Беседы с батюшкой. С протоиереем Димитрием Смирновым

5 апреля 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
На вопросы телезрителей отвечает протоиерей Димитрий Смирнов, настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской (Москва).

(В расшифровке сохранены некоторые особенности устной речи)

– Здравствуйте, дорогие братья и сестры! Поздравляю вас с днем памяти преподобной Марии Египетской.

– Конечно, удивительная женщина – преподобная, явившая нам такой образец покаяния, к которому Господь призывает и каждого человека. Церковь уделила ей целое воскресенье Великого поста. А почему? Хотя есть в нашей истории тоже замечательные женщины-подвижницы, которые тоже именуются и преподобными, и блаженными, но именно ее Церковь избрала.

– Я думаю, что ее жизнь поразила всех. Потому что она прошла очень большой путь: от минуса до нуля, а потом от нуля в плюс и в бесконечность, если взять числовую ось. И, конечно, результат совершенно дивный. Поэтому она в этом смысле совершенно уникальна, никто таким не может похвастаться... Самое обычное, когда человек с детства стремился к Богу...

– Жил в благочестивой семье, был научен...

– Да, поэтому он уже с плюса начал действовать, то есть в нем накопилась память о научении отца, матери, он был поставлен на этот путь. А она вышла из самого низа общественной жизни. То есть ей приходилось сначала преодолеть все свои страсти, а уже потом собрать добродетели. Поэтому, думаю, ее поставили в Церкви столь высоко.

– Многие люди, как и она, начинали с минуса. Потому что советское общество не давало церковного воспитания, многие вышли из нецерковных семей, и людям пришлось этот путь пройти. Таких немало. И кто-то остановился и смутился: «А смогу ли я? А возможно ли это? А простит ли Бог те мои бесчисленные прегрешения, которые были в жизни?»

– Многие люди как-то за Бога принимают решения. На самом деле в этом есть только оправдание собственной лени...

– В продолжение нашей темы такой вопрос: «Истинный христианин, по моему мнению, должен отдать жизнь за ближнего не задумываясь, тем самым как бы обеспечив себе место в раю. Но не будет ли такой поступок эгоистичным по отношению к жене, детям, которые останутся без отца? Правильно ли ставить в приоритет спасение своей души, не задумываясь, как будет существовать семья, кто будет воспитывать детей?»

– Вообще «не задумываясь» – это не по-христиански. У христианина должны все время работать голова и сердце. Никаких автоматических поступков...

– Человек усмотрел в этом некий эгоизм.

– Во-первых, у Бога сирот нет. Так что если уж человек пострадал за Христа, Господь всегда поможет его ближним. И на них очень благотворно отражается, что у них папа герой.

– Вопрос телезрительницы: «Я в этом году первый раз в жизни соблюдаю пост, хотя мне уже 61 год. Прочитала Евангелие. Последние годы  причащаюсь на Страстной седмице обычно в четверг. Но у меня с мужем постоянно нелады: слова не скажи – сразу бросается в скандал, нет в душе у меня спокойствия. Хочу  спросить: не повредит ли мне, что я опять пойду на Страстной седмице исповедоваться и причащаться?»

– А в чем мотив такого его поведения?

Телезрительница: – Он в 2012 году закодировался от алкоголизма; может быть, это идет каким-то мотивом. Из-за всего скандал. Такой (может, и смешной для вас) бытовой пример. Стоит один электрический чайник  – он второй рядом включил. Я говорю: «Мне он мешает около раковины». И началось! Из-за всего, что ни скажи. Человек неадекватный. Я говорю: «Тебе надо лечиться, давай сходим к психиатру». – «Нет, иди сама».

– Теперь понятно. Дело в том, что алкоголизм – это психическое заболевание. Если бы он пошел к врачу, ему бы прописали лекарства, которые ему реально помогли бы. А так, конечно, одно из проявлений алкоголизма – алкогольная агрессия. Она практически у всех бывает. Вам нужно как-то  приспособиться, найти какие-то приемы, уйти на службу раньше, потихонечку. В некоторых храмах в Великий Четверг служат раннюю службу (например, в нашем). Пораньше встать, тихо одеться и выскользнуть. Не надо лишать себя Причастия. Чего ради?

– Такой вопрос: «Слова Патриарха, сказанные в проповеди в прошлое воскресенье, с призывом молиться дома, построены на заботе о людях. В то же время просьба не посещать храмы лишает нас возможности исповедоваться и причащаться в такой сложный период. Я хорошо помню Ваши слова (когда власти Италии закрыли храмы), что причащаться нужно обязательно, в этом спасение. Теперь я в замешательстве: как быть нам, мирянам, которые хотят посещать храм в этот период?»

– Во-первых, то, что я процитировал «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви», – это, конечно, относится не к Италии, а к тому, что у нас нет никакой власти таким образом воздействовать на итальянское правительство. Но мы должны об этом знать. Потому что «Основы…» – это символическая книга Русской Православной Церкви. Но там еще сказано, что такое решение должен принять сам Патриарх. Ситуация меняется. Тогда было только начало эпидемии, Россию она практически не затронула – это одна ситуация. А другая ситуация, когда православный храм находится в какой-то стране, где наша Церковь храм просто арендует; в любой момент его могут отобрать навсегда, тогда прихожане вообще лишатся всякого храма. Поэтому всегда лучше все взвесить, подумать, не действовать по схеме.

Я давеча сказал, что голова должна работать, поэтому тут нет противоречия. Патриарх призвал к этому, потому что ситуация назрела и графическая экспонента по заболеваниям у нас пошла вверх. Стали заболевать священники (мой хороший друг-священник сейчас лежит в больнице на вентиляции легких, и мой старинный многолетний друг сейчас лежит в коме, в реанимации, в очень тяжелом состоянии, которое отягчено еще диабетом). Такого месяц назад не было. То есть я про то, как развивается эта инфекция, вообще ничего не знал. Сейчас я вижу по графику – нарастает. И еще будет нарастать. Та ситуация, которая у нас сейчас в стране возникла, требует очень большого внимания. Поэтому я даже отдал распоряжение, чтобы все священники исповедовали в масках тех людей, которые пришли в храм. Их очень небольшое количество, но риск существует, ибо самое лучшее средство – это сидеть дома. Лучше карантина нет никакой защиты.

– Впереди у нас Страстная седмица, на которой люди привыкли быть в храме. Многие даже брали отпуск, чтобы быть в храме.

– Да, для человека все привычно. Я в церковь хожу пятьдесят лет, и для меня привычен как пост, так и постоянное причащение на Страстной седмице. Но я тоже пересмотрел эту привычку. Мне помогло, что я полежал в больнице, немного ослаб, легче идти не на подвиг, а, наоборот, на отдых. Так что приспособлюсь к этой ситуации. Поэтому нужно обязательно взвешивать ситуацию, не брать с собой деточек. И то, что человек может высказать о Святых Христовых Таинах, я это знаю смолоду. Все, что говорили о Евхаристии святые отцы, я прочел еще тогда. А память была хорошая, я помню это до сих пор. Как сказал Иоанн Златоуст, Трапеза Господня – это пища орлов, а не галок. Как здорово сказано!

Поэтому надо относиться к этому со всей серьезностью и понимать, взвешивать, как в этом участвует наша семья, все оценивать. Потому что на самом деле все равно решение принимаем мы сами. И мы должны нести всю полноту ответственности, чтобы не говорили: «А нам не сказали, а мы не знали...» Всем всё сказали, и уже все всё знают. Пока я был в больнице, у меня был включен телевизор, я специально смотрел, о чем бурлит общество. Наелся всякой информации.

– Пока беда в стороне от семьи, от дома, человек считает, что обойдется...

– Может, и обойдется. Но наш национальный лидер говорит: надеяться на русское "авось", конечно, не очень солидно.

– Вопрос телезрителя: «У моего брата будет сорок дней на Страстную пятницу. Могу ли я пригласить батюшку или чтеца на сорок дней, как полагается?»

– Конечно. Сорок дней – это важный день. Если выпадает на девятый день, мы его пропускаем, а сорок дней – обязательно можно и батюшку пригласить. А почему бы Вам самому не почитать? Вы что – не разумеете по-славянски? А когда же Вы разберетесь с нашей древней грамотой? Как-то это странно.

– Почему тексты из Апокалипсиса не читаются в храмах во время служб?

– Апостол сказал, что всякое пророчество должно иметь толкователя, а у нас не так-то много толкователей. Еще с глубокой древности Апокалипсис перестал читаться в храмах.

– Из-за его непонятности для людей?

–  Церковь увидела, что всякие толкования доходят чуть ли не до кощунственных вещей. Я знаю одну женщину, которая так толкует Апокалипсис, что у меня от этого волосы начинают выпадать (и без того редкие). Она уверена, что вот это и это написано прямо про нее. И ничего тут не сделаешь, это превращается в заболевание. Чтобы уметь толковать, нужно иметь духовное рассуждение. А духовное рассуждение могут иметь только такие люди (особенно из женщин), как Мария Египетская. А кто такого подвига не прошел, тот не стяжал такую меру Духа Святого.

– Не случайно Апокалипсис венчает книги Библии.

– Конечно, не случайно.

– То есть для того, чтобы к нему подойти и его уразуметь, нужно изучить всю Библию до него.

– Да, нужно это глубоко усвоить, а не отрывочно и только на основании слов, которые отражаются у человека в уме, и он начинает всякие свои представления озвучивать.

– Это все равно что прочитать эпилог к книге и по нему сделать выводы о самой книге.

– Да, совершенно верно, очень хороший образ.

– Следующий вопрос: «Поясните, пожалуйста, что такое борьба с грехом и как в этой борьбе не потерпеть поражение?»

– Борьба с грехом заключается в двух вещах. Это борьба с существами, которые были низвергнуты Архангелом Михаилом с небес: это враг рода человеческого дьявол и те, кто ему служит, бывшие ангелы небесные, а сейчас те, которые нас атакуют в воздушном пространстве. Род сей, как сказал Господь, изгоняется молитвой и постом. Каждый человек, который желает избавиться от греха, изо всех сил своей воли старается не поддаться на искушения, которые предлагают ему эти существа. Это первая часть. А вторая часть – он непрестанно молится Богу, чтобы Бог ему в этом помог. Из этих двух составляющих происходит борьба.

– Мы видим, что отдельные люди в этой борьбе вышли победителями, как Мария Египетская, а большинство из нас падает.

– Большинство из нас просто об этом не знают. Я заметил (почти каждому об этом говорю), что человек как бы не слышит. По своей гордыне он погружен в себя и просто не слышит. А если услышал – начинается процесс очищения. Это же не я придумал, а Сам Господь в Евангелии сказал.

– Но все-таки большинство людей, ходящих в храм, Евангелие читали хотя бы один раз и многие вещи знают.

– Многие вещи знают, но это то, что отразилось в уме как наиболее яркое. А это как бы сказано вскользь. Ученики подошли и говорят: «Почему мы не смогли?..» Господь отвечает: «Род сей изгоняется молитвой и постом».

И еще. В древних списках Евангелия слово «пост» отсутствует по какой-то причине. Так бывает: в древних рукописных текстах что-то отсутствует. Поэтому, может быть, и было мнение, что нужно вообще просто молиться Богу об избавлении – и этого достаточно, если не хватает сил самому человеку противодействовать силой своей воли против дьявола. Это вообще упрощает дело.

– Если человек себе позволяет грех, то как Бог может его в этом остановить? Это будет уже тогда насилие.

– По молитве.  Насилие есть насилие, и не надо его делить на домашнее, трамвайное, ресторанное. Всегда милиция должна принимать меры. И не надо выделять домашнее насилие, разрушая семью. Иначе обязательно будут злоупотребления, какие есть во всех странах Европы и Америки.

– Тогда возникает такой вопрос: «Почему Бог меня не избавит от греха? Я Ему молюсь, прошу, плачу, мне плохо...»

– Чтобы сварить щи, нужно какое-то время. А духовная жизнь – это не щи варить. Надо явить Богу свое смирение, терпение, усердие и свое желание достичь Царства Небесного. Бог все видит, все оттенки движения души человека. И не надо Его подгонять.

– Как раз следующий наш вопрошающий спрашивает: «Почему человек не сразу освобождается от тех грехов, в которых кается, а порой на это уходит вся жизнь?»

– Да. А почему человек не сразу отбрасывает от себя грех, а кувыркается в нем десятилетиями?

– Потому что больше возлюбил тьму, чем свет.

– Вот, совершенно правильно. Бог же видит, как возлюбил, насколько сердце заполнено. Желание – это всё разговоры, а нужны действия.

– Вопрос телезрителя: «Как можно встречать Пасху дома во время карантина?»

– Многие мои знакомые во время Пасхи сидели в концентрационном лагере, их отпустили после смерти вождя народов и корифея всех наук. И они Пасху встречали. Не всегда в группе заключенных оказывался священник. Встречали с открытым сердцем, молились Богу, пели пасхальный тропарь. Вот так. По-всякому можно.

– А сейчас через телевизор или Интернет можно просто побыть на богослужении, принять участие в нем.

– Конечно. А можно взять пасхальное последование и всю Пасху пропеть. Разные существуют варианты.

– Вопрос: «Как поступить, если я обидела человека, сказав ему правду? Просила прощения, но так и не поняла, простил он меня или нет».

– Сделать какие-то усилия, чтобы это понять.

– Зачастую человек себя оправдывает: «Но я же правду сказал», – а эта правда вызвала такую обидную реакцию.

– Бывает.

– «За что я буду просить у него прощения? Я же не лгу».

– За то, что не подобрал к нему определенного ключика. Прежде чем сказать человеку что-то в лицо, всегда сперва нужно представить: если я скажу ему это, какая будет реакция? Если отрицательная, то сказанное не возымеет никакого действия.

– Вопрос: «Господь даровал мне веру. Подскажите алгоритм действий, чтобы и вся моя семья обратилась ко Христу».

– Если обращение к вере будет таково, что поведение, слова, чувства и мысли преобразятся (по-христиански), то, конечно, не может стоять город наверху горы и укрыться: обязательно заметят. Если все домашние это увидят и оценят как положительные изменения, то это будет служить для них стимулом тоже стать такими.

– Но люди чаще свидетельствуют о том, что обращение одного человека из семьи ко Христу вызывает сначала недоумение, потом недовольство, а иногда и ненависть.

– И такое бывает.

– И тут мы сталкиваемся с тем, что враги человеку – домашние его.

– Да.

– Начинается противостояние, и чем смиреннее ведет себя человек, тем агрессивнее его домашние.

– И так бывает. Эта ситуация называется антиномией.

– Здесь уже никакими увещеваниями не поможешь.

– «Терпение и труд все перетрут». Гениально сказал русский народ.

– Когда святитель Николай Японский, будучи еще молодым священником, приехал в Японию, один самурай поклялся его убить. Но святитель так его принял, что впоследствии этот самурай стал первым японским священником. Меня это потрясло.  Любовь святителя к человеку превратила самурая из врага святого в одного из вернейших его последователей.

– Такие случаи бывали. С Макарием Великим, например.

– Такое ощущение, что это удел великих людей.

– Великих в своей благодатной святости.

– Если вера будет такова, что Дух Святой поселится в человеке…

– «Вокруг спасутся тысячи», по слову преподобного Серафима Саровского. И вокруг святителя Николая Японского тысячи спаслись и спасаются до сих пор.

– Батюшка, хочется достичь такого состояния души: чистоты, веры…

– «Хочется достичь» – это просто мечтательность. Этого, плывя на лодочке по течению и любуясь берегами, не достигнешь. Нужно грести против течения, против ветра, несмотря на плавающие коряги, рифы.

– На какое-то время тебя хватает, а потом руки начинают опускаться.

–  Отдохнуть можно. Сам Господь Своим ученикам говорил, что они должны малость отдохнуть. Это есть в Евангелии.

– Но тут начинает колебаться вера.

– Когда ты спишь, у тебя вера колеблется?

– О нет, батюшка! Ничего не колеблется. (Смеется.)

– Вот. А это и имеется в виду: устал – поспи.

– Те, кто нападает, не просто ругают. Они приводят всякие аргументы, стараются разрушить веру.

– Эти аргументы смешные. Это равносильно тому, что какой-то человек будет доказывать музыканту, будто классическая музыка – скучнейший из шумов. Две совершенно разные области!

– Вопрос: «Какой вред душе может принести откладывание денег?»

– Симеон Новый Богослов однажды сказал: «…имеющий отложенные деньги не может надеяться на Бога». Сребролюбие – это идолопоклонство.

– Сейчас многие люди столкнулись с тем, что отсутствие каких-то накоплений ставит их в ситуацию «как выжить?» Работа потеряна, сбережений нет...

– Это всё мечты. Им кажется: бесы страшные картинки рисуют.

– Чтобы ввести их в уныние. И вот люди начинают рассуждать: «Хорошо бы был запасец. Мы бы пережили этот месяц».

– Хорошо бы. А можно и милостыньку попросить. Попросить не 800 долларов до следующего месяца, а горсточку крупы. Человек сжалится и скажет: «Сейчас я тебе вынесу».

– Особенно если в семье есть дети, можно даже и не просить: люди сами понесут. Мы сейчас это видим.

– Вопрос телезрительницы: «Известно, что гордыня – грех. Недавно я услышала, что гордость – это грех. Мне раньше казалось, что гордыня – смесь высокомерия и упрямства, а гордость может быть за армию, наших поэтов, архитекторов... Есть даже выражение: национальная гордость. Может быть, я ошибаюсь? Или действительно гордость и гордыня – одно и то же?»

– Мне кажется, гордость – начало роста гордыни в человеке, а гордыня – это венец гордости. В советское время в русском языке возникло новое значение слова «гордость»: как Вы сказали, гордость за армию, страну, ее историю и так далее. Это совсем другое чувство: мы испытываем очень сильную эмоциональную радость по поводу того, что родилось в нашей стране. Вот я, например, испытываю гордость за то, что вертолет изобрел русский человек или что Юрий Алексеевич Гагарин полетел в космос. Очень симпатичный парень!

В контексте мы видим, о чем речь. Не то чтобы я нос задираю. Я хоть и освящал космические корабли, но в космос боюсь летать. Даже если бы мне предложили, я бы отказался. А моя жена вообще бы это не пережила.

Но за людей, создавших своим умом и руками такие аппараты, которые летают незнамо куда и еще и возвращаются, тому, что к этому причастны мои соплеменники, – я очень рад. Но это совсем другое чувство: у него другая окраска, хотя слова звучат одинаково.

– Батюшка, а гордость за своих детей – это греховное чувство?

– Здесь надо быть осторожнее: если дети хорошие,  родители начинают приписывать себе то, в чем дети себя проявили. Этого все равно недостаточно.

– Каждый родитель считает, что это его воспитание, забота.

– А тут еще другие факторы: Сам Господь Бог, наши предки и так далее. От воспитания зависит не все. Недаром очень часто можно услышать в семье такую фразу: «Ну вылитый дед!» Значит, это уже не твое, а дедово.

– Да, порой в детях проявляется такое.

– Конечно. Поэтому в отношении детей нужно быть скромнее. Вообще чем скромнее, тем лучше.

– А собственные достижения в жизни? Человек хотел бы, чтобы это заметили другие…

– Для этого медали есть: повесь – и ходи.

– Вряд ли это будет полезно для души.

– Да, не очень. Я пару раз надевал (начальство велело) – как-то неловко себя чувствовал.

– Вопрос: «Апостол призывает все делать во славу Божию. Как это? Например, я мою полы, готовлю, убираю все-таки для себя, детей, семьи. А почему “во славу Божию”?»

– Моешь полы – оторвал от тряпки голову, поднял глаза: «Господи! Для Тебя тружусь, чтобы Ты посмотрел, как я усердно работаю». Я уже как-то говорил, что есть несколько степеней качества: для дяди, для отца родного, для себя любимого и для Господа Бога.

– Качество разное.

– Если качество приобретает силу «как для Господа Бога» – это то, что надо.

– Вопрос телезрительницы: «У моего мужа сороковины в Страстную Субботу. Я, конечно, помолюсь и прочитаю канон за единоумершего. Но на какое время мне перенести трапезу?»

– О, это самое простое! Трапезу можно перенести на какое угодно время, потому что она не входит в поминовение. Помянули усопшего. Все уже давно не были дома, а некоторые даже проголодались – можно их угостить, чтобы они – не объевшись и не обпившись, а в полной форме – вернулись домой. Вот и все. Трапеза – это дело не десятое, а одиннадцатое.

– Но так как люди забыли, что такое поминовение, трапеза оказалась в центре этого события.

– Да. Для человека «поесть» всегда играло очень большую роль. А на самом деле ровно никакой роли это не играет.

– За трапезой обычно собираются родственники, все, кто знал усопшего.

– Для этого делают коливо. Взял горсточку, съел – и пошел... А не то чтобы в этом было что-то сакральное.

– Вопрос: «Отец Димитрий, объясните, пожалуйста, что значит “незаконно подвизаться”?»

– Это значит: можно подвизаться, но в нарушение духовных законов спасения.

– То есть это своеволие, может быть, проявленное человеком?

– Не только. Своеволие, конечно, – излишние духовные упражнения, которые тебе еще не по зубам; всякое самочиние.

– Если человеку что-то не по силам, то это оказывается незаконным?

– Да.

– Но если не сделать некое сверхусилие над собой, будет ли движение вперед?

– Будет, если оно в меру.

– Насколько человеку нужно соотносить все свои духовные подвиги с советом священника?

– Это более спасительно, потому что священник может оценить возможности человека со стороны, задать вопрос: «Давно ли ты открыл молитвослов в первый раз?» И сразу ясно.

– До чего может довести такое незаконное подвижничество?

– Вплоть до сумасшедшего дома.

– То есть дьявол может нечто внушить человеку.

– Конечно. Тут и гордыня подкараулит: человек начнет высокомерничать, превозноситься над своими домашними. Или начнет поститься так, как ему еще весьма и весьма рано.

– Особенно перед постом люди задают вопросы о мере поста: как? сколько?

– Надо задать три-четыре вопроса, чтобы понять, кто перед тобой, – и всегда давать совет в пользу уменьшения.

– Пусть лучше человек поститься немножечко меньше.

– Конечно. Шапка должна быть по Сеньке. Лучше ее ушить, иначе она будет налезать на глаза.

– Вопрос: «Мне по душе молитва святителя Филарета (Дроздова), но меня смущают слова: “Сам во мне молись”. Как это понимать?»

– Придет время – и поймете, потому что истинная молитва – когда Дух Святой молится в нас. Мы становимся сосудами Святого Духа. Это еще называется самодвижной молитвой.

– О ней немало написано. Люди свидетельствуют о ее благодатном воздействии на душу. Возникает вопрос: как же к ней прийти? Непрестанными трудами?

– Непрестанными молитвенными трудами.

– И Бог это дарует.

– Да, если мы соблюдаем заповеди, живем по заповедям.

– То есть призыв: «Сам во мне молись», – это призыв Духа Святого?

– Конечно.

– Мы говорим: «Прииди и вселися в ны».

– Поэтому неудивительно, что подвижник такой высоты митрополит Филарет был знаком с этой молитвой. Он знал языки и мог читать в подлиннике «Добротолюбие».

– А мы можем дерзать просить у Бога такой молитвы?

– Мы – это кто?

– Грешные, падшие.

– Не-а. Нам чего попроще.

– «Отче наш»?

– «Отче наш» – это вообще-то не попроще: это высота высот. Но надо стараться так в нее углубиться, чтобы понять... Как обычно, скороговоркой, люди ее читают – так не годится.

– В этой молитве собрано все, о чем человек может сказать Богу.

– Конечно.

– Но, к сожалению, она действительно стала везде используема.

– Да, лишь бы прочитать. Так нельзя относиться к молитве, это неправильно.

– Вопрос: «Как не задавить детей своей авторитарностью? Как не испортить их чистые души? Как не отбить желание ходить в храм?»

– А не надо быть авторитарным – и все. Так просто. Если человек боится, что задавит авторитарностью, значит, надо ее убрать как орудие.

– Детей надобно учить, что-то подсказывать им. Это, оказывается, плохо?

– Подсказывать – это не авторитарность. Авторитарность – это уже занудство. Конечно, недаром и женщина спасается чадородием, и вообще главное дело семьи – это воспитание детей. Кто хорошо воспитал детей, тот близок к спасению.

– Дети уже подросли, но видишь в них недостатки – хочется эти недостатки исправить. И начинается давление.

– Нужно найти ключик. А ключик вот в чем: чтобы дети любили папу. Тогда папины слова будут для них важны. Они будут ценить общение с папой.

– Один человек мне как-то сказал: «Да пусть они только попробуют меня не послушать!» Хотя он уже в возрасте. Я предполагаю, что дети тоже не маленькие. Он именно таким образом себя поставил: его слово – всегда закон. И никак иначе.

– Законы бывают разные: справедливые и несправедливые. Законы бывают с любовью к человеку, а бывают с раздражением. Тут надо выбирать.

– Во времена патриархата слово главы семейства было законом для всего семейства, даже если дети уже сами имели семьи, были в возрасте (люди жили долго). Тот же Авраам: его слово было законом для всех в семье. Может быть, и сейчас люди порой пытаются главенствовать по образцу той семьи?

– Образец, формально взятый из древности, не принесет пользы. Нужно учитывать все реалии. Это очень сложное дело. Действовать по шаблону всегда проще, и это всегда провал.

– Ну что ж, батюшка, опять мы вернулись к началу: нужно думать, включать голову и советоваться с Богом.

Ведущий Александр Березовский, протоиерей

Записали Елена Кузоро и Светлана Волкова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​