Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

6 февраля 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В екатеринбургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает игумен Флавиан (Матвеев).

– Начать наш разговор хотелось бы с событий, прошедших не так давно (и в жизни Церкви, и в Вашей жизни). На прошлой неделе Вы приняли участие в работе одной из секций Рождественских чтений, выступили с докладом на тему трудностей современных молодых послушников и путей их преодоления. Как прошла конференция, какие Вы для себя вынесли полезные мысли, рассуждения, когда готовились к  этому докладу? Вообще трудности для послушников, монахов зависят ли от времени? Скажем, в XIX или ХХ веке трудности были другими?

– Во-первых, начнем с того, что Рождественские чтения – это ежегодная образовательная конференция, на которой присутствует не только духовенство и специалисты разных профилей из епархий, но также и общественные деятели, светские специалисты и просто все заинтересованные люди, которые так или иначе сотрудничают с храмами, епархиями. Получается, что для очень многих людей эти четыре или пять дней – то время, когда можно, во-первых, послушать слово Патриарха, послушать то, о чем говорит Церковь в лице иерархов, несущих свое ответственное послушание и отвечающих за те или иные направления жизни Церкви. С другой стороны, в рамках уже более узких секций, круглых столов, направлений послушать доклады, сообщения на более узкие темы. Но ведь свыше ста самых разных секций, направлений на Рождественских чтениях имеется каждый год. Каждый для себя даже в рамках того, чем он занимается, может иметь выбор – быть там или там. Настолько это разнообразная конференция, разнообразная работа!

У монахов, соответственно, свое монашеское направление – «Древние монашеские традиции в условиях современности». А наш круглый стол, на котором я сделал краткое семиминутное сообщение, был посвящен трудностям молодых послушников. Конечно, трудности молодых послушников в XXI веке не те, что в XIX. Это те, что касаются обстоятельств времени. С другой стороны, трудности, которые касаются самой природы человека, той смены обстоятельств жизни, которая происходит с человеком, решившим покинуть мир, в XIX веке люди переживали те же самые. Надо переступить через себя, нужно сформулировать для себя, что это за внутренние духовные ценности, что за цели, ради которых я готов покинуть своих родных, близких, мир и предать себя в монастыре в послушание игумену и братии, трудиться и молиться, изменить полностью весь образ жизни; собственно говоря, прийти в монастырь, чтобы прожить там жизнь и умереть с упованием на то, что если пришел сюда и остался здесь, то все это для жизни вечной. Конечно, люди в XIX веке переживали те же самые трудности: именно набраться этой решимости и удержаться в монастыре, несмотря на волны житейского моря. Эти трудности одинаковые и в XIX, и в XXI веке.

Например, такая трудность. Современная молодежь – это люди, которые росли в 90-е годы. У кого-то было время и силы воспитывать ребенка. Но ведь очень многие семьи в 90-е годы буквально боролись за выживание, и у родителей просто не было ни времени, ни сил, ни понимания, как воспитывать детей. Поэтому подчас дети 90-х годов приходят в монастырь недостаточно воспитанными. Об этом тоже приходилось говорить на конференции.

– То есть вдобавок ко всему это еще воспитательная функция…

Времена меняются, обстоятельства меняются, изменяется окружающая нас действительность. Уже как-то неудивительно, когда в монастыре, например, есть люди, которые занимаются видеосъемкой (это их послушание), фотографированием, монтажом всего этого (это небольшие сюжеты, зарисовки о том, как проходит жизнь в обители). Кто-то поет, кто-то занимается музыкой, кто-то ведет интернет-площадки, отвечает на вопросы в сообществах в различных социальных сетях. Как Вы считаете, это необходимость современного монастыря – участвовать в этом?

– Если уж человек избегает мира, убегает от мира, то он имеет полное право ничем таким не заниматься. Есть монастыри, в которых братья, склонные именно к уединению, порой живут в скитах (например, на Валааме, в Оптиной пустыни есть скит). Там монахи живут совершенно отдельно от мира. Но, с другой стороны, большинство монастырей так или иначе соприкасаются с миром. Наше время такое, что надо очень сильно постараться, чтобы  на сто процентов уйти из мира. В то же время для этого нужно быть таким подвижником, как древнеегипетские подвижники Макарий, Пимен и так далее. А в XXI веке где найти таких подвижников? Поэтому уход от мира для большинства монашествующих имеет, скажем так, весьма условный характер… Конечно, бывают и небольшие монастыри, но когда это большая община, ей приходится даже орудия труда закупать. Сельским хозяйством занимается монастырь... Так или иначе соприкосновение с миром есть.

С другой стороны, для того чтобы мир знал, что такое монастырь, из первых уст, и существуют в монастырях специально назначенные монахи. А иной раз этим занимаются светские специалисты, нанятые монастырем на работу. Но иногда именно в монастырях бывают монахи, которые занимаются Интернетом, какими-то видеосюжетами, фотографией и так далее. Это для того, чтобы люди узнали о монашеской жизни и получили духовную пользу. Поэтому люди, которые, может быть, в монастырях никогда и не бывали, могут узнать о них из сюжетов телевидения, в том числе православного, из Интернета, увидеть какие-то фотографии на интернет-ресурсах или в светских СМИ, когда об этом пишут статьи или делают репортажи.

Так или иначе монастырь здесь приносит пользу миру, не только молясь за мир. Монахи призваны молиться за весь мир, это безусловно. Но в то же самое время хорошо показать какую-то красоту монашеской жизни, ее упорядоченность. Иногда это заметно даже через фотографии, видеосюжеты. Монах должен быть иным, но иным ради близости к Богу. Если эту близость к Богу кто-то может в монахах увидеть или сами монахи могут это показать, то слава Богу. Эта часть жизни Церкви – монашеская, когда она бывает грамотно, хорошо показана (но, самое главное, показана в меру), может принести пользу мирским людям.

– Вопрос телезрителя: «В Евангелии есть притча о талантах. Мне интересно, какая такая ценность подразумевается в этом таланте, за которую была такая расплата –выбросить во тьму внешнюю. Не за деньги же скорее всего, не за ростовщичество (то есть приумножение денег). Какая ценность в этом таланте, что он так дорого стоит?»

– Спасибо Вам за вопрос. Из евангельского текста можно понять, что талант – это определенная денежная сумма. В притче о талантах описываются, скажем так, традиционные для грубого древнего времени нравы. Господин повелел своим слугам сделать ему прибыток и дал им определенные суммы денег; как сказано, каждому по его силам. Кто-то фактически отказался выполнять возложенную на него обязанность, просто взял и скрыл талант в земле: скажем так, эти деньги не были вложены в какое-то дело, которое можно «раскрутить» и получить барыш. Деньги лежат в земле. Когда хозяин возвращается, то вдобавок получает еще и «комплимент» от своего служителя, который говорит: «Я знаю, господин мой, что ты человек жестокий, собираешь там, где не сеял, поэтому я скрыл твой талант в земле; и вот на тебе твое». Естественно, господин на него разгневался и сказал, что он нехороший раб, не исполнил то, чего от него ждали. Господин ждал, что его деньги принесут какой-то прибыток, а вместо этого получает одни только укоры. Соответственно, этого раба господин счел негодным и отправил его в то место, которому тот не обрадовался.

Надо понимать, что эта притча о нас, о наших способностях, которыми мы можем распорядиться разумно или неразумно. От этого и зависит наша дальнейшая судьба, то, как с нами может поступить Господь. Господь иной раз поступает с людьми как мздовоздаятель, то есть как господин, который каждому раздает то, что ему полезно по справедливости. Если бы мы не знали, что Бог есть любовь, мы бы все впали в уныние. А если бы мы не знали, что Бог есть Судья, Учитель, Мздовоздаятель, то мы бы, конечно, предались лени и расслаблению и вели бы жизнь весьма несерьезную.

– Вопрос телезрительницы: «Низкий Вам поклон за чтение канонов; до буковки, до запятой все понятно. Вопрос: сейчас много бывает православных ярмарок, у нас в Воронеже тоже. Какое-то поветрие, все кинулись подавать записки на вечный помин, причем не только мертвых, но и живых. Я не знаю, что это такое; как это все понимать?»

– Спасибо за очень актуальный вопрос. Когда я сталкиваюсь с такими формулировками, как «вечное поминовение», тоже очень удивляюсь. На земле ничего вечного нет, и мы наше земное существование отмеряем неизбежной смертью, которая должна нас направить в блаженную вечность. С другой стороны, мы ждем Второго Пришествия Господа Иисуса Христа, которое рано или поздно наступит. Поэтому очень странно, когда тот или иной храм или монастырь берет на себя такую ответственность – принимать записки на вечное поминовение. Называли хотя бы более деликатно: пока существует храм или монастырь, в нем будет поминаться то или иное имя.

Длительными сроками поминовения живых людей не нужно смущаться, потому что, как правило, храмы, которые берут на себя обязательство длительного поминовения христиан, берут в том числе и обязательство в случае смерти кого-то из записанных перезаписать это имя из помянника о здравии в помянник об упокоении. Поэтому обычно при такой записи на длительные сроки поминовения дается специальная табличка, памятка, иногда даже с указанием номера, под которым записано имя, чтобы его можно было легко найти, с датой и адресом, куда нужно направлять свое обращение в случае изменения земного положения того или иного человека. Кто, так сказать, с поверхности земли ушел, того можно переписать в другой помянник.

А вообще не надо забывать: сам факт того, что вы записали родного и близкого человека на длительный срок поминовения, – это не только забота об этом человеке, но и забота о том храме, в котором вы заказали это поминовение. Это такая форма пополнения церковной казны храма или монастыря. В этом смысле люди, у которых есть такая возможность, могут и о своих родных позаботиться, и о храме, особенно восстанавливающемся или бедном, как, например, в сельской местности.

– Вернемся к теме Рождественских чтений. В этом году все чтения, собственно говоря, были посвящены теме «Молодежь, свобода и ответственность». Если с ответственностью как-то более-менее понятно, она имеет однозначное понимание, то свобода может двояко трактоваться – свобода как вседозволенность (можно делать все, что не запрещено законом) и свобода от греха, зависимости и прочего. Как для себя лично Вы ответили на вопрос (или отвечаете), что такое свобода для молодежи?

– Свобода для молодежи, как и для любого другого человека, – это понимание того, кто поистине свободен. Человек признает, что он не самобытен в этом мире, а что у его жизни есть источник, у всех его духовных и душевных дарований, которые у него есть, есть источник. Верующий человек понимает, что и у свободы есть свой источник и своя причина. По-настоящему свободен только Бог. Бог почему дает нам заповеди? Потому, что заботится о нас как Творец, как Созидатель, как Замыслитель, задумавший нас по образу Своему и устремивший нас к подобию. И всю жизнь мы должны к этому подобию Божию стремиться.

Но поскольку в полной мере свободным является только Сам Господь Бог, то когда мы к Нему устремляемся как к источнику свободы, тогда мы так или иначе к этой свободе можем приобщиться. А когда мы над собой Бога не признаем, чувствуем себя как бы самобытными, то мы тем самым лишаемся доступа к источнику свободы и ведем себя как существа, которые движимы теми или иными  мотивами. Одни очень сильно роднят людей – стремление к благополучию своей плоти: вкуснее поесть, получше попить, понаряднее одеться. Это те влечения, на которые человек может очень быстро себя израсходовать, и в стремлении к этим благам, например, только заботиться о своем теле. Человек может быстро умереть от обжорства и пьянства – ведь он свободен, как ему кажется (в обезбоженной версии свободы). И вот эта обезбоженная версия свободы его в краткий срок убьет. Потому что человек устремляется к тому, чего он реально хочет. Хотел человек вкусно есть и пить спиртные напитки – это его и убило. И это только земные мерки.

Судьба такого человека в вечности незавидна. Таким образом, вся жизнь верующего человека может быть с толком потрачена на то, что человек всю жизнь рассчитывает свои силы: сколько у меня есть времени, сил, талантов, насколько я могу познать Бога; насколько я могу устремиться к Богу непосредственно, а насколько через посредство других людей. Люби Бога и люби ближнего. Насколько между этими заповедями я буду соблюдать баланс, настолько будет отдача именно в духовной жизни, если я буду заниматься или этим, или этим. Ведь у нас всегда есть выбор: какие добрые дела делать и как их делать, когда и как молиться и так далее. Вот этот выбор каждый человек делает буквально каждый день, думая, каким образом все-таки еще на маленький шажок стать ближе к Богу. С одной стороны, нас в этом всех вместе держит Церковь, нас объединяют таинства. Но, с другой стороны, мы все очень разные, по-разному мыслим. Мы все, с одной стороны, одинаковы, с другой – у нас очень разные способности, возможности, моменты воспитания, какие-то даже детские страхи и так далее. Исходя из всего этого, человек нащупывает свой путь к Богу как к источнику свободы, и в этом смысле жить – очень хорошо и интересно, потому что это сложная, но очень интересная задача.

– Вопрос телезрительницы: «Я хожу в храм каждое воскресенье, стараюсь исповедоваться; конечно, хочется и причаститься. Но мне 80 лет, я живу одна, общение ограниченное, и когда иду к батюшке, я не знаю, какие грехи за неделю совершила дома. А ведь надо исповедоваться».

– Очень хорошо было бы, если бы Вы все время на видном месте держали книжку для подготовки к исповеди (например, «В помощь кающимся»). Наверное, нет ни одного человека на земле, который бы прожил хотя бы неделю, да даже один день, и не имел бы каких-то хитрых и лукавых мыслей, кого-то не осудил бы. Это те грехи, которые нас сопровождают на каждом шагу. Конечно, когда тебе много лет, очень сложно без должного навыка удерживать внимание на своем внутреннем мире. Но, по крайней мере, наверное, в тех грехах, которые я перечислил, себя виноватым может отметить каждый человек в любом возрасте. Человек живет один, ни с кем не ссорится, то если он признает себя виноватым хотя бы в этих грехах – лени, дурных мыслях, осуждении,  то, наверное, неправым не будет.

– Вопрос: «Стоит ли ограждать ребенка от общения с невоцерковленными дедушкой и бабушкой, оказывающими на него негативное влияние? Разрешают смотреть телевизор без меры, играть в телефон, есть неполезные продукты, абсолютно игнорируя просьбы родителей по этому поводу».

– Какой сложный вопрос... Здесь любовь к Богу и любовь к ближнему настолько пересекаются и входят в противоречие, что нужно, наверное, вводить разумные ограничения. Если дедушка и бабушка позволяют ему такие вольности, вредные для здоровья его души и тела, не нужно оставлять эту область бесконтрольной. Все-таки какой-то барьер должен быть. Но в то же время, конечно, полностью изолировать ребенка от общения с бабушкой и дедушкой неправильно. Движущей силой в этом смысле, конечно, должна быть любовь. Бабушка и дедушка не верят в Бога, но какая у них еще утеха в жизни, как не пообщаться со своими внуками? Об этом тоже обязательно нужно подумать и сделать так, чтобы эти ограничения не слишком их обижали. Если они увидят нас такими людьми – скажут: эти верующие такие, им бы дай только отгородиться от всех людей, которые с ними не согласны. Если дедушка и бабушка увидят вас такими, то у них, наверное, будет очень мало шансов прийти к Богу. Так что здесь нужна особая деликатность. Конечно, нужно обращение к Богу. Нужно у Бога просить сил и разумения, чтобы разумно распорядиться временем своих детей.

– Это, наверное, тема не только верующих или неверующих бабушек и дедушек, родителей, сколько вообще умения донести до них какие-то правила. Например, в семье ребенку не дают играть в телефон в силу его возраста, чтобы не испортить зрение. Ребенок не смотрит бесконтрольно телевизор, поглощая все, что дают детские каналы со своим контентом, а имеет рациональное, умеренное количество (например, в течение часа) просмотров мультфильмов в день. И то не близко к экрану. Конечно, когда нарушаются эти границы, речь уже не столько о том, являются ли бабушка и дедушка верующими, а о том, насколько они вообще понимают обоснованность претензий родителей. Наверное, тут надо всем вместе разбираться.

– Безусловно. Нужно собираться, общаться. И общаться не между делом, а именно назначать специальную встречу и общаться с той целью, чтобы как-то донести нужную родительскую информацию до старшего поколения.

– Вопрос телезрительницы: «Вопрос об упокоении усопших. Я молюсь за усопших по Псалтири и при утренних и вечерних молитвах. Я молюсь за людей, которых лично не знаю, или за знакомых, которых не помню. Например, была монахиня (мы заехали в церковь, она нам очень понравилась), мы с ней общались некоторое время. Потом она умерла. Вот я молюсь за нее. То есть это люди, которых я, в общем-то, и не знаю, это мимолетные встречи, но они почему-то мне так запомнились, что я молюсь за этих людей. Правильно ли я делаю?»

– Так или иначе эти люди знакомы Вам, раз уж они оставили какой-то отпечаток в Вашем сердце. Раз Вы взялись за это дело – за них молиться, почему бы Вам не продолжать это делать? Гораздо хуже бывает, когда человек заполняет свой помянник, кажущийся ему недостаточно хорошо заполненным, людьми, которых он знает поверхностно и которых даже просто забывает, кто они такие. А потом начинает вспоминать и даже вспомнить не может. Конечно, если у человека заполнены две-три странички, такого не происходит. Но иногда у людей бывают весьма пухлые помянники. Конечно, молитва за людей, которых ты даже вспомнить не можешь, превращается из молитвы как сознательного обращения к Богу в какую-то формальность, чего, конечно, нужно избегать.

– Доводилось ли Вам в своей жизни встречать такие помянники, прочитав которые, уже не помнишь, кто на пятой-десятой странице?

– Была пара разговоров. Люди задавали себе такой вопрос, потому что начинала мучить совесть. Говорят: помянник заполнила, а теперь половину уже и не помню; что с ними делать, вычеркивать или не вычеркивать? Я обычно советую так: завести новый помянник и записать туда только тех, кого вы помните, знаете. Тогда этот вопрос снимется сам собой. А для того чтобы тех людей не обидеть, всегда в конце молитвы добавляйте: «И всех людей, которых я когда-либо знала и встречала, и всех православных христиан».

– Конечно, забавно, когда читаешь на одной странице: «Николая, Виктора, Екатерину»… А на следующей странице повторяются те же имена; сидишь и думаешь: на этой странице про какого Николая идет речь?..

Мне передали вопрос от Риты (ей три года), которая спросила у папы, почему нельзя стоять между аналоем и амвоном. Вопрос очень актуален, потому что это место, как правило, свободное, дети туда стремятся подойти. Иногда в храмах детей оттуда выдергивают; ругаются, говорят: нельзя, не положено.

– Вообще этот запрет в тех храмах, где он существует, скорее имеет эстетический характер. Все-таки центральный аналой, на котором лежит икона, – это в современном мире устоявшийся элемент храмового обихода. На нем обычно лежит икона храма или праздника. Иногда лежат святцы. Когда вокруг такого предмета бегают дети, наверное, это не очень красиво. Этот предмет, получается, дети не воспринимают как что-то серьезное. Поэтому здесь ограничивают перемещение и взрослых, и детей. У взрослых обычно не возникает желания где-то походить, побегать. А у детей возникает. Поэтому раз уж центральный аналой поставлен и стоит в храме постоянно, то лучше, чтобы дети вокруг него не бегали, чтобы отношение к этому было серьезным.

Центральный аналой в большинстве храмов есть, но его может и не быть. В древности его не было. Но существует благочестивый обычай, который имеет очень глубокую укорененность: почитать царские врата как место, за которым находится святой престол. На нем приносится бескровная жертва – Святая Евхаристия, совершается литургия. Это место, из которого каждый день появляется священник с Чашей в руках, а в Чаше Тело и Кровь Христовы. Поэтому тут столько разных высоких смыслов пересекается, что с давних времен существует благочестивый обычай: если ты пересекаешь центральную ось храма, то нужно обязательно положить взор на царские врата, перекреститься, поклониться, а потом уже переходить на другую сторону. Лишний раз, перемещаясь по храму, воздать славу и почитание Богу. Это обычай, который нужно соблюдать. Вполне возможно, что именно это имелось в виду, когда ребенка кто-то остановил в непосредственной близости от царских врат и сказал: здесь ходить нельзя. Ребенок в храме может и побегать, и легкомысленно себя вести. Так что, если рассудить, скорее всего  забота церковных служителей, которые остановили ребенка, была именно об этом.

– Вопрос телезрительницы: «Есть ли возможность спастись в миру, воспитывая детей? Каким образом? Второй вопрос: мы снимаем квартиру, хотим приобрести свое жилье. Если по копеечке откладывать, но при этом не забывать давать милостыню, является ли это сребролюбием, чтобы приобрести жилье для себя, своей семьи?»

– Очень интересные вопросы. Нужно верить в семью как в главную основу жизни. Семья и семейный образ жизни для тех, кто выбрал этот путь, – это путь к спасению. Это путь, когда рождаются дети, новые люди, новые христиане. Они получают в семье воспитание, любовь, заботу, молитву, которую помимо семьи получить очень трудно. Именно семейный образ жизни – это как раз тот путь, который приводит к Христу, к спасению. В нем золотой нитью все прошито любовью, должно быть прошито любовью – и желательно любовью во имя Господа нашего Иисуса Христа. Поэтому нисколько не нужно сомневаться в спасительности семейного образа жизни. Монахи выбрали себе другой путь. Они могут больше времени посвящать молитве, но ведь воспитание детей – это благословенный труд. Все семейные взаимоотношения, которые могут быть проникнуты искренней заботой о ближнем своем, молитвой, любовью, это несомненный путь к спасению. Поэтому, пожалуйста, верьте в семью и шейте этой золотой нитью любви, сшивайте все то, что может прохудиться, расползтись. Много в жизни семейных людей скорбей, искушений, но когда есть желание сшивать, скреплять семью именно золотой нитью любви, тогда семейная жизнь получится, удастся.

Конечно, каждая семья заботится о том, чтобы иметь свое гнездо, свой домашний очаг, жить отдельно от других родственников. Конечно, когда есть возможность накопить на новое жилье, это нужно делать. Это тоже есть дело любви именно к тем, кто должен быть на первом месте. Для жены это муж, для мужа – жена, для них обоих это дети. Поэтому, конечно, забота о приобретении жилья и соответствующие сбережения, накопления – это дело любви, этим нужно заниматься. Нужно к этому относиться именно так, а не как-то иначе.

– Спасибо, что сегодня пришли в нашу студию, рассказали о докладе, который Вы сделали на одной из секций в рамках Рождественских чтений, отвечали на вопросы зрителей и вообще порассуждали на тему молодежи, свободы и ответственности.

Ведущий Дмитрий Бродовиков

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель строящегося храма Воздвижения Креста Господня в Митине священник Стахий Колотвин.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы