Беседы с батюшкой. Критика Православной Церкви

14 апреля 2015 г.

Аудио
Скачать .mp3
На вопросы телезрителей отвечает иеромонах Макарий (Маркиш), настоятель храма Иваново-Вознесенских святых г. Иваново. Передача из Москвы.

 

- Тема нашей передачи необычна для Пасхальных дней: «Критика Православной Церкви».

- Разумная тема. Христос приходит в этот мир и встречает не только Своих сторонников, но и недоброжелателей. Читая книгу Деяний святых апостолов, мы видим там людей, которые участвовали в казни Спасителя. Во второй и третьей главе Деяний показаны первые шаги христианской проповеди.

- Есть много пунктов, по которым критикуют Православную Церковь, и хочется внести определенную ясность в эти моменты. Например, часто говорят, что Церковь – слишком земная организация. Она чересчур усердно вникает в дела государства, много времени и сил посвящает земным заботам, хотя должна быть - более небесной. Есть такой символ: крест имеет вертикаль и горизонталь. Вертикаль длиннее, поэтому стремление к Небу должно преобладать.

- Кому может показаться, что вертикаль не преобладает? Вы говорите: «слишком много». А кто измерил? Кто решил, что слишком много? Когда люди так говорят, нужно им отвечать: если вы считаете, что нарушен баланс – обоснуйте, докажите этот факт. Что мы видим изнутри? Церковь – Тело Христово. Это таинственное Тело, не механизм, а Организм. В чем разница между механизмом и организмом? В организме все составные части взаимозависимы. В механизме этого нет. Я еду на велосипеде, могу снять багажник, и продолжать ехать, велосипед от этого хуже не поедет, или одно колесо заменить на другое. В организме не так. Если отрежешь палец, то всему телу будет очень больно. Так и Церковь – это Организм, который включает в себя Самого Бога, Богочеловека Иисуса Христа. Также Церковь включает в себя Силы Ангельские, тех людей, которые прожили на этой земле, умерли, но, тем не менее, остаются в Церкви. Это и святые люди, к которым мы обращаемся в молитве, поддерживаем с ними контакт, и не святые, верующие во Христа после смерти тоже остаются в Церкви. Иными словами, глубина многообразия всего церковного Организма необъятна, неохватна.

Когда люди критикуют нашу Церковь (может быть, есть и обоснованная критика, никто не спорит), но, как правило, это критика невежд. Это не значит, что мы должны смотреть на них свысока, говорить, какие они глупые. Нам самим нужно понять, обоснованная это критика или нет, разумная или невежественная. Даже если она недоброжелательная, она может быть разумной. Я имею опыт в этих вопросах, поскольку возглавляю информационный отдел епархии, веду передачи на телевидении и радиопередачи в Иваново; через меня проходит огромный объем корреспонденции в Интернете через службу вопросов и ответов. Сейчас открыли новый сервис в сети «Елицы.ru» - служба вопросов батюшке. Много интересных вопросов задают. Как правило, критические замечания в адрес Церкви, если они серьезные, нацелены на прошлое. Говорят: «Почему у вас в Церкви такие вещи происходят?» Выясняется, что сейчас они уже не происходят: они происходили когда-то в прошлом.

- Бывали такие случаи, когда люди освящали машину, а освящение машины стоило им полцены этой машины.

- Сколько бы оно ни стоило, это не может стоить ничего. Если оно что-то стоит, то священнику, который совершает этот чин, должно быть очень больно, почти физически. Но, с другой стороны, люди начинают возмущаться по этому поводу, потом выясняется, что никто никаких цен не назначал. Человек, владелец хорошего автомобиля, желает принести пожертвование Церкви, вручает сумму денег казначею или священнику лично, а потом кто-то узнает об этом, или он сам об этом сказал (не стоит говорить о суммах своих пожертвований), и идет разговор о том, что такую огромную цену назначили. Такая ситуация часто происходит.

- Есть случаи, когда священник сам назначает высокую цену?

- Не должен назначать ни высокой, ни низкой. Есть принципиальная разница между ценой и пожертвованием. Цена – это результат согласия между продавцом и покупателем. Продавец и покупатель соглашаются на некоторой сумме, и она переходит из рук в руки. Пожертвование не предусматривает никакого согласия, ни запроса, ни ответа. Обычно жертвователь настаивает: «Ну, скажите, сколько я вам должен пожертвовать за освящение автомобиля?» «Нисколько не должны». «А все-таки, скажите, чтобы я мог ориентироваться». Лично я всегда уклоняюсь от ответа и никогда не назначаю никакой, даже приблизительной суммы. Но церковные работницы, церковнослужители могут сказать: «Обычно люди жертвуют такую-то сумму». На мой взгляд, это не лучший ответ, но, тем не менее, они такой ответ дают, чтобы удовлетворить любопытство человека. Могут сказать при этом: «Вот на доске висят приблизительные цены на пожертвования, а вот стоит кружка, ящик. Сколько туда опустите – дело ваше». Так оно должно быть. Уклонения от этого стандарта, если они серьезные и приводят к назначению каких-то цен, как в магазине за булку хлеба, - это церковное преступление, симония. В нашей епархии архиерей за этим следит.

Одна прихожанка написала письмо в епархию, что в таком-то храме висит список цен, и никаких отклонений от этих цен нет. Архиерей прочитал это письмо на епархиальном собрании и весьма строго прокомментировал его, после чего прихожанка мне позвонила и сказала, что цены убрали. Я призываю всех действовать именно так.

- Часто можно услышать, что людей от Церкви отталкивает богатство священнослужителей. У меня есть знакомый, который говорит: «Я не хожу в храм, потому что однажды на улице спросил священников, как пройти туда-то, они высокомерно на меня посмотрели, (у них были какие-то дорогие часы), сели в свои машины и уехали». Этот случай его оттолкнул, и он не идет в храм.

- Перед судом ни один судья, ни адвокат, ни прокурор такое свидетельство бы не приняли, в силу его расплывчатости и неопределенности. Мало того, богатство и высокомерие, совершенно разные вещи. Есть люди очень состоятельные и при этом скромные и смиренные. Есть люди, что называется, «в кармане вошь на аркане», а у него гордыня до неба и он желает за счет своего хамства компенсировать материальный достаток. Таких людей мы тоже встречаем.

Хамство, невежливость, бестактность, глупость – это пороки всего мира. Свободны ли от них священнослужители? Наверное, нет, иначе все мы были бы ангелами, и вместо рясы у нас были бы крылья. Но крыльев у нас нет, каждый имеет свои недостатки и свои грехи. В том, что хамство, бестактность и невежество распространено в священнической среде, я не готов согласиться. То духовенство, которое я встречаю в нашей провинциальной или в Московской епархии, - все это люди вежливые, доброжелательные, культурные, интеллигентные. В отчетах церковного Суда, который публикуется в Интернете, встречаются случаи, когда священника подвергают строгим прещениям, вплоть до лишения сана, но это единицы на десяток тысяч духовенства Русской Церкви.

Богатство – это палочка о двух концах. У нас нигде нет в церковной жизни, в православном духовном наследии, осуждения богатства как такового. Почитайте Евангелие. Начиная с Иосифа Аримафейского, Никодима и других обеспеченных первых христиан: их не осуждают за богатство. Даже Закхей-мытарь, сборщик податей, который по существу считался грабителем своего народа, откупщик в пользу Рима, и тот дает обещание, что возместит ущерб вчетверо, поделится своим богатством с бедными, но нигде не говорит, что бросит свою работу. Принося Спасителю такие обещания, он при этом не заявляет, что уйдет из этой деятельности по сбору податей. Спаситель говорит ему: «Днесь спасение дому сему».

Само по себе богатство никогда, ни при каком раскладе не осуждается, потому что осуждение богатства – это проявление зависти. Еще вопрос, как распорядится человек своим богатством. Если распоряжается плохо, как богатый в притче о богаче и Лазаре, который был безжалостен и пренебрегал нуждами близких, – это его большая проблема. Из наших собратьев священников я не знаю таких, которые вели бы себя, как богатый из притчи о богаче и Лазаре.

- Идеал для православного христианина – это святость. Нет ни одного святого, который был бы состоятельным, богатым.

- А император Николай Александрович, причисленный к лику святых? Он был самым богатым человеком России.

- То есть святость и богатство – это две вещи совместимые?

- Они независимы друг от друга. Человек может быть очень состоятельным и при этом благочестивым и скромным. Категорически отвергается такой взгляд, внушенный большевистскими, революционными силами в нашей стране начала двадцатого века, что с богатыми надо расправляться, потому что они мерзавцы. Это была форма разрушения национального единства. В XX веке мы наблюдаем две такие формы: одна – разрушение национального единства по социальным швам, а другая – по этническим. Одна из них – большевизм, другая – нацизм. Когда псевдооппозиционеры говорят про государство жуликов и воров, отсюда идут две ниточки. Одна – государство богатеев и попов (это привет от товарищей Сталина и Ленина), другая – государство чурок и жидов (это привет от товарища Гитлера). Такой механизм разрушения.

- Вопрос телезрителя: «Я очень люблю телеканал «Союз», смотрю только его, хотя сам католик. Среди прекрасных передач, что идут в эфире, есть лекции профессора Осипова, смотря которые сталкиваюсь с сильной агрессией и оскорблением других конфессий христианства. От этого становится даже плохо. Задавал вопрос в соцсетях, сказали: канал для православных, не нравится - не смотри. Разве это по-христиански? Как же к этому относиться?»

- Не надо задавать вопросы в соцсетях. Есть соцсеть «Елицы», о которой я только что говорил, пусть туда обращается, там будет совсем другой разговор. Если говорить по существу, есть в Русской Православной Церкви Соборный документ, принятый юбилейным Архиерейским Собором 2000-го года, который называется «Основы отношения Русской Православной Церкви к инославию».

Под инославием понимаются неправославные христианские конфессии и другие вероисповедания. Туда попадают и мусульманские наши соседи, и буддисты, и представители других конфессий. Я настаиваю, чтобы каждый человек, который беспокоится о межконфессиональных спорах, конфликтах, тщательно изучил этот документ. Все отклонения со стороны православных от тех принципов, норм, которые изложены в нем, будут считаться грехом. Проявление враждебности, невежливости, неприязни к представителям других конфессий, если они отклоняются от упомянутого мной документа, - это грехи православных, их невежество, бестактность. Каждый человек, который этим интересуется, должен обнаружить некий принцип наших отличий от инославных конфессий. Эти отличия существуют: отличия вероисповедания, исторические, иногда социальные.

- Телезритель пишет, что сталкивается с агрессией и оскорблением других конфессий на телеканале «Союз».

- Агрессия и оскорбления – это действия, которые не присущи православным верующим, исходя из их вероисповедания. Они присущи православным верующим исходя из их греховности, ошибок, заблуждений, несовершенств и т.д.

Нас спросят: «Вы, православные, исповедуете, что Дух Святой исходит от Отца и Сына?» Мы скажем: «Нет, мы исповедуем, что Святой Дух исходит от Отца». «Ах, так, ну значит, вы агрессивны по отношению к римо-католикам». Мы скажем: «Да нет, мы не агрессивны по отношению к римо-католикам, но мы пытаемся исправить их заблуждения». «А, вы говорите о нашем заблуждении. Значит, вы такие-сякие». Это уже демагогия. Спор, противоборство даже двух идей, - это дело необходимое и присущее всякому интеллектуальному процессу, но оскорбление не должно иметь место в таком споре.

- Такая агрессия возникает от того, что люди не видят перед собой живых представителей той или иной конфессии, а немножко теоретизируют этот спор. Например, слышал от православных людей, что у буддистов неправильный взгляд на мир, такая восточная философия, которая представляет людей не живыми, а будто они какие-то тени, игра реальности, видя в этом наше принципиальное отличие. Но у меня есть друзья буддисты. От них я слышал противоположную идею, что нельзя к людям относиться, как к вещам, невнимательно, равнодушно. Два мнения людей, которые не знают друг друга.

- Замечание очень ценное. Начать стоит с того, что буддизм сам по себе в его исторической реальности, которой примерно столько же лет, сколько и христианству, имеет огромное распространение по всему южноазиатскому континенту, в наше время даже и шире. Он очень многообразен. Может, где-то в каких-то формах проявлялись особенности верующих буддистов, которые вызвали такой критический взгляд. Я, со своей стороны, скорей готов согласиться со вторым вашим утверждением.

У меня мало опыта миссионерского или социального контакта с буддистами, но могу сослаться на такой авторитетный источник, как книги иеромонаха Серафима Роуза, в которых он разбирает буддизм и пишет удивительную вещь: некоторые формы буддизма – это вершина добродетелей и приближения к истине, которую только способен достичь человек без Христа. Не будет никакого оскорбления буддистов, если мы скажем, что они живут без Христа. Это люди иной культуры, и для них евангельский опыт, та часть духовного наследия, которая содержится в Евангелиях или в книгах Ветхого Завета, совершенно чужда. Но заметьте, как сказано: вершина того, что человек способен достичь. Это, с одной стороны, - комплимент, очень уважительно сказано. С другой стороны, обратите внимание, если это вершина и человек на ней находится, то ему некуда идти: он уже на вершине.

Можно сказать, что и христианин имеет некую вершину, которую он способен достичь. Но нет, у христиан вершина - это Христос, и эту Вершину мы никогда фактически в этой жизни не достигнем, поэтому для христианина всегда есть направление подъема. И если существуют некие вершины, некоторая стационарная точка, говоря языком математики, то дело это немножко даже опасное, потому что дальше-то куда? Этот вопрос демонстрирует трудность проповеди христианства к людям, которые достигшим вершины.

- Мне кажется, мы судим немножко узко, потому что есть разные формы буддизма и есть такие точки, которые совпадают, просто называются разными словами.

- Безусловно, в земной социальной жизни, нравственной практике, даже нравственном богословии, мы увидим очень большое совпадение. Святейший Патриарх Кирилл говорил многократно не только применительно к буддистам, но и ко всем общежитиям и цивилизациям, что основные нравственные принципы остаются почти единообразными даже независимо от конфессиональных рамок. И это правильно, так и должно быть, потому что Господь открывает Себя людям всех народов в той или иной форме. Это мы видим проявление той частичной истины, которая присуща всем народам.

А дальше есть истина полная, которая ведет нас вверх и не дает вершины, не позволяет нам остановиться ни на какой высоте. В этом есть принцип взаимоотношения с другими конфессиями. Мы признаем частичную истину за каждой конфессией, за каждой личностью. Мы уважаем личность, уважаем то добро, которое в них есть. Принимаем их в качестве примера следования тому добру, которым они обладают, но не отказываемся от того факта, Господь Иисус Христос открывает в Своей Святой Церкви некие пути к Истине, которые не присущи ни одной другой религии.

- Может быть, мы просто плохо знаем другие религии, поэтому нам так кажется?

- Не могу с вами согласиться, потому что наука религиоведение или даже современная этнография дает очень хороший взгляд, обзор других религиозных практик. Профессор Зубов Андрей Борисович имеет замечательные лекции, книги о религиоведении. Он очень благожелательно относится к другим конфессиям, но никому не придет в голову сказать, что христианство и не христианство – это, в известном смысле, одно и то же. Христианская вера содержит некие принципы, начала. Начало одно – это Богочеловек, Который становится Богом, принимает смерть за человека. Такого мы не встретим нигде.

- В буддизме есть такое понятие, как «бодхичитта» - это жизнь ради других существ.

- Мы можем жить ради других существ, и, бывает, люди приносят себя в жертву ради других существ. Но единый Бог, Творец этого мира, Который становится одним из нас, принимает человеческую природу. Он не только пожертвовал Собой, дал подарок какой-то, но Воплотился. Слово «воплощение» стало теперь ходовым: воплощение власти, воплощение искусства и т.д., но стоит подумать о смысле этого слова.

На Пасхальной Литургии мы читаем первое зачало – начало Евангелия от Иоанна: «И Слово стало плотью». Логос – Слово – стал плотью. Этот акт, таинственный и фундаментальный, и есть основа христианства. Одного батюшку спрашивали: «В чем особенность христианства по сравнению с другими конфессиями?» Он ответил: «Во Христе, естественно». Если это христианство, то особенность – это Христос. А кто такой Христос? Церковная мысль работала над этим в течение шести веков (II-VII вв.). Шестьсот лет понадобилось Церкви для того, чтобы в правильных словах, богословских выражениях, можно было хоть что-то сказать о том, Кто же такой Христос.

- Часто Православную Церковь критикуют за замкнутость на самой себе. Православные молятся о православных. В утреннем правиле есть такие слова: «Победы православным христианам на сопротивныя даруя». Замкнутый круг получается.

- Тут надо проявить внимание и доскональность. В отличие от тех вопросов, которые мы перед этим обсудили, здесь вопрос больше технический. При совершении Божественной Литургии после преложения Святых Даров священник возносит молитву: «Паки молим Тя, Господи, о Вселенной, о Святой Соборной Апостольской Церкви, о стране, народе, властях» и т.д. Сначала Церковь молится о всей Вселенной – обратите внимание на это. Молитва о Вселенной лежит в основе Евхаристической молитвы. Разумеется, мы молимся обо всех, но в каждый момент по-своему. Есть моменты богослужебные, когда мы поминаем людей православной веры, есть моменты, когда мы поминаем всю страну, наш мир и т.д. Поэтому эти обвинения, суждения о том, что православным христианам нет дела до всего мира, просто не обоснованны. Такое суждение взялось из-за недостатка знаний.

Что касается молитвы «победы православным христианам на сопротивныя даруя» - я немножко с юмором это принимаю, потому что это выражение новое, неустоявшееся, мало того, может быть, оно будет заменено. Это тропарь Кресту: «Спаси, Господи, люди Твоя и благослови достояние Твое». А дальше, если посмотреть в греческом варианте, то там сказано: «Победы благоверным царям на сопротивныя даруя». Кто воюет «с сопротивными»? Мы с вами с «сопротивными» не воюем. Благоверный царь – император – он верховный главнокомандующий, поэтому победы даются императору – главе Восточной Римской империи.

В практике дореволюционной Русской Православной Церкви на это место в молитве вставлялось имя царствующего императора: «Победы благочестивейшему императору нашему Николаю Александровичу на сопротивныя даруя». В 1917 году, как вы прекрасно знаете, произошла трагедия в русской жизни. Эта трагедия была очень многогранной и Церковь, которая тогда не была отделена от государства, вдруг оказалась в подчинении у Временного правительства. Это печальный факт, но неизбежный. Не потому, что церковники были такими глупыми, или жадными, или они царя не любили – это был естественный и необходимый канонический результат свержения монархии, при котором Церковь оказалась в подчинении у Временного правительства. В этой связи все упоминания о царствующем Доме, монархах, были весьма поспешно из богослужебных книг устранены.

Это устранение мы сегодня видим в тропаре Кресту, причем есть разные вариации и формы. Возьмите кондак «Вознесыйся на Крест волею тезоименитому Твоему новому жительству, щедроты Твоя даруй Христе Боже наш». В оригинале: «возвесели силою Твоя благоверные цари». Сегодня мы видим разные версии, буквально в разных молитвословах: «возвесели нас силою Твоею», «возвесели православных христиан силою Твоею», «возвесели верных людей Твоих силою Твоею». Получается полная разноголосица.

Святитель Иоанн Шанхайский в этой связи писал, что аргументация: «Если царя нет, то не стоит его упоминать в молитвах», не выдерживает критики. Мы молимся о мире всего мира – мира во всем мире тоже нет, и не особо предвидится. Тем не менее, мы молимся об этом и о благосостоянии святых Божиих Церквей. По мнению святого и авторитетного иерарха, следовало бы вернуть обращения к Господу о благоверных царях. В советское время это было невозможно, можно было сразу загреметь на Колыму. В наше время – это дело решения священноначалия, так что православным христианам не предлагается воевать со всеми остальными и их поражать. Если мы вспомним, как это происходило традиционно, то становится все понятно.

- Вопрос о свободе и самостоятельности принятия решений. Мне приходилось слышать такое высказывание: есть у меня знакомый, который был нормальным человеком, мужиком, а стал ходить в храм - теперь по каждому вопросу бегает советоваться к батюшке, потерял стержень и самостоятельность в принятии решений. Как вы это прокомментируете?

- Тут опять может быть палочка о двух концах. Мы с вами обсуждаем разные ситуации, на которые смотрим со стороны и пытаемся делать выводы. Есть разные люди. Почему бы не обратиться к батюшке за советом? Мы только что говорили с вами о монархах. Любой разумный монарх не принимает никаких мало-мальски важных решений без совета со своим окружением, будь то парламент, или боярская дума. Самодержец, самовластный человек, у которого в руках ответственность за события и действия очень большой важности, всегда будет советоваться с кем-то, и никому не придет в голову сказать, что это плохо.

Человек в своей личной жизни тоже может посоветоваться с кем-то – почему бы и нет – это совсем не плохо. Если наблюдателю со стороны это не нравится, если он человек неверующий, может быть антихристиански настроен, он будет изливать свою желчь по этому поводу. А объективно говоря, в этой картинке мы не видим ничего зловредного. В то же время, к огромному сожалению, существует большое количество людей, для которых Православие – это рабство, когда человек становится рабом, теряет свою свободу, ответственность, превращается в придаток чьей-то воли – дай Бог, если это воля добрая. Об этом говорили покойный Патриарх Алексей II, и нынешний Патриарх Кирилл.
Любой авторитетный священник должен напоминать пастве слова апостола Павла: «Стоять в свободе». Свобода выбора, действия, различения, рассуждения, какое действие предпринять, - присуща православному образу мыслей изначально. Один греческий проповедник, Ефрем Ватопедский, рассказывал такую историю: к нему обратился некий мужчина с жалобой на свою жену, что она никакого дела не предпринимает не просто без совета, но без благословения духовника. Отец Ефрем тому мужчине сказал: передайте вашей жене, пусть выходит замуж за своего духовника. Вот такой саркастический ответ. Такие перегибы происходят реально.

- Вопрос с форума: «Я стала замечать, что с тех пор, как приближалась к Богу, на моем пути возникало больше трудностей. Друзья, коллеги, молодой человек отстранились от меня, как будто назло пытаются вывести из душевного равновесия и покаяния, долготерпения и благочестия, оклеветав, солгав, возвысившись надо мной горделиво, но я уже не тот человек, чтобы отвечать криком на их крик, сквернословием на их ложь, ответной гордыней на их гордыню. Я все терплю, но терпеть становится все сложнее. Меня уже заклевали на работе, переношу это смиренно, пока есть силы. Как поступить?»

- Мы прочитали несколько своеобразных строк, и теперь автор этого письма будет ожидать, что мы укажем ей, как поступить? Не смешно ли это? Было бы смешно, если б не было так грустно. Приходится, когда приходят такие письма, пытаться за строками письма что-то обнаружить. По стилю письма я рискну предположить, что автор, по крайней мере наполовину, виновата сама в тех неприятностях, которые на нее посыпались, а может быть, и больше, потому что она себя называет новоначальной. Я не буду объяснять подробности своих умозаключений, просто интуитивно могу сказать, что этот человек неблагополучный. Она свое обращение в христианство повернула таким образом, что всем стала поперек горла. К сожалению, такое встречается. К примеру, один из членов семьи, супругов, приходит в Церковь и превращает жизнь второго супруга в ад, вместо того, чтобы превратить его в Рай. А потом жалуется на неприятности.

Однако, поскольку я делаю только предположение, можно сделать и другое умозаключение, тоже не безосновательное: приходя в Церковь, человек начинает объективно испытывать трудности; независимо от его воли, желания и собственных ошибок на него может навалиться некое бремя проблем, скорбей, испытаний, болезней, вражды. Такое тоже случается. Мы знаем, что наша брань, война не против плоти и крови, но против бесовской силы, дьявола. Совершенно естественно ожидать такой результат для человека, который вступил в противоборство с нечистыми силами, активизировал свою борьбу, потому что раньше он с ними не боролся, не ощущал, что есть какой-то конфликт между добром и злом. Теперь он отрекся сатаны, сочетался Христу и стал воином Христовым. Можно ожидать, что придется трудно в этой борьбе. Мы видим оба феномена: с одной стороны, человеческое неразумие, ошибки, грехи при нормальном отношении окружающих, с другой – сатанинская злоба, которая при нормальном поведении новообращенного в христианство человека приводит его в очень тяжелое состояние. И то и другое происходит.

- Иногда возникает вопрос: зачем Церкви целенаправленно привлекать новых людей, особенно молодых? Я порой слышу такие выражения, которые меня настораживают, например, «инъекция Православия», или «конвоировать человека в храм». Как будто человек не знает, что ему это нужно, но ему сделали нужную инъекцию. В этом есть какая-то нарочитость.

- Мы сегодня говорили о том, что не нужно иные конфессии унижать и оскорблять. Из вашего замечания невозможно не вспомнить практику римо-католицизма разных эпох, в частности Крестовый поход против альбигойцев начала XIV века. Альбигойцы – это жившие на юге Франции еретики, антикатолически настроенные, которые имели свои религиозные воззрения. Папа Римский в очередной раз призвал к Крестовому походу против них. Во время осады одного из городов, когда этот город должен был быть взят, военный командир обратился к папскому легату с вопросом: «В городе много еретиков, но там много и католиков. Как отличать одних от других?» На это легат, подумав, ответил: «Бейте всех подряд. Господь разберет». Вот вам практика иной конфессии. Для Православия это совершенно дико и невозможно. В истории Православия могли случаться единичные эпизоды насильственного обращения, но это не характерно для нашей веры. Православные авторитеты всегда выступали против этого и строго предупреждали о ненасилии.

Крещение Руси в X-XII веках проходило в основном без крови, без насилия. Как об этом узнать, как убедиться в том, что Крещение Руси было ненасильственным? По количеству мучеников. Когда происходит насильственное обращение кого-то в христианство, волей-неволей появляются те христиане, которые были убиты противоположной силой в военных столкновениях. Русская Церковь тех времен если знает таковых, то в северо-восточной части тогдашней Руси, при конфликтах с угро-финскими племенами, а на основной территории современной центральной и южной России никакого мученичества не было. А раз не было мученичества, значит, не было сопротивления.

Первоначальный вопрос: почему Церковь должна привлекать людей? Потому что Господь заповедовал именно это: «Идите, крестите людей во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа». «Идите и везде распространяйте христианство», - это Его личный призыв. И мы обязаны это делать. Если мы православные верующие, то мы, исходя из универсальности христианской веры (Господь приходит в этот мир для всех, для каждого человека), должны в этом направлении проявлять усилия. Но какие усилия – насильственные или не насильственные? Проповеди словом, несение просвещения, или же много других вариантов? Никаких других вариантов быть не может, кроме проповеди, миссии и собственного примера.

Существует документ, который я рекомендую всем изучить: «Основы миссионерской концепции Русской Православной Церкви», он принят в 2008 году Священным Синодом. Там четко проведена линия о том, что никакого насилия (имеются в виду не только насильственные действия, но и любой обман, коммерциализация этого дела) быть не должно.

В 90-е годы к нам приезжали представители других конфессий, в основном протестантских тех или иных толков. Они раздавали какие-то предметы, чтобы подманить к себе последователей, но им это плохо удавалось. В XVIII веке, который был тоже очень тяжелым для Русской Церкви, некоторые российские миссионеры, обращаясь к жителям Алтая, Южного Урала, Сибири, привлекали их в Церковь тем, что дарили серебряный рубль каждому приходящему и принимающему крещение. Казалось бы, почему не подарить человеку серебряный рубль? Но, в те времена это была немалая сумма, особенно для малокультурных племен, поэтому кто-то приходил и по два раза крестился, чтобы получить дополнительный рубль. Тем самым было доказано, что это дело бесплодное: никакого специального материального стимула, связанного с миссионерской работой, не следует вносить.

 

Ведущий: Денис Береснев

Расшифровка: Людмила Кедысь

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает архимандрит Алексий (Вылажанин), благочинный Петропавловского округа Московской (городской) епархии, настоятель храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Лефортове, член Канонической комиссии при Епархиальном совете города Москвы.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​