Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

8 мая 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В екатеринбургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель собора в честь Успения Пресвятой Богородицы на ВИЗе города Екатеринбурга, руководитель Отдела по социальному служению Екатеринбургской епархии протоиерей Евгений Попиченко.

– Отец Евгений, передача «Благая часть» выходит, и наши зрители восприняли Ваше возвращение на экраны с добрым сердцем, радостью, воодушевлением. Но мы давно уже не общались в прямом эфире в рамках программы «Беседы с батюшкой», не отвечали на вопросы зрителей. А за это время произошло два очень важных события – Великий пост и светлое Христово Воскресение. Хочется ли чем-то поделиться?

– Конечно, очень хочется это состояние продлить во времени, в ощущениях. Я вообще не представляю, как люди живут без Пасхи, без этого потрясающего события, участниками которого мы являемся. Как люди справляются со своими трудностями? Как переживают смерть близких? Как они стареют, болеют?.. Если Христос не воскрес, то тщетна вера наша. Если Христос не воскрес, то мы самые несчастные люди. Но мы знаем, что Христос воскрес – и в Его воскресении надежда нашей жизни.

Милостью Божией спокойно прошел Великий пост, не в расслабленном состоянии. Самое главное, что дает жизнь, – это Чаша Христова; это литургия, потому что именно в ней мы черпаем силы верить, надеяться и любить; любить Бога, любить ближних. Священник – это вообще самый счастливый человек, потому что он живет внутри литургии. Как сказано в одной из молитв таинства Соборования, Господь сподобил меня, грешника, «...зрети самозрачне лице святаго возношения и наслаждатися Божественныя и священныя литургии». Наверное, в жизни когда-то наступает время, когда ты правда можешь наслаждаться Божественной литургией.

Пасхальная ночь. Медленное, тихое движение из алтаря вокруг храма. Мы (в соборе Успения Пресвятой Богородицы) всегда выходим за пределы нашей территории (и каждое воскресенье ходим, и в пасхальную ночь)... Вернулись, встали перед входом в храм. Молитвенное пение: «Воскресение Твое, Христе Спасе». Я поворачиваюсь и вижу с одной и другой стороны своих старших сыновей. Конечно, мне было очень радостно их видеть, потому что они уже ребятки взрослые, их за руку в храм не приведешь. И то, что они пришли и несли во время крестного хода иконы наших новомучеников Сергия Увицкого и Ардалиона (Пономарева), – это для меня замечательный подарок. Вот так для меня началась Пасха.

Без радости о Воскресшем Христе невозможно жить. И в этот раз эту радость удалось прочувствовать. Причем это не какое-то ликование, не поросячий восторг, а тихая и мирная радость в сердце о Духе Святом. Господь говорит: «Я дам вам радость, которую никто не отнимет от вас». И ты опытно ощущаешь, что никакие проблемы, накладки,  внешние скорби не могут эту радость из сердца забрать.

И, конечно, хочется, чтобы это продлилось подольше. Но для этого нужны некоторые правила безопасности. Нужно удерживать свое чрево, потому что сытое брюхо глухо к благодати. Надо удерживать язык, потому что за болтовню, в которую вплетается осуждение, Господь лишает Духа Святого. Нужно удерживать себя от гнева, раздражения, которые, как огонь, попаляют все доброе. Хранить себя от этого.

Но самое потрясающее, что Пасха пронизывает весь год. Мы же живем не как светские люди от 1 января до 1 января – мы живем от Пасхи до Пасхи, у христианина жизнь все-таки меряется Воскресением Христовым. Проживая светлые дни, мы доходим до Красной горки (Фомино воскресенье), и снова Пасха – Антипасха. Далее идет день жен-мироносиц – и снова малая Пасха, воскресение Христово. И так пятьдесят две Пасхи в течение года.

Если человек свою жизнь вплел в жизнь Церкви, ему ничего не страшно, потому что Христос воскрес, смертию смерть поправ. Нет никаких непреодолимых трудностей и бед, потому что освободила нас от всех этих ужасов Спасова смерть. Воскресение – победа над смертью. Поэтому радуюсь, ликую, чего желаю и всем нашим замечательным телезрителям.

– Вопрос телезрителя из Москвы: «Существует такое выражение: Бог ведет. Как это понимать?»

– Вообще каждый христианин начинает свой день с молитвы: «Отче наш... да будет воля Твоя...» У Бога есть замысел о мире в целом, о каждом человеке в частности, и есть такое понятие, как Промысл Божий, то есть Бог нас по жизни ведет. Он знает, куда мы должны прийти, Он знает, какими способами нам помочь добраться до этой цели. Но только при одном условии – если человек не будет по утрам и в течение дня молиться словами: да будет воля моя.

Если человек ищет воли Божией, старается настроить и свой ум, и свое сердце, и свою волю в послушание воле Божией, молитву «Отче наш» повторяет не только словами, но и всем своим существом и готов следовать воле Божией, то Господь обязательно поможет, подскажет и поведет туда, куда Ему угодно. Лишь своя греховная воля, которая для человека становится путеводительницей, может перебить кроткую, тихую волю Божию. Поэтому избави Бог нас от такой жизненной молитвы: да будет воля моя.

– Наверное, каждый человек пытается для себя понять, на какой же стороне баррикад он находится: вместе с Христом или среди тех, кто кричит: «Распни Его». Наверное, каждый настраивается на внутреннее размышление: для чего я живу, какова цель моего существования? И должно быть понимание, что живешь не для того, чтобы что-то купить, кого-то родить, чего-то добиться, достичь определенных успехов, которые здесь и сейчас можно оценить, а достичь тех целей, которые будут нужны в будущем веке. Как считаете, какое должно быть правильное целеполагание в жизни христианина? Как на эту цель в принципе настроиться?

– Ко мне недавно подошла молодая девушка и с печалью сказала: «А я не знаю, зачем я живу и какие у меня цели». И на самом деле много людей вот так плывут по течению, куда река времени занесет, живут по инерции. У них прямо такие ориентиры: как все люди живут; чтобы жить не хуже людей. А зачем, как, почему? На самом деле очень мучительно, когда человек что-то делает, а смысла и цели не знает. Или не чувствует в сердце извещения о том, что то, что он делает, – верно, правильно, целенаправленно. И в этом смысле всегда помогает то, что неизбежно каждого из нас ожидает, – смерть. «Смерть стоит того, чтобы жить», – говорил Виктор Цой.

Представьте такую ситуацию: вас пригласили на похороны. Сердце сразу заныло, потому что это что-то тревожное. Вы приезжаете на территорию храма, видите, что стоит специальная машина. Входите в храм: в центре стоит гроб, вокруг родственники, друзья. Вы узнаете каких-то людей, здороваетесь с ними. Приближаетесь к гробу, заглядываете и вдруг видите, что внутри лежите Вы, Вы пришли на собственные похороны. После отпевания дается возможность сказать несколько слов родным и близким. Говорят родители, братья, сестры, коллеги по работе, друзья, братья по вере. Что бы Вы вообще хотели услышать в это время о себе? Прожита жизнь. Какие слова Вы хотели бы услышать от своих родных, близких, друзей, христиан?

Потрудитесь, возьмите бумажечку, карандаш и напишите себе эпитафию, прощальное слово от тех людей, которые для Вас значимы, дороги. Что бы Вы хотели услышать от них о своей прожитой жизни? Напишите, а потом внимательно прочитайте. На самом деле там Вы увидите то самое важное и ценное, что на сегодняшний момент имеет для Вас значение, и это во многом может быть теми целями, которые все мы где-то теряем.

Потому что конец – всему делу венец, и если мы всерьез об этом подумаем, может быть, найдем для себя какие-то важные ориентиры, к которым потихонечку будем стремиться. Какими бы мы хотели быть родителями для своих детей? Или какими детьми для своих родителей? Какими друзьями? Мы же не хотим просто услышать: «он был хороший рыбак (или хороший футболист)». Или: «С ним можно было здорово анекдоты потравить, выпить, закусить». Наверное, не это нам хотелось бы услышать о себе в последних словах прощания от дорогих людей. Размышления над этим очень оживляют смысл жизни.

– Если воспользоваться таким советом, можно лишь нарисовать себе некий образ, кем ты хотел бы стать или каким бы тебя хотели видеть. Скажем, добрым, отзывчивым, всегда помогающим в трудную минуту, чтобы всегда у тебя можно было найти поддержку и так далее. Но это же некая проекция идеального человека, которого мы сами себе рисуем. И как это увязывается с определением того, куда человек стремится и что для него в жизни является главным? Ведь главным для каждого из нас должен быть Христос, Церковь, жизнь с Богом...

– На последнем прощании будут же представители твоего прихода. Допустим, на моем прощании, надеюсь, будет владыка, будут собратья-священники, прихожане. Что бы ты хотел, чтобы о тебе сказали твои собратья? Каким ты был священником? А что сказали бы твои духовные чада? Каким ты был для них духовником: внимательным, сочувственным, сострадательным, заботливым, молитвенным, жертвенным? Все эти вещи можно собрать и создать о себе такой собирательный образ. Но это же и есть те задачи, которые нужно решать; это и есть те качества, которые необходимо приобрести в процессе оставшейся жизни, к чему прилагать усилия. И для этого нужно начинать делать целенаправленные движения.

Вот сегодня я зашел на территорию храма, мне навстречу идет человек примерно моего возраста и, не здороваясь, с ходу начинает жаловаться: «Я никому не нужен. На работу не берут, уже шесть лет как освободился, никому не нужен». И все это с нахрапом,  гонором. Я ему говорю: «Ну, если Вы так разговариваете с работодателем, понятно, почему Вас не берут на работу». Причем он не первый раз в храм приходит, он приходит раз в полгода с одним и тем же вопросом: «Почему у меня ничего не получается?»

Я ему говорю: «А с чего Вы взяли, что Вам все должны? Почему люди должны что-то для Вас делать? Вы постарайтесь задать себе вопрос: почему с Вами людям трудно общаться? Может быть, что-то надо в себе поменять? Начать с малого: хотя бы каждое воскресенье приходить в храм. Нужно изменить себя». Он говорит: «Возьмите меня к себе на работу». Я говорю: «Зачем ты мне такой нужен? У нас здесь не реабилитационный центр, не богадельня. Сначала станешь прихожанином, начнешь помогать людям, а не ждать, когда о тебе начнут все заботиться. Это же не казенное учреждение, к которому Вы привыкли».

Спасение утопающих – дело рук самих утопающих. А у человека вообще нет понимания, у него есть претензия, что никто ему ничего не делает, не помогает. Начни в воскресенье ходить в храм, возьми книжечку, почитай. Начни что-то делать, чтобы изменить себя. И Господь это с радостью воспримет, и этот процесс начнется. Я понимаю, что у него претензии есть, а желания и готовности сделать хотя бы малый шаг – нет. Поэтому через полгода он снова придет с теми же самыми вопросами. Что здесь сделать? Спасение утопающих – дело рук самих утопающих.

– Вопрос телезрительницы из Екатеринбурга: «Где-то я прочитала такую фразу: “желают люди долго жить, а ты, христианин, желай блаженно умереть”. Что значит “блаженно умереть” и как к этому подготовиться?»

– Начнем издалека. Сегодня милостью Божией за шесть лет настоятельства в соборе Успения Пресвятой Богородицы меня впервые пригласили поучаствовать в торжественном мероприятии, посвященном Дню Победы. Не знаю, с чем это связано, может, потому, что кресты появились на храме и купол. Я настроился, подумал, что сказать. Но мне слова не дали; то есть священник стоял в президиуме среди уважаемых лиц, но безмолвно. Тем не менее я имею что сказать на тему Дня Победы и на тему вообще блаженной христианской кончины, безболезненной, непостыдной, мирной. На мероприятии собрались школьники 23 школ, полная площадь детишек от мала до велика. А сказать я хотел, что в жизни всегда есть место для подвига, и необязательно, чтобы для этого пришла Великая Отечественная война…

Три дня назад в Шереметьеве случилась ужасная катастрофа. Когда самолеты падают, это всегда страшно, но когда вот так, половина самолета сгорает и половина пассажиров погибает на глазах у другой половины, которые остаются жить... Но ведь для Бога уже все было ясно и понятно, Господь же видит наперед. И кто-то сел в заднюю часть самолета, а кто-то оказался в передней части... Среди участников этой катастрофы были разные люди. Мне запомнился бортпроводник по имени Максим 22 лет. О нем много не говорят по телевидению, но он погиб, вытащив из огня нескольких людей. В то же время были люди, которые в первую очередь схватили свои чемоданы, об этом побеспокоились.

На самом деле мы же себя не знаем. И никто не сможет гарантированно сказать, как повел бы себя в такой ситуации. Как мы поведем себя в стрессовой, критической, опасной для жизни ситуации? Когда отключается сознание, возникает паника и инстинкт самосохранения выходит наружу: спасти себя, свою шкуру любым путем, по головам, через людей... Как мы себя поведем?

А мы поведем себя согласно тем навыкам, которые приобрели в жизни, согласно тому, как научились делать выбор. Человек привык маме хамить или целовать ей руки? Человек привык прикрывать другого или прятаться за спину? Он обычно обижает маленьких или защищает слабеньких? Он врет или, несмотря на какие-то проблемы, все-таки старается стоять за правду? Этот выбор в малом, он уже сейчас формирует качество нашего сердца. И потом, когда наступит момент истины и тебе нужно будет выбрать единственно верный путь, навык к добру, решимость выбирать Божье помогут тебе не растеряться.

Мне кажется, Максим выбрал правильный путь. Да, 22 года; наверное, у него нет семьи и детей. Но Господь ждет от нас именно этого: чтобы душа к 20, 50 или 70 годам была готова к такому проявлению любви – отдать жизнь за ближних своих.

Отец митрополита Антония Сурожского однажды сказал ему (когда тот где-то задержался и по наивности спросил: «Ты, наверное, думал, что я сломал себе руку?»): «Я боялся, что ты потерял свою целостность». А вообще не так важно, сколько ты проживешь; важно, как ты проживешь и за что будешь готов отдать свою жизнь». Вот это важно.

– Да, важно не количество прожитых лет, а качество. А как быть с тем, что в наши дни очень много внимания уделяется тому, чтобы как можно дольше прожить? Люди стараются бороться до последнего, держаться за жизнь всеми возможными способами вместо того, чтобы принять свою участь, пройти этот путь достойно и перейти в иной мир.

– Мне кажется, все происходит от незнания, непонимания целей и смысла жизни, от дезориентированности. Нас всех, к великому сожалению, подсадили на очень страшную иглу, которая страшнее героина и кокаина и называется «комфорт». Игла комфорта, когда важно животное бытие, бытие тела, его благополучие, здоровье. Самое главное – здоровье; ведь так мы всегда поздравляем. Здоровье не может быть главным для человека. Может быть, для лошади здоровье – главное, потому что она пашет. Для человека главное – спасение души, а здоровье, по слову Христа, приложится. Если прежде всего будешь искать Царствия Божия и правды Его, то и здоровье, и пенсия, и обучение твоих внуков, и все остальное приложится.

Но когда у человека нет ценности в Царствии Божием, тогда, конечно, он заботится о жизни земной, и тогда ценность – как можно дольше эту земную жизнь протянуть и взять от жизни все. И даже старость, когда наступает осень жизни, превращается в искусственное продление молодости, чтобы выглядеть, чтобы производить впечатление. Это ужас, это катастрофа. Люди потеряли цель. Надо ее находить. Пишите эпитафию – поможет.

– Телезрительница из группы «ВКонтакте» спрашивает: «Скажите, как побороть страх перед предстоящей тяжелой операцией?»

– Мужеством и упованием на Бога. Это естественный страх; надо понимать, что человеку естественно бояться боли, каких-то ошибок. Просто не должно быть паники, не должно быть сердечного тремора, а для этого нужно с упованием сказать: «Отче наш... да будет воля Твоя. Господи, не как я хочу, но как Ты». Доверие Богу снимает трепет и тревожность с сердца. Наверное, полезно почитать акафист «Слава Богу за все». Слава Богу и за скорбь, и за радость, и за боль, которую Господь попускает претерпеть, и за какие-то возможные последствия. Слава Богу за все! «Господи, Ты все знаешь, Ты знаешь, что мне нужно на пользу. Сделай так, как Тебе угодно».

Нужно стараться чаще с Богом разговаривать по-простому. Конечно, молитвенные тексты обязательны, но иногда полезно Богу пожаловаться: «Господи, я боюсь, подскажи... Царица моя Преблагая, Надежда моя, Богородица, скорбящих Радосте...» Когда эти слова произносишь со вниманием, верой, упованием, на сердце приходит утешение, оно перестает трястись.

А вообще мы же на жизнь очень часто смотрим так,  как это сформировали наши родители. Многие наши трудности, проблемы идут из детства. И вот человек смотрит глазами своей мамы или своего папы (или, например, глазами авторитетного для него человека, который сформировал его взгляд, мировоззрение на тот или иной предмет). Но у всех нас есть возможность смотреть на жизнь глазами Христа. А Он однажды сказал: «Посмотрите, не пять ли птиц продаются на рынке за две монеты – и ни одна из них не забыта Богом». Любой воробьишка у Бога на примете: он накормлен, напоен и спать положен. Но у вас и волосы на голове все сочтены.

«Почему же вы так боязливы, маловерные?» – Господь задает этот риторический вопрос, но Сам на него и отвечает: потому и боязливы, что маловерные. Но если мы вглядимся в Христа, если соединим с Ним свою волю в Чаше Причастия, в молитве, в Евангелии, то можем на любые обстоятельства смотреть Его взглядом, и от этого жизнь станет устойчивой. Потому что Господь – это Камень, на Который можно опираться. Дай Бог Вам сил, крепости, надежды и опоры на Христа. Пусть все будет хорошо.

– Бывают ситуации, когда людям необходима операция или иное медицинское вмешательство, но они полагаются только на волю Божию и говорят: «Со своей верой я спасусь, никакие медицинские вмешательства мне не нужны». Это тоже определенная крайность? Или это «по вере вашей да будет вам»?

– Разные бывают обстоятельства. Человек ведь волен сам распоряжаться своей жизнью. Например, преподобный Паисий Святогорец мечтал заболеть раком и поскорее переселиться по ту сторону; он хотел, как апостол Павел, разлучиться со своим телом и быть со Христом. В конце концов это желание исполнилось; но не тогда, когда он этого хотел, а когда пришло время воли Божией. А до этого он терпеливо ждал; он не оставлял своих послушаний, принимал людей, писал письма, делал все, что Господь ему давал, и делал максимально хорошо, максимально качественно. А когда пришло время, он заболел раком и умер.

Любые решения должны быть осознанны, ответственны, и, конечно, это не должно быть самодурством. У одного из старцев Псково-Печерского монастыря (по-моему, у архимандрита Нафанаила) стоял кардиостимулятор, который пришел в негодность. Его чада говорят: «Давайте мы поставим Вам более современный». А он отвечает: «Вы меня отпустите, я к Богу хочу. Сердце уже устало работать, зачем его все время искусственно заводить этим приборчиком? Я уже хотел бы быть со Христом».

Но это решение все-таки должно быть духовным, не просто отчаянием, не просто побегом. Потому что чаще всего мы в этом смысле хотим убежать от трудностей: умереть, чтобы все закончилось, чтобы все проблемы были завершены. Но это побег, потому что когда душа унывает, тоскует, когда нет в ней тихой, мирной, спокойной радости и смиренного принятия воли Божией, эта тоска перейдет с тобой и по ту сторону, а там будет в тысячу раз тяжелее. Всегда надо рассуждать. И не забывать, конечно, про родных.

Буквально на днях отпевали раба Божьего Евгения (упокой, Господи, его душу), отца нашей прихожанки, моего чада. Всю жизнь он прожил, «революционный чеканя шаг». Потом заболел раком и даже в болезни сопротивлялся. Дочка его пыталась привести к Богу, а он не хотел. Потом в какой-то момент что-то с ним произошло, и он захотел креститься. Покрестили, причастили, и через месяц, на Страстной неделе, в Великий Четверг, он умер. Мы столкнулись с ней в храме, она причастилась, потом поехала к папе. А папа был уже тяжелый, у него уже были необратимые процессы... Она его умыла, хорошо с ним попрощалась, и он через пару часов отошел ко Господу.

Так бывает, что человек остается на земле, чтобы кто-то за ним поухаживал. В данном случае внуки тоже стали о своем дедушке заботиться, приезжали к нему, проявляли свою любовь. Так бывает, что жизнь одного человека продляется для того, чтобы другие могли научиться любви или исполнили свой долг.

У Светланы Копыловой есть песня про двух подруг – жизнь и смерть, как они выясняли отношения. Жизнь говорит: «Помнишь старуху, которая мучилась и просила, чтобы ты ее поскорее забрала?» Смерть говорит: «Конечно, помню. Но старуха прокляла свою дочь. И дочка должна была приехать, они должны были помириться; только после этого ей можно было спокойно перейти в страну далече». Важно, чтобы все узелки на совести развязались.

– Вопрос телезрительницы из Перми: «Я знаю, что после моей смерти за меня никто молиться не будет. Могу ли я сама себе заказать сорокоуст пожизненно?»

– Сорокоуст – это все-таки сорок литургий. Есть вечное поминовение. У Бога все живы, и, наверное, можно так рассудить, что в храме это можно заказать, а при переходе из жизни земной в жизнь вечную Господь как-то разберется; за нас будут молиться как за живых, а мы уже будем живы в другом состоянии.

Но, наверное, все-таки надо попытаться найти человека... Знаете, есть такая притча о неверном домоправителе. Один человек был уличен в нарушениях при управлении, и ему было сказано: «Давай отчет». Тот быстренько сообразил, пошел к своим должникам и попросил их переписать расписки: должен был сто мер масла – напиши пятьдесят; должен сто мер пшеницы – напиши восемьдесят. И господин потом похвалил неверного домоправителя: «Хорошо ты поступил». И заканчивается притча словами: приобретайте себе друзей богатством неправедным. То есть богатством, которое не ваше, которое дано вам в управление, но по праву вам не принадлежит.

Поэтому, пока есть силы, может быть, пойти к тем, кому тяжелее? Пойти к детям-инвалидам, например. Или к бездомным. Или к пожилым людям. Или в приходе подсвечники начать чистить. Глядишь, это будет воспринято людьми, люди обратят внимание на красоту, которая создается там, где появляется любящий других человек. И потихонечку в приходе зафиксируется в памяти людей имя. И когда мы перейдем в мир иной, соберутся прихожане, помолятся, потом милостыню будут творить.

А можно заранее какие-то распоряжения сделать. Знаете, раньше был душеприказчик – человек, которому доверяли распорядиться за помин души каким-то имением; можно в эту сторону посмотреть. Если, допустим, в храм, в монастырь что-то передать, там с благодарностью это примут и будут молиться. Вариантов много. Помоги, Господи!

– Спасибо, батюшка, что пришли сегодня. Мы успели обсудить очень много тем и вопросов...

– Одной темы не коснулись, а надо. Двадцать пятого апреля милостью Божией на соборе Успения Пресвятой Богородицы засияли купола со звездами и кресты. И совершенно другой вид приобрел храм, он стал заметен. Каждый раз, подъезжая к храму, я искренне радуюсь, что Господь дает такую возможность и храм оживает: теперь у него уже освященные владыкой кресты сияют на колокольне и на куполе. Трудов еще много, поэтому, пожалуйста, не оставляйте нас и своей молитвенной поддержкой, и посильной помощью в восстановлении собора. Конечно, хочется растянуть это удовольствие, потому что это радость, это дело, которое объединяет приход, дает людям радость, смысл, цель. Хочется, чтобы подольше это доброе дело совершалось и больше людей было в это вовлечено. Делюсь с вами своей радостью. Приходите!

– Как говорится, строительство – дело такое: можно растянуть и на целую жизнь. Но будем надеяться, что так долго оно не затянется.

Ведущий Дмитрий Бродовиков

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы