Беседы с батюшкой. Как разлюбить страсть

9 мая 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы отвечает настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы в поселке Покровское Ленинградской области священник Игорь Хлынов.

– Хочу всех  поприветствовать радостным возгласом «Христос воскресе!» и поздравить с удивительным, радостным и горестным днем, Днем Победы.

Для сегодняшней передачи мы решили взять сложную тему: как разлюбить страсть, как разлюбить грех. По возможности мы попытаемся ее полностью раскрыть.

Сегодня удивительный день, победа жизни над смертью, и Христова радость, Воскресение Христово звучат по-особенному. Этот день особенный для всех. Отец Игорь, что для Вас означает День Победы? Какие мысли у Вас есть по этому поводу?

– Для меня это, конечно, радостный праздник. Мой папа все время вспоминал, как это было. Они остались детьми-сиротами. Надо сказать, мой дедушка был танкистом, и под тем большим танковым сражением, которое происходило под Прохоровкой, он и сложил свою голову.

Уже позже, когда к моему отцу приезжал младший брат моего дедушки Николай Хлынов, он рассказывал, что накануне этого сражения – а он был пехотинцем – они встретились. И от той радости, что долго не виделись, они просидели весь вечер и всю ночь. Понятно, что там было застолье и выпивка. А утром надо было идти в бой. Я представляю, что там  происходило!

Потом семье пришло письмо, в котором было написано, что младший лейтенант Хлынов погиб в этом сражении. Он был командиром танка. Как было написано в письме, в этом сражении они подбили два «Тигра», одну самоходку, убили одного офицера и восемь солдат. Но когда их подбили «Базукой» (есть такой гранатомет), дедушка (видимо, в угаре этого боя и потому, что был под алкоголем, так как тогда солдатам давали 100 граммов, а тут еще с братом просидели) дал команду влететь в склад с немецкими боеприпасами…

К чему я это все рассказываю? Как-то встречался с одним человеком, который был трезвенником; он руководил ротой. Он заметил интересную вещь. Так как он сам был трезвенником, он не принимал эти 100 граммов и не давал их своим подчиненным. А когда через энное количество времени  сделал подсчеты потерь, которые всегда велись, он понял, что его подразделение теряет в 4 раза меньше, чем остальные. Почему? Он открытым текстом говорил: потому что не давал им 100 граммов. Следовательно, люди действовали как-то с осторожностью. Вот эта грань самосохранения, которая стиралась, если человек выпивал, в этом случае не нарушалась…

Если помните, есть в песне слова: мы за ценой не постоим. А ведь это человеческие жизни! Цена – человеческая жизнь. Вот сегодня я ехал в студию и видел, как люди идут с фотографиями своих близких. Они уже возвращались домой. Приятно это видеть, но не отступала такая мысль: «А если бы эти 100 граммов не вводились, может быть, кто-то из них остался в живых?»

– Можно вспомнить еще и о том, сколько людей сгубила водка уже после войны и в 70 80-е годы...

– Это последствия.

– Сегодняшний наш разговор о трезвом образе жизни как-то очень плавно выливается из Вашей истории и как-то по-особому звучит. Если в нашей стране такой огромный, к сожалению, алкогольный опыт, как же так получается, что сейчас, как я вижу, люди пьют меньше? Может быть, я принимаю желаемое за действительное? А может, это действительно так?

Вы возглавляете в Гатчинской епархии Отдел по противодействию наркомании и алкоголизму. Вы человек поживший, с большим опытом помощи людям в противодействии наркомании и алкоголизму. На Ваш взгляд, сейчас ситуация лучше? Или я ошибаюсь?

– Если мы пройдемся по кладбищу, увидим, что  много молодых людей преждевременно ушло из жизни. Я думаю, ситуация меняется, но в том смысле, что население у нас уже много лет сокращается. Мы постоянно говорили о том, что у нас демография падает. Если приедешь в деревню (а я очень часто езжу в Новгородскую область), можно увидеть, что мужичков-то и нет. Их просто нет, пить некому.

– Вот оно как!

– Мое наблюдение такое. Может быть, по этой причине ситуация стала легче... Хотя сегодня преобладает женский алкоголизм. Это что-то невероятное! Смотришь, молодая мамочка катит коляску, в одной руке у нее сигарета, а в другой банка с пивом. Вот такая ситуация сегодня.

Академик Углов, еще когда был хирургом, писал, что когда женщина возьмется за сигарету и алкоголь, это будет конец всему. Потому что она мать, она несет жизнь другому человеку. А человек может уже изначально от утробы матери быть зависимым. Такое происходит и происходило! Ребенок плачет, потому что ему нужен алкоголь, так как мама его употребляла, когда была в положении.

– Если ситуация действительно настолько критичная, как Вы рассказываете, то впереди нас ожидают еще более тяжелые испытания, нежели те, которые выкосили большинство мужского населения. И что в этом случае делать? Потому что мы все время надеемся на то, что все должно исправиться.

Если эта женщина с коляской курит и пьет пиво, то, наверное, ей это нравится. Если бы ребенок занимал ее больше, то, наверное, она больше любила бы своего ребенка и опять-таки не пила и не курила…Как перестать любить грех, перестать любить страсть,  любить вино и т.д.?

Вопрос телезрителя Евгения из Белгорода: «Христос, когда спустился с горы, сказал в ответ об этих страстях: сей род изгоняется постом и молитвой. Я понимаю, как любить грех, а как его не любить, мне непонятно. Хотелось бы подробного объяснения».

– Сначала надо сказать, почему существует грех. По одной простой причине: он приятен человеку. Если бы он не был приятен человеку, тот бы никогда этим не занимался. Но он приятен. Человек жаждет его, поэтому никуда от этого не уйдешь.

И сегодня идет очень большая пропаганда приятности греха. В основном по нашему телевидению. Молодежь сегодня видит это и, что называется, черпает потихонечку. Черпает, черпает и черпает. Что ни фильм, то непременно распитие алкоголя, обязательно курят – и никуда от этого не уйдешь. Это в каждом фильме! А когда человек видит это постоянно, в его подсознании появляется мысль, что это нормально. Идет приучение человека к тому, что это норма. Такая ситуация у нас.

– В эти дни показывают много фильмов о войне. Эти  фильмы были сняты давно, когда не видели никакого греха в том, чтобы пить и курить. Часто это очень хорошие фильмы, и очень талантливые актеры используют эти приемы. Но это было настолько оправданным, что не вызывало никакого противодействия. И как-то мы привыкли к этому. Скажите, неужели нет пути разлюбить этот грех, эту страсть? Я бы даже сказал так: существуют ли методики?

– Мы сегодня просто сами не свои от методик. Нам вот дай на это и на то свою методику...

– А еще лучше таблеточку.

– Совершенно верно! Я бы сказал, мы просто погрязли в этих методиках. Христос говорит: иди, вера твоя спасла тебя. Он говорит о вере. А у нас сегодня дефицит веры. Мы даже в Церковь притягиваем методики для того, чтобы что-то поменять. Но где же наша вера? Я думаю, Христос поэтому и говорил о том, найдет ли Он веру на земле, когда придет. Такие слова были Им сказаны.

– Помните, как написано: что было бы, если бы вера наша была с горчичное зерно? Значит, у нас совсем нет никакой веры.

– Дефицит веры был уже тогда.

– Мы живем в мире, который наполнен страстями и грехами, и уповаем (опять по поводу методик): если у вас есть зонтик, мне можно будет постоять под вашим зонтиком. Но я буду стоять под вашим зонтиком ровно столько, сколько идет дождь. Солнышко выглянуло, я скажу: «Спасибо, отче». И пойду, мне этот зонтик уже не будет нужен.

Мы постоянно, ежедневно сталкиваемся со своим грехом, в котором каемся на исповеди многократно в течение многих лет: это осуждение, гнев, рассеянность в молитве и т.д. Причем мы говорим себе, что больше не будем осуждать, но опять осуждаем. Более того, еще до причастия успел осудить какую-нибудь бабушку за то, что она встала перед тобой. В этом случае что нам делать с этим постоянным греховным состоянием? Неужели мы не способны ничего сделать?

– Мы на самом деле ничего не способны сделать. Поэтому Христос и говорит: без Мене не можете творити ничесоже. Мы просто должны осознать, что мы ноль без палочки. Но что же тогда в этом случае делать? Уповать на Бога, на Христа! Следовательно, нужна вера. А где ее найти? Опять обращаемся к слову Божиему. Писание говорит: вера от слышания. Так апостол Павел говорит. Следовательно, мы постоянно должны делать то, что говорит апостол: исследуйте Писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь вечную. Если христианин не пребывает в исследовании (и нужно заниматься не просто чтением, а исследованием), то шансы будут равны нулю. Вера никогда не проявится в этом человеке. Он будет искать методики. Он не будет искать Бога. Это не что иное, как подмена.

– То есть именно нужно исследование?

– Да. Так говорит апостол: «Исследуйте Писания, ибо через них вы надеетесь иметь жизнь вечную». Через что? Через исследование Писания. А что такое исследование? Разговор с Богом, с Христом.

– Вопрос телезрителя Игоря Викторовича из Москвы: «Бывает так, что больные люди на любовь и заботу отвечают злостью. Можно ли их утихомирить одним терпением, потому что терпение и труд все перетрут? Я не пью, не курю, у меня нет никаких вредных привычек».

– Опять-таки написано: «Претерпевший до конца спасется». А у нас получается немножко не так. Мы начинаем человека пилить, начинаем его строгать. И получается, что он слушает-слушает и уже не знает, куда деваться...

– У нас в епархии существует отдел по противодействию наркомании и алкоголизму. И люди приходят сюда... Недавно я встретил женщину, которая пришла и говорит: «У меня есть дочь. Она пьет, и я не знаю, что делать». Но когда она пришла, сначала спросила: «А где здесь продаются лечебные чаи?» Я понимаю, что, наверное, у многих есть желание помочь своему близкому человеку тем, что, например, поить его чаем, который поможет ему преодолеть грех. Существует ли в этом случае какой-нибудь шанс победить алкоголизм, страсть винопития?

– Конечно! Я хочу сказать, очень большая надежда на то, когда человек уже совсем понял, что ему не справиться. Здесь он должен найти сообщество трезвых людей, верующих. Я всегда сравниваю это с рассолом. Что произойдет, если в трехлитровую банку рассола кинуть свежий огурец?

– Он станет соленым.

– Он станет соленым. И многие говорят: «А если он не захочет?» Он все равно засолится, правильно? Так и в этой ситуации. Мы должны брать из природы примеры, которые устроены Богом. А устроено так, что если кидаешь в рассол огурец, он просолится. Поэтому трезвые сообщества – очень важный момент. Сам по себе человек не устоит. Ему обязательно нужен коллектив, который бы понимал его, поддерживал и исповедовал то же самое, что ему предлагается, – абсолютную трезвость. В этом случае залог успеха очень большой.

– Ведь те люди, которые находятся в этом сообществе трезвенников, зачастую сами прошли этот путь...

– Не всегда. Я знаю людей, которые трезвенники уже в третьем, четвертом поколении.

– Таких людей много?

– Нет, не очень много, но они есть. В частности, у меня жена – в четвертом поколении трезвенница. Мне просто повезло.

– В Петербурге, я понимаю, есть такие общества.

– Петербург всегда был колыбелью трезвеннического движения. Взять церковь Воскресения Христова у Варшавского вокзала...

– Да, она была построена обществом.

– Обществом трезвенников. Активное участие в этом принимал Иоанн Кронштадтский, он давал деньги на постройку этого храма.

– То есть у нас есть примеры в этом даже самого отца Иоанна Кронштадтского.

А если человека вдруг начинает тяготить его собственное пусть не каждодневное, но все-таки пьянство. И вот он приходит один раз на исповедь, чтобы сказать священнику: «Чувствую, что я в этом грехе». Нужно ли в этом случае что-то особое делать священнику, к которому обратился такой человек? Нужно ли его каким-то образом направлять куда-то? Или надо просто сказать: «Не пей!»?

– Сколько родных говорят это своим зависимым. Что-то поменялось? Нет. Я всегда советую в этом случае найти человека (в данном случае – священника), который в теме. То есть сам является трезвенником. Я сталкивался с такими моментами, когда человек  говорит: «Батюшка мне сказал: “Ну, ты пей, но не упивайся”». Но у него проблема! Да, апостол говорит: пей, но не упивайся. А где эта мера, когда у него проблема? Здесь нужно четко и ясно понимать, что человеку нужна абсолютная трезвость. Ему нужен этот «рассол», о котором я говорил, нужно погрузиться в него. Если этого не происходит, то ничего не произойдет: он как пил, так и будет пить. Самая лучшая вещь для человека – погрузиться в трезвый «рассол», попасть в коллектив непьющих людей, верующих. И тогда будет результат.

– Это можно посоветовать абсолютно каждому человеку, страдающему от алкоголизма?

– Да.

– Вопрос телезрительницы из Санкт-Петербурга: «С четырнадцати лет я пила и курила… Исповедовалась и причастилась. Сразу отрезало, в один день. Это все – только Божия воля. Ко мне сестра приехала, я уже умирала. И Господь меня спас. Слава Тебе, Господи! Сейчас мне 65 лет, и я живу, молюсь и благодарю Господа за то, что Он меня спас. Я молилась Богородице. А сейчас смотрю на алкоголь и думаю: неужели я когда-то пила, курила? Мне даже не верится. Поэтому надо всех посылать в храм исповедоваться и причащаться. И тогда все сразу наладится. И пить не захочется. Господь в них войдет, и все будет в порядке. Только Господь и Богородица помогут».

Спасибо большое, хорошее свидетельство.

– Об этом мы и говорили: вера твоя спасла тебя.

– Но есть же, наверное, примеры, когда люди избавились от своего алкогольного бреда, но при этом считают, что это не помощь Божия, а, например, какие-то медицинские препараты.

– Честно говоря, я ни разу не сталкивался с такими, кто бы сказал: «Вот я освободился сам по себе – взял и бросил». Может быть, такие люди и есть. Не буду отрицать, что такое может происходить, но я не встречал.

– Сколько примерно людей за Ваше служение обращалось к Вам за помощью?

– Обет дали где-то около четырехсот человек.

– И каждый может прийти к вам?

– Пожалуйста, никому не возбраняется.

– У Варшавского вокзала (за Варшавским вокзалом) существует такой дом...

– Вначале читаем акафист перед иконой «Неупиваемая Чаша», а потом идет беседа на евангельские темы, но с уклоном трезвения.

– Я не раз встречал такое, что если человек выпил, у него возникают какие-то мысли, его что-то начинает, что называется, глодать – и он идет в церковь. Он чувствует эту благодать и даже подходит к Чаше, будучи в таком пьяном состоянии. Понятно, что он не сможет причащаться, даже если у него есть такое желание. Но мы все-таки часто видим, как пьяных людей выгоняют из храма, и они больше никогда, конечно, не придут. Но, может быть, существует какой-то прием для того, чтобы этого человека сейчас отвести куда-то, чтобы с ним поговорил священник, или еще что-то... Что в этом случае делать?

– Если такие случаи происходят, я стараюсь поступать по-доброму. В Пасху одна женщина пришла освятить вино, еще что-то. Немножко уже «уставшая». Я как-то даже приобнял ее. Говорю: «Ты знаешь, приходи в другой раз. Будешь уже «отдохнувшей», приходи, поговорим». Посмотрим, придет или нет.

– То есть в любом случае никто в храме не может себе позволить выгнать человека, даже в состоянии алкогольного опьянения?

– Если он не хулиганит, не бьет иконы, то пускай сидит. Почему нет? У нас и на Варшавку приходят такие люди. Иной раз смотришь, он уже немножко в подпитии. Пускай сидит, если не мешает.

– И еще мы сталкиваемся с проблемами созависимых людей. Но слово «созависимые» часто звучит не очень понятно. Пример с «рассолом» меня, конечно, просто вдохновил. Но как попасть в этот «рассол» тем, кто не пьет, но находится в этой беде?

– На Варшавку приходят очень многие из тех, кто не пьет. Приходят потому, что проблемы с детьми, с мужем. Это необязательно люди пьющие. Тем не менее я всегда советую им самим принять обет. Вот женщина говорит: «У меня муж пьет».

– «Прими обет трезвенности».

–  Да. А потом уже начни работать с мужем. Вы же одно целое. А то приходят: «Сделайте что-то с мужем». – «А как ты?» – «А мне это не надо». Вот такой момент.

– Вопрос телезрительницы Насти из города Дмитрова: «Мои дети-крестники сейчас маленькие. Родители не разрешают ничего говорить им о вере, ни Библию покупать, ни книжки. Они хотят, чтобы дети выросли до восемнадцати лет, лишь только потом они могли бы разрешить с ними разговаривать. А я не знаю, как мне, крестной, быть с этой проблемой. Что посоветуете? Я очень переживаю».

– Это все равно что сказать: «Когда ребенок вырастет, тогда мы его начнем обучать математике. А сейчас пусть будет недорослем».

– А ведь в результате, если ребенок с младенчества живет без знания о Боге, откуда он потом это почерпнет? Из телевизора?

– Он будет черпать из телевизора совершенно другое.

– Кстати, так, как в этом примере, наверное, живет очень большая часть нашего общества. Более того, часто и наши прихожане разговаривают о том, что видели по телевизору...

Вернемся к теме любви к страсти: ведь мы же любим осуждать, потому что нам нравится чувствовать себя выше других. То есть это еще и гордыня. И так далее, и так далее... В разговоре до передачи Вы говорили, что существует так называемый запинающий грех. Что это такое?

– Это ветхозаветное понятие, об этом пишет, по-моему, пророк Исаия. Это когда человек не может справиться с грехом – одно и то же, одно и то же, как заигранная пластинка.

– То есть мы как бы спотыкаемся на этом?

– И это длится годами. И человек не знает, как от этого избавиться.

– Как?

– Вера! Не методики, а вера. Это говорит о том, что в нас нет веры. Вера!

– Как ее воспитать? Как ее получить?

– Мы только что говорили об этом: исследуйте Писания... Вера – от слышания. Я бы сказал, надо не только читать.  Вот мы с Вами беседуем о Боге. Мы слышим друг друга и что-то получаем... От беседы, от того, что создается эта вибрация (мы слышим ее), приходит вера... Как это происходит? Я не могу сказать, но это происходит.

– То есть можно сказать о том, что опыт веры – от опыта слушания, от опыта чтения и исследования Священного Писания. И, как я понимаю, в тех храмах, которые не запираются после литургии на висячий замок, можно всегда поговорить даже с дежурным священником, задать ему вопросы, которые тебя волнуют. И, наверное, здесь не надо стесняться. Почему я опять говорю о стеснении? Ведь мы часто не можем исповедоваться в тех грехах, которые, что называется, очевидны. Прийти и сказать священнику: «Я пьяница. Что мне делать? Помоги, отче». Мы не можем прийти и сказать: «Я сижу на игле».

Мы почему-то прячем эти грехи где-то глубоко, чтобы не открыть их самому себе. Помните, в молитве: И грех мой предо мной есть выну? Мы этот грех не вынимаем, мы превращаем его в свой любимый грех, в любимую страсть. Она потаенная, поэтому такая тихая и родная... Моя любимая страсть! И получается, что разлюбить страсть и грех можно через опыт чтения, исследования Евангелия и через то, чтобы (опять-таки замечательный был пример) как можно чаще исповедоваться и причащаться, потому что это, наверное, действительно реальный путь?

– Я тут столкнулся с такой интересной вещью. Иногда люди думают: если они нашли себе хорошего духовника, то все будет решено. Но как пишет (еще в то время!)  Игнатий (Брянчанинов), «сегодня нет духовников».

– Да, это XIX век.

– Еще тогда он писал об этом. И что же он предлагает? Он предлагает то, о чем мы сегодня говорим: начать исследовать Писание. Потому что все святые отцы черпали из одного Источника, Который есть Христос. Если мы начнем делать то же самое, то и у нас будут подвижки в этом направлении. Наш грех будет уходить, потому что будешь осознавать, что пьяницы Царствия Божия не наследуют. Я знаю одного человека, он поменял восемь приходов. Ходит год, батюшки исповедуют. Становится стыдно, он меняет приход.

– Турист.

– И так в течение восьми лет. За восемь лет  поменял восемь приходов.

– Ну, хотя бы по одному году в храме...

– И он говорит: «Когда я пришел к трезвенникам, погрузился в этот “рассол”, начал понимать, что во мне что-то стало происходить. И я перестал пить». Вот такая ситуация.

– То есть приходит другая радость. На смену лживой любви к греху и страсти приходит настоящая любовь и радость о Господе. И тогда с этой радостью никакие другие удовольствия не могут сравниться. Тогда – это замена всего. И в этом случае я опять обращаюсь к исповеди и причастию, потому что если человек начинает это понимать, в этой радости пребывать можно бесконечно.

– Просвещение дает человеку понятие веры: что эта благодать начинает входить, и человек исправляется. Посмотрим примеры наших святых отцов: сто сорок человек из наших православных святых были абсолютными трезвенниками. Они и говорили об этом. Возьмите Феофана Затворника, что он пишет? «Хочешь служить Богу, не пей сам и других не угощай ни на поминках, ни на свадьбах. Хочешь служить дьяволу, пей сам и угощай других...» Все просто.

– Есть представление о том, что священники – это люди не от мира сего (буквально), что священник живет в храме, где-то за алтарем у него должна быть комнатка, из которой он выходит на причастие, а потом опять уходит туда. И больше ничего. Это не человек, это вообще какая-то особая статья. Но нам много и часто хочется поговорить на самые важные темы. Пусть мы не знаем ничего, пусть мы зададим, может быть, какие-то глупые вопросы, но куда прийти человеку со своими бедами, со своими вопросами? Может ли человек прийти в церковь и обратиться к любому священнику? Или он может натолкнуться на какое-то противодействие? Что делать человеку со своими жизненными неурядицами и вопросами?

– Я хочу сказать, что мы – священники – тоже все разные. Мы такие же люди. Вот у батюшки что-то случилось дома (ребенок заболел), и он, может быть, проявил не совсем чуткий подход. И человек скажет: «Я больше никогда сюда не приду». Поэтому свое личное надо оставлять... Если человек к тебе пришел, то надо ему предоставить свое время, себя самого, чтобы что-то человеку сказать, чем-то ему помочь. Если этого не происходит, горе такому священнику.

– Итак, побороть свою греховность, свои страсти, расстаться с любовью к ним и найти любовь и радость в Господе – это, конечно, реальный труд. И тут не может быть методик кроме той, о которой Вы сказали: исследуйте Священное Писание. Прошу благословить наших телезрителей и сказать им что-то ободряющее после нашей такой сложной передачи.

– Дорогие мои, не теряйте веры! Господь сделает то, что Он хочет сделать. Помоги нам, Господи!

Ведущий Глеб Ильинский

Записали Таисия Зыкова и Людмила Ульянова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы