Беседы с батюшкой. Милосердие. Путь спасения

17 мая 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма во имя святых Царственных страстотерпцев в поселке Раздолье Ленинградской области священник Борис Ершов.

– Тема сегодняшней передачи сложная и интересная – «Милосердие – путь спасения». Есть очень много слов, которые уже затерты частым употреблением и потому часто теряют свой смысл. И «милосердие» – одно из них (в одном из известных фильмов говорилось, что милосердие – это поповское слово). Но милосердие все-таки имеет непреходящий смысл в жизни православного человека. На Ваш взгляд, что такое милосердие?

– Милосердие имеет определяющее, главное значение для жизни человека. Милосердие – это не подачки и не какие-то пресловутые дела; это образ жизни, это содержание самого существования человека. Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд. Конечно, эта высота доступна только святости, однако все мы призваны к святости, в том числе через дела милосердия, через нахождение в себе этого состояния.

Антоний Сурожский говорил очень интересные слова, я попытаюсь воспроизвести его мысль. Он настоятельно советует к человеку относиться с предельной внимательностью. В наш информационный век мы перестали быть по-настоящему человечными. А человечность раскрывается в нас, когда мы внимательно относимся к человеку, и Антоний Сурожский говорит, что это нужно делать так, как будто прикасаешься к гениальному, изумительному произведению искусства. Ведь каждый человек – образ Божий, в каждом из нас, как в капле воды (несмотря на все наши особенности), отражается Господь.

Антоний Сурожский приводит еще такой пример. Представьте, что вы слушаете гениальное музыкальное произведение. Если вы вслушаетесь в него не для какого-то наслаждения слуха, а попытаетесь вникнуть в душу автора этого произведения, то перед вами откроется новый мир (каждый человек – уникальная личность), откроется то, что нигде, ни в чем и никогда открыться не может.

Мы друг для друга имеем великую ценность. Вот, например, при нашем храме существует Дом сопровождаемого проживания, и в нашей программе мы еще расскажем о нем, о его насельниках. Так вот, когда я начал с ними общаться, я понял, что на самом-то деле я больше нуждаюсь в них, чем они нуждаются в какой-то моей помощи. Им и так хорошо. Конечно, они по-своему переживают, и я думаю, у нас еще будет время о них рассказать, потому что это потрясающий опыт общения с особыми людьми. В данном случае это люди с тяжелыми ментальными нарушениями, то есть они остановились в своем развитии, это дети. И они все воспринимают эмоционально, на эмоциональном уровне. Конечно, этот опыт очень удивителен. Где бы я его нашел? Душа обязана трудиться, а мы не хотим этого делать.

Милосердие – это состояние человека; состояние святого человека. Есть такое указание: если нет в тебе любви к людям, поступай так, как будто она у тебя есть, и тогда постепенно она будет в тебе раскрываться. Но любовь (тоже одно из затертых слов) настолько глубока, обширна и непознаваема, что, например, каждый акт общения с нашими подопечными приносит что-то новое, раскрывает какую-то новую грань. Действительно, мы нуждаемся в таких людях.

Есть один хрестоматийный пример о том, как Гитлер решил уничтожить в своем государстве всех особых людей. Он их расстрелял и решил, что нация будет очищена от этого балласта. Но прошло небольшое количество времени, и процент этих людей восстановился, они снова появились в обществе. И Адольф Гитлер решил, что лучше  с этим не играть.

Общество живет до тех пор, пока в нем не охладела любовь. А как мы можем проявить любовь без таких особых людей? Очень много можно говорить об этом, потому что для меня это источник какого-то вдохновения.

– Вы привели в пример Дом сопровождаемого проживания, который находится у вас в деревне Раздолье. Каждый год, когда проводится фестиваль, который, кстати, будет 19 мая, туда приезжает огромное количество людей. И я вижу, что никто из обычных людей не относится к этим особым людям как-то нерадостно – все радуются, общаются в простом, обычном формате, как с абсолютно обычными людьми. И это действительно очень радует. И сами дети (взрослые «дети»), которые живут в этом доме, реагируют на это очень эмоционально и просто.

Недавно владыка Варсонофий посетил психоневрологический интернат № 10. Там много особых людей, которым уже 20 и более лет, а они будто остановились на трехлетнем уровне. Владыка сказал, что эти люди находятся в прямой связи с Богом…

– Мы знаем слова Христа: «Будьте как дети, ибо таковых есть Царство Небесное». Господь ребенка поставил нам в пример. Вот этих людей во многом можно назвать детьми. Я общаюсь с ними довольно близко – и в исповедальных беседах, и в беседах, связанных с их жизнью (потому что, чтобы войти в резонанс, чтобы быть поближе к ним, я должен выяснить, что их тревожит из прошлого, из настоящего). Конечно, у них есть разные недостатки. Но ведь до семилетнего возраста, если ребенок топает ножкой или хлопает дверьми, мы ему в грех это не вменяем.

– Вопрос телезрителя из Москвы: «Когда люди подают деньги нищему, они этим проявляют милосердие?»

– На этот вопрос ответил Сам Господь, сказав так: «Если ты творишь милостыню, то не делай это так, как делают лицемеры, которые любят, чтобы их видели и прославляли люди». Я думаю, что здесь важно ваше личное состояние в этот момент. Потому что бесы очень хитрые: в благих делах они нас тоже пытаются уловить, и тогда получаются «благие дела» в кавычках. А куда ведут благие намерения? Нам нужно смотреть на свое состояние в тот момент, когда мы подаем нищему: «Я имею право дать? У меня есть такая возможность? Мне Господь дает это послушание или мною кто-то крутит?»

Когда милостыня принимается Богом? Когда она не связана ни с какой выгодой для себя, не связана с каким-то самовосхвалением (а оно очень глубоко в нас сидит). Нужно постараться посмотреть на себя, на ситуацию со стороны. И еще мне понравилась одна из мыслей. Например, мы видим человека, который явно просит на водку, а у нас нет возможности дать ему хлеба или купить кефира. Дай ему десять рублей; часть из этих денег пойдет ему на хлеб. Он выбрал такую жизнь.

Не всякое внешнее дело можно назвать милосердным, в этом Вы очень правы. Поэтому нам нужно всматриваться в себя, быть очень внимательными. Например, нам предлагается сделать какое-то доброе дело. У Никодима Святогорца в книге «Невидимая брань» есть хорошие слова, что не сразу нужно кидаться на это доброе дело, но сначала поразмыслить, Господь дал нам ум. Апостол Павел говорит: …не будьте дети умом: на злое будьте младенцы, а умом будьте совершеннолетни. Поэтому остановились и размышляем: «Это Господь? Или, может быть, это лукавый крутится вокруг?» Нужно помолиться, попросить Бога, почувствовать: «Да, все хорошо». Тогда это будет милосердное дело.

– Пусть милостыня запотеет в руке твоей.

– Да.

– По поводу милостыни часто встречается вопрос: сколько давать? Есть мнение, что нужно жертвовать столько, сколько ты мог бы потратить на себя. Потому что когда мы отдаем мелочь из кармана, мы, в принципе, не жертвуем, мы только делаем вид, что жертвуем. Имеется в виду, что милосердие, жертвенность действительно могут быть разными, в том числе наша постоянная помощь всяким организациям, детям, которым нужна эта помощь.

Более того, мы пользуемся тем милосердием, которое проявляется к нам, но сами очень редко проявляем милосердие и редко чувствуем себя обязанными позаботиться даже о своем приходе. Не говоря о том, что в этом приходе есть люди, которые действительно нуждаются в реальной помощи, и об этом можно спросить у священника. И в этом случае можно не просто отдавать мелочь человеку, просящему на улице, а делать дела милосердия не внешние, но внутренние. В чем отличие внешнего и внутреннего милосердия?

– Господь сказал: «В чем застану, в том и сужу». Мы должны стремиться быть милосердными, как милосерден Отец наш Небесный. Он милосерден всегда, независимо ни от чего, потому что Он имеет преизбыток любви. Этому мы обязаны подражать. Поэтому хорошо бы периодически (например, раз в неделю) делать какой-то вклад. У каждого свои моменты, свой график, но постоянство любви, милосердия для нас очень важно. Не один раз в десять лет какую-то крупную сумму отдал, а потом ничего; хорошо бы делать это постоянно, это тот самый царский путь.

И еще очень важно следующее: если дело милосердия связано с сердечным отношением к человеку, когда мы подходим к нему как к высочайшей ценности, тогда и милостыня наша приобретает такую же ценность.

– Даже если это копейка?

– Даже если это что-то небольшое. Потому что мы сделали нечто внутреннее. У Исаака Сирина (когда он был уже великий святой) спросили: «Что самое ценное в мире?» Он сказал: «Наш внутренний мир, который необходимо беречь. Примирившись с собой, мы примирим с собой и небо». Так вот, очень важно оценивать свое внутреннее состояние, когда у нас есть стремление что-то сделать. И важно отношение к человеку. Ведь мы можем дать что-то человеку с отстраненностью, а можем даже словом его утешить; и это совсем разные вещи.

– Вопрос телезрителя из Белгорода: «Не проще ли проявлять милосердие, посмотрев вокруг себя? Рядом с нами живет много людей, которых мы отлично знаем и которые в чем-то нуждаются. Не бегать в поисках нищих, а смотреть на тех, кто рядом, им и помогать».

Действительно, в каждом подъезде обязательно есть такой человек. Допустим, бабушка, живущая в одиночестве, на маленькую пенсию. Для нее сто рублей, которые мы будем класть ей в почтовый ящик каждую неделю, могут стать реальным подспорьем. Только такой вопрос: дела милосердия должны быть явные, открытые (как фарисеи звонили в звоночек, раздавая милостыню) или должны совершаться тайно?

– Здесь вопрос неоднозначный. Вернемся к вопросу телезрителя. Лукавый действительно очень хитер. Мы можем сказать: «Я терплю свою супругу. Я помогаю детям. Этого для меня достаточно, поэтому нищих для меня не существует – я уже все сделал». Но нищие – есть. Мы их сами не ищем, не выискиваем, они нам встречаются и просят что-то. Мы должны решить для себя: буду ли я стремиться исполнять волю Божию или у меня своя правда? «Я свои дела сделал, галочку себе поставил. Еще ты тут просишь!..»

Как каждый человек уникален, так и каждая ситуация уникальна. Искать нищих, бегать с телефоном и снимать, как ты подаешь, – естественно, нельзя; это никакое не милосердие. Стараться исполнять волю Божию по отношению к своим близким – это во-первых. Это Господь тебе послал этого человека, и Господь смотрит, что ты будешь сейчас делать. Если  скажешь: «Я уже выполнил весь свой долг (и христианский, и гражданский), поэтому ко мне не подходи», – это сразу перечеркивает то, что ты сделал по отношению к близким.

Очень хороший пример – принцесса Диана. Она ездила в Африку, в разные горячие точки, в том числе приезжала в Сербию. В Сербии, давая интервью, она сказала: «К сербским детям я не поеду, я поеду только в Косово, потому что там дети страдают». А сербские дети не страдают? Где здесь милосердие? Здесь есть какой-то лукавый расчет. Понятно, что политика, что она – человек общественный. Но мы-то с вами?.. Я понял вопрос телезрителя так: я уже сделал все, что от меня требуется, и если бабушка что-то попросит, Господь с ней, с этой бабушкой, – пусть питается как хочет. Это не по-христиански. Здесь нужно быть очень внимательным.

– Мы каждый день испытываем по отношению к себе дела милосердия: о нас заботятся, жена нас кормит, готовит ужин, ребенок встречает нас радостным возгласом, когда мы приходим домой. То есть мы всегда, даже в быту, в своей семье получаем дела милосердия, но не замечаем их. Кроме того, мы не замечаем постоянного милосердия, совершаемого Господом по отношению к нам. Он дает нам возможность каждое утро проснуться, а мы не каждый день говорим: «Спасибо, Господи, за то, что Ты мне послал возможность славить Тебя еще один день». Вопрос в следующем: чтобы замечать, ценить милосердие по отношению к нам самим, что нужно делать?

– Видеть тех людей, от которых нам хочется отгородиться. Мы живем в милосердии, купаемся в нем. Господь суд отдалил до времени, сейчас вокруг только одно милосердие. Чтобы быть благодарными, необходимо не закрывать глаза на разных людей; не забывать, что рядом с нами в интернатах (в других режимных учреждениях) живет множество людей, которые тоже имеют душу, тоже воспринимают все эмоционально и, может быть, еще больше страдают, чем люди, которые находятся в тюрьме. Потому что у них меньше прав; персонал пользуется стопроцентной властью над теми, кто там находится. Они совершенно бесправны. Это большая проблема, и мы в нашем Доме сопровождаемого проживания постарались ее решить.

– Каким образом?

– Этот Дом, который находится рядом с храмом, – это замещающие технологии, семейный тип проживания. Отношения между нашими подопечными, проживающими там, дружественные. Это их дом, это место их жизни. Конечно, они очень рады, что сумели вырваться из интерната (большая часть наших подопечных – из интерната, несколько подопечных – из семей).

Я прекрасно понимаю, что страшно быть рядом с таким человеком: не знаешь, что от него ожидать (вдруг накинется, например). Первое время, когда в этом Доме только поселились мои подопечные, прихожане с большой опаской к ним относились, и (как реакция) подопечные тоже сторонились их (они эмоционально зеркально реагируют). Естественно, все закручивалось как клубок. Мне пришлось потрудиться. Очень действенными, на мой взгляд, были такие слова: «Дорогие мои, вы видите рядом с нами особых людей, кто-то из них на коляске. Они, может быть, не очень опрятны с виду, не совсем кажутся нормальными. А мы с вами, стоя перед ангелами или святыми и прося их о чем-то, разве не такие же искалеченные нашими грехами?» И вот эти слова как-то подействовали. Не нужно отгораживаться от чужой боли...

– Таким образом мы научимся ценить милосердие, благодарить...

– И не воспринимать милосердие по отношению к нам как должное. Меня ребенок радостно встречает: а кто я такой, чтобы меня ребенок так встречал? Убить меня мало за грехи – вот это нормально.

– Вопрос телезрителя из Ленинградской области: «Как научить детей милосердию? И является ли делом милосердия прощение тяжелых обид; предательства, например?»

– Дети копируют родителей. Если вы к детям относитесь милосердно, то, естественно, это к вам вернется. Естественно, это основание, фундамент жизни ваших детей. Например, вы устали, у вас нет сил после работы, а ребенок просит: «Почитай книжку, поиграй со мной». Это тоже дело милосердия к самому близкому. Естественно, хорошо, если ребенок видит, как мы относимся к нищим (и лучше дать, чем не дать). Вот по такому принципу действовать.

А прощать обиду, конечно, нужно всегда. Что делать после прощения – это должна подсказать Вам совесть и интуиция. Потому что иногда нужно восстановить отношения, а иногда нужно немножко отгородиться, чтобы не травмировать ни себя, ни ребенка. Все в Ваших руках. Я думаю, что Вы справитесь.

– Милосердие может научить покаянию? Милосердие может научить человека исповедоваться? Милосердие может научить человека молиться?

– Милосердие (как я чувствую сейчас) позволяет глубже посмотреть на себя, что-то в себе открыть и, как следствие, может очень многое изменить в нашей жизни. Милосердие как свойство Божества способно преобразить всю нашу жизнь и привести ее к максимальному исполнению, если так можно выразиться, к раскрытию наших возможностей. Этот путь очень непростой. Посмотрите, сколько мы уже рассуждаем о милосердии, и какой бы вопрос ни взяли, везде касаемся другой добродетели – рассуждения. Потому что без рассуждения милосердие вредит и тому, кого мы пытаемся облагодетельствовать, и нам самим. Огромное количество примеров, когда человек считает себя достойным и требует милостыни, и здесь нужно проявить рассудительность. Конечно, духовная жизнь очень непроста.

Мы уже говорили, что в наш информационный век приборы, которыми мы пользуемся, отучают нас думать. Информационные технологии отучают нас от рассуждения, и это бесам на руку. Мы решили в своем приходском труде учредить работу с людьми в социальных сетях по заповеди недели. Берется цитата из Священного Писания (или святоотеческая цитата), к ней публикуется комментарий. Дальше люди оставляют свои комментарии, делятся своим опытом, и затем в прямом эфире мы стараемся все это разбирать.

Конечно, главная наша задача – всегда развиваться. Мы развиваемся тогда, когда стараемся быть ближе друг к другу, когда пытаемся воспринимать друг друга как высшую ценность. Общаясь в Интернете, это, конечно, сделать не так просто, но душа обязана трудиться, и люди трудятся. Нас можно найти в Instagram, в группе «ВКонтакте» (храм_Раздолье). Мы приглашаем всех присоединиться к этому непростому труду.

– К размышлению.

– Да. Вот сейчас заповедь недели – слова апостола Павла к коринфянам: …не будьте дети умом: на злое будьте младенцы, а по уму будьте совершеннолетни. Эта цитата находится в моем сознании, и что бы я ни делал, я рассуждаю: лучше я туда не пойду, лучше сделаю по-другому. Ведь Священное Писание огромно, необъятно, но в каждой его части отражается вся Библия – и Господь находится в этих словах.  Люди порой говорят: «Я ничего не понимаю, это ко мне не относится», а потом мы начинаем размышлять и получаем удивительные комментарии и благодарности. И слава Богу, что у нас это получается. Для того чтобы получить много лайков, как говорит моя дочка, нужно, чтобы было кратко, просто и немножко со смыслом. Конечно, мы не гонимся за рейтингом, за этими лайками; как говорил Господь: «Не бойся, малое стадо». Поэтому всех приглашаем присоединиться к этой работе.

– Есть люди, которые делают много дел, связанных с милосердием. Я знаю и Вас, и многих других священников, которые действительно очень много трудятся именно в делах милосердия. Но у меня возникает ощущение, что делается это в одиночку, что у священников мало сподвижников. Так ли это?

– Нам в этом плане повезло, потому что мы построили этот Дом сопровождаемого проживания и осуществляем сопровождение подопечных. То есть они живут в свободном режиме, как граждане России, как дееспособные люди (хотя по ним не скажешь, но так и есть). Они живут, но с помощью – с сопровождением специалистов. У нас три специалиста и семь ребят живут. Мы организовали это непростое и очень важное дело совместно с общественно-благотворительной организацией «Перспективы». Конечно, без помощи мы сами не справились бы.

Встав на ноги с Домом сопровождаемого проживания (он уже встал на свои рельсы), мы самостоятельно делаем еще один важный проект – летняя духовно-трудовая реабилитация для семей с особыми детьми. Что касается милосердия, мы говорим, что вот таких особых людей нужно со всех сторон поддерживать, что им нужна помощь. Но на самом деле в таких семьях мама нуждается в окормлении, в милосердной поддержке порой даже больше, чем ребенок. Мы взяли на себя такой непростой труд, и в этом году уже будет третий опыт этого летнего лагеря («лагеря» в кавычках, потому что мамы сами несут ответственность за своих детей, это наш совместный труд).

– Слава Богу, что есть такие люди, которые вам в этом деле помогают.

– Да, организация «Перспективы» нас консультирует, но мы действуем уже сами.

– Мне нравится один из девизов организации «Перспективы»: «Волонтер – это обычный человек, только более счастливый».

Вопрос телезрителя Романа (11 лет): «Скажите, почему в храме нельзя подать записку о здравии за армян? Они же тоже христиане».

– Да, очень важный вопрос. Мы, люди, органично вошедшие в Тело Христово – Церковь, знаем, что истина только одна, и всякие отклонения от этой истины мы не приемлем. Знаешь, есть люди, которые считают, что мира не существует, что это только иллюзия (майя); таких индусов огромное количество, около миллиарда. Мы с ними согласиться не можем. Они говорят, что все, что вокруг нас происходит, – это Божественная игра: два миллиона духов от скуки играют, и наша главная задача – как-то от чего-то уворачиваться через почитание одного из них. Естественно, это для нас неприемлемо, потому что мы знаем, что все к лучшему.

У армян единственное отхождение от истины, оно не такое далекое, как в индуизме, но все-таки есть, и это очень важно, потому что связано с нашей повседневной жизнью. Мы сейчас не будем погружаться в богословские тонкости, но это действительно очень важно. Церковный устав написан кровью, и то, что им установлено, это не просто чья-то прихоть, это опыт многих поколений. Мы можем молиться об армянах, о католиках, о ком угодно, но частной молитвой. Свечи можно ставить, можно просить друг друга помолиться. Естественно, мы должны проявлять милосердие такой молитвой и собственно делами милосердия. Но есть церковная дисциплина. Без дисциплины человек жить не может, правда? Если, например, мы утром не встаем, спим целый день, а ночью пытаемся что-то делать, то в итоге мы гораздо раньше умрем. Потому что нужна дисциплина во всем.

Роман, это очень важный вопрос, и связан он с тем, что истина только одна-единственная; мы должны это четко понимать.

– Иногда получается такая странная вещь, что о делах Церкви мы ничего не знаем, потому что Церковь о своих делах не распространяется. Церковь не говорит: «Мы делаем и это, и это, и это...» Но ведь нужно говорить о том, что мы делаем. В данном случае надо говорить и о фестивале, который состоится 19 мая, и о вашем Доме сопровождаемого проживания, доме милосердия, о заботе о сложных людях, потому что все это очень хорошо. Мы часто говорим, что мы, люди воцерковленные, живем церковной жизнью, но на самом деле мы живем вне ее, потому что не делаем дела милосердия. Хотя говорим о том, что надо быть милосердным, надо быть человеком заботящимся. Тем не менее мы вне поля действия милосердия. Хотя сами получаем его каждодневно, и, приходя на литургию, мы получаем причастие только по милосердию Божьему...

– Да. По поводу наших дел. Мы, рабы неключимые, должны делать то, что нам повелено: любить друг друга, носить тяготы друг друга и стараться исполнять волю Божию во всем, даже в самых мелочах. И здесь хвалиться нечем.

Помните притчу о рабе, который пришел с поля, а господин его не хвалит, говорит: «Давай-ка ты мне послужи, а потом уже покушай сам». Какая нам благодарность? Мы делаем то, что можем делать. Господь дал мысль, Господь дал возможности, Господь дал внутреннее устроение, стремление – и за все это нам нужно будет отвечать. Дело милосердия тогда перед Богом ценно, когда оно исходит от сердца, от чистоты сердца, когда мы просто исполняем волю Божию. Вот мы осуждаем людей, говорим: «Вот олигархи такие, другие – такие...» А если поставить нас на их место? Может быть, Господь нам и не дает такой возможности, потому что мы такого наворотили бы на их месте!

– Наворотили бы – абсолютно точно. А если бы нас чудотворцами сделали, мы бы столько «начудотворили»!..

Вопрос телезрительницы из Нефтеюганска: «Поскольку я являюсь инвалидом, обратилась в социальную защиту. Являются ли услуги социальной защиты милосердием? Когда мне принесли прейскурант на оплату этих услуг, я ахнула! До смешного доходит, до абсурда! Все услуги платные. Не является ли сегодняшняя забота о подопечных, инвалидах бизнесом современного типа? Меня это очень возмущает и обижает. Я поясню. Например, один из пунктов гласит: «помощь в ритуальных услугах – один-два раза в год – стоимость до 800 рублей». Меня  закопают, потом откопают и еще раз закопают? Я не понимаю такого».

Да, бреда, конечно, много.

– До страшного переворота, до убийства царской семьи вся социальная работа (социальная защита, как сейчас ее называют) находилась в руках царя (собственно, он нес основную ответственность за благосостояние своих граждан) и в руках частных спонсоров, жертвователей. Конечно, когда есть частная адресная помощь, то отношение к этому совсем другое, не казенное. Царь, хозяин земли Русской, отвечал за своих подданных, в том числе последний царь огромные суммы жертвовал адресно, и все уходило туда, куда нужно. Но мы весь мир разрушили...

– …до основания.

–  И что получили? Милосердие было под запретом; как Вы заметили в начале программы, это было поповское слово. Главное – победа пролетариата в мировой борьбе, а о милосердии никакой речи идти не могло. Поэтому огромное количество советских граждан пали жертвой такого отношения.

– То есть милосердие не может быть по прейскуранту. Не может быть такого, что рассказала телезрительница: чтобы это было бизнесом.

Хочется подвести итоги передачи. Правильно ли я понимаю, что милосердие может научить нас и правильно размышлять о себе, и молиться, и научить покаянию?

– Да.

– Милосердие может научить жить по Евангелию и исполнять волю Божию. И вообще можно абсолютно точно утверждать, что милосердие – это действительно путь к спасению. Вы сказали в начале программы, что даже если в вас нет любви, делайте так, как будто эта любовь есть. Поэтому научиться милосердию просто необходимо, это очень нужно нам, и прожить без этого нельзя. Получается, милосердие нужно нам самим...

– Абсолютно верно.

– Отец Борис, прошу благословить наших телезрителей.

– Дорогие мои, о многом мы не смогли сегодня поговорить. Поэтому присоединяйтесь к нам в Instagram, в группе «ВКонтакте» – все вопросы решим. Помните, что на Страшном Суде Господь не спросит, кем мы были – армянами или кем-то еще; Он спросит, насколько мы были милосердны. Храни вас Господь и Матерь Божия!

– Я хочу напомнить, что 19 мая в деревне Раздолье Приозерского района Выборгской епархии будет фестиваль. Пожалуйста, приезжайте. Там будут и полевая кухня, и вкусные пироги, и возможность пообщаться с теми людьми, которые нуждаются в нашей помощи. И концерт, конечно, будет.

– И концерт, и катание на лодке, и бесплатный обед для всех!

Ведущий Глеб Ильинский

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает клирик храма святой равноапостольной Нины (г. Санкт-Петербург) священник Михаил Проходцев. Тема беседы: «Православие и инославие».

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​