Беседы с батюшкой. С протоиереем Димитрием Смирновым

26 января 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
На вопросы телезрителей отвечает протоиерей Димитрий Смирнов, настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской (Москва).

(В расшифровке сохранены некоторые особенности устной речи)

– Здравствуйте, дорогие братья и сестры! Сегодня скончался протоиерей Всеволод, настоятель московского храма Феодора Студита. Всех, кто его знал, прошу вознести молитвы об упокоении его души. Смерть его была внезапной; после того, как он отслужил воскресную литургию. Заранее благодарим за ваши святые молитвы.

– Упокой, Господи, его душу...

Перейдем к вопросам. «Недавно я поняла, насколько сильно повреждена грехом лени. Знаю, что только Господь может меня очистить, но на что мне самой важно обратить внимание в борьбе с нею?»

– Есть много упражнений, которые помогают подготовить душу к этой схватке. Во-первых, нужно научиться вставать сразу, как только проснулся, и остатки сна смывать холодной водой в душевой комнате. Второй момент: очень может помочь тщательность в молитвенном правиле. Не откладывать молитвенное правило ради каких-то дел, а обязательно исполнять его, стараясь, чтобы каждое слово доходило до ума. Третье: очень хорошо в борьбе с ленью помогает самодисциплина, когда не опаздываешь никуда и ни к кому. А дальше Господь укажет.

– Когда человек теряет нить молитвы, возвращается назад, то молитвенное правило может растянуться на час или даже на полтора часа…

– Первое время так может быть. Можно просто дать себе 20 минут. Двадцать минут прошли – «Достойно есть» и отпуст.

– Даже если к этому моменту не успел прочесть все молитвы?

– Остальные молитвы – в дороге. Начать с этого. А когда уже будет легко получаться, можно и все правило в это время вместить.

– То есть не нужно торопиться и стараться вычитать положенное количество молитв?

– Гораздо важнее внимательность, чем вычитывание от и до. Качество здесь должно превалировать.

– Какое-то время назад духовник определил человеку молитвенное правило. Человек постарел, появились болезни, и уже это правило стало в тягость, а взять благословение на его уменьшение нет возможности. Как быть? Можно самочинно сократить правило?

– Можно. Это зависит от того, какой у человека стаж воцерковления.

– А заменять молитвы из молитвенного правила теми, которые больше по душе, больше нравятся, возможно?

– Да, возможно, потому что это правило принято не так уж давно – ему около трехсот лет всего. А народ молится Богу со дня Крещения Руси (даже чуть раньше начал, потому что в Киеве были христиане, даже была церковь Илии Пророка).

– Вопрос: «Читая “Лествицу”, замечаю, что слово “скорбь” употребляется в значении “тяжесть, преодоление”, а не как “печаль и горе”. Значит ли это, что и в Евангелии выражение “в мире скорбны будете” означает “будете иметь  трудности”? Или правильнее принимать весь спектр значений слова ”скорбь”, в том числе и как горе и печаль?»

– Вообще-то печаль – это нечто такое, что не должно быть свойственно христианину; скорее всего это разновидность уныния, которую христианин должен побеждать силою духа. Скорбь – естественная вещь. Умер дорогой или близкий человек – тут не до танцев. Хотя мы понимаем, что жизнью и смертью распоряжается Господь; значит, так Богу было угодно. Но Сам Господь прослезился, когда Лазарь умер; то есть это вполне естественное чувство и совершенного человека. А мы несовершенны, поэтому, естественно, у нас скорбь бывает.

Я, например, скорблю по отцу с матерью, хотя уже прошло много лет. Когда я думаю о них, мне всегда скорбно, мне не хватает общения с ними, особенно с отцом, и много мною упущено. Никогда же не думаешь, что общение может резко прерваться. Отец умер в 56 лет, совсем еще не старым человеком по нашим временам. Я не ставлю себя в пример, просто хочу разъяснить.

А печаль бывает, особенно у женщин. Вот недавно приходила женщина, говорила: «Муж умер шесть лет назад, а я все плачу». Так не годится, конечно; это действительно уже печаль, уныние, и надо с помощью Божией это обязательно побеждать.

– Вопрос телезрителя из Воронежской области: «Я видел в Интернете икону, на которой Иисус Христос изображен в виде рокера с сигаретой в руке и так далее. Какая кара ждет этих людей? Для чего они все это делают? И второй вопрос: почему никто из людей не заступился за Иисуса Христа, когда Его распяли?»

– Потому, что есть такой феномен, – феномен толпы. Фарисеи, саддукеи и начальствующие в Израиле, особенно первосвященники, весьма и весьма потрудились, чтобы настроить толпу против Христа. Такие манипуляции продолжаются в большой политике до сих пор. Такое мы можем видеть в разных странах, я не буду их сейчас упоминать, но названия этих стран постоянно звучат в средствах массовой информации. Поведение этих людей, которые манипулируют другими, и их поступки – скверные. Поэтому люди и были настроены против Господа нашего Иисуса Христа.

Когда брали в полон (арестовывали) Спасителя, Петр достал нож и урезал одному рабу ухо. Но Христос ему сказал: «Вложи меч в ножны». То есть не благословил это, потому что знал неизбежность Своей кончины. А лишнего пролития крови Он совершенно не хотел по той миссии, которая была Ему назначена Отцом Небесным. Вот по этим причинам так произошло.

По поводу первого вопроса... Мы признаем только канонические иконы. Вообще в древности каждую икону после ее написания благословлял епископ, ставя свою подпись. Поэтому иконы, где изображены современные покорители уличного движения, разрушают канонический строй иконописания.

– Вопрос был в том, какая кара ждет людей, так кощунственно изобразивших Спасителя?

– Это не моя прерогатива, я не раздаю кары, у меня совершенно другая функция. Я понимаю, когда человек в гневе, он хочет кары, но это неправильно. Однажды два близких Христу ученика – Иаков и Иоанн тоже захотели кары и сказали: «Господи, дай нам возможность низвести огонь с неба, чтобы испепелить этих негодяев». А Господь им сказал: Не знаете, какого вы духа... Ибо гнев не творит правды Божией. Поэтому нашего зрителя хочу предостеречь от того, чтобы давать волю своему гневу, – что-нибудь не то можете совершить.

– Вопрос: «Можно ли быть верующим и в то же время невоцерковленным человеком, и, наоборот, – быть воцерковленным и оставаться неверующим?»

– Хочется задать вопрос: а что такое верующий? Вот недавно по телевизору показывали персидского человека, который по поводу будущего несет всякую галиматью…Типичные языческие гадания, совершенно далекие от христианства, как от системы Альфа Центавра до центра Земли. Это вера? Мы только христианскую веру признаем спасительной, а к тому, что городят какие-то люди, которые сами себя объявляют магами и волшебниками, мы относимся без внимания, что бы они ни говорили.

– Человек считает себя верующим христианином, православным, но не считает необходимым ходить в церковь и участвовать в церковных таинствах...

– Но как же человек может быть православным, если он не верует в Единую Святую Соборную и Апостольскую Церковь?

– Он в нее верует, но дома.

– Хорошо бы к нему зайти и посмотреть на его жену, детей, на их воспитание, на домашнее устройство. Есть ли там домашняя церковь?

– Да, этот вопрос требует исследования.

– Даже не исследования – достаточно просто одним глазком взглянуть, и все будет ясно. Лев Толстой (упокой, Господи, его душу) говорил, что человек – это дробь: числитель – это то, что он есть, а знаменатель – то, что он о себе думает. Чем больше знаменатель, тем меньше дробь. Поэтому вера таких людей, которые пренебрегают церковной молитвой, церковными таинствами, близка к нулю; это скорее вера бесовская. Бесы тоже веруют и трепещут, но христианских поступков от них не дождешься, и цель их – человека ввести в соблазн. Всякие экстрасенсы или так называемые бабки на своих сеансах вешают иконы. Чумак вообще крестным знамением всех осенял перед телевизором. А ты кто такой? Говорят: «Да как же! Чудеса происходят...» Так эти чудеса бесовские.

Приведу пример. Всем нужны деньги. Раздается звонок в дверь, открываешь – стоит сосед с топором, с которого капает кровь, а в другой руке – пачка денег. И он говорит тебе: «На, я сейчас заработал». Ты возьмешь такие деньги? И я не возьму; упаси Бог стать соучастником преступления грабежа на большой дороге.

Поэтому мало ли что у кого произошло: волосы потемнели или зубы выросли... Сказано: по вере вашей дастся вам. Типичные чудеса фараоновых жрецов. И этот персидский человек: я специально прослушал фрагмент – набор слов. Вроде наших звездочетов: хоть ты Рыба, хоть Овен – говорится только то, что льстит человеку. Типичные сатанинские уловки, с чем их и не поздравляю. На кого работают-то? Библию лучше почитай!

– Большинство работают на свой карман.

– Карман – это самое главное. Но заодно-то? На карман можно заработать руками, головой, еще какими-то талантами (своей артистичностью, например).

– Быстрее всего можно заработать обманом.

– По эффективности – да. Но ведь отец лжи – дьявол. На кого ты работаешь? С кем работаешь в паре?.. Вот подходит к тебе симпатичная цыганка: «Давай погадаю». Но это же хрустальный сатанизм плюс мошенничество...

– Вопрос телезрительницы: «Я все время говорю сыну, внукам, когда они собираются в дорогу или куда-то едут: с Богом. Не значит ли это, что я говорю имя Божие всуе?»

– Тут очень важно, присутствует ли в этом ваш ум. Если вы действительно говорите это от души, обращаясь к Богу, то ничего плохого нет. А если вы произносите это формально, автоматически, то это, конечно, неправильно; нужно обязательно, чтобы это произносилось не всуе. Для этого очень хорошо (моя бабушка так делала, а потом мы, дети, приучили маму так делать), чтобы мама на ночь подходила к детям, говорила: «С Богом». И осеняла их крестным знамением. Когда человек осеняет своих чад крестным знамением, сердце его начинает воспламеняться. Советую поступать вот так, тогда все у вас будет хорошо.

– Постоянное хождение в храм, участие в церковных таинствах делают человека верующим? Или чего-то не хватает для того, чтобы стать верующим?

– Автоматически ничего не происходит. Человека меняет только покаяние. Например, сегодня на воскресном богослужении читалось о том, как Господь начал Свою проповедь с покаяния…

Если до кого-то из стоящих в храме (даже если священник ничего в проповеди не рассказал, не растолковал) дошло это так, как до Марии Египетской («покайтесь, это говорит Сын Божий») и проникло в сердце, то, конечно, он приблизится. Но одним шагом это не сделаешь, потому что нам нужно каяться в семи смертных грехах, в семидесяти семи других ежедневных грехах и в семистах семидесяти семи прегрешениях и так далее.

– Вроде каемся.

– Вроде Володя, а похож на тарантас. «Вроде» – не годится, надо либо да, либо нет, а так получается «цирк зажигает огни».

– «А я искренне, но грехи все равно побеждают, и они меня как-то удерживают, и я не могу из них вырваться».

– Спаситель у нас – Иисус. Он, а не я сам. Апостолы спросили у Христа: «Так кто же может спастись?» И Он сказал: «Это невозможно». Если бы было возможно, пришел бы очередной пророк и поручил бы Иоанну Предтече написать хартию на двух языках (еврейском и греческом) – и по этой хартии живи. Как Моисей скрижали принес – вот вам заповеди на несколько сотен лет. Пожалуйста, исполняй – и будешь спасен. Нет, это невозможно.

Спасти может только Христос, да еще воскресший, да еще только в Церкви, ради которой Он пролил кровь и создал ее; и семью уподобил Церкви. Вот только так. Непрестанным воззванием к Богу о спасении от греха. А то – «я не умею», «у меня не получается»...

– Воззвание есть, «Господи, помилуй» звучит очень часто.

– Опять же: «Не в многословии будете услышаны». Дело не в том, что часто, а в том, что надо осознать весь ужас греха. И вот из этого ужаса, изнутри, из этого Божественного мрака нужно обратиться ко Христу Спасителю.

– Вопрос телезрителя: «Я от кого-то слышал, что если не читаешь правило по молитвослову перед иконами, то это неправильно. Много лет работаю вахтовым методом, и у меня уже сложилось свое молитвенное правило (молюсь на ходу, по памяти), своя духовная жизнь. Надо ли что-то менять?»

– Тем молитвенным правилом, которым мы нынче пользуемся, преподобный Сергий не пользовался. Потому что у него не было такой книжки, где оно было бы написано. А уж Василий Великий и апостол Павел и подавно не знали этого правила. Поэтому 1584 раза удавалось говорить, что дело не в правиле, а дело только в том, каким сердцем мы произносим слова молитвы. Это первое. И во-вторых – насколько мы внимательны на молитве, усердны. И третье – как много мы вкладываем в каждое слово покаянного чувства. Молитва оценивается только так.

– То есть человек может сам составить для себя то правило, которое он будет совершать утром, вечером.

– Может. Просто то правило, которое у нас есть, – превосходно.

– Лучше этих молитв просто нет?

– Есть вполне тождественные. Даже в молитвослове XVIII века есть одна молитва, которой в современных новых изданиях нет. Прекрасная молитва. Даже преподобный Серафим, наш великий старец, говорил: «От чего больше польза, то и старайся делать перед Господом». То есть как купец: что больше дает прибыль, тем и торгуй. Замечательный образ дал.

– Следующий вопрос: «Можно ли убедить человека в болезни не скорбеть, а радоваться? Или радование – это дар Божий?»

– Вообще-то, как говорил преподобный Силуан (и в Писании так говорится): не многие становитесь учителями. И еще сказано, что прежде чем идти на врага, нужно сосчитать ресурсы своего войска. Это Сам Господь сказал. Можно ли убедить? Очень многие люди в «безумии» своем (скажу в кавычках) думают, что есть такие слова... Ко мне тоже часто обращаются: «Я Вам приведу своего сына, Вы ему скажите...» Да если я перед ним спляшу, и то совсем не факт, что он прямо тут же бросится что-то выполнять. Дело же не в словах, а в готовности слушающего. Может быть, он поросенок, перед которым не стоит бисер метать, это бесполезно. Мать с отцом не слушает, а какого-то дядю с бородой послушает... «Но Вы же священник». Я-то священник, но ему-то что?

– Может, желание дать человеку ощутить ту радость, которую сам испытал, заставляет  убеждать?

– Она так не передается. Это зависит от способности сердца. В этом все дело.

– Один человек способен порадоваться, когда его оклеветали, а другой нет.

– Это очень большая высота. Обычный человек обижается, начинает что-то доказывать. Все это бессмысленно. Почему? Евангелие не проникает. Он читает Евангелие, где Христос молчал или в крайнем случае отвечал: «Ты говоришь». Стоит перед тобой совершенно равнодушный чиновник, которого, как всякого нормального чиновника, интересует только собственная часть тела пониже спины. «Убьют тебя, не убьют – мне не важно, лишь бы эта драгоценная часть моего тела сохранилась неповрежденной. Поэтому на эшафот так на эшафот, а прав или не прав – вообще не имеет значения, главное вот это. Почему? Потому, что это источник моих доходов: это и мое жалованье, и соцпакет, и пенсия. Более того, когда меня спишут, меня в парламент возьмут, опять зарплата – все неплохо».

– И какая там правда или неправда?..

– Да. Главное – не воруй, тогда даже и не посадят, если довольствуешься зарплатой (а она немалая). Так же и этот Понтий Пилат. И что – Христос стал бы с ним разговаривать и в чем-то убеждать? Что – Христос не понимал, что перед ним чиновник? Причем очень высокопоставленный. До Рима очень далеко ехать на лошадке. Попробуй проскачи такой путь! Поэтому там был царь – такой полубог, и все старались им манипулировать. А он, как политик, понимал: элита настроена против Христа, народ кричит на площади: «Распни, распни Его!» Он говорит: «Ребята, я умываю руки, вы хотели – я Его распинаю». А кто прав, кто виноват – не важно. Истина? Он говорит: «А что есть истина? Вы что, ребята, с ума сошли? Истина – это я, Пилат Понтийский. Вот что такое истина. А не какой-то этот избитый, в терновом венце, в багрянице, окровавленный». Поиздевались над ним вдоволь, в темнице сидел. Совершенно никакой жалости. И причем засвидетельствовал, что он не обретает в Нем никакой вины. Где это вонючее римское право, когда совести нет, жалости нет? Поэтому сказано в Писании: Суд без милости не оказавшему милости.

– Вопрос телезрительницы: «Посоветуйте, как грамотно ответить невоцерковленным людям на вопрос, почему православных называют рабами Божьими?»

– Потому, что «раб» и «работать» – это однокоренные слова. Тот, кто работает для Бога, является Его рабом, то есть соработником Самому Отцу Небесному. А кто для Бога не работает, тот не раб Божий, он для Бога чужд. А мы, рабы Божии, Богу свои. И граждане не в блочном доме, в двухкомнатной распашонке, а граждане неба – вот мы где живем. Вот в чем разница, граждане неверующие.

– Следующий вопрос: «Читал о миссионерских трудах святителя Иннокентия Московского. Как ему удалось зажечь Христовой верой сердца язычников и почему в наше время это так трудно сделать?»

– Во-первых, те язычники, наши северные народы, – это были по своим качествам души (в целом как народ) прекрасные люди. Можем почитать книжку «Дерсу Узала», там про одного гольда (есть такая малая народность) очень подробно рассказывается. Весь его облик, его отношение к природе, его честность, благородство удивительны. Он даже не давал этим охотникам с Большой земли закапывать пищу. Он говорит: «Придут другие и будут есть», имея в виду муравьев, каких-то грызунов. Он пекся обо всех.

У них в сердце была любовь. И осталось совсем немного: рассказать им о Том, Кто это устроил. И владыка Иннокентий (сначала протоиерей) это прекрасно видел. Потом он рассказывал один эпизод, когда  проповедовал среди какого-то народа, и там сидел один член этого племени, кивал головой и говорил: «Правильно ты говоришь». А тот спросил: «А откуда ты знаешь, что я правильно говорю?» – «А есть два человека в сопках, я у них спросил, они сказали: слушайте его, он все правильно говорит». – «А ты можешь у них спросить, могу ли я их видеть?» И он пошел в тайгу, через сколько-то времени вернулся и говорит: «Они сказали тебе: их видеть нельзя».

То есть это о чем говорит? Что два ангела избрали его и ему рассказывали евангельские истины, он это запоминал (голова у него свежая, у них даже письменности не было), и это все усвоил и сравнивал, что ему говорит человек, приехавший на лошадях незнамо откуда. То есть даже таким образом: непосредственно от Самого Отца Небесного шло просвещение через ангелов, о которых мы даже не знаем, какой вид они принимали, были ли в одежде этих народов, имели ли такое же смуглое лицо с раскосыми глазами, с прямыми черными волосами. Только знаем, что он их экзаменовал, и они сказали: точно. Это подлинные рассказы самого владыки Иннокентия.

– То есть чистота сердец этих людей...

– Чистота. Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят. Они были к этому гораздо ближе многих крещеных христиан…

– Батюшка, в наше время миссия Церкви очень часто встречает сопротивление.

– Почему это «в наше время»? Всегда так было. Первые триста лет миссии Церкви чем заканчиваются? Тотальным убийством! Тюрьмами, ссылками, бросанием в амфитеатры на растерзание диким зверям. Качество души-то какое? Люди злобные: им бы только видеть кровь своих собратьев. Это языческий мир. Он кошмарен!

– Мир, в котором мы живем, тоже языческий?

– Похуже.

– Даже хуже?

– По количеству невинно убиенных он превосходит языческий в тысячи раз! Одна ковровая бомбежка американцев уносит сотни тысяч жизней. А раньше целые армии были по 50 тысяч.

– То есть сейчас уже сатанинский вид язычества?

– Абсолютно. А нравственный уровень западноевропейских политиков – это вообще что-то! Волосы уже не седеют, а вылезают из своих гнезд. Какие сведения мы получаем из Великобритании, Соединенных Штатов Америки! Просто кошмар! На земле нет такой кары, чтобы им воздать.

– Вопрос телезрителя: «Среди студентов часто можно услышать такие разговоры: “Сходили в церковь, поставили свечку – и хорошо сдали экзамен”. Есть ли тут какие-либо противоречия с православием?»

– Никаких. У всех разная степень православия. Когда маленькая дочка объявляла мне, что получила пятерку, я спрашивал: «Опять Николай Угодник за тебя сдавал?» Она говорила: «Да».

И мы все, когда учились в семинарии, перед экзаменом шли к преподобному Сергию, кланялись, целовали его святые мощи, ставили свечку. Свеча – это символ нашей молитвы. А молитва должна быть молитвой. Помню (а прошло уже столько десятков лет!), когда сдавал вступительный экзамен в институт, мне в одном билете попались закон Ньютона и закон Ома. Это вообще задачка для дураков! Помолился! Очень благодарен Богу.

– Даже если человек ничего, кроме свечки, в церкви пока не знает – Господь и на нее откликнется.

– Обязательно. Для чего? Чтобы человек увидел, что Бог его любит. У человека родится чувство благодарности. Скажет: «Благодарю Тебя, Господи!» Придет, а батюшка ему скажет: «Лучшая благодарность – это не свечка!» Он спросит: «А что?» – «Причаститься Святых Христовых Таин. Ты попостись денек-другой, возьми у мамы молитвослов, почитай хотя бы последование ко Святому Причащению, приходи причаститься». И все! Вот уже человек соединился с Церковью.

А свечка – это ни к чему не обязывающий нетрудный минимум. Большинство русского крещеного народа знает про церковь лишь то, что там ставят свечки. Больше ничегошеньки! И научить некому, и любопытства нет. Это еще давным-давно про русских говорили: ленивы и нелюбопытны. Нет бы заглянуть в Закон Божий. (Для детей! Для взрослых – ничего не поймет.)

– Вопрос: «Соседка-мусульманка просит дать ей крещенской воды. Можно ли?»

– Конечно.

«Не будет ли это грехом?»

– Какой же это грех? Когда мусульмане просят, я всегда и кроплю святой водой, и даю ее. Это не так уж и редко. Когда я однажды лежал в больнице, мой доктор, по своему вероисповеданию – буддист, попросил: «Батюшка, не могли бы Вы побеседовать с пациенткой-мусульманочкой (она хочет)? Потому что она боится идти на операцию». Я говорю: «С удовольствием!» Поговорил с ней, перекрестил, дал святой водички. На следующий день была операция. Потом зашел к ней – она очень благодарила. Все прошло и не страшно, и не больно: все в порядке. Я очень рад.

Ведущий Александр Березовский, протоиерей

Записали Нина Кирсанова и Елена Кузоро

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы