Беседы с батюшкой. Проповедь в Индии

28 июня 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает священник Климент Нехамаийя, глава православной общины в Чандрапуре (Индия).

– Тема сегодняшней передачи – «Проповедь в Индии». Казалось бы, простые слова, но сегодня мы увидим, насколько это непростое дело – проповедовать, в данном случае в Индии.

Отец Климент, само слово «проповедь» вызывает у нас, христиан, огромное количество вопросов и каких-то интересных комментариев. Кажется, что проповедь в Индии или проповедь, например, в Европе – это, в принципе, везде проповедь. Но я узнал, что проповедовать в Индии – дело совершенно другое: это практически опасно, очень сложно. Можно сказать, что сейчас Вы – единственный православный священник, который по роду из Индии. Вы живете в Индии и хорошо знаете свой народ. Можно сказать, что Вы – один на миллиард, потому что примерно столько людей живет в Индии. Скажите, пожалуйста, сколько из этого количества людей христиан?

– По государственным цифрам только два процента. Мы, христиане, знаем, что эта цифра больше, однако меньше семи процентов.

– От миллиарда людей это очень много. Прежде чем говорить о проповеди в Индии, хотелось бы, чтобы Вы рассказали, как Вы пришли к православной вере. Вы стали православным благодаря Вашим родителям? Как это случилось?

– Вся моя семья была христианской, но Англиканской Церкви (в нашей семье уже четыре поколения исповедуют англиканство). Мой брат тоже был служителем Англиканской Церкви, стал епископом. В свое время, когда он еще учился в семинарии, он узнал, что есть Православная Церковь. Но мы не знали, где Православная Церковь находится в Индии и о чем говорит учение этой Церкви. Брат начал искать по Интернету, читать книги и понял, что это древняя Апостольская Церковь, а не просто какая-то конфессия. Тогда он начал глубоко читать и изучать святых отцов, потому что когда он учился в семинарии, это не преподавалось так глубоко. Он понял, что единственная Церковь, которая имеет связь с апостольской Церковью и является апостольской, – это Православная Церковь. И начал отправлять письма в Православные Церкви: Греческую, Русскую… Но ответила только Русская Церковь. Они отправили нам миссионерских священников, и в 2012 году мы приняли православие.

– Как я понимаю, этот процесс был долгим. Я знаю, что, будучи еще мирянином, Вы написали большое письмо о том, что вы в Индии нуждаетесь в православном священнике. Я читал это письмо; вы хотели, чтобы этот священник, во-первых, знал нравы и обычаи людей, которые живут в Индии, знал язык, жил там. В Вашем письме замечательные ссылки на святых отцов и Евангелие. Когда Вы просили, чтобы Господь послал вам священника, думали ли Вы о том, что это будете Вы?

– Нет, такого не было. Я уже учился в духовной семинарии, но не ожидал этого, и у меня даже не было такой мечты, чтобы быть священником. Так как мой брат был англиканским епископом (после принятия православия он стал простым мирянином), логичнее было думать, что это он будет священником. Но получилось так, что в итоге рукоположили меня.

– Когда Вас рукоположили?

– В прошлом году в день Пятидесятницы.

– В день Святой Троицы. И храм ваш тоже в честь Святой Троицы. Рукополагал Вас владыка Амвросий. Что Вы испытывали в этот момент?

– Это даже невозможно передать словами. Во-первых, мы очень долго ждали священника. Поэтому во время рукоположения было такое чувство, что Господь наконец-то услышал наши молитвы, Он дал нам то, что нам нужно, самое важное. У нас было и таинство Евхаристии. Самое важное – что Господь нас услышал.

– Вопрос телезрителя из Москвы: «Вы сегодня пригласили такого увлекательного батюшку со сложным именем и фамилией. У меня такой вопрос: существуют ли конфликты между индусами и христианами? Сложно ли им работать в Церкви?»

– Очень сложно. Вообще индусы – очень дружелюбный и хороший народ. Но когда речь заходит о религии, тогда становится трудно, потому что они не любят, когда говорят, что есть один Бог, что нет других богов, что христианство, православие – это единственная истинная религия. Тогда возникают конфликты. И так как нас, христиан, там меньшинство при таком большом населении, христиан там преследуют. Это не показывают по телевизору в новостях (не знаю, по каким причинам), но почти каждый день там кого-то бьют, храмы сжигают, даже убивают христиан. Мы уже как-то привыкли, каждый день слышим такие новости, но другой мир, к сожалению, этого не знает. Люди думают, что в Индии все нормально, тихо, мирно, хорошо, но христианам там трудно.

– Насколько я понимаю, не просто трудно. Пришла пора вспомнить апостола Фому, который был послан именно в этот регион, чтобы проповедовать Евангелие. И он был убит, принял мучения от язычников. То есть мы можем сказать, что сейчас язычество там процветает, и думаю, не погрешу против истины, если скажу о том, что Ваша проповедь – продолжение апостольской веры и апостольской традиции.

– Конечно. Потому что апостолы проповедовали православие, и мы тоже это делаем. Хотя тогда существовали другие, древние конфессии, но они теряли свет истины, православие, поэтому апостолы проповедовали православную веру. По каким причинам апостол Фома принял мученическую кончину, по этим же причинам и сейчас преследуют христиан. Тогда власть и священники были против апостола и его проповеди, так и сегодня; ничего не изменилось, ситуация одна и та же.

– Много ли людей рядом с Вами, которые Вас поддерживают, которые исповедуют православную веру?

– Крещеных у нас около двухсот человек, а оглашенных больше, их много, я даже не знаю – сколько. И не только в моем городе, где я живу, но и в разных штатах есть. Недавно образовалась небольшая община в Мумбаи (там бывшие католики, индуисты и протестанты).

– Несколько лет назад около ста протестантских пасторов приняли православие. Это правда?

– Да, это в Южной Индии, в штате Андхра-Прадеш.

– То есть слово православной веры все-таки идет по Индии.

– Да, идет успешно.

– Есть ли в стране люди, которые никогда (подчеркиваю: никогда!) не слышали о Христе?

– Да, есть такие люди. Во времена, когда я еще был мирянином, я встречался с людьми, которые никогда не слышали о Христе. Может быть, когда-то они видели крест или храм, но вообще о христианстве и Христе никогда не слышали. Поэтому, знаю, такие люди есть.

– Вопрос телезрителя из Санкт-Петербурга: «Я хотел бы спросить, нужна ли вообще проповедь в других странах, в частности в Индии? Есть ли смысл в этом?»

– И Христос, и апостолы считали, что проповедь нужна не только в каком-то одном месте, не только в Иерусалиме и Израиле, но по всей земле. Христос говорил проповедовать по всему миру, а не в одном месте. Все нуждаются во спасении. Поэтому проповедь о Христе обязательна везде. Где появляется возможность – надо проповедовать, неважно, какая это страна, какое место: наша Родина или какая-то другая страна. Проповедь Христа должна быть везде, православие нужно проповедовать везде. Хочу подчеркнуть, что миссия – это когда мы идем туда, где нет истины, где не знают Христа, и там проповедуем. Потому что так и говорил Христос: «Научите все народы, крестя их», чтобы все получили спасение.

– «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа». Эта заповедь дана абсолютно всем христианам, кто носит имя Христа в сердце своем. Другое дело, что сейчас в России мы радостно произносим имя Христа, и никто нас за это не гонит – прошли те времена, когда за это убивали. А Вы едете туда, где за имя Христа можно не просто лишиться какого-то благополучия и благосостояния, но и самой жизни. Неужели Вы не боитесь ехать в Индию? Ведь здесь тоже нужны пастыри. Почему Вы не остаетесь здесь, а едете в Индию?

– В России много пастырей; думаю, я здесь не нужен. А в Индии я нужен, потому что там нет священника. Я должен быть в Индии.

– Вы будете служить один, потому что Вы – один на миллиард. Там есть храм?

– У нас нет храма. Есть домовый храм, и это только у меня дома. Если я еду в какой-то пригород, то служу у кого-то дома, где есть место.

– У Вас есть антиминс?

– Да, подписанный Святейшим Патриархом.

– Есть ли у Вас там деньги, машина?

– К сожалению, нет машины и нет таких ресурсов. Когда я живу здесь, в России, и кто-то хочет что-то пожертвовать, то я таким образом получаю какую-то поддержку. Но стабильных ресурсов нет.

– В городе Чандрапур, в котором Вы живете, проживает около трехсот тысяч человек. И сколько христиан среди этих трехсот тысяч? Человек двести?

– Нет, к сожалению, мало. У нас много англикан, католиков, протестантов, а православие только зарождается.

– То есть особенность проповеди в Индии в том, чтобы проповедовать не только тем, которые никогда не слышали о Христе, но еще и привести к вере тех людей, которые находятся, так сказать, во фрагменте веры, то есть в каком-то секторе.

– Да.

– Вопрос священника из Санкт-Петербурга: «Когда люди Индии принимают православие, решает ли православие, православная вера проблему кастовости индийского общества? И если решает, то как?»

– Решает. Потому что православие не признает касты и вообще какое-то разделение между людьми. Каждый человек создан по образу Божиему, поэтому невозможно говорить, что один из какого-то высшего рода, другой – из низшего. Другие конфессии тоже так говорят, но православие особенно подчеркивает, что каждый конкретный человек – это образ Божий. Когда люди узнают, что в православии мы равны, что все братья и сестры и нет касты неприкасаемых, они удивляются и не верят. Потому что хотя по закону касты в Индии запрещены, но к людям относятся плохо, и, живя в обществе, они все равно сталкиваются с такими проблемами, когда говорят, например: «Нет, он из низшей касты, нельзя есть с ним и дружить». Но когда они знакомятся с православием, для них это как другой мир; они понимают: здесь наш дом. Как в семье не бывает, что кто-то выше,  кто-то ниже, так и в православии. Они приходят к нам как в свою семью, в свой дом. Поэтому могу сказать, что православие решает эту проблему окончательно.

– Знаю, что в Индии есть традиция мстить, не прощать обиду; может быть, даже использовать какое-то насилие для того, чтобы привести человека к общему поведению, если он выбивается из него. Например, если дочь в исламской или индуистской семье начинает исповедовать христианство, ей это легко дается или это подвиг?

– Это подвиг. Я могу привести пример своей жены, потому что она тоже была индуисткой раньше. Когда она узнала о Христе и в чем вообще суть христианства, она в это поверила, начала это исповедовать, но тайно. Когда ее родители узнали об этом, они начали ее преследовать, поэтому пришлось украсть ее и отправить в другое место.

– Украсть?

– Да, потому что ее били дома, ей было очень трудно. И это не исключительная, а обычная ситуация, особенно с женщинами. Моя жена прошла очень тяжелый путь, чтобы стать православной. Когда к нам приехал священник, мы увезли ее далеко от города и там крестили, чтобы никто не видел, никто не узнал. Она тоже в 2012 году приняла крещение, стала православной. Когда ее родители об этом узнали, что мы все это сделали, они начали преследовать нас. Они старались сделать все, что могли, даже хотели убить меня.

– То есть нанимали наемного убийцу для Вас?

– Да. Потому что для них это как дело чести. Если дочь исполняет все, что требует семья, тогда это гордость для родителей, это просто великолепно. А когда дочь поступает немножко иначе, это вообще позор. Поэтому для них было самое важное – чтобы их дочь вернулась в семью и вернулась в свою бывшую религию, исповедовала ее открыто. И так как я был причиной, они хотели убить меня и использовали для этого все, что могли...

– Когда начались такие гонения, Вы ходили под смертью, зная о том, что Вас собираются убить, и даже много времени провели в полиции. Что Вам помогало все это вытерпеть? Это же, наверное, очень тяжело...

– Было тяжело. До сих пор, когда я это вспоминаю, мне трудно. Но как в то время, так и сейчас помогает чтение псалмов особенно – там все о нашей жизни. Давид как будто знал, что мы будем так терпеть, и писал специально для нас...

– То есть православная вера была для Вас в самом конкретном применении.

– Да.

– Вопрос телезрителя из Индии: «Меня зовут Арвинд (Иоанн по-православному), я тоже православный. Отец Климент меня хорошо знает. У меня нет вопроса, но есть пожелание для отца Климента. Он в Индии делает очень важные дела. Я ему желаю всего хорошего. Если Бог даст, я буду помогать ему; конечно, с Божией помощью».

– Спасибо за такие пожелания и молитвы.

– Вернемся к Вашей миссии, иначе это не назовешь...

– Да, это миссия.

– Что бы Вы хотели больше всего сейчас сделать в Индии? Что Вам необходимо сейчас?

– Самое необходимое – это, конечно, милость Божия, потому что без Бога мы ничего не сможем сделать, даже если есть деньги и все остальное. Поэтому самое важное – чтобы Бог был с нами и дал нам успехов в наших делах. И, конечно, важна материальная помощь. Потому что у нас нет храма; даже нет кладбища.

– Что с кладбищем?

– Трудно. Государство ничего не дает, говорят: «Покупайте свою землю и делайте что угодно». А купить свою землю очень дорого. Поэтому мы ждем какой-то поддержки; тогда все возможно будет сделать.

– А как сейчас приходится поступать?

– Слава Богу, у нас давно никто не погибал. Был случай, когда два ребенка погибли, пришлось похоронить их в индуистском крематории, хотя они младенцев не кремируют. Пришлось так...

– Православие только начало свой путь по индийской земле, это случилось, в общем-то, не так давно, а уже в XXI веке. Сколько людей приняло крещение с того времени, когда Вы приняли крещение?

– Приблизительно двести восемьдесят человек.

– И вся эта группа до сих пор существует и ждет, когда приедет пастырь отец Климент?

– Да.

– Вы поедете в Индию в конце августа?

– В начале августа.

– Вопрос телезрительницы из Вологды: «Я слушаю сейчас передачу и думаю, какие же мы, россияне, счастливые! У нас и много храмов, чтобы услышать слово Божие, и много литературы, и есть возможность смотреть телеканал «Союз», и Интернет с православными сайтами и программами. А каким образом в Индии осуществляется проповедь: только устно или есть литература и другие какие-то способы? Расскажите, пожалуйста, об этом».

– Литературы у нас нет. В Индии более тысячи языков, поэтому невозможно иметь только один перевод. Я перевожу православную литературу, но на своем родном языке. Этого недостаточно, потому что есть другие люди, которые не понимают мой язык. Поэтому делаю так: я организую конференции или какой-то многочасовой семинар и приглашаю людей. В это время показываю им на экране историю Православной Церкви с первого века и до наших дней. Они же не знают, что было в истории. Они знают, может быть, только Мартина Лютера, папу Римского, и все. Поэтому им надо рассказать двухтысячелетнюю историю, чтобы они понимали, что история Церкви берет свое начало еще от апостолов. Потом я рассказываю, что написано в Библии о вере, объясняю, что православие – это не выдумка какого-то человека; мы проповедуем то, что написано в Библии.

Когда я людям это рассказываю, они бывают поражены, потому что раньше никто им этого не рассказывал. Там есть какие-то пастыри, священники, но никто об этом глубоко не говорит, потому что они хотят, чтобы люди стали их последователями. А мы хотим, чтобы люди стали последователями Христа и членами Церкви Христовой, а не последователями какого-то отдельного человека.

Когда люди узнают историю, вероучение, о чем Христос говорил, о чем проповедовали апостолы и их ученики, в конце такой конференции (по моему опыту) сразу находятся несколько человек, которые говорят: «Я готов стать православным». Но я им говорю: «Пока рано, надо еще катехизис пройти. Это не просто так, что вы узнали и сразу станете православными. Хорошо, что вы так решили, но еще надо многому учиться. И если до конца у вас останется горячее желание быть членами Церкви Христовой, тогда я Вас буду крестить, тогда примете православие».

– Удивительно! Правильно сказала телезрительница, что у нас все легко, но мы в нашей православной стране ленимся узнать больше, ленимся ходить в храм, посещаем не каждую Божественную литургию, говорим себе: «Потом схожу». Множество людей сейчас смотрят передачу и понимают, до чего мы обленились. И что приходится преодолевать людям в Индии, чтобы услышать слово Божие!..

Я знаю историю о том, что ваши противники (не могу сказать: враги) обращались даже к каким-то колдунам и волшебникам для того, чтобы у Вас были неприятности. Это не преувеличение? Там действительно существует нечто вроде черной магии?

– Да, Индия – языческая страна, можно сказать, царство демонов, и такое там действительно существует. Колдуны, которых за деньги заказывали наши противники, очень известны (в негативном смысле) тем, что убивают людей через свою магию. Им заказали, чтобы они убили меня. Но мы все время только молились и благословляли их. Как говорил Христос, как говорил апостол Павел: «Благословляйте проклинающих вас и гонящих вас». У нас не было никаких колдунов, никаких мантр – у нас был только Христос. Все то время, когда колдуны что-то делали (мы видели, как они бросали кукол и какие-то вещи около моего дома), мы не боялись, потому что знали, что Бог с нами. Бог невидим, но я могу говорить, что видел Невидимого Бога, потому что Он невидимым образом защищал нас, Он был стеной между нами. Они делали всё. Все говорят, что их сила убивает, но я сейчас сижу перед вами и рассказываю эту историю. Без защиты Бога это невозможно.

– Именно уповая на помощь Господа, Вы и поедете туда. Иначе я не могу это объяснить.

Вопрос телезрительницы: «Насколько люди желают, стремятся принять православную веру в Индии?»

– Желание есть у многих, не только в одном городе. Люди пишут мне со всей Индии. Недавно написали из города Калькутты: там были люди, которые хотели стать православными, но никто не приехал к ним. Их ввели в заблуждение другие, они думали, что это тоже православные, и те принимали их в свои церкви. Теперь они связались с нами, хотят стать православными, и даже есть желающие стать священниками. Поэтому в Калькутте есть небольшая община.

В Южной Индии много желающих. Там есть даже собрание протестантских епископов, которые хотят узнать, что такое православие, и даже есть два так называемых епископа, которые готовы стать православными, но они говорят, что если сразу станут православными, то никто не будет их слушать. Они хотят использовать свой сан, чтобы люди их услышали, а потом принять православие.

В Северной Индии есть штат Пенджаб (там религия сикхизм), оттуда тоже звонили, тоже хотят стать православными. Это вообще невероятно! Когда меня рукоположили в священники, я даже не думал, не ожидал, что людей интересует православие; думал, что мне придется везде ходить, проповедовать. Но как только люди узнали, что есть священник, начали писать мне. Много людей хотят стать православными.

– Они нуждаются в слове Божьем.

– Да.

– На каком языке Вы проповедуете?

– В моем штате – на языке маратхи, это мой родной язык. В другом штате я проповедую на английском, а переводчик им переводит.

– Английский язык знают практически все.

– Нет, к сожалению. Многие знают, но не все. Но найти переводчика не очень трудно, можно найти.

– То есть возможность проповеди есть. Получается, у вас в одном народе много народов и много языков. Проповедь в Индии осложнена еще и этим.

Больше всего я удивился непротивлению злу и благословению врагов. У нас это имеет, в принципе, схоластическое значение. А в Индии, если этого не делать, злоба будет только умножаться. И если Вы не будете соблюдать евангельские правила, евангельское слово, то все обречено на провал.

Священное Писание для Вас – наверное, самая важная книга. Вы читаете ее на английском языке?

– Да, на английском и на своем языке.

– Есть перевод?

– Да.

– Вы будете служить один в храме. Вы рассчитываете на то, что у Вас будут помощники: алтарники, свещеносцы; может быть, когда-то кто-то будет рукоположен в диаконы? Вы рассчитываете на рост Церкви?

– Да, рассчитываю. Я уже сказал, что есть желающие, которые даже хотят принять священный сан. Но сейчас у нас нет никаких алтарников и свещеносцев; мой брат помогает: он и хор, и алтарник. Моя жена печет просфоры. Это трудно, конечно. Я мечтаю, что в каждом городе будет своя община, в ней свой священник, который будет служить на своем родном языке, и люди будут молиться и поклоняться Богу свободно.

– Как называется штат, в котором Вы служите?

– Махараштра.

– Насколько я знаю, в этом штате находится штаб-квартира фундаменталистов.

– Да, есть.

– То есть Вы находитесь в самой болевой точке?

– Эта самая опасная организация находится в соседнем городе. Они контролируют даже нашу власть: как они говорят, так наша власть и делает. Поэтому под их носом мы работаем.

– Просто невероятно!.. «Верующему человеку все содействует ко благу». Я так понимаю, каждое из апостольских утверждений имеет для Вас совершенно конкретное значение.

– Апостол Павел всегда меня вдохновляет. И не только меня, но и других миссионеров тоже. Как он проповедовал, страдал, терпел и все равно говорит, что все содействует ко благу. И мы так тоже считаем.

– Я понимаю, что для Вас слово Божие действительно имеет совершенно конкретное значение и помощь, и это очень радостно.

Вернемся к Вашему обучению здесь: что самое сложное для Вас было в Санкт-Петербурге?

– Самое сложное – петербургский климат. Два года я очень тяжело болел, но Бог дал мне сил, все это прошло, и я успешно окончил семинарию.

– Как Вы общались со своими сверстниками? Вы жили в семинарском общежитии?

– Да. Все очень хорошие, и мне все помогали.

– Вы говорили с ними на английском языке?

– Да, тогда на английском.

– Наверное, они подтянули свой английский?

– Да.

– Получается, Вы еще поработали здесь и преподавателем английского языка. (Смеется.) Сложно было освоить русский?

– Очень сложно, потому что грамматика особенная. Мне до сих пор трудно.

– Тем не менее Вам это очень хорошо дается. Какие предметы больше всего Вам нравились в семинарии?

– Библеистика – моя любовь.

– То есть как раз проповедь.

– Да.

– Когда Вы изучали этот предмет, Вы готовили свои проповеди?

– К сожалению, у иностранцев не было такого. Но когда я сам возглавлял службу,  проповедовал несколько раз.

– Сегодня состоялся выпускной, и Вы окончили свое обучение в нашей академии. Скажите, Вы дальше будете продолжать свое образование?

– Заочно буду продолжать. Очно не могу, потому что в Индии нужен священник.

– Я очень хочу пожелать помощи Божией в Вашем удивительном труде! Потому что не представляю себе, как можно служить там, где Вы один. В данном случае я понимаю, что один в поле – воин; воин в войске Христовом. Это про Вас.

Дорогой отец Климент, благословите наших телезрителей по окончании программы.

– Благословен Бог наш всегда, ныне и присно и во веки веков! Аминь!

– Что бы Вы хотели сказать православным христианам, которые в нашей стране сейчас Вас слушают, тем людям, которые не знают, что такое миссия, но читали евангельскую фразу: «Идите, научите все народы»?

– Это трудно. Я хотел бы, чтобы они всегда думали о кресте. На кресте умер Первый Миссионер и Первый Апостол. Поэтому мы должны смотреть на Него.

– Спасибо большое, дорогой отец Климент!

Сегодня мы говорили о проповеди в Индии, но, наверное, теперь мы должны задуматься и о своей проповеди.

Ведущий Глеб Ильинский

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы