Беседы с батюшкой. С протоиереем Димитрием Смирновым

8 марта 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
На вопросы телезрителей отвечает протоиерей Димитрий Смирнов, настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской (Москва).

– Седьмой Вселенский Собор восстановил почитание икон, и это событие легло в основу сегодняшнего праздника Торжества православия. Что это означает почитание икон? О почитании родителей говорят много – и это понятно. А почитание икон?

– С древности известно, что почитание икон и есть почитание первообраза, который изображен на иконе. Поклоняясь и лобызая икону, мы тем самым оказываем честь тому, кто изображен на ней.

– Протестанты отвергли иконы. У них в храмах их нет.

– Скука и мрак.

– Они обвиняют нас в идолопоклонстве.

– Дело в том, что протестанты не любят читать книги. Почитали бы Иоанна Дамаскина.

– Возможно, для них он не такой авторитет, как для нас?

– Нет. Например, Иоанна Златоуста они почитают (я где-то это встречал). Но их полемика с настоящей Церковью зиждется на некоторых опорных точках, и одна из них – это почитание икон. Очень просто любому протестанту можно сказать: «Против чего ты протестуешь?» Можно сказать так: «Ты сейчас процитировал Евангелие. Откуда ты знаешь, что это Евангелие? Разве в I веке было издано „Слово Божие“ и там было написано: „Евангелие“? Там было изложено Четвероевангелие, послания апостолов (соборные послания, послания апостола Павла), Апокалипсис? Откуда ты это взял, где первоисточники?» И последнее, самое убийственное: «А кто тебе это на русский язык перевел? У тебя есть образование, чтобы перевести на русский? Значит, у кого ты это взял? Я тебе расскажу: у Русской Православной Церкви. А кто тебе дал право толковать тот кодекс, который не ты составил и не ты перевел?»

– Люди очень любят толковать что-то на свой лад. Особенно если выдернуть из контекста какую-то фразу. Протестанты часто оперируют какими-то выдержками – не целым текстом, а цитатой.

– Я как-то был (давно, конечно, не один десяток лет назад) у наших братьев-баптистов. И как-то перекрестился, а мне сосед по лавочке говорит: «Богу не нужно служение рук человеческих». – «Хорошо, сейчас пойдут у вас деньги сбирать, вы ногами будете опускать деньги в мешок? Если руками, то Богу не надо служение рук человеческих. Так что пропусти корзинку». А ему сказать нечего. Научили так: если человек осеняет себя крестным знамением, то это служение рук человеческих. А когда дело дойдет до корзинки, то руками можно: и левой, и правой…

– Вопрос по сегодняшнему Евангелию: «После обращения Христа к Нафанаилу тот спросил: Откуда Ты меня знаешь? И Господь говорит: прежде видел тебя под смоковницею. И после этих слов Нафанаил исповедует Его Господом. Почему? Что в этих словах особенного?»

– В том-то и дело, что совершенно ничего. Нафанаил там был один, а Христос (как совершенный Человек и совершенный педагог) дает ему наводящий вопрос, тропиночку, с помощью которой он приходит к словам: Ты Сын Божий, Ты Царь Израилев.

– А поначалу на слова Филиппа он говорит: «Может ли быть что-нибудь доброе из Назарета?»

– Как каждый иудей (по воспитанию, по рождению) – ясно, что не может. Он не мог знать, что Христос из Вифлеема, а не из Назарета.

– И то, что Господь свидетельствует: «Я видел тебя прежде», – дает ему понять, что перед ним Мессия.

– Господь это еще прежде видел, даже прежде рождения – с того момента, как он был зачат (потому что Господь при этом участвовал). Это сейчас есть УЗИ, а в те времена ни папа, ни мама не могли определить, мальчик будет или девочка.

– Как Вы говорите, Господь дает ему тропиночку, и он ее видит, по ней идет...

– Да, потому что он прямой, открытый человек.

– В нем же нет лукавства. Насколько это важно, чтобы услышать и понять Бога?

– Это главное условие, потому что он не будет извиваться, юлить, отстаивать свое мнение, как люди обычно делают. Самое глупейшее мнение. Сначала высказывают какую-то сентенцию, которая от Истины как от Земли до Луны, а потом на основании ее строят конструкции.

– Евангелие начинается с проповеди Иоанна Крестителя, который говорит: Отымите лукавства от душ ваших. Потому что без этого дальнейшее понимание всего остального невозможно.

– Современный человек на этих словах не задерживается, потому что лукавство для него такая же стихия, как вода в аквариуме. Он ничего другого не знает. Жизнь современного человека ненатуральная. Человек скорее верит фейкам, чем конкретному событию, информации. Он лжив настолько, что верует только лжи.

– Она сразу оказывается ему ближе.

– Все родное.

– Как от этой лжи прийти к Христу?

– Через покаяние. Бывает, Господь помогает по каким-то, одному Ему ведомым причинам получить какую-то встряску.

– Вопрос телезрителя: «Бытует мнение (не знаю, правильное или нет), что человеку отмерено определенное количество времени: от рождения до смерти, день в день, секунда в секунду. Так это или нет?»

– Нет, конечно. Человек может продлить свои дни, если будет молить об этом Бога. И если Бог сочтет, что это действительно важно: и для души человека, и для Самого Бога. Господь хочет для всех блага, и если Господь продлевает дни, то это либо для пользы окружающих этого человека людей, либо для него самого.

– То есть покаяние человека может все изменить?

– Абсолютно. Не только может, но изменяет.

– Этих примеров много в Ветхом Завете: Езекия и пророк Исайя. Пророк был послан к Езекии сказать: «Все, твои дни сочтены». А тот стал каяться. И Господь сказал Исайе: «Вернись, скажи ему: „Продлеваю ему жизнь“».

– Я в своей обычной жизни встречался с такими явлениями. Знаю одного человека, который очень любил свою мать. Она тяжело заболела, и он просил Бога, чтобы Бог продлил ее жизнь, сказал: «Я тогда буду священником, послужу Тебе». И Господь продлил  ее дни, а он стал священником. Причем не сразу. Когда он спросил у своего духовника: «Как быть?» (в то время стать священником было не так просто, даже для меня это была целая эпопея – на несколько лет в своем развитии), духовник сказал: «Ты уже сделал первый шаг, можешь считать, что ты уже священник. А там уже Господь тебя поведет». Я на всю жизнь запомнил этот рассказ.

– Вопрос телезрителя: «Является ли анафема, то есть отлучение от Церкви, актом, бесповоротно закрывающим путь к возвращению в Церковь и спасению?»

– Нет, всегда можно принести покаяние перед Церковью, но оно должно быть адекватно тому отлучению, которое человек совершил. Тогда Церковь (в лице, может быть, Церковного суда или Предстоятеля Церкви совместно с другими архиереями) согласится его простить. Я говорю «простить», конечно, условно. Принять в состав клира.

– То есть если человек сотворил церковный раскол, то может через покаяние быть принят обратно в Церковь?

– Это считается самой большой мерзостью. Он должен выступить перед всей Церковью, перед теми, кого он соблазнил, сказать: «Я руководствовался тем и тем (например, финансовыми мотивами)». Или: «На меня оказывали давление такие-то люди, и я согрешил против вас и против Бога. Я глубоко в этом раскаиваюсь. Я достоин самой худшей участи, но хочу умереть в лоне Церкви. Примите меня хотя бы мирянином». Потому что если человека отлучили от Церкви, то даже его крещение недействительно. Я уже не говорю про какое-то там рукоположение.

– Следующий вопрос: «Разъясните, пожалуйста, почему Бог принял жертву Авеля и отказался от жертвы Каина?»

– Жертва Каина была окрашена завистью. Как следствие этой зависти, ненавистью к родному брату.

– Господь узрел нечистоту сердца Каина?

– Разумеется.

– Хотя внешне все было одинаково. Каждый из них принес Богу от своих трудов?

– Да, но Бог видит все.

Напрасно человек считает, что он сейчас что-то такое Богу принесет либо из ассигнаций, либо из кирпича, либо из металла – и что-то изменится. Должно измениться сердце. Покаяние происходит в сердце. У покаяния могут быть плоды, как у Закхея были плоды. Сначала произошло покаяние, потом уже плоды: «если кого обидел, возвращу вчетверо». Он был готов и сделал это. Но если бы просто решил выплатить мзду, ничего бы не произошло.

– То есть надо пытаться выкупить у Бога прощение?

– Это как-то очень наивно. Это значит, что человек не представляет даже, Кто Такой Бог, не имеет представления.

– Как привык в земной жизни с людьми торговаться…

– Может, как-то и так. Мы не будем выносить никакого суждения, просто это наивно до глупости.

– Но вот Вы сейчас привели пример такого договора человека с Богом.

– Но он односторонний. Все, что нужно человеку для спасения, Господь и сказал, и показал в Евангелии, ничего другого не требуется. Конечно, каждая эпоха растолковывает народу, который живет на земном шаре, что это значит на том языке, который принят в народе, чтобы до него, как сейчас говорят, дошло…

– Но как-то тяжело с этим.

– Ну что ж, тяжело... А кто сказал, что миссионерский труд легок? Те же самые сто лет назад людям приходилось на конях десятки тысяч верст шествовать. Сейчас сел на самолет, несколько часов – и ты уже на краю земли.

– Нет, батюшка, восприимчивость людей к слову Божьему изменилась.

– Восприимчивость хуже из-за газет, радио, телевидения, а теперь уже и Интернета, человека уже просто оторвать от этого нельзя. Кто постарше, им гораздо легче. Но и то многие жены жалуются мне на своих пятидесятилетних мужей, которые не могут оторваться от Интернета реально. Ни о каком воспитании детей, походах в магазин речи быть не может. Просто такие больные люди.

– И до такого человека должно, как Вы говорите, дойти слово Божье, как-то проникнуть сквозь эту оболочку?

– Это чрезвычайно сложная задача.

– А Интернет завладел умами, сердцами.

– Еще не всеми. Но, конечно, это будет все развиваться дальше и дальше.

– То, как там все преподается, это, конечно, завораживает человека, он становится просто зомбированным всем этим.

– Я по милости Божьей не погружаюсь совершенно в это.

– Чистота сердца. Как трудно стяжать эту чистоту…

– В нашем веке даже малые дети вынуждены натыкаться на такой контент, что после этого от детской чистоты, прямоты вообще ничего не остается.

– Атакуют именно детей.

– Ну, естественно.

– Они будущие потребители.

– Да, новое общество, которое делают для себя те люди, что устраивают новый порядок.

– Вопрос телезрителя: «Мне уже тридцать семь лет. Не замужем. Священники в один голос говорят: выходи замуж. Я бы рада. Это моя мечта, деток родить, воспитывать. Только вокруг посмотреть – ни уму, ни сердцу. Даже как-то в отчаяние впадаю. Прошу у Господа указать на Его волю. Не знаю, что делать, даже плачу».

– Мы находимся в такой эпохе. Бывают такие периоды, но они короткие. Например, была у нас война, семьдесят пять лет окончания которой мы будем отмечать в этом году. Ну и что? Разве эпоха четырехлетняя способствовала созданию семьи? И сразу после того, как огромное количество мужчин просто поубивали? Конечно, нет. Война кончилась. Так что мы надеемся и молимся, чтобы и эта эпоха прошла. Верим и надеемся. Ну, нет – так нет. Надо смириться. Земная жизнь очень коротка.

– И человеку очень хочется в этот период земной жизни найти счастье.

– Как его найти, изложено в Евангелии. И там нигде не написано, что счастье только в этом. Счастье изложено в Нагорной проповеди. Господь именует это счастье блаженством. Надо взять толкование на эти блаженства и посмотреть, что Тот, Кто создал и вселенную, и всех нас, думает о нашем счастье. И, как по ступеням, надо по этим призывам идти.  Это именно призывы, это не какие-то категорические императивы. Он хочет, чтобы мы услышали Его и поняли.

– Вопрос телезрителя: «Примерно раз в полгода я беру в нашей библиотеке книгу М. А. Булгакова “Мастер и Маргарита”. И вот недавно я получил ее по почте,  заплатил за нее 900 рублей. Это плохо или хорошо? Вы – москвич, Ваше отношение к бессмертному произведению Михаила Афанасьевича?»

– Я читал три раза. Сначала в журнальном варианте, а потом, когда появился канал, по которому можно было получить полный текст, я прочел еще раз, а несколько позже и другой. Действительно, мне вполне по душе этот роман, эта проза. Там есть некоторые слабые места…

У нас, русских, прозаическое произведение ценится, когда многие тексты входят в наши пословицы. Например, «не шалю, никого не трогаю, починяю примус». Это просто гениально сказано! И много такого. Поэтому я очень тепло и к самому Михаилу Афанасьевичу отношусь, и к этому абсолютно бессмертному (я уверен) произведению. Действительно, сколько уже десятилетий прошло, а люди читают. Сейчас вообще, кстати сказать, чтение отходит на второй план у современных человечков, тем не менее находятся те, что читают, интересуются, пытаются вникнуть в то, что он хотел сказать. Это и памятник эпохи, очень важный. Михаил Афанасьевич очень чувствовал ту эпоху. Во всяком случае, больше цитируют Ильфа и Петрова, но, мне кажется, Михаил Афанасьевич гораздо глубже и тоньше.

– Батюшка, но смущает то, что темная сила изображена там как наказующая человеческие пороки, а не как источник этих пороков.

– А что такого? Неужели ты можешь предположить, что дьявол сильнее Бога?

– Нет, конечно.

– В патерике описывается такой случай. Монах встречает перед своей пещеркой беса. Для нас это явление редчайшее, мало кто из современных людей это может выдержать. А тогда это было вполне обычное дело. Бес говорит ему: «Я тебя все равно оттуда выживу». Монах упал на колени, стал плакать: «Господи! Не дай бесу посрамить меня!» Господь ему отвечает: «Да это Моя воля, чтобы ты шел в город». Он с легким сердцем повернулся, пошел и исполнил волю Божию. То есть бес вынужден был трудиться в том же направлении. Он не может понять мыслей человека (у него нет такого дара: ангельское все отнято). Вольно или невольно бес подчиняется Творцу и Создателю.

– То есть он служит орудием в руках Божиих.

– Конечно. Это настолько художественная книга, что никому не придет в голову, будто Воланд – прямо бес. Ясно, что это гротеск: спектакль, разыгрывающийся на фоне пошлейшей советской действительности.

В произведении писателя той эпохи Андрея Платонова говорится: «Что такое религия?» – «Предрассудок Карла Маркса и народный самогон». Просто сердце замирает: как гениально сказано! В этой фразе – вся советская власть с ее пошлостью. А у пошлости бывает и звериный оскал.

– Был период, когда ее пытались обличать, тем самым врачуя человеческие страсти. А сейчас это уже как некая бравада: люди любят похвалиться.

– Во-первых, все ныне живущие люди – выкормыши предыдущей эпохи. Она им сродни. Поэтому они так любят мат: это их родное.

– Да. Есть люди, которые отстаивают его.

– Их море. Я не буду сейчас персонифицировать.

– Очень нравится!

– Ну, свое! Я недавно давал интервью. Тот, кто меня интервьюировал, просто упивался, с наслаждением именовал этот продукт и меня приглашал, чтобы я тоже наслаждался. Но у меня хорошая прививка с детства.

– Вопрос: «Можно ли мне стать священником, если моя супруга – во втором браке, а я в первом?»

– По канонам Церкви нельзя.

– То есть человеку придется мириться с тем, что у него имеется каноническое препятствие?

– Да, это так называется.

– Вопрос: «Почему апостол Иоанн не говорит о себе в Евангелии просто “я”, но “ученик, которого любил Иисус”?»

– Потому что «якать» для христианина неприлично. Но так как апостол Иоанн хочет свидетельствовать о том, что было, он изобрел такую формулу. Просвещенному все понятно.

– То есть он говорит о себе в третьем лице?

– Да. И апостол Павел также использует этот прием.

– Вопрос телезрителя: «Отец Димитрий, скажите, пожалуйста, как Вы относитесь к общей исповеди?»

– Абсолютно спокойно. Но довольствоваться одной только общей исповедью недостаточно. То, что сейчас у нас происходит, – это же не исповедь! Во время общей исповеди каждый человек вслух (при всех!) называет все свои грехи и кается в них, как это было в Кронштадте, когда служил отец Иван Ильич Сергиев (Иоанн Кронштадтский).

Если человек исповедовался неделю назад, он может (в качестве напоминания о своих грехах) прослушать перечень грехов, который называет священник, и подойти под епитрахиль.

Но «исповедь» в переводе на русский язык значит: «все достать изнутри до конца, до дна». А это уже много веков совершается только в частном порядке, чтобы не смущать других.

– Батюшка, вот одни люди несколько раз в неделю приходят на исповедь, а некоторые не находят в себе греха и исповедуются и причащаются редко, раз в месяц, а то и реже. А нужно часто или редко? Это имеет какое-то значение? От чего это зависит?

– Это зависит только от глубины покаяния. Иоанн Златоуст говорил, что праздник вообще не повод для причастия, а повод – чистая совесть и покаяние.

– То есть если человек стремится к очищению совести, это и есть движущая сила к исповеди?

– Да, конечно.

– Вопрос: «Мои родители, хотя сами и состоят в браке, учат, что штамп в паспорте сейчас уже никому не нужен. Женщине нужно полагаться только на себя, строить свою карьеру, а мужчины ей не нужны, с ними можно просто встречаться. И чтобы потом, при разводе, ничего не делить из имущества. Моей младшей сестре 28 лет, и она продолжает совершать ошибки, которые внушают ей родители. У меня закипает обида на родителей. Я ничего не могу объяснить сестре, она меня не слушает. Но как можно повлиять на родителей, как их вразумить? И надо ли?»

– Это, конечно, большое несчастье, но родители уже прониклись современным феминизмом, который направлен на разрушение семьи. Ведь можно и дальше пойти. Двухкомнатная квартира. В одной комнате муж живет, а в другой жена, через год меняемся. На кухне два холодильника. Я после зарплаты один холодильник наполняю, а второй наполняет жена, потом меняемся холодильниками. И так во всем. Два телефонных аппарата и так далее. И ничего уже не делим. Все уже поделено до того, как супружество осуществлено. Непонятно только, где любовь и где совместная жизнь. В чем она? Можно и эту часть продлить, и у меня фантазии хватит, чтобы рассказать, к каким ужасам можно прийти в связи с этим. Такая роботизация семейной жизни, в которой для любви не остается даже щели, чтобы ножичек воткнуть.

– Но сейчас хочется во всем подстраховаться, чтобы потом не быть в убытке.

– А потом у одного будет инфаркт, а у другого рак, и им понадобится что-то совсем другое.

– Чтобы кто-то заботился?

– Апостол Павел говорит: «Мы, сильные, должны немощи немощных носить и не себе угождать, каждый же ближнему угождает во благое к созиданию». Созиданию чего? Рая на земле, а не концентрационного лагеря. Поэтому эти родители несут половину ответственности за то, во что превратится их другая дочь. И это все будет Богом спрошено с них. Потому что это намеренное воспитание, то, что они прививают, – это сатанинская ложь. Какая карьера, разве карьера от этого спасет? Чтобы всю жизнь прожить без любви, в такой бухгалтерии. И всегда так. Даже Господь создал мужчину и выше ростом, и физически сильней, про ум молчу, потому что русские пословицы  не в моде нынче… Вот для чего? Чтобы он свою невесту, а потом жену носил на руках, а не для того, чтобы она его носила на руках.

– Вступают в брак, не доверяя друг другу.

– Тогда зачем брак? Чтобы быть как обычные млекопитающие, которым надо пройти определенный период,  чтобы у них родился ребенок? Только для этого? Ну, вот родились две дочери. И во что они одну превратили? Она будет несчастнейшей из людей. Сначала потому, что будет хотеть семейной жизни, а потом она будет жить в уродливой семейной жизни. Или внутри ада, который устроит ей ее будущий супруг.

Но у нас ведь только половина браков в разводе. Другая половина надеется, ждет и даже считает, что счастье в семье. У нас девяносто процентов с крепкой верой, что там находится счастье. Только надо относиться к этому совершенно иначе. Это все труднее. Но что делать? Ничего не сделаешь. Но никто, кроме Церкви, им этого не скажет.

Ни певицы, ни художественные руководители театров, ни газетчики, ни владельцы глянцевых журналов, никто.

– Но вот старшая дочь вопрошает, может ли она вразумить их?

– Нет. Мы же знаем из Евангелия: Не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем.

– Вопрос телезрителя: «В православной литературе в последнее время и в жизни появляется такое понятие, как избавление от чувства вины. Для меня в этом представляется некоторая проблема, то есть тут проблема с покаянием…»

– Я понял, мой хороший. Я такую литературу, будь она хоть восемь раз православная в заголовке, православной не считаю вообще. Это просто книжки по современной психологии. Автор может даже и крест на себе носить или что угодно. Бить себя в грудь, что он к этому причастен. Нет человека на земле, не виноватого перед Богом, кроме младенцев, которые носят в себе исключительно один первородный грех. Но по мере их роста, уже с двух, двух с половиной лет, младенец пропитывается вот этим ядом, что существует в том обществе, в котором он живет. И наследует все это. И у него появляются собственные грехи и прегрешения и так далее… Я не знаю, каких авторов Вы имеете в виду, но я ни одной из этих книг не читал и даже читать не буду, потому что человек за всю жизнь может прочесть всего две тысячи книг. Еще на эту «макулатуру» время терять? То, что Вы интересуетесь, это правильно. Изучайте, сравнивайте, потому что чистая словесная пища – это книги святых отцов, а не современных (пусть и православных) литераторов.

– Батюшка, но вот, имея чувство вины, люди зачастую говорят: «Как себя простить? Меня гложет это чувство вины».

– В этом нет никакой нужды. Нужно не себя простить, а  убить в себе ветхого человека и дать возможность жизни новому, имя которому: христианин.

 Каждая душа по природе своей, созданной Христом Богом, – христианка. Поэтому надо вернуться к Нему. Как мы про Крым говорим: вернулся в свою гавань. Вот это то же самое.

– Но чувство вины от совершенного не угасает со временем.

– У меня сегодня одна женщина сказала: «Да я ночь не спала!» Подумаешь! А как чувствовал Себя Христос, когда Ему гвозди в ноги забивали? Это что – проблема: ночь не поспала? Забыла, когда ребенок не давал спать? Я, например, не забыл. У нас одна была комната,  поэтому и папа просыпался, и мама.

– А не спала из-за чего? Мучима была?

– Нет. Это называется теперь: переживала. Бабушка переживает, не спит ночь. Но это когда-нибудь было для человека проблемой? Для солдата, для пограничника, для продавца, у которого смена 24 часа, для спортсмена, который летит на другую сторону земного шара, чтобы выступить прямо с самолета, без отдыха? (Иногда так делают, что не дают даже отдохнуть.) И так далее. Что значит: ночь не поспать? А если надо? А если родная мать лежит и охает: то ей попить, то ей закрой, то открой форточку и так далее. Неужели мы так все изнежились, что ночь не поспать для нас большая проблема? Причем для человека на пенсии.

– Она подчеркивает тем самым остроту своих переживаний. Как глубоко они у нее.

– Когда мне человек что-то говорит, я почему-то верю. Мне легче поверить, чем не поверить. Потому что когда не поверишь, то и не знаешь, чего и сказать-то. Но это просто факт, как мы вообще измельчали. Ну, днем поспишь...

– Спасибо, батюшка, за ответы.

– Всего вам доброго, дорогие братья и сестры, продолжаем пост Великий, веселое время поста. С Богом!

Ведущий Александр Березовский, протоиерей

Записали Наталья Культяева и Инна Корепанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы