Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

21 апреля 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает клирик Иваново-Вознесенской епархии, известный публицист и миссионер иеромонах Макарий (Маркиш).

Вопрос: «В чем опасность нерадения в духовной жизни?»  

– Понятно в чем – в утрате ориентира в нашем движении. Представьте себе, человек управляет лодкой, у него должен быть компас, направление, которое он выдерживает, курс. Если он начнет ротозейничать, куда поплывет эта лодка – совершенно неизвестно. Или человек идет по лесу, по какой-то местности, у него есть компас, карта. Если он внимательно смотрит за своим маршрутом, то идет в нужном направлении. Иначе куда он попадет, никогда не предскажешь. И это не метафоры. Мы наблюдаем это сплошь и рядом в жизни в печальных случаях, которые происходят: у кого – развод, у кого – болезнь, в том числе и духовная, у кого – грехи разного рода, заблуждения, ереси. Вот вам нерадение, невнимание к тому, что дает нам Господь в Своей Церкви. Здесь все достаточно просто.

Что может быть средством, помогающим человеку от нерадения?

– Я бы сказал, церковность, то есть пребывание в Церкви, внимание к Церкви. В наше время это внимание очень легко поддерживается или определяется словом Церкви. Иной раз цитату приведут (какой-то священник что-то сказал – и делают глубокомысленные выводы), я отвечаю: «А слушаете ли Вы регулярно, что говорит Патриарх?» – «А мы даже и не знаем, где его слушать». Вот реальный, практически повседневный пример человеческого нерадения, неразумия; я бы сказал – преступной халатности. Ну что ж? Следите за жизнью Церкви, читайте церковную литературу, слушайте, смотрите и читайте Патриарха, его выступления, обращения, проповеди – и все будет в порядке.

Вопрос: «Никак не могу сосредоточиться на молитве. Подскажите, как собрать свое внимание? Меняю темп молитвы – не помогает, читаю Евангелие перед молитвой – тоже не помогает».

– Тут, видите, в чем дело: не Вы для молитвы, а молитва для Вас. Из этого надо исходить. И опираться на помощь священника, который на исповеди подскажет Вам практические меры. Самая простая практическая мера – выбрать состав Ваших молитв, выбрать время для Ваших молитв. Очень хороший практический совет, который подходит для многих: выбрать время для молитвы. Не только время в течение суток – когда, но и продолжительность Ваших молитв. Чтобы молитва не была вытверживанием слов, которые, может, Вам не очень близки и понятны, а чтобы это было время (десять минут, пятнадцать, двадцать, тридцать, у кого сколько), которое Вы можете, считаете необходимым уделить молитве. Какие молитвы при этом Вы будете читать? Те, которые Вам ложатся на сердце, которые  способствуют Вашему приближению ко Христу, Господу Богу. Кто-то читает псалмы, кто-то свои любимые молитвы, кто-то может читать акафист, который ему особенно близок. И вот так, потихонечку, нормализуется, выправляется Ваша личная молитва. Заметьте, речь не идет о молитве общественной, когда Вы приходите в храм и участвуете в богослужении, здесь уже не собственный свободный выбор, а то, что дает нам Церковь. Здесь уже другая помощь – приобретайте книжки, руководства, молитвословы, последования (сейчас через Интернет очень легко их приобрести, загрузить), которые позволят Вам следить за ходом службы, входить в понимание богослужения.

Вопрос: «После того как стал ходить в храм, на работе стал отделяться от коллектива, стали неинтересны общие разговоры, корпоративы. Некоторые сотрудники говорят, что со мной что-то не так, что вера меня портит. Чувствую неприятное напряжение с их стороны. Ситуация неприятная. Как быть?»

– Действительно, такие конфликты случаются. И здесь надо очень четко отделять в своем взгляде на происходящее греховные действия, в которых Вы не будете участвовать, от обычных человеческих контактов, общения, дружбы (может быть, и развлечений; почему бы нет?) Но требуется здравый смысл, внимание, может быть, некоторое терпение. Вот, скажем, праздник Новый год. Самый простой ход для человека, приближающегося к Церкви, сказать: «Нет, я не пойду. Тем более пост. Ну вас!» Самый простой, но совсем не самый правильный. А правильно будет остаться со всеми, поговорить, поздравить всех; может, подарки кому-то подарить или что-то в этом роде. Потом другие скорее всего будут спиртными напитками угощаться, еще чем-то – тут можно тихонечко встать и уйти. Можно даже извиниться. Не сказать: «Я вас презираю за то, что вы – пьяницы». Нет. Сказать: «Извините, меня жена ждет, я должен уйти».  В общем, здесь надо обязательно сохранять здравый смысл, дружелюбие, заботу о людях, понимание. Не в том, что я хороший, я христианин и теперь буду беленький, а вы черненькие, а в том, что если я христианин, то буду служить людям, буду для них образцом доброго дела, доброго отношения, благожелательности и дружелюбия. Вот такие рассуждения для разумного человека необходимы.

Вопрос: «Люблю поговорить, пошутить с друзьями. Чувствую, что в этом как бы состоит обмен нашим теплом, нашей радостью. Но не является ли такая склонность многословием? Церковь предписывает быть более сосредоточенным, немногословным, а мне это не нравится».

– Вот Вы говорите «многословие», а кто измеряет эту многословность? Только Вы сами. Только Вы сами должны быть источником здравой меры. Как эту меру установить? Опытом, обратной связью, посмотреть: может, люди уже устают от Вашего многословия или, наоборот, ждут, чтобы Вы им что-то сказали хорошее. Смотрите, измеряйте, оценивайте обстановку самостоятельно. Сравнивайте, может, с чем-то, с другими разумными людьми, которые рядом с Вами. Но не пытайтесь (вот почему я немного удивился Вашему вопросу) получить извне, от меня или кого-то, измерительную линейку, которая бы позволила Вам измерить свою речь, многословная она или немногословная. Это немного смешно даже. Сами измеряйте, сами оценивайте и смотрите на результат. Многословие действительно – дефект, но оценить свое поведение надлежит Вам исходя из жизненного опыта, практики, сопоставления с другими образцами.

А по каким критериям можно оценить?

– Я думаю, просто обратной связью. Что полезно и хорошо, то приносит пользу, доброе расположение людей, устранение, может быть, их печалей. Приносит благодарность других. И наоборот: если возникает что-то пренебрежительное или не вполне приличное, зловредное в общении между людьми, значит – что-то не так пошло.

А не является ли игра слов, каламбуры подобным многословием или пустословием?

– Ну почему бы и нет? Человеку дается язык, в том числе и шуточный, легкий, разные фигуры речи; всё для пользы человека. Но любым добрым началом, любым добрым средством некоторые злоупотребляют. Проводите границу между употреблением и злоупотреблением по результату воздействия этих слов на людей. Иногда это очень зависит, например, от аудитории. Одно дело – разговор с людьми пожилыми, с родственниками, другое дело – с сотрудниками. С женщинами может быть одно, с мужчинами немного по-другому, с маленькими детьми – третье, с подростками –  четвертое. Вот и соображайте, как нужно себя вести.

Вопрос: «В последнее время мне кажется, что чтение духовной литературы, разговоры о духовности уводят в сторону от настоящего духовного пути, лишь создают иллюзию причастности к духовной жизни. Не лучше ли просто знать только пятую главу Евангелия от Матфея и хотя бы пытаться ей следовать?» 

– А вот почему пятую? Как-то Вы за евангелиста судите; почему не шестую, не пятнадцатую? Мы как бы цензурируем апостола, Евангелие и всю Церковь. Такая мысль (как будто бы с первого взгляда даже разумная в чем-то: «Я буду смиренный»), если приглядеться внимательнее, выводит человека на некоторую неуемную гордыню: «Я вот так буду: из церковного строя, церковного наследия это возьму, а остальное отброшу». Так ересь и возникает. Я уверен, что у человека, который об этом пишет, намерения добрые, но в его духовной жизни, психологическом строе что-то не ладится. Он сам пишет, что почему-то это его уводит в сторону, что-то ему мешает, а он, вместо того чтобы подумать, что происходит (на исповеди перед опытным священником рассказать, в чем дело, что у него болит), принимает вот такие решения: «Я это буду читать, а то не буду; этого мне достаточно, этого – недостаточно». Результат будет самый плачевный и катастрофический. А вместо этого путь исправления своего духовного состояния лежит через сознательную исповедь перед опытным духовником, священником. Можно сказать сразу: чтение литературы помимо Священного Писания – все-таки дело уже индивидуальное. Одним – одно, другим – другое. Ну, как аптека: есть средства, которые необходимы всем, – это Священное Писание; есть средства, которые назначаются по состоянию (одним – тонизирующие, другим – сосудорасширяющие, кому – снотворные, кому – возбуждающие). Пожалуй, только по совету священника можно выбрать себе чтение. Но если на человека какая-то литература, которую он читает, плохо действует, надо сразу прекратить ее читать, какая и чья бы она ни была. Каждому свое.

Вопрос: «Духовная и душевная радость, духовная и душевная любовь – чем отличаются друг от друга?»

– В этом контексте достаточно понятно, что под душевностью здесь понимается нечто отличное от Церкви, отличное от Христа. В самом деле, человек далеко не всегда в своей жизни, в своем интеллектуальном, эмоциональном движении будет двигаться ко Христу. Включите телевизор, какие-нибудь развлекательные программы: вы увидите разного рода материал, не приближающий нас ко Христу, а только удаляющий от Него (пустое смехачество, злословие – все, что уходит в греховную сторону) и в то же время достаточно принятый нынешним обществом. В общем-то, во всех обществах всегда были элементы культуры, которые человека не приводят к Богу, а уводят от Него.

Я приведу простейший пример, касающийся тоже достаточно часто возникающих вопросов о театре (и кинематографе как современной форме театра). Святые отцы чуть ли не единогласно порицали театр. В апостольских правилах и правилах Соборов мы находим просто категорические запреты актерам входить в христианскую среду, а христианам общаться с актерами, особенно с актрисами, ходить в театр. Что такое «театр» по-гречески? Зрелище. А сейчас мы видим, как Православная Церковь вручает православные поощрительные грамоты и награды деятелям театрального искусства и кинематографии. И человек наивный может увидеть здесь какие-то очень неприятные симптомы. А между тем всего-навсего театр времен Иоанна Златоуста был равнозначен современной порнографии. Так развлекались люди похабщиной разного рода (Интернета ведь не было, картинки похабного содержания тоже не так легко было раздобыть). Они приходили на зрелище в театр, и там их так и развлекали. Конечно, это никуда не годится. Такой процесс «душевного обогащения» противопоставляется духовному. Вот так на это и надо смотреть.

Вопрос: «Если не чувствуешь покаяния, глубокого раскаяния, как привести уснувшую совесть в порядок?»

– Видите, здесь ключевое слово – «чувство». Вот, к примеру, я с кем-то поссорился и обругал человека, обидел его. Не без причины, была ссора, он тоже чем-то передо мной провинился, ну и я, соответственно, повел себя неправильно. Я чувствую обиду на него, несправедливость, которая со мной произошла. И в то же время знаю, что я провинился. Есть моя вина независимо от того, что он сделал, как сказал, как встал, сел... Но я знаю, что сорвался, как говорится, не удержался, высказался, совершил ошибку, совершил грех. Друзья мои, учитесь быть свободными от власти ваших чувств. Чувства меня гонят в одну сторону – в негодование; может быть, в месть, злобу. А дело говорит, что я должен извиниться. И надо подумать, как это правильно устроить, чтобы еще больше не навредить, чтобы не было плохих последствий; может быть, третьих лиц пригласить в качестве посредников. В общем, что-то я должен сообразить, на исповеди принести покаяние вопреки своему чувству, но подчиняясь воле Господа, ясно выраженной. Потому что если ты совершил греховный поступок, обиду нанес – должен просить прощения, мириться. Может быть, человек, с которым был конфликт, вас и не простит. Ну и что? Вы свое дело сделаете, свое покаяние принесете перед лицом Господа, перед лицом людей; может быть, и публично (как уж получится), и вопреки своим чувствам свою совесть направите в правильное русло. Вот, пожалуй, и все.

Вопрос: «Почему детей крестят сразу после рождения, не давая возможности им сделать сознательный выбор? Ведь в Древней Церкви люди крестились уже взрослыми, это был серьезный, осознанный поступок».

– Верно, хороший вопрос. Только начать надо с того, что в Древней Церкви были разные обычаи. Мы даже в Евангелии читаем о том, как крестили семьи целиком, нигде не сказано о том, что там детей обходили. Ну да, например, в IV веке был такой обычай – крещение откладывать, а император Константин, например (принятый Церковью в качестве святого равноапостольного царя), крестился не просто в осознанном возрасте, а на смертном одре. И к тому же от еретика – арианина Евсевия Никомидийского, никого другого не было под рукой.

Действительно, такой обычай был, но в Церкви не укрепился. А укрепился в Церкви обычай очень ясный, однозначный – крестить детей в младенчестве. Почему? По очень простому соображению – дети принимают крещение как часть своей христианской семьи. Родился ребеночек – плоть от плоти, кровь от крови моей, мой младенец, а я говорю: «Ну ладно, ты в стороночке полежи. Мы будем приобщаться к Святым Дарам, воссоединяться с Христом, а ты в сторонке будешь». Ни один нормальный родитель на такую логику не согласится, если любит своих детей, любит Христа. И вот из этого соображения, разумеется, дети и принимают крещение как часть  христианского семейного тела. Когда ребенок в материнской утробе, он физически – часть ее тела. Когда ребенок рождается на свет, по-прежнему остается частью семейного тела, и семья не может допустить того, чтобы ребенок был от этого тела отторгнут.

Отсюда очень простой вывод: если семья не составляет христианского тела, если семья не приобщается к Телу Христову в таинствах Церкви, тогда возникает вопрос – зачем вы принесли ребенка крестить? И та практика, которую сейчас Церковь очень четко внедряет в нашу христианскую среду, чтобы крещение происходило после катехизации (то есть после проверки, по крайней мере, ориентации семьи на христианскую жизнь), как раз направлена на то, чтобы рассортировать эти варианты. У тех, кто пытается крестить детей по принципу «как бы чего не вышло» (или «бабушка посоветовала», или чтобы ребеночек не чихал, не кашлял), надо отрезвить восприятие христианской жизни.

Если семья состоит из верующего супруга и неверующей супруги (или наоборот), как в такой ситуации быть?

– Обычно все-таки (будем говорить, в условиях более-менее благоприятных) этот второй, так называемый неверующий супруг (чаще это мужчина, к сожалению), хотя он и неверующий (будем говорить – маловерующий), скажет жене: «Дорогая, я в этом не разбираюсь, не понимаю; ты уж помолись и сделай все, что нужно». Да, такие случаи бывают, но, повторяю, в нормальной ситуации верующая мать или же верующий отец, будучи частью Христовой Церкви, тоже крестят ребенка. И второй из супругов не будет возражать, а в конце концов и сам приобщится к Церкви; в нормальных условиях это происходит время от времени. Если же это не так, то это уже тяжелая, едва ли не смертельная болезнь семьи. Когда возникает конфликт, нужно этот конфликт улаживать, понимать, что происходит.

Можно ли читать каноны перед причастием сидя и за пару дней до причастия? А Последование ко Святому Причащению читать накануне?

– Подготовительная молитва ко Святому Причащению – это личная молитва верующего, прихожанина. Если она личная, то и предоставляется на личное усмотрение; конечно, при консультации со священником. Поэтому как читать (сидя, стоя, лежа) – это как Вы сообразите; и в какое время читать – тоже как сообразите. Пожалуй, главное здесь – какие молитвы читать, в какой последовательности. Правильно отмечают некоторые священники: если человек причащается очень редко, у него должен быть достаточно серьезный и длительный период подготовки: то, что называлось говением в позапрошлом веке. Если человек, как это надлежит, причащается каждый воскресный день, а то и чаще, соответственно, и подготовительные молитвы будут другими. Подготовительные молитвы, которые мы находим в молитвословах, рассчитаны на то, что человек причащается раз в году. А у нас все-таки это уже пройденный этап с Божией помощью. Возьмите любого священника… Я священник и совершаю богослужения три-четыре раза в седмицу. Если я трое суток должен поститься, а только три или четыре раза служу в седмицу, когда же мне три раза поститься? Три дня по четыре раза – получается двенадцать дней, а в неделе их всего семь. Вот примерно так. Если исходить из этих простых соображений, очевидно, что подготовка к причащению должна быть индивидуальной, по рекомендации приходского священника.

Вопрос: «Как побороть стыд перед исповедью?»

– Ну что сказать, друзья? Представим себе, кто-то болен, у него болезнь, скажем, желудочная или половых органов. Он не рассуждает о стыде, а идет к врачу, к гастроэнтерологу, урологу или гинекологу (если это женщина). Дверь закрывают, и происходит демонстрация разных частей тела и рассказ о каких-то элементах нашего физического благополучия, о которых мы никогда при других условиях не рассказываем. Но почему-то когда заходит речь о нашем поведении, о наших грехах, уже идет совершенно другая логика: «Как же я расскажу? Мне стыдно». Вспомните медицину и изложите ситуацию священнику. Есть одно исключение из этого правила, друзья мои; пожалуй, единственное исключение – если Вам кажется, что есть какая-то тема исповеди, которая касается самого священника, то желательно исповедоваться у кого-то другого или спросить у него совета.

Вопрос: «Поминовение усопших обильной трапезой и алкоголем не противоречит ли духовному настрою, не является ли грехом и языческим пережитком?»

– Конечно, является, особенно алкоголем. Трапеза откуда берется? Нужно видеть, откуда растет этот обычай, и тогда становится все ясно... Угощение должно быть обычным, а алкоголь не нужен, неуместен здесь. Никто запрет специально на алкоголь не делает, но именно в силу той опасности, которую пьянство представляет для нашего общества, возникает очень разумный обычай – вообще воздерживаться от алкоголя при поминовении, на поминальной трапезе. И очень разумный обычай, вполне правильный. Любое бесчинство, алкогольное или даже хотя бы просто по части насыщения, представляет собой грех. Какие тут сомнения могут быть? Вот так и рассуждайте.

Вопрос: «Я женат и люблю свою жену, но грешу тем, что иногда смотрю по сторонам на прохожих девушек, будто глаза мне не принадлежат. Как справиться с этим грехом?»

– Вы знаете, в чем дело, глаза действительно мне в каком-то смысле не принадлежат. Даже если я не буду смотреть на девушек, куда буду? Вот у лошади шоры бывают иногда, специально их вешают (может, видели на картинках или где-то на церемониальных выездах с лошадьми), чтобы лошадь по сторонам не глазела. Можно попытаться так, если Вы будете, например, в Интернете читать новости, а там портрет какой-то очень красивой женщины... Ну что тогда? Друзья мои, не надо себя заморачивать, надо спокойно воспринимать эти внешние воздействия, и женатому человеку, особенно молодому, помнить простейший принцип: если имеешь какое-то сексуальное впечатление, направляй его на жену.

– Вопрос: «Сыну скоро семь лет. Как подготовить его к исповеди?»

– Знаете, самый простой ответ: не надо готовить. Если бы сыну было не семь лет, а четырнадцать или хотя бы десять и по какой-то причине он никогда раньше не исповедовался, тут надо бы какие-то меры принять. В семь лет, элементарно говоря, оставьте ребенка в покое. Но когда он приходит в храм, родители или его братья и сестры (или другие старшие дети) исповедуются. И мальчик непременно спросит: «А что там такое?»  Вот и скажите ему: «Там исповедь. Тот, кто уже подрос, кто уже большой,  приходит к священнику и называет свои нехорошие поступки». Простыми русскими словами, без всякого формализма. Ребенку захочется непременно тоже последовать примеру старших. И когда он сам изъявит к этому желание и интерес, надо в двух кратких простых словах сказать, что и как говорить священнику. Но ни в коем случае не диктовать что-то. Можно напомнить о каких-либо событиях: «Ты с Васей подрался, припомни об этом, повинись перед Господом». В таком духе что-нибудь. И дальше пустить это дело уже на его собственное усмотрение. Дети разные бывают, у всех разный уровень развития – эмоциональный, интеллектуальный. Пусть это будет его собственное дело, которое он сам исполняет ответственно перед Богом без контроля родителей. Это очень важно.

И нет особого закона. Это не то, что призыв в армию в восемнадцать лет: давай на призывной пункт. Семилетняя цифра – это условная желательная дата.

– Вопрос: «Много лет хожу в храм, причащаюсь, чувствую только временные вспышки благодатных состояний, но в целом духовного роста нет, нет перемен, хотя стараюсь по мере сил бороться со своими дурными наклонностями».

– Здесь опасная путаница, характерная на самом деле. Человек говорит о переживаниях – и в то же время нет перемен и нет выхода из вредных наклонностей. То есть он что-то делает. Друзья, разделяйте вашу эмоциональную сферу от сферы воли. Воля – это мои действия, мои намерения. Чувства – то, что я переживаю. Возьмите, к примеру, что-то совсем простое. Например, человек гневливый. Раздражается, многое ему не нравится. Он по-прежнему будет раздражаться, по-прежнему ему что-то не будет нравиться, но раньше он скандалил и свой гнев на кого-то изливал, а теперь он понял, что этого делать нельзя. Он прикусывает свой язык, когда у него раздражение. Такой человек, слава Богу,  находится на правильном пути. А если он продолжает скандалить? Надеется, что будет приходить в Церковь – и превратится в ангелочка? Нет, это не происходит само по себе. Значит, его путь к исправлению лежит через исповедь, через покаяние в тех поступках, тех словах, тех действиях и намерениях, которые он по-прежнему совершает и имеет. И дальше уже дело пойдет. Может, пройдет какое-то количество лет – и чувства тоже изменятся.

– Вопрос: «В Евангелии сказано: тот, кто женится на разведенной, прелюбодействует. Почему брак с разведенной является грехом?»

– Да, такой вопрос часто возникает. Церковь не устраняет и не отрицает второбрачие. Церковь не пропагандирует второбрачие, но и не отрицает такую возможность. Что касается развода и брака между людьми, которые прошли через развод, объяснение очень простое. Та реальность смены жен, на которую обрушивается Спаситель со Своей критикой, мало общего имеет с сегодняшним кризисом семьи, с сегодняшними проблемами. В то время была совершенно иная обстановка. Богатые люди распоряжались своими женами буквально как проститутками, если сказать резко.

Читайте эту фразу, не вырывая ее из контекста. Читайте беседу Спасителя со Своими учениками. По всякому ли поводу дозволено разводиться с женой? А как же Моисей указал давать свидетельство о разводе, свидетельство мужу о том, что эта женщина ему больше не жена? Вот тебе бумага: иди. Вот что происходило. Я не хочу наших соседей (или представителей других конфессий) ни в чем особо обвинять, но мне рассказывали такую историю, очень неприятную. В гостинице в одной восточной стране внизу, где находится администратор, сидит представитель религиозной группы и выдает свидетельство о браке. А потом с утра он выдает свидетельство о разводе этим богатым туристам, которые желают поразвлечься. Вот о чем речь Спасителя. Такого рода сексуальное злоупотребление абсолютно неприемлемо. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что это плохо. Об этом Спаситель и говорит.

Разводы, которые сегодня совершаются, – это похороны умершего брака. Брак может погибнуть при неправильном поведении супругов, чаще одного из них. Брак погиб, когда муж спит с другими женщинами или что-то еще... И жена получает гражданский развод, не будучи никак замешана ни в каких злоупотреблениях. Она вступает во второй брак. Церковь благословляет ей бракосочетание. Недаром Спаситель говорит там же, в той же самой беседе с учениками: кроме вины прелюбодеяния. Если муж совершает прелюбодеяние, жена свободна от обвинений. И надо сказать, что в условиях современной жизни, религиозной нестабильности люди, виновные в гибели своего брака, приносят покаяние. Проходит какое-то количество лет, и священник (а именно архиерей) может дать разрешение на второй брак  человеку, который принес плоды покаяния в своих заблуждениях, ошибках. Вот в чем дело.

– А если брак был невенчанный, то считается ли он Церковью действительным?

– Разницы никакой нет. Союз мужчины и женщины фиксируется, закрепляется двумя средствами: гражданским и церковным. Об этом сказано в «Основах социальной концепции РПЦ» достаточно четко и ясно. Было время, когда не было никакого церковного брака, никакого венчания; достаточно долго. Венчание брака – практика средневековая. Потом не было никакого гражданского брака, был только религиозный брак с религиозной церемонией: у христиан один, у мусульман другой, у иудеев третий. В наше время, на сегодняшний день, Церковь следует обеим формам фиксации брака, что, вообще-то говоря, для Церкви положительный фактор. Потому что государство берет на себя важные функции определения законности этого брака: состояние здоровья людей, наличие двоеженства. Вот какой-то человек брачный аферист – и это принадлежит гражданской власти, чтобы она выполняла нужный розыск. Мне пришлось жить в Соединенных Штатах. Там, например, обычно совершается бракосочетание только религиозной общиной. Но есть выбор: люди, вступающие в брак, могут совершить этот брак перед магистратом, перед судьей, перед чиновником; или в церкви, или в синагоге... Но маленькое важное замечание – священник, прежде чем венчать людей, должен от них получить лицензию на брак, то есть опять-таки некоторое свидетельство гражданской власти, что этот брак разрешен. По существу – то же самое.

– Вопрос: «Батюшка, подскажите, пожалуйста, как отучить своего десятилетнего сына от постоянного сидения в телефоне?»

–  Задачка эта, как говорят в школе, со звездочкой или даже двумя звездочками.  Все непросто. Единственный фактор некоторого оптимизма:  десять лет – это еще сравнительно маленький ребенок. Советуйтесь с педагогами,  детскими психологами, советуйтесь с опытными родителями, которые как-то организуют свою жизнь по-другому. А единственный общий принцип, который здесь можно назвать, – это Ваша вовлеченность в дело. Когда речь заходит об этом информационном пространстве, о вовлеченности в Интернет, участие родителей в том, что происходит в Интернете, что делает ребенок в Интернете, как и чем он себя там развлекает, служит ключевым фактором победы. Десятилетний ребенок еще не оторвался от родительской среды,  а четырнадцатилетний – уже проигранное дело, скажем прямо. Потому что у четырнадцатилетнего уже свой мир, он от родителей отстраняется. Десятилетний же по-прежнему еще с папой и мамой.

Если отец и мать будут вместе с сыном или дочкой что-то в том же самом Интернете выяснять, интересоваться чем-то, какой-то образовательной программой (или творческой, или игровой, или чем-то еще), то тогда у родителей возникают некие инструменты, средства, рычаги воздействия на ребенка. Может быть, он свой интерес к компьютеру, к Интернету реализует, например, в каком-то творчестве, графическом дизайне или в создании каких-нибудь фильмов. В чем-то позитивном. Но обязательно с участием родителей…

– Вопрос: «Мой любимый принял протестантство, я православная христианка. Возможен ли наш дальнейший союз?»

– Это Вас надо спросить, что за любимый, в каких конкретно отношениях Вы с ним находитесь. Когда я получаю такие письма, через наш канал «Вопрос священнику», всегда задаю наводящий вопрос: «Поясните конкретнее, что значит любимый, что между вами происходит и как?» Все зависит от того, на каком уровне ваши отношения – может быть, греховном… И дальше начинаются какие-то дальнейшие выводы: почему он принял протестантство... Одно дело, когда при знакомстве юноши и девушки он – мусульманин, она – православная, у них взаимные чувства. Другое дело, когда он принял протестантство и ушел из православия, – это плохо. А может быть, он просто по неразумию забрел в какую-то секту, и говорить, что он принял протестантство, тоже неправильно. Все надо выяснять конкретно, и тут крайне неразумно будет выдавать общие суждения. Эта девушка, которая задает вопрос, должна четко проверить свою собственную нравственную целостность, свою собственную совесть перед лицом Господа на исповеди.

– Вопрос: «Каким должно быть здравое отношение к деньгам и  богатству? Если имеешь избыток средств – значит, не даешь, жалеешь для милостыни? Как относиться к потерянным или украденным у тебя деньгам?»

– К потерянным никак не относиться. Украдены деньги – полезно в полицию обратиться, потому что сегодня украли у Вас, а завтра еще у кого-нибудь. С этим понятно. А вот первая часть, конечно, очень серьезная, и это целая тема христианства – материальное благополучие. А ответ короткий: чтобы не деньги владели Вами, а Вы владели деньгами, богатством. Вы будете жертвовать на благотворительность столько, сколько считаете нужным. Если Вы предприниматель, у Вас идет какой-то оборот наличных средств, и Вы вдруг решите: «Надо сейчас все пожертвовать», – то  Ваше предприятие погибнет. Вы просто не сможете возобновить работу, не сможете заплатить работникам за их труд, не сможете приобрести сырье и т.д. Ведите расчет. В Евангелии Спаситель в одном месте говорит об этом: «Что делаешь? Рассчитай сначала». Если у вас семья, то вместе с семьей на семейном совете можно определить, какую долю своего состояния они выделяют на добрые дела.

 Но ни в коем случае не поддавайтесь такому паническому чувству: если я христианин, я должен быть бедным, должен все раздать. Кто-то может раздать, а кто-то не может все раздать, поскольку от его материального благополучия, от его разумной финансовой деятельности зависят другие люди. Представьте себе,  хозяин семьи, владелец какого-то дома (квартиры)  скажет: «Надо это жилье пожертвовать». Пожертвуют – их выселят на улицу. Детей заберет опека, а они пойдут попрошайничать и пьянствовать. Вот что произойдет. Но этого делать не надо. Здесь нужен формализм, нужен здравый смысл и четкое понимание, что значит «трудно богатому наследовать Царствие Небесное». Трудно всем, даже богатому. В Евангелии наречия «даже» нет, но смысл именно такой. Ученики Спасителя спрашивают: «Если даже богатый не может так легко войти в Царствие Небесное, как же можно спастись?» На что Спаситель говорит: «Человеку невозможно, Господу все возможно».

– Спасибо Вам большое, отец Макарий, за беседу. Время нашей передачи подошло к концу, благословите наших телезрителей.

– Всего доброго Вам, друзья, до следующих бесед.

Ведущий Денис Береснев

Записали Ольга Косторова и Светлана Тодосейчук

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы