Беседы с батюшкой. С протоиереем Димитрием Смирновым

22 декабря 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
На вопросы телезрителей отвечает протоиерей Димитрий Смирнов, настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской (Москва).

– С наступающим вас Новым годом! В следующее воскресенье мы будем отсутствовать в эфире, поэтому заранее всех поздравляем.

– Батюшка, и, наверно, с Рождеством, потому что мы выйдем в эфир уже после Рождества.

– После Рождества? Ну, тогда пусть будет так.

– Сегодня мы вместе с воскресной службой еще совершали службу пред иконой Пресвятой Богородицы «Нечаянная Радость». Удивительный сюжет, и иконография этой иконы уникальная. Молящийся грешник получил прощение по заступничеству Богородицы, хотя Господь отвернулся от него как  творящего беззаконие. И вот это прощение именуется как нечаянная радость, снисшедшая с небес к этому грешнику. И человек отвратился от своего греха, вразумленный таким явлением от иконы. Но это уникальный случай, когда икона оживает на глазах  у человека – и глубочайшее переживание переворачивает всю его жизнь. Но почему это явление такое редкое? Может быть, те люди, которые упорствуют в грехе, могли бы отвратиться от него, будучи так вразумлены? Или это для всех невозможно?

– Конечно, нет. Каждый человек уникален. И, если можно так выразиться, Господь к сердцу каждого подбирает Свой особенный золотой ключик. В данном случае Он видел, что если произойдет такое чудо от иконы, то человек покается. Господу не нужно много времени, чтобы решить пойти по воде или воскресить четверодневного Лазаря. Все, что Господь делает, – удивительно.

– И все именно для того человека, тех людей…

– Просто для пользы. Вот Он луну повесил – и она освещает ночью путь. Сейчас это уже не очень востребовано, потому что есть освещенные трассы. Есть даже одна страна в Европе, где вообще все дороги освещены. Но она относительно небольшая. Нам-то это в копеечку бы стало. Но все-таки процесс идет, трассы освещаются. Но луне до сих пор радуемся. Прошли тысячи лет с тех пор, как Господь это устроил: наш естественный спутник отражает солнечный свет – и нам светло.

– Как удивительно! Господь не второе солнце создал для освещения ночью…

– Нет, растениям надо отдыхать. И вообще всему живому. Но прежде всего, конечно, человеку.

– Вообще весь этот мир (то, что нас окружает) создан Богом для человека.

– Не только. Для насекомых тоже. И для микробов. Но просто человек – венец творения, его вершина. Потому что человек носит в себе отпечаток Божества. 

– Господь поставил человека над всем сотворенным.

– Да, потому что в нем – дыхание Божества. И Господь сделал человека способным к любви. Он создал человека как семью­ – мужчину и женщину сотворил их – для того, чтобы и чада их рождались сразу в атмосфере любви. Но человек изрядно все подпортил.

– И люди порой сокрушаются, что Господь мало являет каких-то чудес... Во все времена человек ищет знамения.

– Да. И сказано, что Господь не даст знамения. Господь хочет, чтобы человек по вере…

– …изменился.

– Да. А не под давлением знамения.

– Вопрос от телезрителя из Полтавы: «Почему деньги, добытые нечестным путем, обязательно идут не впрок, не на пользу?»

– Бывает так: в какое-то время впрок, но потом нет… Царствие Небесное, упокой, Господи, душу… У меня был такой дружок – иеромонах Дионисий. Он говорил: «Потом потери больше». И почему-то он говорил: «В четыре раза больше потеряешь». Я уж никогда не считал, но это действительно так. Я и в своей жизни это испытал. Это по милости Божией. Бог хочет, чтобы люди все-таки вставали на правильный путь. И даже если у них были какие-то нечестные поступки, спешили бы их скорее исправить.

– Потому что если человеку не воздать, он утвердится в этом грехе.

– Ну да.

– До тех пор, пока человеку, как ребенку, все сходит с рук...

– Господь такое – скажем по-славянски – наказание дает только такому человеку, в котором видит возможность исправления. А если  не видит – отдает его сатане во измождение плоти.

– Но какой смысл существования человека, не способного к покаянию?

– Чтобы прийти к нему. В моей пастырской практике бывали случаи, когда человек приходил к покаянию уже после 90 лет от роду.

– До этого сопротивлялся все время?

– Не будем заострять внимание. Вот нужно было человеку достичь 90 лет. И в последние времена своей жизни, сумерки, он приходил к Богу и радостно приобщался Евхаристии. Все лучшее, что в нем было, оживало. Это радостно и для пастыря, и для самого человека. 

– Батюшка, но нередко к 90 годам человек уже теряет память и (порой) разум.

– Такое бывает. Конечно, тогда это уже перестает быть возможным. Но я знаю немало людей, которым за 90, и они прекрасно себя чувствуют, и память у них лучше, чем у меня. (Смеется.)

– Значит, Господь дает им это.

– Да, слава Богу.

– У меня тоже есть один такой старичок. Ветеран войны, глубоко за 90.

– В том-то и дело, вот этих известных мне людей, которым за 90 (и иногда довольно крепко), я даже не могу назвать старичками. Такая бодрость духа, такая память, забота о будущем! Реакция моментальная: человек не задумывается.

– И такая разумная.

– Да абсолютно! Я не могу сказать, что завидую, но просто восхищаюсь этим.

– Вопрос от телезрителя из Москвы: «Как Церковь относится к святочным гаданиям? И что Вам преподнесет Дед Мороз? С наступающим Новым годом!»

– Как-то я Новый год не привык праздновать. Радуюсь, конечно, выходным дням – это все замечательно. Это скорее больше для детей мероприятие. Поэтому я от Дедушки Мороза ничего не жду. Хотя мороз люблю. В целом. Для меня это не трагедия. Как говорят: сибиряк – это не тот, кто не боится холода, а тот, кто тепло одевается. Я вот из этих. Валенки люблю. Перчатки редко ношу, потому что больше передвигаюсь на автомобиле.

К святочным гаданиям отношусь, конечно, отрицательно. Это такая телевизионная ахинея, что засоряет мозг людям, которые могли бы прийти ко Христу, а вместо этого вкушают всякую мерзость язычества. Я испытываю сокрушение по этому поводу. Такое отношение и у меня, и могу сказать, что в этом я един со всей Церковью.

– Некоторые суеверия люди очень любят, считая  их безобидными и даже веселыми, традиционными.

– Традиционно для России стало уже и водку пить, хотя это несусветная гадость. Для некоторых традиционно в карты на деньги играть. «А мы, – говорят,– всю жизнь играли. У меня и бабушка играла». И что же в этом хорошего-то? И так далее. Мало ли, какие есть традиции. Новая традиция – окурки выкидывать из окон автомобилей. Нигде такого нет: ни в Европе, ни даже в странах Азии. Я знаю одну страну, где штраф 800 долларов за то, что окурок выкинул из окна. Был бы я директором в каком-нибудь департаменте, я бы в первый же день тоже назначил 800 долларов. Пусть бы человек годик повыплачивал. С удовольствием. Ну что это за свинство?! Поэтому традиции бывают добрые, христианские, а есть совершенно отвратительные. Например, вот эти гадания.

Церковь  всегда с этим боролась. Вместо всех этих гаданий было затеяно колядование (когда поют народные рождественские песнопения, которые не являются частью богослужения – это народное творчество). Это замечательные фольклорные песнопения, их очень много на Украине: и в Западной, и в Восточной такая традиция осталась. А в большой России, которой больше всего досталось, это все искоренено. Весь народ перемешали – и русские народные песни вообще крепко забыты. Некоторые думают, что то, что поет Людмила Зыкина, – это народные песни. Да ничего подобного. А подлинно народные песни,  конечно, прекрасны. Есть такие группы фольклористов, которые в определенное время (начиная с 60-х годов и вплоть до 90-х) ездили, собирая этот фольклор. Много записано, но очень мало исполнителей. А так – без слез невозможно слушать такие прекрасные песнопения. Вот это – подлинно народное творчество. А все остальное – суррогат с точки зрения и музыки, и поэзии. Довольно-таки прискорбные опусы. Но для того, кто в музыке не разбирается, конечно, это все легко заменило подлинно высокое народное искусство, которое исчезло. Не только у нас – те же самые процессы и в Европе происходят. Ну а в Америке его практически и не было, кроме возникшего (уже на африканской почве) джаза. Это все-таки близко к настоящему искусству. 

– Вопрос от телезрительницы: «На литургию мы приходим благодарить Господа за Его добро к нам. Но у нас вся литургия проходит со словами “Господи, помилуй”, “мы грешные” и так далее. А когда на литургии происходит благодарение?»

– Во время Евхаристического канона после возгласа священника, который предстоит на литургии перед престолом, благодарим Господа. В это время он читает молитвы, а многие наши епископы и сам Святейший Патриарх всегда читают эти молитвы вслух. Мы можем приобрести Служебник и тоже вслух эти молитвы читать вместе с нашими предстоятелями. Эти молитвы читают и священник, и епископ. Евхаристический канон начинается после пения Символа веры со слов «Станем добре, станем со страхом, вонмем, Святое Возношение в мире приносити». Мы возносим Святые Дары от земли к небесам – и Господь Святой Дух благодатью Своей пресуществляет Их в Пречистое Тело и Кровь Христовы, и мы приобщаемся небесной Жизни.

– Но благодарение должно продолжаться. Литургия закончилась, а жизнь христианина нет.

– Да, потом бывает трапеза, которая тоже – продолжение литургии. Ее даже называли «литургией любви» («агапа»).

– Потому что то, что происходит в храме, иногда умиляет, а то, что происходит вне храма, огорчает. Одни и те же люди…

– Ну да. Вот у нас в трапезной всегда шумят, идет расслабление. Но я как-нибудь займусь этим.

– Вопрос от телезрительницы: «Муж любит вечеринки. Имею ли я право показать свое недовольство? Или прощать и молчать лучше? Он знает, что мне это не нравится, но считает, что по-христиански я обязана этот грех ему простить и скрыть свою печаль. Можно ли его проучить, например, полным молчанием?»

– Если он воспримет это учение. Хорошо сказано: «имею ли я право?» Там, где в игру вступает право, нет любви. А брак основан на любви. Источником поступков мужа по отношению к своей семье (в частности, к жене) и жены по отношению к мужу, своим детям должна быть любовь, а не право.

– То, что человеку прощается и попускается, он воспринимает как одобрение –и продолжает в этом упорствовать, никоим образом не меняясь.

– Так может быть. Фильм был когда-то сто лет назад. Назывался он так: «Совесть пробуждается».

– Под действием чего?

– Вообще-то все хорошее в нас пробуждается под действием благодати Божией.

– Даже когда человек  и не кается, и не собирается что-то менять?

– Помолись за другого человека. Лежит человек парализованный – и ничего не собирается делать: ни ехать, ни идти, ни выздоравливать, ни говорить что-то, ни просить. Лежит. Всё, парализованный. Четверо приятелей  разбирают крышу – и кладут его к ногам Христа. А Господь, видя их веру, говорит: Встань, возьми постель твою и ходи. Он встает – и так и делает.

– То есть порой вера другого человека воскрешает грешного – и даже умершего?

– Да сколько угодно. Нечасто, но бывает.

– Это какую веру человек приобрел!

– Как зерно горчичное.

– Вопрос: «Часто приходится разочаровываться в людях…»

– А не надо никогда очаровываться. И тогда не будет никаких разочарований. Потому что «очарование» – от слова «чары». Есть люди яркие, талантливые, есть люди прекрасные фигурой и лицом – и они вполне могут произвести какое-то впечатление на человека. И он начинает подпадать под это очарование. Но очень важное качество для христианина – это трезвение.

– А не породит ли оно подозрительность?

– Нет, подозрительность – это необоснованно. Когда человек любое поведение другого человека воспринимает с подозрением, это уже болезнь. И такой человек всегда мрачно печален. А если смеется, то криво. Таких тоже удавалось встречать. Но их жалко, потому что у них  в жизни нет никакой радости. Потому что они все время кого-то подозревают. Им очень тяжело жить. Лучше 20 раз ошибиться, чем один раз заподозрить.

–  Доверие порой бывает поругано. Один доверился другому – а тот воспользовался этим доверием.

– Довериться – это другое. Здесь трезвение должно человека подготовить. Человек же знает (я имею в виду, человек трезвенный), какие семь страстей живут в сердце каждого. А при некоторой опытности он даже может по лицу определить, какая у кого главная, по поведению: как человек вертит головой, на что реагирует... Открой чемодан с миллионом долларов – он в обморок падает…

– ...и посмотри в глаза. (Смеется.)

– Да, ясно, что у него со сребролюбием не все в порядке, такому человеку доверить большую сумму наличными – опрометчиво. Потому что он просто не устоит. Так же и с вином. Сидим за столом – видно же, как реагирует человек на то, что льется напиток в его бокал, или как он торопится с тостом. «Между первой и второй промежуток небольшой». Это кто сказал? Он. Все, понятно. Минимум первая стадия алкоголизма. А может быть, уже и вторая. И так далее. Трезвенный человек, который трезво, спокойно наблюдает жизнь, никого не учит. Просто все понимает.

– Наблюдает.

– Наблюдает. И делает выводы без осуждения, потому что, если будешь осуждать, – завтра в то же впадешь. Или твои дети, что горше.

– Вопрос от юного телезрителя из Воронежской области: «Почему Господь не прощает грешников в аду?»

– А они Его об этом не просят. А потом: в аду Бога нет. Если человек, живя на земле, никогда к Богу не обращался, божественной жизнью не интересовался, никогда не хотел читать Евангелие (ему смартфон дороже, чем Священное Писание, а вместо церкви – всякие тусовки, клубы), он попадает в ту ситуацию, из которой вышел. То, что ему родное, знакомое. Что значит «прощает»? Вот иду по улице – группа подростков, твоих сверстников, ругается трехэтажным матом. Они что, нуждаются в том, чтобы я их простил за что-то? Да нет. Я могу на них гаркнуть. Они, увидев, что я побольше их ростом, примолкнут. Но когда отойдут метров на 60, будут продолжать ругаться – и еще будут пальцем показывать и бегать от меня, зная, что я, конечно, их теперь уже не догоню. Вот и всё. А Бог их будет прощать. Человек наследует то, что он создал при своей жизни. Не Бог кого-то – в рай, кого-то – в ад. Человек сам выбирает, где ему быть, где ему милее.

– Если человек, даже всю жизнь будучи тяжким грешником, захочет прощения – Господь ему подаст?

– Конечно. Парень маленький еще. Он еще может не знать, что первым в рай попал разбойник. Потому что тот попросил: «Прости». И сказал: «Меня распяли на кресте, потому что я в этом виноват». А у нас как? Все дети – все! – вруны. За редким исключением. Врет, чтоб только его не обругали. Никто его бить не собирается, лишать Нового года, Рождества, – а он врет. И учителям:

– Где дневник?

– Забыл.

– Привычка.

– Привычка к чему? Выработал бы привычку говорить правду. Нет: матери врет, учителям врет, потом приятелям начинает врать. Что-то начинает придумывать, чтобы себя показать, как они говорят, крутым. Как будто он яйцо вареное.

– Плохое прививается мгновенно.

– Естественно. Что проще сделать: порядок в комнате – или кавардак?

– Второе – в одну секунду.

– Что проще: засеять поле лопухами – или злаками?

Вот я сегодня шел по асфальту. Через каждые три-четыре метра – плевок. Идешь по заплеванному тротуару. Люди старались, клали плитку, обрамляли ее гранитом – все заплевано. Что проще: плевать – или носить с собой носовой платок?

– Проще то, к чему человек привык.

– Что проще: поджигать кнопки в лифте и писать всякую ерунду – или хранить его в течение тридцати лет до следующего капитального ремонта чистеньким, хорошим, чтобы люди радовались?

– Кому-то плюнуть легко.

– А кому-то бросить камень в окно дома, где пока никто не живет. Одним людям нравится созидать, а большинству – особенно детям – ломать.

– И дети очень часто говорят эту «формулу»: «Прости, больше не буду».

– Так это «автомат».

– И так до взрослого возраста, иногда до старости.

– Даже чтобы с ребенком поговорить о самом слове «прости», что это такое, – он не сможет это разобрать и толково объяснить.

– Ну, это... Это... Ну, как его... Короче...

Ничего не объяснит. Вот сделай опыт.

– Да, интересные ответы бывают.

– Да я тебя уверяю. У меня-то опыт есть. Просишь ребенка что-то объяснить… «Э, ме, бе…» И дальше уже «короче». Но и «короче» не получается. Свой родной язык он не знает. Он может только блеять как баран. За редким исключением. У девочек получше, но и то... Им мысли собрать довольно трудно.

– Но если человек читает книжки, у него есть словарный запас...

– «Читает книжки» – ты давно таких видел? Наверно, дома, да?

– Раньше в метро можно было видеть – все с книгами.

– Раньше я в метро тоже читал.

– А сейчас в метро кого-то с книгой увидеть – это редкость.

– Да с газетой не увидишь!Уже газеты бесплатно раздают – и то не увидишь.

– Вопрос от телезрительницы: «Что такое старообрядчество? Я хожу в православный храм уже лет 15, и мне почему-то хочется побывать у них на службе. Можно ли?»

– Можно. Вполне. Только если Вы будете осенять себя крестным знамением по-православному, Вам сделают замечание в резкой форме. Сначала придите ненадолго, посмотрите, как там одеты женщины, – и что-то подобное на себя наденьте в следующий раз. И стойте, не креститесь – тогда Вы сойдете за свою и будете меньше обращать на себя внимание. Вот такой бесплатный совет.

А что такое старообрядчество? Знаете, старообрядчеству уже 400 лет, и я не могу в короткой передаче Вам о нем рассказать. Сейчас существует несколько толков старообрядчества. У них разный подход к обычаям. И обычаи разные. Хотя то, что их объединяет, – старый обряд. Общее название – старообрядчество. Почитайте книги, поищите в поисковиках Google или «Яндекс»...

– Вопрос: «Как можно бороться с сомнениями и грехом неверия? Чем больше стараешься читать Священное Писание, тем больше они усиливаются».

– Если человек, не знающий Бога, читает Священное Писание, он придет к Богу не сразу. А если он хочет прийти к Богу сразу (допустим, за один день), он должен вечером, до тех пор, пока его не сморит сон, молиться Богу. Когда темно, тихо, все родственники уже спят, не мешают, нужно начать молиться с просьбой, чтобы Господь что-то открыл, зажег в сердце веру – такую, как у верующих людей. И Господь обязательно откликнется на эту просьбу. Тогда можно за один день стать верующим, а уже потом читать Закон Божий, Священное Писание, пойти в храм…

– Батюшка, казалось бы, такой простой путь к вере. А все равно большинство людей неверующие.

– Да. Потому что им Бог не нужен. Совсем. Они живут под колпаком, которым их накрыла современная антихристова цивилизация, живут мнениями, которые распространены в Интернете и транслируются по телевидению и радио. Они выбирают мнения, которые им симпатичны, и в них бултыхаются.

– Но темы достаточно ограниченны.

– Конечно. Но человек, который не знает Бога, вообще чрезвычайно ограничен, до тупости. Такой человек даже не может ничего ни в поэзии понять, ни в живописи, ни в прозе. Я уже не говорю про архитектуру. Он смотрит на отвратительное сооружение – и ему интересно. Если он оператор, постоянно это снимает. Он выпал из культуры человечества. Потому что вся культура (наша, европейская) пропитана христианством. Причем насквозь. У здания стены по два метра – и все пропитано христианством. А он – бум! – как дождик, от крыши отталкивается – и все.

– Сейчас к каждому понятию уже присоединили слово «современный». «Современное искусство», «современная культура» – все «современное». И люди этим очень довольны.

– Да пусть будут довольны. А некоторые в «Макдоналдсе» едят – и очень довольны. Потом становятся и по форме, и по размеру как тумбочка (не телевизионная; скорее как комод). Мало ли чем человек доволен. Господи, помилуй! А некоторые даже в кинотеатры ходят. А что они смотрят?

– Вопрос: «Отец Димитрий, объясните подробно, пожалуйста: как понять, что человек попал в секту, и как распознать сектанта?»

– Человек в секту попасть не может. Такого вообще не бывает. Если он случайно туда зайдет, то выскочит. Человека туда приводят, предварительно обработав его мозг специальным «рашпилем».

– То есть где-то человек попался на удочку этим ловцам из секты.

– Да. А потом забота у этих ловцов – удержать его какое-то время, окружить любовью. Такая «атака» любовью: его все время хвалят, говорят, какой он талантливый, что у него особые способности, что религиозно он очень отзывчив, «не надо зарывать талант в землю» и прочее. А в некоторых сектах (у нас была такая корейская секта – тоже на почве христианства) просто бананы раздавали в 90-е годы. А потом они от бананов хотели уже к делу перейти – и народ как-то рассредоточился. И они уехали. У нас сейчас нет этих корейских сект. А так приезжали сотни тысяч всяких проповедников.

– Секту запретило Министерство юстиции.

– Оно, по-моему,«Аумсинрикё» запрещало – но это японская секта. У нас адептов этой секты было больше, чем в Японии. Наш народ очень отзывчивый.

Сейчас вот наше бесконечно любимое телевидение пропагандирует какого-то гражданина с бородкой, который сперва косил под священника, а теперь – под знахаря. Увидел, что это как-то доходнее, что ли. Я уж не знаю. Говорит просто сущую белиберду. Я думаю, врачи (если кто-то из них включал эту программу) облысели от ужаса. А уж кто человек церковный (по поводу того, что он вроде изображает какие-то молитвы), понимает, что это – полная ахинея. Сущая абракадабра. Он знает об этом, поэтому говорит быстро-быстро. Но если взять пленочку...

– ... помедленнее...

– ... там помесь молитвослова, Требника и Псалтири. Такая «шинковальная машина» по этому прошлась. И еще именословным перстосложением крестится. Спички в воду кидает – и начинает толковать: вот эта спичка – это бабушка, эта – дедушка... То есть это вообще рассчитано на сумасшедших или идиотов. Оказывается, у нас их полно. Во! Можем прожить! И люди к нему едут! Из Сибири, Владивостока...

– Что-то родное услышали от него.

– А телевидение?! Оно дает ему и микрофон, и камеру, и целый час времени... И он так посмотрит – я видел фрагмент – девочка идет: а «у нее киста в мозгу»! А мне одна врач, которая тоже это видела, назвала по одному его лицу сразу три диагноза. Но она-то врач, терапевт. По носогубным складкам и еще чему-то (потому что он немолодой человек). А он этого даже не знает. А другим ставит диагнозы, говорит: «Эта долго проживет». И всем говорит то, что они ожидают услышать.

– Это самое главное в таком бизнесе. (Смеется.)

– Это вообще беспроигрышно. Телевидение для того изобрели, чтоб на людей порчу наводить. Этот дяденька наводит порчу. В Европе в старые добрые времена его бы аккуратно спалили на костре. А тут – пожалуйста. И будут еще передачи. Нашли нового Кашпировского…

– Вопрос от телезрительницы: «Как избавиться от душевных страстей? Что Вы можете посоветовать?»

– Никак. От душевных страстей может избавить только Господь при двух условиях. Первое условие: мы должны воздерживаться от их проявления. У нас самая распространенная страсть, которая проявляется в раздражительности, – это гнев. Не будем свое раздражение выпускать наружу. И второе: ежедневно (и утром, и вечером, и еще среди дня, когда эта страсть будет проявляться) молиться Богу, чтоб Он избавил от этой страсти. Пройдет несколько лет (сколько – зависит от того, как глубоко страсть в нас засела и какие корни пустила; это может до 20 лет продолжаться) – Господь Вас избавит. Он один. А сам человек не может. Если разбить глиняный горшок, он не может сам себя склеить. А мы создания Божии. Он нас может склеить. Поэтому удерживаться изо всех сил – и молиться Богу.

– «Не успеваю даже помолиться, как гнев вырывается наружу».

– Надо успевать. Это очень просто проверить. Посадить рядом человека с пистолетом, и он должен сказать: «Если ты сейчас проявишь свой гнев – я тебе прострелю коленку». И человек будет сидеть как зайчик. Поэтому «не могу» – это просто человек очень нежно себя любит и не хочет ничего с собой делать, от гордости считая себя очень правым. И всё. А тут малейшая угроза (пистолет может быть не заряжен) – и... Значит, может. Человек может все, если хочет.

– То есть эти «не могу» – скорее от желания себя оправдать?

– Конечно. Человек хочет, чтобы это как-то сделали за него. «Я хочу иметь сильные мышцы». Надо заниматься фитнесом (как минимум) или спортом (как максимум). Нет, «у меня времени нет, да и мне неохота». А некоторые напрямую говорят: «Я спать люблю». Люби. Но извини: тут есть противоречие. Ты хочешь курить – или ты хочешь быть здоровым? Тут надо выбирать.

– Вы знаете, в Интернете есть такой популярный запрос: как накачать мышцы, лежа в постели?

– Есть такие гимнастики. Но и то постель должна быть тверденькая.

– Сам по себе запрос показывает, что человек не хочет шевельнуть пальцем, но хочет, чтобы что-то в нем менялось. Само желание интересное.

– Очень интересное наблюдение. Я просто в Интернете не бываю, поэтому, наверно, отстаю от жизни.

– Вопрос: «Муж все свободное время играет в компьютерные игры. Есть дочь, семь месяцев, в браке четыре года. Он все время живет в этих играх, оторвать от них и увлечь его нормальной жизнью не получается. Стоит ли сохранять семью с игроманом? Боюсь, чтобы страсть к играм не перешла от отца к дочери».

– Перейдет – не 100 процентов, а 800. Потому что детки, особенно маленькие, просто всё в матрицу с поведения родителей записывают. Так что очень важно, каковы родители.

– И как уберечь дочь?

– Папа может постараться, хотя ясно, что у него уже зависимость.

– Она даже подумывает о разводе.

– Такие мысли неизбежны.

– Но рекомендовать что-то здесь нельзя?

– Попытаться хотя бы поговорить на эту тему. Что для тебя дороже: твоя семья и ребеночек – или твои игры?

– Да, сложная ситуация.

– Не сложная, в том-то и дело. Она чудовищна в своей элементарности. Это новая чума XX века, такая же наркомания, как марихуана. Зависимость.

– Человек столкнулся с полным равнодушием к семье, погружением в среду игры и безвыходностью, страхом за дочь.

– … К сожалению, у нас сейчас половина браков распадается.

– Батюшка, на этой не очень приятной ноте нам надо прощаться.

– Ну что ж, с наступающим Новым годом и Рождеством, дорогие братья и сестры! После Рождества увидимся и услышимся.

Записала Светлана Волкова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​