для того, чтобы вы имели жизнь, и имели с избытком».

– А что это значит?

– Избыток – это как раз то, что подразумевается под творчеством. Да, мы имеем возможность жить, Господь дал нам жизнь. Мы живем, у нас все есть. Тогда спрашивается: а чем мы отличаемся от животных? Они тоже живут, и кстати, неплохо. У лягушки, например, и комаров достаточно, и болото теплое, и удовольствие какое-то есть. Особенно когда она наловит много комаров, приятно, наверное, у нее в животике становится...

– А вечерком можно поквакать.

– Да. Это же прекрасно. Вот это жизнь довольного существа. Если нас устраивает такая жизнь – давайте будем жить так, как лягушки или еще какие-то животные, у которых, в общем-то, все нормально, всего пока хватает. Вот это просто жизнь.

А жизнь с избытком – когда ты чувствуешь в себе творца. Когда ты имеешь возможность что-то изменить в своей жизни, изменить внутри себя, создать семью, воспитать ребенка. И правильно воспитать ребенка, в творчестве воспитать. Когда ты можешь дать что-то людям: свое милосердие, добро, добрые слова. Вот когда ты творишь добро вокруг себя, мир вокруг себя – это и есть жизнь с избытком; это как раз то, что является настоящей человеческой жизнью. (Потому что есть еще другая жизнь – жизнь во грехе.) Жизнь с избытком не просто свойственна человеку, она доставляет ему наибольшее удовольствие, и счастье возможно только таким путем.

Но такая жизнь возможна только в вере. Потому что настоящую красоту мира можно увидеть только молитвенно. Знаете, когда я бываю на рыбалке и когда оказываюсь наедине с природой, я ничего не могу петь, кроме молитв. Настолько потрясает душу этот прекрасный вид, что вызывает молитвенное состояние. И молитвенное состояние вызывает вот такое чувство в душе.

Поэтому когда мы говорим о красоте и нам хочется приобщиться к ней, когда мы говорим о любви и нам хочется приобщиться к ней, мы это можем сделать только через веру – нет другого пути.

– Вы упомянули, что есть и другая жизнь – жизнь в грехе, во зле. Что это значит?

– Очень давно, еще в IV веке, Григорий Нисский как раз выразил эту мысль. Ведь Господь создал все доброе: мир в добре, природу в добре, человека в добре. Дал человеку добрую душу, доброе состояние. Если мы говорим о жизни во Христе, о жизни, которую дал Бог, – в ней зла нет. Григорий Нисский сказал о том, что человек, который грешит, грешит в том, чего нет: он делает зло, а ведь зло-то не создано Господом. Поэтому во время своего греха человек выпадает из того мира, который создал Господь.

А чем является тот мир, который не создан Богом? Смертью. Значит, когда мы грешим, мы выпадаем из мира добра в смерть, и это не может нам засчитываться как жизнь. Наша жизнь – это жизнь в добре, в милосердии, в любви; эта жизнь – настоящая. А жизнь в грехе – это жизнь в смерти. Недаром же есть хорошее выражение: «Не умирай, пока живешь». Так вот, если мы будем совершать греховные поступки, мы будем подобны смерти.

К великому сожалению, люди страстны. Люди не могут преодолеть свою пагубную страсть. Например, гомосексуалисты находятся в страсти. В ней же находятся люди, которые не могут отвязать себя от алкоголя, люди, зависимые от табака. Те, кто живет в так называемом гражданском браке. Ведь этот брак не благословлял Господь, и это называется прелюбодеянием. Но люди упорно так живут. Возникает вопрос: они где живут? где они пребывают в это время? Выходит, они выпали из этого мира и пребывают где-то там. И потом, когда они предъявят свою жизнь Господу, эта жизнь будет коротенькая.

Есть в песне такие строчки: «Есть только миг между прошлым и будущим, именно он называется жизнь». Так вот, от нас зависит, миг этот будет длинным (когда мы живем в лучах Господа, по Его заветам) или очень коротким; может быть, даже подобным точке, если мы живем и пребываем в страсти и не желаем из нее выходить. Мне кажется, это страшное состояние. Чего мы желаем себе, нашим детям? Наверное, однозначно можно ответить – мы желаем жизни, настоящей жизни. А если это так, то надо подумать, что мы делаем, что мы творим.

– Можно ли, продолжая Вашу мысль, сделать некий вывод или предположение, что если мы в своей земной жизни чаще и больше находимся вне ее, то есть в смерти, то в итоге мы себя обрекаем и в дальнейшем на такую же жизнь?

– Знаете, я не берусь говорить о том, где мы окажемся, я не знаю. Но то, что ценность этой жизни низкая, это совершенно понятно. И когда мы явимся на Страшный Суд и ангел-хранитель (как мне представляется) принесет некий сосуд с нашими ценностями, с тем, что мы накопили в жизни, то не окажется ли так, что он будет пуст? Это очень страшно.

– Что тогда нам делать? Как быть?

– Творить! Это единственное, что человеку доступно, что ему свойственно: творить в любой момент своей жизни. Конечно, много мы потеряли, много в нашей жизни было всего, наверное, не очень хорошего, за что и стыдно будет, и отвечать мы за это станем. Но у нас всегда есть возможность исповедать свое состояние, отказаться от него и через исповедь, соборование, через причастие выйти на новое. Недаром в православии  считается, что исповедь и причастие приравниваются к новому рождению, к крещению человека.

Поэтому, пройдя искреннюю исповедь, когда мы со слезами признаем свои ошибки в этой жизни, поклянемся перед Господом отказаться от них и выполним эту клятву, мы можем начать жизнь заново. И в этой жизни мы уже должны стать безусловными творцами. Безусловными творцами добра, любви, милосердия, то есть того, что нас подвигает к Богу. Посмотрите, ведь солнечный свет светит не в одно место, лучи разбегаются в разные стороны. И каждый  луч – это добро, это солнечный свет.

Точно так же любовь Божия: она приходит сюда и воплощается в разных делах. Мы можем выбрать любой луч из этого света и идти по этому лучу. Мы можем стать милосердными. Мы можем сотворить какое-то доброе дело. Мы можем сотворить какое-то художественное произведение. Мы можем написать какие-то стихи. Пусть они будут несовершенными – это абсолютно неважно, потому что Бог ценит даже то несовершенное, что сотворил человек, пытаясь подражать Его творчеству, стремясь к идеалу.

Вот, например, ребенок нарисовал рисунок: не очень красивый, страшненький, но он же сам его делал. Он его передает маме и говорит: «Мама, посмотри, какая ты красивая у меня!» И это ценно. Пусть мы не совсем совершенны – это понятно. Совершенство только у Бога. Мы можем только попытаться что-то подобное сделать для себя, как мы это представляем, как мы это можем. Причем с каждым разом у нас будет получаться все лучше и лучше, и, может быть, как раз это окажется талантом в нашей жизни.

Очень знаково, когда пожилые люди, выйдя на пенсию, вдруг начинают вышивать, рисовать, писать стихи, какие-то рассказы, вообще начинают заниматься творчеством уже в этом возрасте. Это прекрасно! Они идут правильным путем. Особенно если они еще верят в Бога, получают любовное питание, пищу от Бога. И очень часто такие пожилые люди достигают серьезного прогресса и серьезного успеха.

– Батюшка, мы подошли к завершению нашей очередной программы. У нас есть немного времени, чтобы подвести итог.

– Итог только один. Человеческое творчество возможно только в вере. Нельзя творить, когда тебя крутит вихрь мирской жизни, когда он ставит тебя то в одно положение, то в другое. Нельзя в этом состоянии творить. Творить человек может, только твердо стоя на камне веры, спокойно глядя вокруг себя, видя, куда идти. Только тогда человек будет творить то, что ему дано Богом, заниматься чисто человеческим делом – творчеством, которое дано нам как богоподобие. Только в этом состоянии человек может реализовать свое предназначение на земле.

– Батюшка, благодарю Вас за эту программу. Помогай Вам Господь и в служении, и в научной деятельности, и на творческой стезе. И, конечно, мы всегда рады видеть Вас в нашей студии.

– Спасибо большое!

Ведущий Тимофей Обухов

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы