Беседы с батюшкой. С протоиереем Димитрием Смирновым

10 марта 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
На вопросы телезрителей отвечает протоиерей Димитрий Смирнов, настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской (Москва).

(В расшифровке сохранены некоторые особенности устной речи)

– Здравствуйте, дорогие братья и сестры! Поздравляю вас с Прощеным воскресеньем. И если мы вас чем-то огорчили или, не дай Бог, обидели, просим прощения.

– Батюшка, сегодня день, когда люди просят друг у друга прощения. Видно, как в храме подходят, друг другу кланяются: «Прости меня!» – «Бог простит!» И такое умилительное зрелище! Но какого прощения ждет от нас Господь? Подойти к человеку со словами, наверное, не так уж и сложно, но как отпустить из своего сердца ту обиду, которая там застряла, может быть, много лет назад?

– Господь дал нам алгоритм, сказав: «Молитесь за обижающих вас». Если бы мы всегда следовали Священному Писанию, наша жизнь преобразилась бы. Но наше невежество, неспособность воплотить в своей жизни заповеди Христовы и создают такую ситуацию постоянного опускания в эту греховную тину. А если то, что от нас требуется, аккуратно и с вниманием исполнять, то дело пойдет на лад.

– Заповедь о молитве за врагов известна многим. Но то ли люди не верят в нее (в то, что это возможно), то ли не так ее исполняют. Результат, судя по их словам, какой-то очень плачевный.

– Да. По Зигмунду Фрейду (у него есть книга «Психопатология обыденной жизни»), неприятное для человека обычно проваливается в его подсознание – и человек  подсознательно начинает этого избегать. Но у нас же остаются и враги, и недруги. И, конечно, о любви к врагам трудно говорить, если мы стараемся о них даже не думать.

– То есть если человек нам досадил, то мы должны, наоборот, на этом человеке сосредоточить свое внимание?

– Да, потому что с этой досадой мы не сможем войти в жизнь вечную.

– Говорят: «Может, я его просто не буду ни вспоминать, ни видеть, буду обходить за три квартала».

– Подойдем к вратам Царства Небесного, а там стоит с ключами апостол Петр, который скажет: «Сынок, тебе нельзя».

– «У тебя обиды не проходят».

– «У тебя обиды, ты вообще весь такой обидчивый. У нас тут только те, которые умеют прощать».

– Но апостол говорит: «По возможности(!) будьте со всеми в мире». Значит, не всегда есть такая возможность.

– Да, мир зависит от двух сторон, но пусть с твоей стороны будет мир.

– То есть ты ко всем относись доброжелательно, с почтением, с любовью.

– Как учил преподобный Амвросий: «Всем мое почтение».

– Но есть такие люди, с которыми лучше в жизни не пересекаться.

– А Господь тоже на этот случай сказал: «Пусть будет тебе как язычник и мытарь». Что это за люди такие? В Израиле каждый знал, кто такие мытарь и язычник. Это те, которых нужно обходить за три версты. 

– И если этот человек мне досадил, а я обхожу его за три версты, как мне в себе эту обиду преодолеть?

– А надо за него молиться.  Я сегодня из храма выгнал одного жулика: он облапошивал моих прихожан. Я долго его вразумлял через проповедь. Он настолько бессовестный, что я его выкинул за шиворот – и все. Без всякой обиды. И сказал сторожам, чтобы больше на территорию его не пускали. Пусть идет куда хочет.

– Как отнестись к человеку, который против тебя строит козни, без обиды?

– Ну это же так естественно – козни. Люди же несовершенны.

– Особенно если ты делаешь ему добро, а он этим добром просто внаглую пользуется.

– Так как я человек, привязанный к месту, то не могу его обходить, если он приходит в храм, поэтому я предпочел взять его за шиворот и выкинуть. Он уже безропотно спросил: «Я только оденусь, можно?» Я разрешил. 

– Все по-христиански.

– Я ж его не бил, и даже не хотелось, ты знаешь. Формально понимаешь, что неплохо ему наподдать. Но желания как-то не было.

– Вопрос: «Каким образом человек должен приносить плод покаяния, чтобы он был достойный?»

– Если он настоящий, он достойный. Если это имитация плода, то это лукавство.

– Человек в этом сам разобраться может? Думаю, каждый кающийся, если его спросить, честен ли он в своем покаянии, скажет: «Да!»

– Это ведь все-таки дело совести человека. И Господь будет вопрошать совесть человека.

– Вопрос: «Если человек ни разу в своей жизни не исповедовался и не причащался (если только в детстве), может ли он попасть в рай?»

– А я не знаю, что он там будет делать… Если только где-то во Вселенной заблудится и случайно попадет. А как, не ища рая, туда попасть? Это же не капкан какой-то. Рая взыскуют!

– Рай – это место, где человеку неизреченно хорошо.

– Нет, смотря кому. Птице хорошо в воздухе, а рыбе хорошо под водой. А если поменять местами? Обе задохнутся.

– Поэтому если грешнику открыть рай, то ему там хорошо не будет?

– Нет, грешники все, но есть грешники кающиеся, а есть имитирующие покаяние.

– И вот человек имитировал-имитировал…

– …Приходит, а Господь говорит: «Отойди от Меня, Я даже тебя не знаю, кто ты такой».

– «Как? Стоял перед Тобой, Господи, в храме каждую воскресную службу».

– «Это не передо Мной ты стоял, а перед собой. Собой любовался, людей осуждал. И сейчас таким судом, которым судил, будут судить тебя». И от тебя полетят пух и перья.

– Вопрос: «Можно ли в миру стяжать добродетель послушания? Если да, то как?»

– Конечно, можно. Каждый человек у кого-то в послушании. У каждого есть старший, да и сами обстоятельства жизни влияют.

– А насколько важно человеку быть у кого-то в послушании?

– Это важно для того, чтобы стяжать дух смирения.

– Если человек этот дух стяжать хочет.

– Да. Но если нет, то, конечно, ничего не выйдет.

– Господь нас смирять пытается болезнями, обстоятельствами, начальниками.

– И начальниками, и клеветой, чем угодно – всякой несправедливостью.

– То есть таким образом Господь нам это, получается, как бы навязывает?

– Нет, Он просто дает нам такие экзамены.

– Если человек смиряться не хочет, то для чего?

– Если не хочет смиряться, значит, он не хочет войти в Царство Небесное.

– Ему нужно хорошо пожить здесь.

– Какое-то время, может быть, и поживет.

– А Господь все равно его смиряет.

– По любви: другого пути нет.

– Заставляя человека вынужденно смиряться, Господь все-таки хочет каким-то образом его преобразить. «Трудно идти против рожна?» – вопросил Господь.

– Спрашивается, зачем идти-то против рожна? Только по гордости. «Не будь вельми прав».

– Как-то не хочется уж совсем себя растоптать.

– Почему сразу растоптать? Сразу иголки под ногти. Вопрос-то пустяковый: «Не будь вельми прав».

– Постоянный дух недовольства…

– Дух недовольства, собственной правоты. Такое мнимое всезнайство.

– Как говорят: «Когда очевидная несправедливость, как быть? Человек, который поставлен мне помочь, с меня деньги вымогает. Человек, который призван меня защищать, на мне наживается».

– Люди несовершенны, и каждый человек несовершенен.

– И нам надо все это потерпеть.

– А что нам делать? Нам дается жизнь, страна, принадлежность к определенному народу, определенные географические и метеорологические условия. И вот живи!

– Хочется эту жизнь как-то улучшить, изменить.

– Это естественно и очень правильно. Вообще человек призван к тому, чтобы жизнь на Земле сделать раем. Господь поселил на Земле человека для этого.

– В Эдеме.

– Чтобы этот Эдем расширился на все пространство. Я даже думаю, что сама форма Земли в виде шара (пусть это в некотором смысле эллипсоид) есть символ бесконечности. В какую сторону ни иди, конца нет. Форма для размышления очень интересная. И вот чтобы человек, куда ни пошел бы, все украсил.

– Но получается пока наоборот…

– Люди по-разному это воспринимают, в основном стараются этот рай на себя натянуть как сапоги.

– Но если поговорить о рае с каждым в отдельности, то окажется, что у каждого свое восприятие, как там должно быть. 

– Да, потому что мерилом ставят самого себя, а надо ближнего.

– Это и будет плодом покаяния.

– Если будет покаяние, будут и плоды.

– Начнем ближнего ставить во главу угла своей жизни.

– Да, каждый ближний – это дверь в анфиладе из залов, которая есть жизнь, и, пройдя эту дверь, мы приблизимся на одно поприще к вожделенному Царству Божию.

– Вопрос: «Я недавно похоронила новорожденного некрещеного внука, молюсь о нем. Мне батюшка сказал, что он чистый ангел и молиться о нем нет необходимости. А сердце подсказывает другое. Есть ли польза от моей молитвы за него?»

– От молитвы всегда есть польза, если человек не просит какого-то зла.

– То есть таким образом она все-таки что-то меняет в судьбе усопшего?

– Она меняет что-то в самом молящемся человеке. Сама молитва, любое обращение человека к Богу – это благо для человека, который молится.

– Вот почему «молитесь за обижающих вас».

– Конечно.

– Не тот изменится, за кого ты просишь, но произойдут изменения в тебе.

– Может, и он изменится. Твоя молитва соберет ему на голову горящие уголья. Ему станет «тепло», и он изменится.

– Вопрос: «Все в жизни сложно. Все чаще стали посещать мысли о суициде. Понимаю, что это не выход, но мысли очень навязчивые. Как быть?»

– Надо пойти к доктору, все подробно ему рассказать.

– Здесь человек попал не только в ловушку дьявольскую, но еще и нуждается в медицинской помощи?

– Конечно, даже обязательно. Сами эти мысли – аномальные. Смерть для человека – это аномалия. Само слово «человек» означает «вечная личность». И вдруг – смерть.

– Человек ищет смерти.

– Значит, в нем что-то сломалось; надо ему помочь.

– Вопрос: «Нахожусь в коллективе совершенно безбожном. Кругом  сквернословие, сплетни, осуждение. Батюшка, подскажите, как исполнить заповедь "стяжи мирный дух", если нахожусь в бесконечном конфликте со своими коллегами?»

– А зачем конфликт? Есть тысячи способов, может, даже десятки тысяч…

– Как не вступать в конфликт?

– А зачем вступать в конфликт? Например, какой-то человек выругался. Нужно встать перед окном, поднять руки и сказать: «Господи! Вразуми Ты этого бедного человека. Помоги ему, чтобы он оставил сквернословие навсегда, хотя бы в присутствии своих сотрудников». И если каждый раз по поводу каждого испускания этих жаб человек будет так взывать, это возымеет колоссальное действие!

– Но что-то мешает человеку так поступить.

– Человекоугодие.

– Чтобы перед остальными не выглядеть…

– …инаковым.

– Это сложно.

– Да ничего сложного!

– Для большинства людей главное это не выделяться.

– Но смотря из чего.

– Из окружения.

– Тогда нужно занять самый низкий уровень. Но зачем? Мы же стремимся к небу. Мы  «граждане неба и свои Богу», сказано в Писании. Родство-то наше не княжеское, а выше –  царское.

– Но человеку ближе то, что в руках, чем то, что в небе.

– Каждый человек выбирает сам ту жизнь, которой живет. История Марии Египетской показывает, что из любого падения человек может восстать на небесную высоту.

– Каждый человек надеется на изменения в своей жизни.

– Само ничего не происходит: под лежачий камень вода не течет.

Но те труды, которые люди предпринимают, оказываются недостаточны.

– Значит, надо искать другие пути. Для этого есть целое Евангелие.

– А на большее не хватает сил. Или веры, или желания.

– Нет, только веры. Потому что какие особенные силы нужны, кроме сил души?

– Самое распространенное: нет сил терпеть то, то, то...

– Понятное дело. Можно сети аккуратно распутывать, а можно очень резко запутать их еще больше.

– И вот человек оказывается в ситуации, когда он «без сил».

– Ну что ж. «Из глубины воззвах к Тебе, Господи». Как бы человек низко ни пал – всегда Господь рядом.

– Вопрос: «Схиигумен Савва говорил, что молитва за врагов – это милостыня выше всякой милостыни, подаваемой неимущим. А почему это настолько ценно в глазах Божиих – именно как милостыня?»

– Потому что это исполнение заповеди о любви к врагам. Если человек исполняет эту заповедь, это выдает его совершенство. Это говорит о его большом пройденном духовном пути.

– Вопрос: «Как стяжать мирный дух, о котором говорит преподобный Серафим?»

Люди находятся в таком окружении, где все бурлит. И вот здесь – сохранить мирный дух…

– Он должен быть внутри.

– То, что должен быть, это понятно.

– Вот как живет себе некий композитор? Его музыка звучит у него внутри, и она для него гораздо важнее, чем те звуки, которые он слышит вовне.

– Но он к этому состоянию шел долгое время.

– Конечно. Чтобы уметь слушать музыку, надо учиться лет пятнадцать.

– Только слушать?

– Да. А писать – это же нужно еще иметь некое творческое начало. Это же не просто – сел и написал.

– Но у нас многие пытаются сочинять.

– Ну, дай Бог им доброго здоровья.

– Вопрос: «Почему нельзя копить деньги? Как правильно распоряжаться маленькой зарплатой? Есть вещи, которые с одной зарплаты не купишь».

– Есть. Тогда потрать две зарплаты.

– Значит, все равно нужно каким-то образом откладывать.

– А может, то, что хочешь купить, тебе и не нужно. Разные могут быть подходы...

– Вопрос: «Батюшка, на Ваш взгляд, нужно ли инвалиду детства искать себе супруга? Или лучше все же не стремиться к семейной жизни?»

– Это по склонности. Апостол Павел говорил: лучше оставаться, как я.

– А почему «как я»? Почему без семьи?

– Потому что это – «кто может вместить». Сам Господь Иисус Христос поставил безбрачие выше брака.

– Но при этом брак никак не умаляется.

– Нет. Брак – это удел большинства. А безбрачие – удел тех, кто входит в равноангельский чин.

– А те, кто прошел через путь семейного шествия по жизни, получается, уже быть равноангельными не могут?

– Конечно. Равноангельные же – монашество. Человек выбирает свое поприще и ему следует. И святости человек достигает и на этом поприще, и на том.

– То есть награда в Царстве Небесном подается не за монашество или семейный подвиг…

– За то, кем ты стал в результате избранного тобой пути.

– Насколько ты этим путем шел к Богу.

– Да.

– Потому что люди в основном ставят результат в зависимость от того, что делают.

Вопрос: «Батюшка, мой ребенок – подопечный хосписа. Дирекция хосписа и весь коллектив – либералы с неправославными взглядами на жизнь, рекламируют тяжкие грехи. Мое мнение их не интересует. Я получаю ощутимую помощь от хосписа, но в голове всегда вопрос: правильно ли я поступаю, что получаю помощь от таких людей?»

– Я знаю, что в булочной, где беру хлеб, пекарь в носу ковыряет. Правильно  я делаю или мне надо искать другую пекарню?

– Часто говорят: «Мне некуда деваться».

– То, что люди часто говорят, не всегда соответствует действительности. Это просто разговор о своем мироощущении. А уж хорошо оно, плохо ли – это надо разбираться отдельно: нет ли тут осуждения, превозношения.

– Вопрос: «Долго жила со множеством страшных грехов. В результате пришли страдания и скорби. Они же и привели к Богу. Стала воцерковляться, исповедоваться и причащаться. Скажите, батюшка, имею ли я право на счастье и душевный мир после всех тех страшных согрешений, которые были в моей жизни? Или душа теперь будет вечно мучиться?»

– Что значит «счастье»? Человек счастье создает сам. Я немало знаю людей, которые претерпели страшные, невыносимые муки. Совершенно непереносимые для человека. И эти люди счастливы. Потому что они в своей жизни нашли и опору в Боге, и дело, которым могут послужить. И это дело, угодное Богу, стало для них счастьем.

– И это страдание…

– … растворилось.

– То есть человек перестал его замечать?

– Нет, оно осталось как память, как некий шрам. Но боли не приносит. Зарубцевавшийся шрам может вызывать желание как-то его почесать, но боли нет.

– Недавно прочитал про одного замечательного человека, который в конце жизни, к сожалению, стал жертвой врачебной ошибки и ушел из жизни со словами: «Не хочу жить инвалидом». Он отравился. Хотя прожил жизнь очень долгую и замечательную. Но напоследок не выдержал. Такое испытание для него было выше его сил.

– Нет, может быть, не выше его сил, а выше его воспитания, самовоспитания.

– Но человек столкнулся с такой, с его точки зрения, несправедливостью в плане врачебной ошибки…

– А ты можешь вернуться в сорокалетнего отца Александра?

– Нет уже...

– Вот и все. Будешь стареть, седеть. Дети будут расти.

– Батюшка, мне нравится любой возраст, в котором я нахожусь.

– Это тебе сейчас нравится. А когда тебе будет за девяносто, что скажешь?

– Не знаю.

– Ну вот.

– У нас есть девяностолетние прихожане…

– Да сколько угодно.

– …и я наблюдаю за ними и восхищаюсь, конечно. Такие и мужественные, и кроткие, и такие смиренные, терпеливые.

– Жизнь смиряет.

– Я понимаю, что девяностолетний рубеж  для человека вообще-то не приговор.

– Все зависит от того, каково воспитание и самовоспитание. Самовоспитание – это правильно оценивать свою жизнь. Опять же – всем мое почтение. Всегда радоваться, непрестанно молиться, за все Бога благодарить.

– Кстати, по поводу «непрестанно молиться». А как этого достичь? В нашей такой не монашеской жизни.

– А не надо этого достигать. Встань и молись. Не можешь встать – сидя молись. Не можешь сесть – молись лежа. Что тут? Можешь языком шевелить – говори: «Господи, помилуй!»

– Я могу молиться час, два, три в день…

– Потом отдохни.

– …но непрестанно не могу.

– Не можешь – не надо. Пока так. А преподобный Серафим спал два часа, а остальное время молился. Потому что молитва для него была слаще сна. Вот так бывает: один человек любит поспать, а другой любит помолиться.

– Вопрос: «Отец Димитрий, очень сильно раздражают пьяные люди. Внутри все кипит. Почему такое происходит и как быть?»

– Потому что в сердце поселился бес раздражительности и свила себе гнездо  смертельная страсть гнева. Человек-то думает, что это пьяницы виноваты. Нет. Другие же люди иначе реагируют. Значит, виноват ты.

– Это, наверное, самая сильная борьба – с бесом раздражения. Потому что он всегда находит лазейку – как бы человека зацепить.

– Надо против этого подвизаться. Потому что иначе как? Молишься и раздражаешься. В церковь пришел – раздражаешься. Где же мирный дух? Мирный дух не знает раздражения.

– Хочется, чтобы люди тебя поняли.

– Но это слишком шикарно. Если Самого Сына Божия не поняли. В начале Его пути даже мама Его не понимала.

– Но человеку хочется…

– Ну, хочется…

– И от неисполнимости этого желания человеку плохо.

– Смиряться надо, тогда будет хорошо. Как в одной умной книге я прочел: смиренный вообще не скорбит.

– Да, ему хорошо всегда!

Вопрос: «Не будет ли фарисейством с моей стороны вежливо отказать в тесном общении соседке-мусульманке? У нас маленькие дети одного возраста, и она очень хочет их сдружить. Я воспитываю детей в православной вере, и такое общение мне в тягость. Как не обидеть соседку?»

– Не знаю. Если бы моя соседка была, я бы придумал, как не обидеть.

– Вот у человека ситуация, в которой он уже мирный дух потерял, и из-за безысходности скорбит.

– Но у нас с каждым годом количество мусульман будет прибывать, прибывать и прибывать. Надо учиться. Это – наше будущее.

– Мы будем с этим сталкиваться все чаще и чаще.

– Ну почему обязательно «сталкиваться»? Лучше не сталкиваться, а по-добрососедски.

– Я имею в виду, с ситуацией, когда нужно проявить дружелюбность, добросердечность.

– Нужно проявить христианство, которое у тебя есть. Если оно никак не проявляется, значит, его и нет.

– Макарий Египетский смог проявить.

– Да, поэтому его именуют Великим.

– Вопрос: «Батюшка, скажите, пожалуйста, как Вы относитесь к созданию крестьянских хозяйств? Если большинство людей решатся на этот шаг, то поспособствует ли это увеличению многодетных семей в нашей стране? Будет ли у нас шанс не исчезнуть с Земли?»

– Не успеем. Поздно спохватились.

– То есть уже что-то менять поздновато? А почему? Все-таки еще народу у нас достаточно.

– Потому что человека вырастить – как дерево вырастить. Попробуй высади реликтовый кедровый лес. Надо сто пятьдесят лет. Как можно этот самый кедровник вырастить за пятнадцать?

– Но человек, поколение это двадцать лет.

– Современный мужчина в двадцать лет на что способен?

– Но если его поселить на земле?

– Нет, он будет в айфоне сидеть.

– И смотреть, как все зарастает.

– Ведь труд на земле – это очень большая физическая нагрузка.

– Но люди лишены земли, поэтому они и пребывают в такой расслабленности…

– Кто не хочет, тот и лишен. А кто хочет, тот добывает себе землю.

– То есть это директивно сделать нельзя?

– Вот на Дальнем Востоке дают по гектару. И даже говорят, что можно и больше взять. Сам взял, жена взяла, старший сын взял.

– И что дальше с ней делать?

– Обрабатывать.

– Вопрос: «Нужно и можно ли жаловаться на рекламу в городском транспорте? Порой такое слышишь и видишь, что просто в ужас приходишь».

– Жалобы – вещь законная.

– Поступай по закону, а дальше уже видно будет, к чему это приведет.

– Да нет, уже привело.

– К чему?

– У людей в головах все время звучат слоганы из рекламы вместо мыслей.

– Вопрос: «Как понять, сколько Бог от меня требует молиться по тем или иным вопросам, если молиться всегда не могу, как того требует Евангелие?»

– Я не знаю, как ответить на этот вопрос. На нет и суда нет.

– Прошу, прошу – Бог молчит. То ли я мало прошу, то ли это Богу не угодно.

– Может быть и так, и так.

– И вот я на развилке. Смириться мне или продолжать?

– Не знаю. Есть такие вопросы, на которые ответа нет. Надо знать человека.

– Вопрос: «Отец Димитрий! Я – урод, который так и не стал мужчиной к своим тридцати пяти годам. Можете посоветовать, что мне нужно делать, чтобы все-таки стать настоящим мужчиной? Обещаю сделать все, слово в слово, как Вы скажете».

– Надо работать. Чтобы стать мужчиной, нужно освоить какую-нибудь профессию и стать в ней мастером.

– Без работы сейчас прожить уже невозможно. Каждый человек работает.

– Если человек – мастер… Допустим, кладет кирпич и делает это красиво и прочно – с руками оторвут. Так же и газоэлектросварщик. Так же плиточник, что плитку кладет, которая не отваливается, а служит до тех пор, пока хозяин не захочет новую, потому что от той уже устал. Всегда такой человек найдет работу.

– Но настоящий мужчина – это всегда лишь тот, кто умеет честно и качественно работать?

– Если человек не умеет работать, это не мужчина. Это слизь.

– Ну а чтобы человеку создать семью?

– Ему сначала надо уметь работать. Как ты будешь жене шубу покупать? Или она у тебя будет мерзнуть? Есть мужья, которые гонят жен на работу.

– Ну да, говорят: «Я не могу обеспечить всю нашу семью».

– Значит, ты не мужчина.

– А то, что сейчас трудновато с работой?

– Так надо эту работу создать.

– Стань специалистом – и тебя позовут.

– Да напеки пирогов… Недаром говорят: «Расходятся – как горячие пирожки».

– Вопрос: «Как приучить себя молиться?»

– Очень просто: надо молиться, и навык придет; лет через двадцать.

– Не читать. Как у нас часто люди говорят: «Я все вычитываю». Именно молиться. Потому что порой человек всю жизнь все очень честно вычитывает, а молитвы нет.

– Это он сам так говорит?

– Да.

– Надо же.

– Ну уж я не знаю, как он оценивает, что у него там…

Порой человек очень не уверен в себе…

– Уверенным в себе быть тоже плохо. Человек должен все время пытливо к себе относиться.

– А состояние: «я ничего не могу, у меня ничего не получается, у меня всегда все плохо»?

– Это уже болезнь.

– То есть этот человек уже сам себя загнал в некое состояние непроходящей унылости.

– Ну да.

– Вопрос: «В Евангелии от Иоанна написано: сказав это, дунул и говорит им: "Примите Духа Святаго".Как правильно понять это место в Евангелии? Ведь Дух Святой сошел позже».

– Ну почему? Это ведь Дух, Он имеет разные проявления. Про это даже сказано: «Дух дышит где хочет». Поэтому в Сионской горнице, когда Господь Святой Дух сошел на первую Церковь, – это одно явление. А когда Он, за три года до Пятидесятницы, сходил в виде голубя на Иордане на Сына Божия – это явление другое.

– То есть мы просто имеем свидетельство о том, что Дух Святой почивал на учениках, апостолах.

– На пророках. А Симеон Богоприимец?

– Духом Святым был приведен в церковь.

– Не только он, но и пророчица Анна, дочь Фануилова.

– Очень интересно проявление, действие Духа Святого в жизни человека. Это просто потрясающе.

– Об этом и вся Библия написана.

– И каждый человек, если возжелает это вкусить, может открыть свое сердце для Духа Святого. Батюшка, спасибо большое за ответы.

– Всего вам доброго, дорогие братья и сестры! Простите нас, грешных. И хорошего, доброго, полезного Великого поста всем.

Ведущий протоиерей Александр Березовский

Записала Татьяна Муравьева

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает клирик храма Живоначальной Троицы у Салтыкова моста священник Николай Конюхов. Тема беседы: «Духовное развитие».

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы