Беседы с батюшкой. О любви как о величайшей христианской добродетели

13 февраля 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В екатеринбургской студии нашего телеканала - доктор медицинских наук, профессор, протоиерей Сергий Вогулкин.

– Обычно перед программой мы публикуем анонс, рассказываем, какой гость планируется сегодня в студии. Написали, что Вы придете к нам накануне дня всех влюбленных и что мы решили эту программу посвятить любви как величайшей христианской добродетели. Наши зрители начали активно писать, что этот праздник посвящен отнюдь не любви как христианской добродетели, что это вообще праздник не наш. На сайте мы эту формулировку подправили, но факт остается фактом: праздник большая часть нашей страны отмечать будет, будет как-то поздравлять своих возлюбленных.

Но мы-то решили посвятить нашу программу не дню святого Валентина, именуемому днем всех влюбленных, а любви как некоему состоянию человека, его души, любви как христианской добродетели. Зачастую ведь, когда говорят об этом, подразумевают не то влюбленность, не то некую привязанность, не то страсть. И вообще, наверное, стоит поговорить о том, что такое любовь: это чувство или состояние души?

– Влюбленность – это пока еще не любовь. Это еще только влюбленность, когда нравится человек; в таких случаях говорят, что некая искра между людьми пробежала. Но до настоящей любви, конечно, здесь еще далеко. Это, так скажем, стадия знакомства, когда люди пытаются узнать друг друга получше, чтобы потом понять, что же это – настоящая любовь или нет. Все дело в том, что сейчас часто после начального знакомства начинается сразу плотская любовь. Еще чувство только зародилось, а уже начинается «гражданский брак». Люди еще даже не поняли, как они друг к другу относятся, а уже начинают жить вместе. В день всех влюбленных люди поздравляют друг друга, приветствуют как-то, это хорошее дело. Но только духовного содержания здесь нет никакого. Это вообще чисто светский праздник.

– Безусловно.

– У нас же много праздников: День железнодорожника например, День строителя, пожарного… Ну, придумали еще один – день влюбленных. Есть определенная категория людей, которая охотно воспринимает все влияния с Запада, откуда к нам и пришел этот праздник в девяностые годы. До этого мы про него вообще ничего не знали. На самом деле это чистая коммерция. В этот день массу каких-то маленьких игрушечек продают, покупают, дарят… Это большие деньги, кстати сказать.

– Цветы опять же.

– Да, все это стоит недешево, для того чтобы порадовать своих знакомых девушек, так скажем. Пусть порадуют, если хочется. Другое дело, что не надо спешить сразу переходить  к плотским отношениям, пока не сроднились, не узнали лучше друг друга.

Некоторые считают, что это религиозный праздник – день святого Валентина. Хотя на самом деле святой Валентин никакого отношения к этому не имеет.

Если говорить о православных датах, то завтра у нас память мученика Трифона, послезавтра Сретение Господне. Для нас это очень важные праздники. Католики, кстати, сегодня тоже не очень приветствуют так называемый день святого Валентина... Вообще с Валентинами связана очень интересная история. Валентинов было несколько.

Во-первых, был святой Валентин Римский, епископ. Во-вторых, святой Валентин Интерамнский, пресвитер. Третий – Валентин Африканский. Никто из этих святых покровительством влюбленным не занимался, это совершенно точно. Жили они в III веке, императором тогда был Клавдий Второй. Гонение на христиан было страшное. В это время они и пострадали. Это были настоящие святые, с ними связаны серьезные чудеса. Но про то, что они как-то помогали влюбленным, мы ничего не знаем, это более поздняя сказка. Об этом говорится в так называемой «Золотой легенде».

– Расскажите, будет интересно. Она связана тоже с III веком?

– Да. Примерно в 1200 году монах Иаков Ворагинский составил книгу, которую назвал «Золотая легенда». Там он приводит жизнеописания многих святых, в том числе Валентина Римского, епископа. Очень скромно, очень четко прописывает его жизнь, чудеса, которые он совершал, и его смерть за Христа. От него требовали, чтобы он отрекся от веры, принял язычество, но он отказался и в конце концов был лишен головы. Но в XIV–XV веках в эту «Золотую легенду» стали включать какие-то фантастические вставки, где говорилось о том, чего никогда не было.

Сейчас о святом Валентине есть такое представление, что он был священником и одновременно врачом и при этом еще служил в римской армии. В то время Клавдий II запретил своим легионерам жениться. Он считал, что легионер, если у него нет семьи, лучше воюет. Можно сравнить с тем, как Петр I тоже недорослям запрещал жениться до 18 лет (Клавдий – до 20). А святой Валентин якобы считал, что женатым, имеющим детей солдатам, будет что защищать, поэтому они будут лучше сражаться, защищая свои семьи. По этой причине он якобы тайно венчал легионеров со своими невестами. Всего этого на самом деле не было, это красивая легенда.

Дальше, по этой легенде,  его схватили и посадили в тюрьму, где он полюбил слепую дочь надзирателя по имени Юлия и перед казнью написал ей записочку, подписав ее: «Валентин». Это якобы и была первая «валентинка». А казнили его, по этой сказочной версии, 14 февраля (по-моему, в 269 году). Легенда рассказывает, что Юлия взяла эту записку и моментально прозрела, сумев прочитать ее. Непонятно: если она была с детства слепая, то как же научилась читать?

Здесь, конечно, много накладок. Во-первых, легионеры были достаточно необразованные люди, чтобы понимать, что такое христианство, тем более в то время на христиан были  гонения. У них представление о христианстве было в лучшем случае такое, как о какой-то небольшой секте. Ну и, кроме того, сам чин венчания возник на несколько столетий позже. Так что связь дня влюбленных со святым Валентином совершенно искусственная. Наверное, так и надо считать – это очередной светский праздник, который пришел к нам с Запада. Он приносит огромный доход тем, кто продает эти «валентинки», цветочки, игрушечки и так далее. Но не более того.

– Причем как-то не вяжется жизнеописание трех святых Валентинов с представлением о небесном ангелочке с луком в руках.

– Конечно, это сказка, которую начали особенно активно раскручивать на Западе в середине XIX века. На этом сделали огромные деньги. Сейчас и у нас на этом делают деньги. Многие теперь смотрят на Запад, вместо того чтобы развивать свои традиции.

– Вообще к светским праздникам у нас иной раз интересный подход. На сайтах перечисляются разные праздники:  день здорового человека, день тех, кто с чем-то борется, тех, кто кого-то поддерживает…

– Но это хорошие праздники. А этот, к сожалению...

– …опошлили.

– Да, какой-то налет нехороший здесь присутствует.

– По ходу Вашего монолога мне вот что подумалось. Мы как бы специально выбираем какой-то один день для того, чтобы кого-то почтить или поздравить: мужчин 23 февраля, женщин 8 Марта и т.д. Принято так: именно в  определенный день поздравлять, дарить подарки.

– Один раз в год.

– Да. Если взять, допустим, нашу церковную среду, то мы знаем, что есть чин прощения перед Великим постом, когда все друг у друга испрашивают прощения, как бы очищаясь этим, вступая на поприще Великого поста. Но ведь не всегда фраза о прощении отображает внутреннее состояние человека. Примиряться надо не с теми людьми в храме, которых мы можем даже не знать, а с теми, кто рядом, на которых держим обиду. Это определенная проблема, как мне кажется. Что с этим делать?

– Надо верить. Это похоже на то, как на Крещение в храме на службе бывает 20 человек, а в проруби 200.

– И за крещенской водой стоит гораздо больше людей.

– Да, приходят часто такие, которые только что от соседей узнали, где храм находится. Надо помнить, что в Церкви каждый день знаковый. У нас нет ни одного дня, когда бы не праздновалась память каких-то мучеников, страстотерпцев, каких-то великих святых. Поэтому когда человек верует, он каждый свой день сообразует с жизнью и подвигом тех святых, которых Церковь в этот день вспоминает, со своими небесными покровителями и ангелом-хранителем. Нужно каждый день проживать в радости. Не раз в год радоваться по поводу какого-то события, а каждый день. А радоваться – это значит делать добрые дела. Если ты будешь делать хотя бы одно доброе дело, но каждый день, 365 добрых дел в год получится. Потому что каждый день имеет свое благословение. В этот день пять, иногда шесть святых молятся за нас, мы их вспоминаем. Мы их можем вспоминать и в другое время, но все-таки бывают дни, в которые эти святые особо к нам приближены.

Поэтому для верующего человека каждый день должен быть в радость. Для того чтобы все проблемы решить, надо веровать. Тогда человек успокоится, будет более разумно строить свою жизнь, тогда он не будет делать «выдающихся» глупостей. Человек будет понимать, что надо себя сдерживать.

– Также Вы говорили по поводу плотских отношений, так называемого гражданского брака. Как Вы думаете, в наши дни подменяется понятие любви?

– Конечно, подменяется! Когда я начинал свою службу, было много венчаний. Сейчас не так. То есть люди не доверяют друг другу, боятся друг друга. И вот эта влюбленность, которая проходит очень быстро, и свидетельствует о том, что отношения несерьезные, не проверенные ни временем, ни пониманием друг друга… Мне вот что вдруг подумалось. Предположим, влюбленные думают, чем бы сегодня заняться, и решают пойти в кино. А представьте себе, что девушка вдруг сказала бы: «Знаешь, милый, пойдем в храм, помолимся вместе». Вот тогда все стало бы понятно. На что он способен, на что она способна. Способны ли они подняться над обыденной жизнью до духовного состояния? Если способны, если они идут в этом направлении, то скорее всего соединятся.

Авва Дорофей говорил так: когда люди идут к Богу, Который в центре всего (не человек, а Бог в центре всего), и люди идут к центру, они сближаются между собой. Если они даже вместе, но идут от Бога, то в конце концов покинут друг друга. К великому сожалению, так часто бывает. Без Бога прочных браков не бывает. Посмотрите, что делается. Возьмите конец XIX века – 3% разводов. Сравните с тем, что сейчас…

– Пятьдесят?

– Больше! На тысячу браков 600-700, а кто-то вообще за 900 считает. Статистика лукавая, конечно, но ведь это еще не считая гражданских браков.

– В зависимости от того, как посчитать.

– Да. Гражданские браки же не регистрируются, и статистика не знает, кто и как там сходится и расходится. Но известно: 30% детей рождаются без отца. Вот такая статистика. Это поколение, у которого не будет настоящего воспитания. Конечно, такая ситуация крайне печальна. Преодолеть это можно только с помощью веры. Никакой другой возможности нет. Поэтому и воспитание детей без веры невозможно. Пора нам всем задуматься об этом, задуматься о духовном, о смысле нашей жизни.

– Да, статистика неумолима, действительно страшные цифры. Но, как Вы думаете, 3% в XIX веке и 60% в веке XXI – это влияние общественного порицания разводов в то время или следствие веры людей и более крепкой духовности, чем сейчас?

– Да, в конце XIX века в России было практически 100% верующих. Ну, или 97%, то есть три процента неверующих. Конечно, люди соизмеряли свои поступки, поведение, свою семейную жизнь с верой. А потом, в ХХ веке, долгие годы шла борьба против православной веры, отсюда и такой результат.

– Вы сказали, что когда встречаются мужчина и женщина как две самодостаточные личности, которые вместе стремятся к Богу, то они и соединяются между собой. Если же они не имеют общей цели, то рано или поздно отдалятся друг от друга. Вместе стремиться к Богу, к познанию Его – что это означает на практике?

– Это означает, что надо изменить свою жизнь. Недаром исповедь и причастие приравниваются ко второму крещению. Изменить свою жизнь человек может в любой момент. Искренне исповедовавшись и приобщившись Святых Таин, он может начать новую, лучшую жизнь. Ведь в Церкви нашей присутствует соборность. Здесь люди все вместе молятся друг за друга. И если близки два человека, которые молятся друг за друга, то получается совершенно замечательный результат. Люди постепенно, поправляя друг друга с лаской,  любовью,  добротой, милосердием, неся немощи друг друга, проходят свой длинный жизненный путь. Я знаю ребят, которые у меня крестились двадцать лет назад. Они продолжают жить в любви, в настоящей любви. Я думаю, что они еще много лет проживут в любви, потому что  нашли друг друга в этом сближении, на этом пути к Богу.

– Мы говорили о любви как о добродетели. Но зачастую можно услышать мнение, что любовь – это некое чувство. Другие, напротив, говорят, что как такового чувства любви не существует. Если говорить о добродетели как о процессе доброделания, возможно ли такую любовь воспитать на всю жизнь?

– Если люди расстаются, говоря, что они разлюбили друг друга, то настоящей любви у них просто не было. Была влюбленность на первых порах, потом они были связаны общими детьми, житейскими заботами. Но любви в высоком смысле не было. Есть любовь плотская, есть душевная, есть духовная. Совершенно понятно, что первые две недостаточно устойчивы, и лишь духовная любовь делает семью по-настоящему прочной и долговечной. На ней основана настоящая соборность. Если она есть, то люди могут десятки лет жить вместе. Духовная любовь – это как абсолютная тишина. Бывает тихо, но все-таки слышны какие-то далекие звуки. Птички поют и т.д. Но вот я как-то раз попал в такую ситуацию, когда все, что могло издавать какие-то звуки, было от меня очень далеко. Никого не было слышно. Абсолютная тишина. И тогда мне стало страшно, я постарался быстрее уехать из того места.

Так же, наверное, и в любви. Чаще всего всякие житейские заботы отвлекают нас от по-настоящему высоких чувств, от той любви, которую испытывают святые люди. К такой любви мы по большей части можем лишь на какой-то миг приблизиться. Когда мы вместе достигаем ее, то ощущаем прекрасное чувство единения с Богом. Но в наше время трудно себе представить, чтобы это длилось долго, и мы скоро это чувство утрачиваем. Но такая любовь, безусловно, есть.

– Все-таки все мы, христиане, призваны любить своих ближних. При этом ближние – это необязательно наши родственники и родные, а каждый человек, который встречается на нашем пути. Работая над собой, изменяясь, мы, наверно, можем как-то воспитать в себе такую любовь? Стремясь к святости, когда есть любовь к каждому человеку?..

– Конечно, любовь воспитывается. Через красоту, через природу. Воспитывается с детства. Ребенку надо сказать: «Есть Тот, Кто будет тебя всю жизнь оберегать, всю жизнь любить. Он твой Отец  Небесный.  Ты должен Его любить». Эту любовь надо прививать детям. И тогда из них вырастут настоящие люди, настоящие мужчины и женщины, которые действительно готовы всю жизнь посвятить любви. Так что любовь, конечно, воспитывается постепенно. От телесности невозможно сразу перейти к духовности. Мы можем перейти от телесности к душевности, а вот от душевности уже к духовности. Но для этого обязательно нужно, чтобы у человека было спокойно, радостно на душе, чтобы он действительно любил тех, кто живет с ним рядом. Тогда в конце концов можно достичь и духовной любви. Вот так это воспитывается.

Я уже говорил, что талант любви есть у каждого. Он дается ему от рождения. Но, к сожалению, часто с помощью наших родителей, из-за неправильного воспитания мы начинаем терять его еще с детства. Конечно, прекрасно, когда дети  приходят в храм. Пусть они там бегают, смеются – лишь бы были там. Это уже хорошо, я за них совершенно спокоен. Но их же очень мало. А где остальные? Как остальных учат любви? И учат ли вообще? Ведь семья должна учить примером. Если в семье есть любовь, понятно, что и дети будут расти в любви. Если ее нет – дети скопируют эту семейную обстановку. Так бывает, к сожалению. Если люди расходятся, то скорее всего и у их детей браки не будут прочными. Об этом свидетельствует опыт.

– Хотелось бы поразмышлять еще вот на какую тему. Все мы призваны любить ближнего, как самого себя. Казалось бы,  все просто. Но между тем  сложно и трудновыполнимо! А еще в Писании сказано: относись к другому так, как ты бы хотел, чтобы относились к тебе. С одной стороны, похожие мысли. Но мне почему-то подумалось, что полюбить ближнего, как самого себя, означает полюбить и себя, и Бога, и ближнего. А когда хочешь к другому человеку такого же отношения, как к себе, то ты ведь можешь себя не любить, презирать, не заботиться о себе и считать, что по отношению к другому человеку твое поведение, в принципе, нормально (если оно такое же).

Должна ли у христианина быть любовь к себе? Зачастую у людей Церкви можно встретить к себе такое пренебрежение: мол, не ем, если заболеваю, не лечусь, – Господь терпел и нам велел. Вся жизнь проходит под этим девизом, и получается некое самоугнетение, якобы для того, чтобы не возгордиться и не стать эгоистичным. Какое-то самоистязание…

– Дело в том, что любовь к самому себе имеет определенное название: гордыня. Если любишь самого себя, понятно, что ты уже над кем-то себя возвышаешь. Это неправильно. С другой стороны, совсем не заботиться о себе, в том числе о своем теле, ни в коем случае нельзя. Ведь тело – храм души. Если мы запустим этот храм, не будем его убирать, будем рисовать на себе граффити, татуировки, курить и т.д., то тем самым будем его портить.

Конечно, надо больше отдавать, заботиться о ближних, это совершенно понятно. В этом и заключается семейная жизнь. Чем больше отдаешь, тем больше в конце концов и получаешь. Сам Господь воздаст тебе сторицей. Так что возвышать себя над другими, конечно, не надо. Но следует содержать себя в порядке – в телесном, в душевном прежде всего, возрастая душой. Нужно воспринимать только доброе, хорошее, отдавать и принимать его. А злое отсекать. В общем, в разумной заботе о себе нет ничего дурного, нужно заботиться и о себе.

– Без фанатизма.

– Да, конечно. Фанатизма здесь никакого не должно быть. Самое главное – отдавай. Все, что есть в тебе хорошего, – отдай. Тогда это рано или поздно к тебе вернется.

– Как говорится, хорошего не убудет.

– Да, точно.

– Вы поделились радостью по поводу того, что дети в храмах есть, но хочется, чтобы их было больше. Что не смущают их крики и беготня и так далее. Прекрасно такое отношение к детям, когда их не одергивают по пустякам. Но рано или поздно дети становятся взрослыми. Многие духовники, когда дети уже становятся юношами и девушками, рекомендуют при выборе будущего супруга или супруги в течение какого-то времени пообщаться, подружиться, не имея при этом плотских отношений. Но в современном обществе это не принято. Как быть? Все-таки мы не можем жить в полной изоляции от мира.

– Вообще, конечно, дружба – это самое прочное чувство. Это то единение мыслей, когда два человека мыслят не то чтобы совсем одинаково, но как бы на одном уровне, хорошо понимают друг друга. Это самое главное. Влюбленность проходит, к сожалению, и ничего с этим сделать невозможно. Но когда она переходит в серьезную дружбу, тем более когда рождаются дети и в семье все вместе  стремятся перейти еще выше, на духовный уровень, тогда за эту семью можно быть совершенно спокойным.

Конечно, дружба не может быть кратковременной. Надо хорошо узнать друг друга. И не надо спешить. Есть прекрасное понятие – целомудрие. Цельная мудрость в этом заключена. Это не означает, что супруги должны совсем воздерживаться от плотских отношений. Целомудрие – это жизнь по Богу, жизнь в цельной мудрости, когда человек каждый свой поступок обдумывает, ничего не делает поспешно, советуется с другим человеком, который ему близок. Второе – это трезвение. Они связаны друг с другом. У нас жизнь такая, что как-то односторонне на все смотрят. Но о целомудрии и не говорят даже. О трезвости, правда, говорят.

Но ведь трезвение – не только физическое, это не только воздержание от алкоголя. Трезвение – это прежде всего трезвый взгляд на жизнь. Человек должен понимать, что вокруг него делается, как поступать. Но и целомудренная жизнь, и духовная трезвость возможны только с позиции веры. Если ты стоишь на камне веры, то можешь спокойно смотреть вокруг. Но для этого надо сначала встать на этот камень. Того, кто не стоит на нем, крутит во все стороны – как в аэродинамической трубе. Есть такой аттракцион. Человека в специальном костюме туда запихивают, и его  начинает крутить во все стороны… Но как только испытуемый снова встает на землю, смотришь – опять все нормально, вроде как и голова у него сверху… Вот и в жизни так же бывает. Если стоишь на камне веры, то рано или поздно обретешь и целомудрие, и трезвение, спокойный и трезвый взгляд на жизнь. Если мы будем учить наших детей в первую очередь вере и проистекающим из нее добродетелям, то из них обязательно выйдут достойные люди.

– Спасибо Вам, это замечательный финал нашего разговора. Спасибо, что сегодня пришли к нам. Мы успели раскрыть тему достаточно глубоко; может быть, в какой-то степени философски. Возьмем на вооружение ваш призыв творить 365 добрых дел в течение года.

– Лучше больше.

Ведущий Дмитрий Бродовиков

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы