Беседы с батюшкой. Смирение

8 сентября 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает настоятель строящегося храма Воздвижения Креста Господня в Митине священник Стахий Колотвин.

– Я бы хотел задать тему, о которой мы сегодня поговорим. Вечная тема (Вы много о ней говорите и на проповедях, и вообще везде) – это смирение. Но сегодня очень большой день для нашей столицы – праздник Владимирской иконы Божией Матери. Прошу Вас вкратце рассказать о нем.

(Показывает на заставку в студии.) Это храм Покрова-на-Нерли, Боголюбово, Владимирская земля. То есть один из памятников домонгольского древнерусского зодчества, который вдохновляет каждого русского человека, видящего его вживую или созерцающего его прекрасную фотографию.

Что же мы празднуем в этот день? Мы празднуем то, что Пресвятая Богородица всегда покровительствует единству нашего народа. Если посмотрим на историю, то как только начинались разделения, противостояния, брат на брата восставал, Господь сначала терпел (Он долго терпит), а потом крепко бил и давал нам какого-нибудь внешнего врага, который воздавал уже так, что мало не покажется.

Если мы посмотрим на историю Киевской Руси, то увидим, что Киев становится вначале стольным городом, а потом за него, по сути, идет сражение как за переходящее красное знамя. Черниговские князья, волынские, из Новгорода приходит рать – и бедный Киев уже разграблен. И как символ того, что нет в этом никакой угоды Господу Богу и Пресвятой Деве, – Владимирская икона Божией Матери уходит из Киевской земли.

Мы не считаем, что Владимирскую икону действительно написал апостол Лука (все-таки он не писал в средневековой русской технике), тем не менее образ, с которого Владимирская икона была списана, был перенесен сюда  из Константинополя. И в Константинополе тоже греки друг на друга восставали, каждый завозил своих турецких союзников, они в итоге заселили весь Константинополь, и город оказался в кольце врагов, которых греки сами привезли.

Смотрим дальше: князь Андрей Боголюбский (как раз вспоминаем Боголюбово, храм Покрова-на-Нерли), святой человек, привозит эту икону и помещает во Владимирской земле. Он первый из всех князей, который завоевал Киев и не стал там княжить. И он показал: чтобы управлять Русью, ему не нужно захватывать бедный город, который уже кто только не штурмовал за последние десятилетия. То есть он приносит некоторый мир на Русскую землю.

И Пресвятая Богородица, конечно, покровительствовала ему. Нам кажется: как же покровительствовала, если его в итоге убили бояре? Если бы покровительство Богородицы определялось только земными успехами... Но мы недаром князя Андрея почитаем за святого человека. Потому что он угодил Богородице, он любил Ее, Она его любила, и он, по сути, принял страстотерпческий венец.

Если посмотрим дальше, на сегодняшнее событие (у нас несколько раз в году празднуется Владимирская икона Божией Матери), праздник  интересно начинается: Сретение Владимирской иконы Божией Матери. Для любого воцерковленного человека «сретение» – уже не загадочное слово, потому что у нас один из двунадесятых праздников так называется. Мы знаем, что «сретение» на современном русском языке означает «встречу». То есть москвичи встречают Владимирскую икону Божией Матери, которая прошла по такому вот кольцу: Константинополь (пусть и в виде списка), Киев, Владимир – и вот возвращается в Москву.

В чем тут некий глубокий смысл? Мы помним, что за противостояние, разделение, за гражданские межкняжеские войны Господь послал нам для вразумления монголо-татарское нашествие. Увы, князья стали сплачиваться в последний момент, собирали какие-то общие войска, но уже, конечно, пришлось пострадать русскому народу. Но Промысл Божий был, и Церковь все же хранили. Хотя, конечно, татары сжигали и разрушали все на своем пути (вот почему так мало чудесных домонгольских памятников архитектуры, потому что они прошлись – и как корова языком слизала, только кровь и разрушения оставили).

Но начинаются новые распри, на сей раз во владимирское княжение. Уже сам город Владимир теряет свой великокняжеский статус, и кто только за него не боролся: и Москва, и Тверь, и даже Нижний Новгород с Суздалем. Нижегородские князья все претендовали на то, чтобы получить ханский ярлык, причем добиться его даже не в каком-то совместном разборе дел, а действительно пойти на поклон к захватчикам, чтобы как-то упросить назначить себя великим князем.

То, что Пресвятая Богородица приходит в Москву, – это тоже некоторый знак, что с Москвы начнется освобождение от монголо-татарского ига. И мы уже знаем, что Пресвятую Богородицу встретили – и до Москвы не дошел Тамерлан, завоеватель монгольского происхождения, но не золотоордынский, а пришедший уже из центральноазиатских регионов, который создал  громадную державу и был очень жестоким завоевателем. Что было бы, если бы Тамерлан пришел, как пришел Батый? Второй раз Русь, возможно, этого не пережила бы.

Но Пресвятая Богородица дала чудо сразу: нашествие Тамерлана остановилось вообще без каких-либо причин. Конечно, историки тоже гадают, ищут какие-то рациональные причины, что началось восстание на другом конце империи, какое-то царство на другой границе восстало, что та же самая Золотая Орда, которая подвергалась нападению (потому что русские княжества в нее входили), тоже собирала какие-то свои силы. Вполне возможно, что именно так и было.

Совершенно необязательно, что были просто некоторые чудесные явления, которые описываются в житийных сказаниях. Но ведь эти известия Тамерлан получил не на неделю позже, когда он уже разграбил бы Москву, разрушил все храмы и осквернил святыни, потому что в отличие от золотоордынцев в нем ничего святого и не было. Не помогли бы эти факторы. Нет, до него доходят известия, и он правда решает, что войском не надо рисковать, что еще далеко; да и вообще ордынцы недавно грабили Русь, что там особо наберешь? И уходит.

Так и в нашей жизни, когда мы молимся Богородице, необязательно ждать, что Она физически явится какому-то нашему обидчику и специально нас защитит. Нет. Поскольку Господь – Великий Архитектор мира и к Своей Матери прислушивается, просто может быть такое стечение обстоятельств, что в итоге нам станет чуть-чуть легче. Но при этом Господь посмотрит: а как дальше идет развитие событий? Так и мы, даже если не видим, что Богородица непременно нам сейчас помогла. Что для нас важнее: отсутствие разрушений очередным завоевателем или то, что Русь станет свободна через какие-то годы? Конечно, второе. Потому что уже под покровом Пресвятой Девы мы получаем некоторую свободу, которой, конечно, нужно распорядиться.

Сейчас тоже у нас страна, в принципе, свободна, и никто не заставляет верить ни в Ленина, ни в партию, но эта свобода еще и большая ответственность. Поэтому, помимо того чтобы Пресвятая Богородица защитила нас от наших обидчиков и каких-то бед, мы должны помолиться Ей, чтобы Она помогла нам этой свободой не навредить; не нужно думать: если у нас все сейчас хорошо, значит, Бог нам благоволит. Возможно, Бог еще просто по любви нас терпит, а потом, увы, какое-то очередное испытание пошлет. Конечно, наш русский народ справится, а вот справимся ли мы, не сломаемся ли, не впадем ли в уныние, не потеряем ли свою душу для спасения?  В этом есть большой риск. Поэтому мы начинаем с себя, со свободы выбора следования за Христом.

– Вопрос телезрительницы: «Ко мне приблудилась кошка, полтора месяца я ее кормила. У меня самой кот, которого также мне подбросили, ему 12 лет. Сегодня ночью кошка родила двух котят. Первым делом я подумала, что надо от котят избавиться, потому что это очень большие проблемы, и мне один мужчина решил помочь их утопить. Но сегодня праздник Богоматери, поэтому я решила это отложить. Мне очень жалко котят, и до сих пор у меня идет борьба душевная. Вроде бы и оставить их надо, потому что я уже и к кошке привыкла... Я их посадила в коробку. Это большой грех топить котят? Как быть?»

– Есть замечательный французский писатель, летчик, герой войны Антуан де Сент-Экзюпери, известный нам по произведению «Маленький принц», и там замечательные слова: «Мы в ответе за тех, кого приручили». Вспоминаем еще и такую пословицу: «Взялся за гуж, не говори, что не дюж». Возможно, у истощенной кошки и хватило бы сил пожить еще, но при этом не хватило бы сил забеременеть и выносить этих котят, если бы Вы ее не подкармливали. То есть, по сути, Вы так или иначе обеспечили то, что эти котята появились на свет. И если мы уже начинаем какое-то дело делать, бросать его на полпути нельзя.

Конечно, не дело набивать квартиру кошками, порой это даже свидетельствует о некотором психическом отклонении (когда у человека десятки кошек). Это крайность. Но, по крайней мере, надо приложить все усилия, чтобы этих котят куда-то пристроить. Раз Вы решили заботиться о кошке и понимаете, что не готовы заботиться о ее потомстве, значит, надо потратиться на то, чтобы кошку стерилизовать.

Увы, приходится не на богословские темы говорить, но в данном случае практический совет поможет не проявить жестокость… Понятно, что мы режем и свиней, и коров, едим и котлеты, и колбасу, но здесь показывается несовершенство нашего тварного мира после грехопадения. Потому что смерть вошла в мир, и уже все мы, хотим этого или не хотим, ей сопричастны. Поэтому действовать искусственными методами (вегетарианство не ради поста, а чтобы поросенка не резать) не стоит, потому что для того домашние животные специально и разводятся. Они бы никогда в дикой природе столько не прожили, такого  веса не набрали, жили бы впроголодь, не спали, спасались от хищников и все равно попадали бы в их зубы… Конечно, есть некоторая двойная мораль, когда люди совершенно без ума от кошек и собак; тут крайность уже другая… Но если бы Вы просто у подъезда увидели каких-то котят, я бы не сказал Вам: подбирайте, устраивайте их и так далее. Но здесь была Ваша свободная воля, Ваш свободный выбор.

Мы, как христиане, знаем, что созданы по образу и подобию Божию, свобода нам дана, и за свои свободные поступки нам приходится нести ответственность. Причем порой не только нам, но даже и грядущим поколениям (как за свободный выбор Адама и Евы все мы несем некоторую ответственность). И люди, выбирая за своих детей, какое они получат образование, какой пример они увидят в жизни, тоже во многом закладывают некоторые линии для развития их судьбы. Усыновленный ребенок, изъятый из какого-то наркопритона и помещенный в благополучную семью, может стать замечательным человеком, который будет помогать людям вокруг себя.

Так и здесь. Хотя вроде это какие-то котятки (и сколько их гибнет!), но христианин должен делать мир вокруг себя лучше. Поэтому тоже постарайтесь, найдите какие-то силы, средства, единомышленников, чтобы этих котят пристроить.

Знаю, бывают очень упорные люди, говорят: «Батюшка, объявите в храме, у нас котят надо раздать». Я говорю: «Нет, все-таки храм – не место для объявлений о раздаче котят, в храме мы отвлекаемся от земной суеты и стараемся Богу послужить». Но в любом случае, я знаю, такие упорные люди все-таки добиваются своего, находят людей и этих котят кому-то отдают. Так и здесь, приложите некоторые усилия, а о кошке в дальнейшем позаботьтесь.

– Почему-то мне жалко стало этих котят. Надеюсь, мы сейчас их спасли; может быть, они найдут своих хозяев.

– Дай Бог. И принесут счастье в какую-то другую семью.

– Может, мышей будут хорошо ловить. Но все-таки по отношению к животным жестокость – это ведь тоже грех. И тоже нужно каяться в этом.

– Конечно. В принципе, даже если жестокость никак внешне не проявилась, она у человека внутри, в сердце, человек уже этим грешит. Мера греха разнится. Господь говорит: «Кто смотрит на женщину с вожделением, тот уже прелюбодействует с ней в сердце». Он как раз говорит о том, насколько грех начинается внутри, насколько христианин должен беречься не только действия, но и мыслей, и чувств, даже каких-то невольных размышлений, которые пробежали в нашей голове, проскользнули в нашем грешном сердце. Конечно, разница между «посмотрел на женщину с вожделением» и изменой несомненна.

Точно так же и здесь. Жестокость, какая-то злоба, которую мы проявляем в своем уме или высказываем на словах, – это уже одна степень. А если мы проявляем эту жестокость на каких-то жучках, паучках (бывает, крылышки отрывают просто для того, чтобы насладиться их мучениями) – это уже другая степень.

Если мы берем тех существ, которые еще больше на нас похожи, заботятся о потомстве, о своих детках, греют их, кормят (собаки, кошки), и проявляем этот грех на них, в нас эта страсть разрастается еще больше. И потом это идет дальше и дальше, вплоть до какого-то геноцида, когда миллионы людей посылаются на смерть.

Поэтому наша задача не думать, что если мы где-то жестокости уступим, как и любой другой страсти, то это, в принципе, ничего страшного. Увы, это тот пожар, который, возможно, мы не сможем затушить и который сможет выжечь все вокруг нас, когда будет пустая раскаленная земля (в переносном смысле). Конечно, мы, может, добьемся своего, переступим через каких-то своих конкурентов, коллег по работе, еще через кого-то, но в итоге мы еще до того, как Господь будет решать нашу судьбу на Страшном суде, просто останемся в страшном одиночестве, потому что никого рядом не будет.

– Мы подошли к теме «Смирение». Часто жестокость и какие-то волевые решения принимаются вопреки духовным законам, и, не смиряясь, мы иногда навлекаем на себя еще больше проблем, а смиряясь, может быть, какое-то благо и приобретаем. Как говорится, Авраам своим смирением стяжал то, о чем мы читаем в Библии. Вокруг термина «смирение» много неопределенности. Часто его связывают с молчаливостью, покорностью, а также с мыслями о собственной ограниченности. Все-таки как правильно толковать смирение? Может, что-то Библия нам здесь подскажет?

– Наоборот, смирение – это вовсе не ограниченность, это просто максимальная степень свободы, которая не разрушает самое себя. Потому что гордость – это фантом свободы. Чем больше человек гордится, тем больше он в порабощенном состоянии, тем больше он действует не в интересах себя. Христианин по большому счету – это здоровый эгоист, но в каком смысле? Он заботится целиком о своей душе. И если даже что-то комфортно, приятно, по гордости хочется сделать, он это ограничит, потому что это душе может навредить. А гордый человек, наоборот, свою душу загоняет в адские глубины. Недаром Господь говорит, что Он гордым противится, а смиренным дает благодать.

Например, я забрался на небоскреб, вышел на крышу здания и хочу побегать, попрыгать. Если я не очерчу некоторые границы, которые мне сейчас Господь Своей волей дал для бегания и прыгания, то могу свалиться. Более того, может, совсем не стоит подходить к этой границе, потому что, даже не собираясь сваливаться, видя эту границу, разбежишься, по инерции упадешь, поскользнешься – и тоже полетишь и разобьешься.

Точно так же и наш выбор между гордостью и смирением. Когда мы смиряемся, говорим: «Господи, я с Тобой абсолютно свободно взаимодействую. Во-первых, я почувствовал, понял, что и где мне может навредить, и я в этих рамках абсолютно свободен».

Почему проводятся теннисные матчи, мини-футбольные турниры на крышах зданий? (Там красивые кадры с дронов снимают, в Интернете можно посмотреть.) Потому, что дается некоторая свобода. Господь дал нам такие знания, мы построили какое-то здание, и на нем вот так красиво проходит игра на фоне закатного солнца, облаков, летающих небесных птиц. Но при этом мы находимся в смирении с тем, что есть законы физики, которые обязательно на нас подействуют, если мы выступим за пределы небоскреба. Есть и некоторые рукотворные человеческие законы, потому что строители сделали крышу именно такой формы и такого размера, не больше и не меньше. И мы им подчиняемся.

Если мы смирились, мы абсолютно свободно можем пользоваться тем, что у нас есть, что нам дал Господь, сотворивший мир, через других людей в той ситуации, в которой мы оказались. Если же мы, наоборот, гордимся, то вырываемся за эти пределы, отрицаем очевидные границы. И хотя мы, можно сказать, от ограниченности ушли к безграничности, эта безграничность приведет к тому, что, наоборот, мы будем ограничены. Человек, который играет в футбол на небоскребе, абсолютно свободен. Человек, который скажет, что он не такой ограниченный, и спрыгнет – что увидит? Он скорее всего умрет и будет абсолютно ограничен. Либо станет инвалидом и будет ограничен.

Понятно, что любая телесная аналогия несовершенна, потому что наша душа имеет несравненно более сложное устроение, чем тело. Но поскольку Господь в Евангелии постоянно сравнивает тело и душу, то это мое сравнение абсолютно аутентично евангельскому пониманию. Каждый христианин старается подражать Христу, поэтому найти какую-то аналогию для тела, чтобы понять, что происходит с нашей душой, – это вполне в евангельском духе.

Если мы не противопоставляем смирение гордости, а воспринимаем его как самостоятельную добродетель (потому что христианин должен следовать за Христом и возрастать в добродетели, а не только стараться отлепиться от сатаны и противостоять греху, так как много ему чести, чтобы на его страсти всю христианскую жизнь посвящать), то надо понимать, что смирение – это тоже путь свободы и счастья. Что мы выбираем свободу, но самый лучший ее вариант.

Недавно у нас было собрание для подростков, которых уже не охватывает детская воскресная школа, а до молодежных мероприятий, в силу возраста, они еще не доросли. Надо было что-то для них придумать, и у меня была своя концепция в голове. Я, как настоятель храма, мог бы ее утвердить, назначить исполнителя, но мы собрались (другие батюшки, наши активные прихожане), побеседовали. И смотрю, какие-то мои идеи целиком отпали, какие-то дополнились, какие-то переосмыслились, кто-то вообще с чем-то своим пришел.

Пока еще все не реализовали, еще все впереди (это наш первый год общения с подростками), но в итоге уже получается лучше. То есть кажется, что отец Стахий такой смиренный? Нет, на самом деле отец Стахий тоже очень самолюбивый и понял, что для него, как настоятеля храма, лучше смириться перед мнением клирика или простой прихожанки, преподавателя...

Точно так же в теме строительства (мне приходится храмы строить, поэтому я на нее все время съезжаю). Я, конечно, могу сказать так: «Мне не нравится это помещение, давайте его перепланируем или вместо дорогих материалов возьмем что-то более дешевое; и так средств нет». Но ко мне подходит специалист и говорит: «Это можно построить и быстрее, и дешевле, но через пять лет все придется заменять и платить в два раза больше».

И понимаешь, что в твоих же интересах смирение, и это никак не обидно; наоборот, здорово. Хорошо, когда ты это понял. Но смирение необходимо даже при ограничении нашего разума; когда у нас нет рассудительности, разум наш затуманен; например, просто усталость, не выспались. Если у нас есть смирение, то даже если мы не понимаем помощь, которую нам Господь либо Сам, либо через других людей дает, – это принесет нам пользу. Как маленький ребенок зачастую не понимает, когда родители ему говорят: «Не надо тебе второе мороженое. Вместо этого через час будешь на ужин есть котлету». Ребенку сложно это понять. Задача родителей – ему объяснить. Он проведет час до ужина более счастливо, если смирится с выбором родителей. Потому что и так, и так он все равно мороженое не получит. Но он может капризничать. Или получит просимое – и у него зубы заболят, без котлеты ляжет спать, а потом будет жаловаться на ночь: «Ой, хочу есть».

Для ребенка будет большим счастьем проявить некоторое смирение. А поскольку мы все дети Божии, то самый главный фактор нашего счастья на земле, который пойдет в жизнь вечную, – это наше смирение перед волей Божией. Нам хочется так, нам совесть даже подсказывает, говорит: «Нет, ты прав». А мы открываем Евангелие и видим, что Господь говорит по-другому. И говорим: «Господи, Ты лучше знаешь. Я смирюсь и поступлю по-Твоему».

– Вы служите в храме Воздвижения Креста Господня в Митине. Храм строится, достаточно много работы. Как вам можно помочь?

– Мы люди русские, морозостойкие, но без отопления совсем тяжело. У нас в храме есть ограниченный запас отопления от электричества. Это дорогое удовольствие, но другого пока нет. Есть возможность для здания воскресной школы сделать нормальное отопление в батареях, потому что электричества нам все равно не хватит. Поэтому мы сейчас все силы прихожан используем, чтобы подготовиться к отопительному сезону.

Как у нас на Руси говорят: «Никогда не было – и вот опять». Приходит зима, и вроде не готовы, но мы надеемся, что эта проблема решится теперь раз и навсегда. Поэтому если кто-то теплом своего сердца хочет обогреть и деток (маленьких и больших), и батюшек, которые приходят вести занятия, воспользуйтесь Интернетом, зайдите на сайт нашего храма. Название сложное, но если забить в Интернете просто «крест над Москвой», то вы попадете на наш сайт.

Главное в общении с прихожанами – некоторая открытость. У нас общие сметные расходы обозначены, описано, что на что пойдет, все можно потом проследить. Можно добраться до Москвы, зайти под своды нашей теплой воскресной школы, стряхнуть снег с плеч своего полушубка и порадоваться, что ты в это дело вложил частичку своего сердца скромным, посильным переводом.

… Если кто-то не успеет задать свой вопрос, можно сделать это через  Instagram. Порой не успеваю отвечать в частном порядке, но если мне напомнить, то обязательно рано или поздно отвечу.

– Вопрос телезрителя: «За пятьсот лет до Рождества Христова философ Конфуций говорил: “Не делай людям того, чего не хочешь, чтобы делали тебе”. В Евангелии слова звучат так: “Как хочешь, чтобы с тобой поступали люди, так и ты с ними поступай”. Смысл абсолютно одинаковый. Как Вы это объясните? Получается, что Конфуций автор этих слов?»

– Есть некоторый рост и развитие. Слова Христа – это абсолютное новаторство. Есть положительный и отрицательный нравственный закон. Отрицательный – это не отрицательная характеристика, а то, что есть отрицание.

Мы все помним, что люди вышли из рая, поэтому они после рассеяния сохранили крупицы знания о тех нормах, которые Господь дает людям. Недаром Авраам, живший в Междуречье, когда через пустыню пришел в Салим к Мелхиседеку,  встретил человека, который поклонялся Единому Богу. Конечно, проходили миллионы лет, но люди в разных уголках земли в ветхозаветное время имели крупицы истины. Потом Господь призывает Авраама, начинается ветхозаветный этап в подготовке к Пришествию Христа. Конечно, больше получает избранный иудейский народ, чтобы дать всему человечеству Пришествие Спасителя, Который приносит абсолютно новое, то, что не получал никто в ветхозаветные времена ни в одном уголке земли.

Давайте посмотрим философски на отрицательный нравственный закон: «Не делай того, что не хочешь себе». Но Господь говорит куда больше. Потому что христианство – это развитие, возрастание. Делай то, что ты хочешь, чтобы делали тебе. Например, сидят несчастные бомжи на улице. Есть жестокие подростки, которые обижают беззащитных людей. Конечно, Конфуций, или конфуцианец, или представитель многих других традиционных культур скажет: «Ты не должен делать то, что не хотел бы себе. Ты же не хочешь, чтобы с тобой так обращались». А Господь говорит больше: «Возлюби ближнего, как самого себя. Делай то, что хотел бы, чтобы делали тебе».

Когда на улице мерзнешь голодный, ты же хочешь, чтобы тебя обогрели, накормили. Когда ты никому не нужен, ты же хочешь, чтобы к тебе какую-то толику тепла проявили. Ты знаешь, что у тебя есть недостатки, сложные стороны характера – но это люди терпят; значит, наверняка любой человек хочет, чтобы кто-то потерпел и его недостатки. А возможно, его недостаток в том, что он пьяный в данный момент валяется. Поэтому христианин призван к большему действию. Первый шаг – это ограничиться от греха. Если убираешь какие-то грешные поступки в своей жизни – это уже некоторая база, основа. Но основа, на которой ты начинаешь расти. Пока ты только борешься с грехом; по методу Конфуция – не делаешь то, что не хочешь себе; ты выбираешься из отрицательной шкалы на уровень нуля. Когда же хочешь все-таки возрасти и приблизиться к Богу, к Христу, ты должен действовать. Делать то, что хотел бы себе. Самая большая любовь, когда даже ты готов делать то, что тебе не нужно.

Родители стараются дать детям больше, чем они имели в своем детстве. Это абсолютно правильно. Мир наполнен злом, войной, несправедливостью. Но за счет того, что любящие сердца заботятся о ближних и стараются жизнь близких сделать лучше,  мир пребывает в некотором балансе, не разваливается совсем. И Господь не приходит его судить, огненная река не прошлась по поверхности мира. Точно так же и мы, следуя за Христом, возрастая, должны сделать следующий шаг. Очень многие (даже воцерковленные люди) привыкли, что приходят на исповедь, говорят один и тот же список грехов и считают, что это христианство. Это не христианство, это только начало. Христианство – это следование за Христом. Если ты говоришь: «Да, Господи, я готов за Тобой последовать, но скажи и так мне спасибо, что я грехи оставил», – то ты не христианин.

Сегодня читалось Евангелие про юношу, которому Господь говорит: «Раздай все, что ты имеешь, и следуй за Мной». Господь не говорит только: «Раздай все, что имеешь». Он не говорит только освободиться от того, что душу юноши сковывает, – от страсти сребролюбия. Этого недостаточно. Господь говорит: «Следуй за Мной». Так и мы должны следовать за Господом.

Поскольку каждый человек худо-бедно себя любит, то он тоже должен начать с того, чтобы делать другим то, что делает себе. Но обращаю внимание: поскольку наша совесть несовершенна, мы можем считать, что если хотим себе какого-то греха, значит, и другим это надо. Например, человек говорит: «Я иду на дело, грабить. У меня есть школьный друг, он мало зарабатывает на честной работе…» Но это не будет помощью. Поэтому мы берем принцип, о чем сказал Христос, как некоторую следующую ступень над ветхозаветным знанием во всем мире, в том числе и в Китае, потому что везде Господь готов открыться людям через естественные законы. Апостол Павел об этом пишет в одном из своих посланий. А дальше идем по евангельскому тексту.

– Мы просим смирения у Бога, но как Он его нам дает?

– Господь помогает нам укрепить свой свободный выбор. Мы говорим: «Господи, я хочу приобрести смирение как некоторое свойство, характеристику». Одно дело, когда мы что-то материальное приобретаем или интеллектуальные познания; это мы берем извне. Другое дело, когда мы приобретаем какую-то характеристику – тренируем память, или идем вперед в спортивных показателях, или репетируем музыкальные произведения. Таким образом мы совершенствуем сами себя: то, что и так в нас есть, улучшаем. Так и здесь.

Мы созданы по образу и подобию Божию, а Бог (одна из возможностей хоть как-то Его представить и понять) – это абсолютное совершенство всех благих характеристик. В том числе Бог абсолютно смирен. Это Он засвидетельствовал Своей смертью на Кресте. Творец, Создатель мира родился в пещере, Его положили в ясли, где были вол и осел, пастухи пришли навестить Его; Он бежал в Египет как беженец. Сейчас беженцы бегут, точно так же Господь бежал без всего – что на ослика поместилось, то и взяли... Господь постоянно смиряется. Прожил в Назарете, а не в царском городе Вифлееме; в безвестности, за что фарисеи Его все время укоряли: «Да Ты не из Вифлеема, не потомок царя Давида, Ты какой-то назаретянин». (До сих пор христианство на современном иврите называется «назоритянство».) Это показывает смирение, потому что в Нем оно есть. Мы говорим: «Господи, я, в принципе, следую за Тобой, хочу быть как Ты. Мне это сложно. Поэтому просто помоги, ограничь мою свободную волю, чтобы я обратился к смирению». У Господа для этого есть самые разные арсеналы. Есть такая фраза: «Господь гордым противится, а смиренным дает благодать». Мы помолились: «Господи, дай нам смирение». А Господь видит, что мы гордые, Он нам – противление, раз – и нас начальник поставил на место, раз – и какие-то наши друзья уперлись, не согласились с нами. Я-то думаю: «Я вроде помолился, чтобы во мне смирение было, а во мне, наоборот, гордость бушует». Нет, Господь охраняет нашу душу по молитве. Так что если кто-то против шерстки нам идет после того, как мы о смирении помолились, а смирение вроде не проявляется, это Господь нам дает повод: сделай свой свободный выбор в сторону смирения.

На фоне спокойной ситуации скажешь: «Я смиренный, спокойный человек, я всегда готов уступить». Нет, вооружение проверяется в бою. У тебя есть латы, меч (конечно, они красивые, на солнце блестят, на параде ходишь – все хорошо), но если сразу меч развалился, латы продырявились, то, конечно, долго в битве не протянешь. У нас идет постоянно духовная битва с духами злобы поднебесной, по словам апостола Павла, который об этом нас предупреждает. Мы должны доспехи веры, оружия, спасения держать лучшим образом. И Господь дает нам для этого некоторые тренировочные ситуации, которые приближены к реальным.

– Вопрос телезрителя: «Блаженны миротворцы, ибо их будет Царство Небесное. Но когда я разнимаю своих друзей по пьянке, получается, больше всего мне достается. Как так?»

– Слава Богу. Это вопрос не теоретический, это применение Евангелия в жизни. Да, конечно, блаженны миротворцы. Сделаю небольшое уточнение – они «нарекутся сынами Божиими». Главный миротворец – Сын Божий Христос. Мы усыновляемся Богу, когда становимся такими, как Христос, истинными христианами, похожими на Него; мы становимся сонаследниками Царствия Небесного.

Кто может наследовать Царствие Небесное? – Только сын Царя Небесного, то есть мы становимся сыновьями Бога, и Господь нас ждет. Заповеди блаженств показывают, как достичь вечного блаженства, пребывания в Царстве Божием. Это миротворчество. Фарисеи, книжники думали: «Вот сейчас придет Мессия и прогонит римлян, завоюет весь мир… Как у ветхозаветных пророков есть пророчество: “Принесут все концы земли дары, поклонятся”». Фарисеи, саддукеи, да и многие простые иудеи думали: «Мы сейчас всех завоюем, будут нести нам дань, мы отыграемся за годы рабства вавилонского; в Египте в рабстве были... Сейчас заживем за счет страдания других».  А Господь, наоборот, приносит мир. Приносит мир людям; за исключением того, что в другом месте говорит: «Не мир принес, но меч». Меч для борьбы духовной.

Вы оказываетесь в той ситуации, когда действуют оба евангельских понятия. Вы приносите некоторый мир людям – они не наносят друг другу вреда, но при этом наступаете с мечом против страстей человеческих. Враг злобы поднебесной сатана так не оставляет: через людей, чей разум затуманен чрезмерным употреблением алкоголя, он наносит какой-то ущерб в своей бессильной злобе, потому что его больше всего раздражает, что вы не просто включаетесь в драку, а стараетесь это остановить. Он видит, что теряет для себя этих пьяниц. Да, конечно, они, может, еще по-прежнему связаны и снова, и снова будут биться, но помимо страсти пьянства, благодаря вашей заботе, они не нагрузили свою душу еще более тяжелыми грехами, нанеся какие-то увечья друг другу.

Господь не говорит: «Миротворец – это мир, дружба, все спокойно». Нет, мы видим, Господь был Миротворец, однако Его схватила стража, вышли на Него с оружием, с факелами. Господь говорит: «Что ж вы так на Меня вышли?» Привели и казнили рядом с разбойниками, преступниками, изменниками – на Голгофе. Мы видим, к чему привело миротворчество. Но на этом Евангелие не закончилось. Мы тоже говорим: «Для чего я вмешиваюсь и получаю тумаки от каких-то пьяных людей, да еще и грязный, запачканный хожу?» Но Евангелие не заканчивается на Кресте, оно кончается на Воскресении и Вознесении на небеса. Наша воскресшая человеческая природа идет и наследует Царство Небесное. И уже тело наше и душа с Богом пребывают.

Наша задача: пройти через некоторые настоящие христианские страдания, когда мы ради ближнего, чтобы ему было лучше, жертвуем собой, своим удобством, комфортом, порой даже рискуя здоровьем, портим себе настроение. Но мы это делаем ради ближнего. Главное – не возгордиться. И после этого, когда все воскреснут на Страшный суд, мы можем думать, что воскресение и Страшный суд будут связаны не с вечной смертью, когда наше тело пойдет на муки вечные, а, наоборот, – с вознесением на небеса. Мы, как Христос, приобщимся к райскому блаженству. Поэтому Господь всегда дает все по силам. Люди, может, и пьют, но иногда о Господе вспомнят, помолятся, и Господь им посылает человека более верующего, который помогает им не окончить свои дни в пьяной драке на улице, а все-таки получить снова и снова второй, третий, десятый раз возможность как-то поменять свою жизнь.

Ведущий Сергей Платонов

Записали Елена Кузоро и Людмила Кедысь

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает архимандрит Алексий (Вылажанин), благочинный Петропавловского округа Московской (городской) епархии, настоятель храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Лефортове, член Канонической комиссии при Епархиальном совете города Москвы.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы