Беседы с батюшкой. Опыт трезвости

18 апреля 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает сотрудник Отдела по противодействию наркомании и алкоголизму Санкт-Петербургской епархии, настоятель храма равноапостольной княгини Ольги в деревне Новое Девяткино священник Евфимий Добрянский.

– Когда мы говорим об опыте трезвости и о трезвой жизни, возникает очень много вопросов. У Вас большая практика, Вы очень долгое время помогаете людям в сложной ситуации зависимости. Уже подходит к концу Великий пост, со следующей недели начинается Страстная седмица. Просто неделя пролетит как одна секунда – и пасхальная трапеза ждет всех нас. Люди часто перед Пасхой закупают массу продуктов, в том числе, конечно, алкоголь. Но вопрос у меня сначала практический, что называется: человек сорок дней готовился, еще семь дней Страстной седмицы не употреблял никакого алкоголя – и вдруг его ожидает возлияние. Насколько это вообще опасно для человека? С какими в этом плане Вы сталкивались проблемами среди тех людей, которые обращались к Вам за помощью?

–  В первую очередь это грозит банально отравлением. Во-вторых, надо задать вопрос такому человеку: «Ради чего или ради кого ты это делал?»

– Постился?..

– Терпел. Это не воздержание. Он терпел. Раз Вы упомянули об этом, значит – после этого возлияния что-то произошло. Поэтому надо всегда задавать вопрос самому себе, для чего ты это делаешь. Если просто терпишь, никому это не надо. Да, «Царство Божие нудится», то есть силой берется, надо потерпеть. Но апостол Павел что нам говорит? «Радуйтесь в Господе; и снова говорю: радуйтесь». Надо принимать все (пост, молитву, таинство) с радостью. Господь нам дает возможность ради Него потрудиться, и пост – это тот же самый труд, через него мы получаем радость в Господе. Хоть что-то я могу оторвать от себя ради Христа? И тут напрашивается евангельский момент: когда человек терпит, с кем его можно сравнить? Христос рассказывает в притче (в Евангелии от Матфея и в Евангелии от Луки эта притча есть): когда духа злобы выгоняют из человека, дух идет в пустыню, ищет покоя, но не находит его и говорит сам себе: «Вернусь обратно»; приходит в домик, который никем не занят, чист и убран, и берет туда семь злейших себя, и бывает человеку последнее хуже первого. Вот и получается: терпел, домик вычистился, потому что человек молился, постился, но он терпел и ждал момента. Это то же самое, когда люди идут на подшивку: родственники уговорили, подшился на три месяца, полгода или год. И что бывает? Ждет конца подшивки.

Тяжелый момент Вы описали.

Вопрос телезрителя Ивана из Воронежа: «Почему у нас в России так много блудят и пьют? У нас вот много очень красивых женщин. Один человек приехал в Россию из-за границы и говорит: «Сколько у вас красивых женщин и сколько (ну, это на его взгляд) неуклюжих мужчин!» Почему наши женщины, живущие в уделе Пресвятой Владычицы нашей Богородицы, уделом Которой является Дивеево и вся Россия, не имеют никакого уважения к Ней?»

– Говорят: сапожник без сапог. Я сразу смотрю в корень: институт семьи был разрушен у нас, можно сказать, изначально. Где-то восемьдесят-девяносто лет тому назад начали рушить все, времени достаточно. Те, кто воцерковляется, стараются через многовековой опыт Церкви воспитать своих дочерей будущими матерями, женами, сыновей – мужьями, будущими отцами. Но это пока идет на каком-то теоретическом уровне, потому что мы сами воспитаны в советское время; родители нас воспитывали как могли, как считали нужным. В результате у нас  в 80-х годах было много разводов, во-первых; матерей-одиночек; сыновья воспитывались матерями, а не отцами и так далее. Честно говоря, и у женщин – беда, и у мужчин – беда. Мы потихоньку выплываем, конечно. И я очень радуюсь, когда в церковной среде молодые семьи к себе очень строго относятся и стараются честно друг перед другом, с любовью поступать. И рожать одного, второго, третьего, четвертого они не боятся. Поэтому мы все-таки потихоньку возрождаемся. Посудите сами, библейская история о чем говорит? Народ богоизбранный испугался войти в землю обетованную. Сколько Господь водил их? Сорок лет. Пока не отошли в мир иной все, кто испугался, не поверил. Так же и у нас: сколько было краха, разрушения, столько и будем восстанавливаться.

– Два раза по сорок.

– Господь Милосерден. Господь все равно нас бережет. Мы любим и Божью Матерь, и Господа.

Все-таки мы, как православные люди, обращаемся к Нему, не просто вычитывая молитву, а обращаемся живыми словами к Живому Богу. Человек попал в тяжелейшую ситуацию из-за своей зависимости (алкоголизм еще не так страшно, как наркомания… хотя, в принципе, это одно и то же, потому что человек может быть не просто в химической зависимости, а в духовной). Какова молитва за этого человека? Кажется, только святой может вымолить его.

– Когда беда посещает семью, кто-то из членов семьи становится зависимым, другие члены семьи, если церковные, начинают молиться... В Выборгской епархии есть вся полнота реабилитации. Проходит работа не просто с зависимыми, но и с родителями, родственниками. Они становятся соучастниками этого горя. Они как бы становятся ведомыми. Они выдают желаемое за действительное. Зависимый человек обещает что-то, и они делают все, лишь бы не испугать его. Это беда. Все страдают. Зависимый «играет на нервах» и пользуется доверием. Созависимые стараются любыми путями как-то его оттянуть от компании, от каких-либо веществ, но ничего не получается. Нет фундамента, нет перемены. Господь хочет от нас перемены, обновления, чтобы мы поменялись. В нашей работе, в Русской Православной Церкви, основа – это церковность, православная догма. На этой основе мы всю работу делаем. Почему? Духа злобы нужно выгнать, а вместо него поселить только Духа Святого.

Вопрос телезрителя Евгения: «Я курил достаточно большой период времени. В 2015 году с началом Великого поста как бы дал зарок. Держался, не курил и по сей день не курю. К чему это можно адресовать? Это Божий промысл или моя сила воли? Что здесь сработало?»

– Во-первых, без воли человека Господь не может ничего делать. Это Ваша воля плюс то, что Вы обратились к Господу. Это был пост. Господь сделал чудо. Я приведу один яркий пример. Одна женщина тоже бросила курить. Она «дымила» особенно  по утрам, выходила курить на кухню, пока еще все спят. Она уже ходила в церковь, молилась, причащалась, просила у Бога, чтобы помог бросить. Каялась в этом грехе все время, но все никак... Один раз выходит утром покурить к окну,  открывает форточку и видит багряного цвета, цвета крови, восход солнца. Господь дал ей такое откровение, именно крови. И с тех пор, как она говорит, даже нет желания покурить.

Другой человек свидетельствовал: перед иконами Спасителя, Божьей Матери (у его мамы эти иконы были) порвал пачку, и с тех пор что-то у него, как говорят, щелкнуло; он раз и навсегда бросил курить. То есть здесь и своя воля. Поэтому помоги нам всем Господь проявлять свою волю. Мы делаем шаг – Господь делает к нам десять, если не больше.

Он целует наши намерения.

Как пустить Господа в свою жизнь? Потому что мы иногда это декларируем: я нахожусь с Господом, я Его впустил. На самом деле как Его впустить? Мы просим Его все время: «Приди и вселися в ны и очисти ны от всякия скверны и спаси, Блаже, души наша». Это же дерзновеннейшая просьба к Богу. Мы не пугаемся того, что Господь увидит всю нашу мерзость и поступит с нами как-то плохо. Мы знаем, что Он нас любит. Тем не менее не впускаем Господа, только что-то декларируем.

– У всех людей это происходит по-разному. Я в зрелом возрасте пришел к Господу. И пришел через трезвенника. Потому я принципиальный трезвенник. Принял решение в 1995 году. С 1994 года, как крестился, не пил и никогда не курил. Раньше пил, так скажем, «как все». Я жил с 1994 по 1995 год без обета, и у меня внутри было два чувства. С одной стороны, если не пьешь совсем, зачем тебе обет? С другой стороны, точка не поставлена, есть «место для маневра». Я через год все-таки  подошел к отцу Александру Захарову (он тогда был настоятелем храма Богоявления  на Кутузовском острове) и сказал, что хочу дать обет трезвости на всю жизнь. Он говорит: «Хорошо. Молодец, правильно!» После его слов у меня все сомнения закончились. И я ни разу не пожалел об этом. У меня это произошло так.

– Мы видим массу примеров, когда люди буквально, как говорится, доходят до ручки. Но у меня не возникает ощущения, что такой человек, дойдя до этого момента, может сказать себе: «Все, хватит, я должен обратиться к Господу; сейчас я дам обет трезвости – и все».

– Мы смотрим на этого человека со стороны, но до конца не понимаем, где его мера. Мы видим пьяного бомжа и не понимаем, как это он не опомнится, хотя вроде бы уже до ручки дошел. Видимо, еще нет. Господь-то видит все.

– То есть мера еще не переполнена?

– Есть еще, есть. Господь никому не дает погибнуть.

– Вопрос телезрителя Игоря Викторовича из Москвы: «Есть ли в Церкви святые, которые совершенно отказывались от вина?»

– Иоанн Креститель – первый святой; еще многие святые. Я просто боюсь ошибиться, но мог бы принести целый список. Многие преподобные отказывались. Почему они отказывались? У людей, которые живут серьезной церковной жизнью, приняв в сердце Господа, другая радость. Они не пьют даже без обетов; незачем пить. Они радуются в Господе. Праздники, общение с братьями и сестрами во Христе, общие дела, общие паломничества, общая работа. Я знаю трезвенников, которые организовывают фирмы и берут на работу тех же трезвенников или ребят после реабилитации. В таких артелях (говоря по-современному – фирмах) люди – единомышленники, все трезвенники. Они и помолятся перед едой, и вместе потрапезничают, потом закончат молитвой, пойдут работать. Такой момент есть.

– Хорошо, что мы говорим в передаче о трезвом образе жизни. Но мне иногда кажется, что этого не хватает в общей (светской) сфере: просто на телевидении, на радио, в газетах. Мне кажется, что об этой проблеме говорится очень мало. Либо говорятся какие-то страшилки: «За управление в пьяном виде теперь, грубо говоря, – четырнадцать лет...» Можно вспомнить советское время и фильм «Беда», где Петренко играл алкоголика, который для того, чтобы напиться, разбил витрину магазина и оказался в тюрьме. И только в тюрьме ему пришлось ограничить себя в алкоголе. ЛТП (лечебно-трудовой профилакторий) – я помню огромное количество документальных фильмов, где показывали, как это все ужасно. Были такие газеты «Они позорят район» (не «Окна РОСТА», но все же…). И все время были такие речи: «Фу-фу! Ни в коем случае так себя не ведите!» И сейчас то же самое.

Вы говорите: «Радуйтесь!» Мне кажется, сейчас очень не хватает этой радости, чтобы показать всем, что трезвый образ жизни – это не терпение и не какое-то угрюмое времяпрепровождение, а радость. На Ваш взгляд, так это или нет?

– В нашем современном обществе сейчас алкоголизм и даже наркомания немножко отошли назад, немножко уменьшился их натиск на человечество. В том смысле, что раньше (в советское время) тебя брали на поруки, с тобой нянчились, а сейчас ты никому не нужен. Работу потерять – в два счета.

– Легко!

– Недавно мне прислали статистику, что у нас в России, когда была перестройка, в 90-е годы, на человека (даже на младенца) приходилось 20-25 литров чистого алкоголя в год, а сейчас – 11 литров.

– Это меньше, чем во Франции.

– Да, там сказано, что это меньше, чем во Франции. Сейчас народ как-то опомнился. Кушать-то хочется – надо трудиться. С трудом взяли на хорошую работу, так он и держится за эту работу. Это не умаляет проблемы, проблема есть, она серьезная.

Христос  пожертвовал Собой. Вот такая у Него любовь. И мы тоже должны жертвовать собой ради близких, сделать все, чтобы человеку помочь. Вспомним случай, когда Христос проповедовал в доме Петра и четверо принесли расслабленного.

– Крышу разобрали!

– Да, крышу разобрали! Представляете, хозяину каково? И Господь увидел их веру... Мы не задумываемся, какая у них была вера. А у них была сильная вера в Него, потому что они крышу разобрали!

– Как они любили своего несчастного, ради которого пошли на это...

– На преступление, грубо говоря. Они перед Христом (!) спустили расслабленного. И Он, видя их веру, прощает грехи: «Встань, возьми постель и иди!» От нас Христос просит того же по отношению к нашим родственникам, попавшим в беду, показывает: вот так поступайте. Веру надо проявить! А то говорят: «Я-то не пью – так, немножко. Мне не надо помогать, вот ему помогите».  Семья-то одна – беда одна. Она почему-то произошла, не просто он оказался, как говорят, слабым звеном. Нет, что-то не в порядке в целом, с этим надо разобраться. У нас в Выборгской епархии в обязательном порядке есть группы реабилитации для зависимых и для их родственников (созависимых).

– Вопрос телезрительницы Нины из Твери: «Если взрослые дети употребляют алкоголь, я (как мать) должна что-то говорить, какие-то беседы проводить? Любые разговоры с моей стороны вызывают раздражение. Или надо просто молиться, стараться жить благочестиво и все отпустить на волю Божию?»

Просто отличный вопрос!

– Здесь зависит от многих факторов. Если взрослые дети не женаты (не замужем), живут вместе с родителями, то, конечно, родители имеют право (и это необходимо) потихонечку, с любовью всегда об этом говорить. Как говорится, вода камень точит. Если дети уже замужем (или женаты), живут отдельно или вместе с родителями, то, может быть, с другой половинкой поговорить? Если жена или муж говорит: «Да ничего, все нормально», – не будешь же вмешиваться, вроде как взрослые. Остается молиться и самому показывать пример.

Есть очень хороший пример – обет трезвости. Родственники, которые не злоупотребляют, ходят в «Братство трезвости», в группы (и тут есть группы, у отца Максима Плетнева). И потихонечку человек прочувствует трезвую жизнь и захочет принять обет трезвости ради своих близких – это тоже действенный момент. Когда в один прекрасный день ты приходишь и говоришь: «Знаешь, сынок (или: «знаешь, милый»), я приняла обет трезвости ради тебя», – и показываешь грамоту. Первая реакция разная у всех зависимых родственников: кто-то у виска показывает...

– Понятно.

– Кто-то пугается: «Ты что, в секту попала?» Еще что-то. Кто-то уходит в сторону, молчит, уже задумывается. Вначале такая реакция. Но живущий рядом абсолютно трезвый человек, да еще под зароком или обетом на всю жизнь – это такая могучая сила, что потихонечку она эту глыбу начинает двигать. Это даже не мы двигаем. Это Господь такую благодать дает...

У нас тоже есть такие примеры. Сын дал обет трезвости ради отца, потом мама пришла, дала обет трезвости. А папа – забулдыга такой! В результате через полтора года и он дал обет трезвости на всю жизнь. Он всех друзей похоронил, а сам жил. Буквально сколько-то лет назад он от старости отошел ко Господу. Бороду отрастил (как православный человек). Я его лично знал, мы с ним встречались, улыбались друг другу...

Недавно один человек (тоже был зависимый, наркоман) прошел реабилитацию, потом у него был временный зарок, потом дал обет на всю жизнь. Невесту трезвую встретил. Сыграли трезвую свадьбу. Даже тамада растерялась, когда к ней обратились. Она потом писала в Интернете, что первый раз в жизни вела трезвую свадьбу, и говорила: «Знаете, это самая лучшая свадьба, которую я провела за свою жизнь». Она – свидетельница того, что все искренне радовались.

А у него была еще проблема с отцом. Тот – запойный алкоголик. Вроде интеллигентный, высокий, статный, катер свой имеет, работу (инженер). Но вот так… И под влиянием этого всего он приехал к нам в храм и дал обет трезвости на всю жизнь. Женщины не поддержали (жена, дочь), зять. Они вдвоем – такой форпост!

– Замечательные примеры, их хочется слушать и слушать.

– Их много, и это вдохновляет.

– Поэтому я и говорю, что имеет смысл каким-то образом рассказывать об этом более подробно. В начале ХХ века самое популярное чтение было – жития святых. Люди просто зачитывались житиями (вместо романов). И мне кажется: если опубликовать все эти примеры, то их можно выпускать брошюрами большими тиражами.

– Для этого и существует «Братство трезвости». Туда приходят не только зависимые, но и трезвенники, которые приняли обет трезвости, когда были зависимы. А сейчас для них «Братство трезвости» – как дом родной. Они приходят к зависимым, как-то поддержать их, помочь, рассказать о себе…

– Есть один довольно сложный для меня вопрос, на который Вы наверняка легко ответите. Вот сейчас Евгений спрашивал о курении. Он это преодолел. У меня тоже есть опыт: я не курю больше пятнадцати лет, но я был человеком, который от этого зависел. Я очень много курил и знаю, какая это радость – освобождение от этой зависимости. Но время от времени во мне просыпается такое: «Вот сейчас бы покурить!» Бывает ли так с людьми, с которыми Вы проводили духовную работу? Говорят ли они о том, что через много лет все равно вдруг хочется выпить?

– Срываются те, кто не принял Христа. Это сразу видно. Видно, что рано, сырой. «Давай помолись еще». – «Нет». А есть люди, которые приняли Христа, приняли обет трезвости с чистым сердцем. И они живут, радуясь в Господе. У них бывает другое искушение – во сне.

– Все равно есть...

– Это редко-редко бывает (единичные случаи), но бывает. А один трезвенник, который был тихим алкоголиком (то есть он дома пил, а на следующий день шел преподавать), когда принял обет трезвости, принял Христа, освободился от этой беды, у него радость появилась. И в один прекрасный момент он свидетельствует: «Я утром выхожу, чтобы идти в гараж (до него четыреста метров), смотрю: на поребрике запечатанная бутылка водки. Думаю: оставил кто-то. Иду дальше. Метров через пятнадцать опять бутылка водки. И вот так до гаража шел, через десять-пятнадцать метров стояли эти бутылки водки».

– Лукавый как действует!

– Прошел, сделал свои дела, прогрел машину. Возвращается – уже ничего нет.

– Вопрос телезрительницы Веры из Омска: «В передаче рассказывалось о том, как людей мучает дух злобы. Меня тоже мучает дух злобы, иногда он сподвигает меня: «Выпей, выпей» (или еще что-то в этом плане). Может искушать разными страстями. Хотелось бы узнать, как с ним бороться. Если идти в церковь, то как это поможет? Хотелось бы получить какие-то конкретные наставления батюшки».

– Во-первых, мне очень приятно, что вопрос из Омска. В свое время я там работал на мотористом на танкере.

 Надо найти информацию, есть ли в Омске церковное «Братство трезвости» (или «Общество трезвости»). Есть и нецерковные общества, но мы говорим про церковные. Если таковых нет, Вам надо начать ходить в храм. Подойти к батюшке (именно к батюшке) на исповедь, исповедоваться и спросить: «Как мне начать церковную жизнь? Что сделать, чтобы причаститься?» С этих моментов надо начать причащаться Тела и Крови Христовых во исцеление души и тела. Так, потихонечку, мы и начнем выкарабкиваться из этого ужаса. Пока так, это первые шаги. Потому что мы живы исповедью и причастием Тела и Крови Христовых. Я бы пока так посоветовал. Честно говоря, не знаю, есть ли в Омске «Братство трезвости».

– Есть, конечно! Сейчас это есть в каждой епархии – в обязательном порядке. Надо, конечно, обратиться в церковь. Вера спросила: «Поможет ли Церковь?» Тут даже без «если».

– Если мы хотим, то Господь поможет. Вот в чем дело. Если хотим. Если мы вроде как хотим, а вроде как все устраивает, тогда и останемся у разбитого корыта.

– Если приходить в церковь как в комбинат магических услуг…

– Да, это не таблетка от всех бед. Это жизнь, исправление своей жизни.

– Это реальный путь, истина и жизнь.

– Это реальный путь. Это перспективный путь в будущее, в вечность. Я по-другому не знаю, не умею, потому что по-другому никак.

– Я задавал Вам вопрос, как принять Господа в свое сердце, но это, наверное, один из самых сложных вопросов в жизни. Потому что когда мы говорим: «Я верю в Бога, но не доверяю Ему», получается опять комбинат магических услуг. И когда мы говорим о помощи Божией и реабилитации, я бы опять хотел спросить о том моменте, который затронул в своем вопросе Евгений: это я сам сделал или Господь? Или это синергия?

– Это совместный труд. Без человека Господь не совершит его спасение. Мы не биороботы, мы сотворены по образу и подобию Божию. Образ есть, подобие надо снова обрести. Почему нам, взрослым, трудно принять Господа? Господь говорит: «Будьте как дети». А нам это очень трудно, потому что мы взрослые, состоявшиеся люди и живем в своей нише. А если Господа принимать, надо меняться. Да, покаяние, метанойя – это перемена. Ты должен задать себе вопрос: «Я хочу поменяться? Что меня не устраивает?» Вот над этим вопросом надо работать. То есть не просто просить: «Господи, помоги!  Вот я такой и такой...» Мы все понимаем, что что-то плохо делаем. Мы все – взрослые люди, со школьной скамьи знаем, что такое хорошо и что такое плохо.

Вот свидетельство – «Я любил курить». Несколько раз в моей практике было, когда приходили люди и говорили: «Я понимаю, что это грех, но я люблю курить. Как мне молиться?» Я говорил: «Молитесь так. Вы прочитали утренние (вечерние) молитовки, а потом своими словами: “Господи! Мне нравится курить. Я знаю, что это грех, но мне нравится это. Я прошу Тебя, сделай так, чтобы мне это перестало нравиться”». Люди уходили удовлетворенными моим объяснением.

– Да, это хороший пример. Вы разрушили магический ритуал. У нас же как говорится? Кому нужно молиться об избавлении от пьянства, кому читать акафист? Только «Неупиваемой Чаше».

– Еще Вонифатию.

– Не дай Бог, если ты просто обратишься к Богоматери или Спасителю с такой просьбой. Это же «не подействует»… Наша вера все равно на уровне каких-то устоявшихся штампов.

– Наша молитва ведь очень интересная. Тоже пример из Евангелия: «Господи, верую! Помоги моему неверию».

– Сегодня Вы подготовили чтение. И там есть замечательные слова. Мне настолько понравилась эта мысль, что я хочу, чтобы Вы ее озвучили.

– У нас сегодня тема о трезвости. Царь Соломон тоже поднимает тему пьянства. Это чтение было сегодня на вечерне. Я хочу прочить слова этого наставления:

Слушай, сын мой, и будь мудр, и направляй сердце твое на прямой путь. Не будь между упивающимися вином, между пресыщающимися мясом: потому что пьяница и пресыщающийся обеднеют, и сонливость оденет в рубище... У кого вой? у кого стон? у кого ссоры? у кого горе? у кого раны без причины? у кого багровые глаза? У тех, которые долго сидят за вином, которые приходят отыскивать вина приправленного. Не смотри на вино, как оно краснеет, как оно искрится в чаше, как оно ухаживается ровно: впоследствии, как змей, оно укусит, и ужалит, как аспид; глаза твои будут смотреть на чужих жен, и сердце твое заговорит развратное, и ты будешь, как спящий среди моря и как спящий на верху мачты. [И скажешь:] «били меня, мне не было больно; толкали меня, я не чувствовал. Когда проснусь, опять буду искать того же».

Вот такая ситуация у наших сродников, близких, страждущих. Дай Бог нам мудрости им помочь!

– Тема действительно неисчерпаемая. Если уж мы сегодня говорим о такой зависимости, к сожалению, слово «неисчерпаемая» здесь должно быть. Было бы хорошо, если бы эта тема была исчерпаема. Настанет такой момент, когда мы будем говорить о том, что когда-то были люди, которые упивались вином, использовали наркотики для получения какого-то удовольствия. Дай Бог, чтобы случился такой момент.

– Эти слова написаны несколько тысяч лет назад... Но мы надеемся. Мы знаем, что нам-то Господь помог. А почему нашим близким не поможет? Тоже поможет.

– И конечно, молитва, которую мы каждый день произносим. Давайте действительно добавлять в эту молитву и свои слова: «Господи! Помоги мне избегнуть этого. Помоги моим родственникам...» Ведь это же будут искренние слова!

Ведущий Глеб Ильинский

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма в честь Всемилостивого Спаса города Москвы протоиерей Александр Ильяшенко.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы