Беседы с батюшкой. Как преодолеть себялюбие и презрение к себе

5 декабря 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма иконы Божией Матери "Живоносный Источник" при больнице №26 на улице Костюшко города Санкт-Петербурга протоиерей Евгений Горянчик.

– Тема сегодняшней передачи будет звучать так: «Как преодолеть себялюбие и презрение к себе?» Казалось бы, это совсем разные вещи, но мы, наверное, сумеем разобраться в том, что здесь общего. Когда мы говорим о себялюбии, то тут же скажем о самолюбии, потому что часто в нашей жизни эти слова идут вместе. Это очень разные понятия, так?

– Лично я большой разницы в смысловом значении этих слов не вижу. Самолюбие, себялюбие – здесь однозначно говорится о любви к себе, к своей личности, своей природе, своей личной жизни, своим предпочтениям. Конечно, человек по своей природе любит себя. Но святой апостол Павел пишет в Послании к Ефесянам (этот отрывок читается во время венчания): «Никто свою плоть не возненавидит, но питает и греет ее». Понятно, что даже на уровне наших биологических рефлексов в нашу природу заложена система самосохранения. Всякий человек по своей природе стремится к личному благополучию, никто не хочет себе дурного, плохого, печального, скорбного.

Никто не желает болеть, страдать. Все стремятся к личному благополучию и успеху в жизни. Но когда это принимает эгоистическую форму, когда человек пренебрегает потребностями и устремлениями других людей, конечно, здесь возникают конфликты. То есть человек, бывает, злоупотребляет своими возможностями, подавляя другого и приобретая за счет этого преимущества для себя. Собственно, во взаимоотношениях людей проявляется себялюбие и самолюбие.

Господь наш Иисус Христос дал заповедь: «Возлюби ближнего своего, как самого себя», поступай с другими так, как бы ты хотел, чтобы поступали с тобой. Здесь ставится предел нашему самолюбию и себялюбию. Так что когда человек видит нужды другого, замечает, что его жизнь и действия оказывают негативное влияние на другого, он должен, соответственно этой заповеди, остановить свои действия и оказать помощь, совершить служение по отношению к ближнему.

– Вопрос телезрителя: «Почему нельзя изменить свою жизнь к лучшему с позиции самообвинения?»

– Мы намеревались коснуться темы саморазрушения, презрения к себе. К сожалению, такие явления бывают, и это болезненные состояния, порой они требуют активного вмешательства, в том числе психиатрического воздействия. Конечно, вообще говорить об этом сложно, всякий случай индивидуален, но в целом, насколько это возможно, мы сейчас попробуем оценить ситуацию.

Саморазрушение, самоуничижение – это следствие каких-то негативных переживаний, отрицательных воздействий на человека (может быть, в детстве, или юности, или уже во взрослой жизни), когда он бывает подавлен какими-то обстоятельствами или переживает какие-то страдания, не осмысляя их, не видя смысла в том, что совершается в его жизни. Из опыта общения с людьми, которые переживают такую нелюбовь к себе, скажу: эти люди нуждаются в помощи, им нужна психотерапевтическая помощь, помощь священника. Но мы эти проблемы часто решаем в рамках нашего прихода: посылаем таких людей в группы программы «Двенадцать шагов». Есть такие специальные собрания, где собираются люди с подобными проблемами внутренних переживаний, отрицания себя и деструктивных тенденций по отношению к себе.

– Это необходимая помощь.

– Да, актуальная и действенная помощь.

– Когда мы понимаем о себе, что мы обычные, нормальные люди, то на следующем этапе говорим: «Я не священник и не монах, поэтому не надо предъявлять какие-то особые требования к моей духовной жизни». Здесь есть еще одно: «Если я такой, то мои взаимоотношения с Богом – это мои отношения, не надо сюда лезть». Отсюда третья составляющая: «Если я хороший верующий, не лезьте в мою духовную жизнь и, пожалуйста, принимайте меня таким, какой я есть».

И потом возникает еще другое, в особенности среди молодежи на Западе: «Принимайте меня таким, какой я есть, и я сам должен принимать себя таким, какой я есть». Недавно я слышал, как кто-то в беседе говорил: «Я прожил большую часть своей жизни, уже опытный человек, не надо мне говорить, что я должен меняться, я не готов к этому». Если я говорю себе, что я такой, какой есть, и должен себя таким принимать, то, может быть, со мной тогда уже ничего и не поделать?

– Как я понимаю, такая ситуация может сложиться потому, что человек пытается утвердить себя как некий центр жизни. Это особая форма эгоизма. Но на фоне каких-то правовых взаимоотношений, которые у нас приняты и оправдываются обществом, действительно порой человек ведет себя недопустимо в нравственном смысле, и все, в общем-то, понимают это. Но он отстаивает свою негативную форму поведения, свой разрушительный стиль и, таким образом, препятствует каким-то внешним влияниям на него. Есть у нас такие музыканты, которые со сцены допускают нецензурную брань, при этом они отстаивают свое право на то, что могут так поступать. В этой ситуации мы должны верно оценить, что это такое, и выработать правильное отношение к подобному явлению.

– Получается, что и к себе тоже, если мы живем по этим критериям.

Вопрос телезрителя из Белгорода: «Есть заповедь: возлюби ближнего, как самого себя. Если себялюбие  – это плохо, грех, то как же я могу возлюбить ближнего, если самого себя возлюбить не могу, потому что это нехорошо? Может быть, мы просто что-то путаем? Вот человек не дает втоптать в грязь свое человеческое достоинство как образ Божий, а мы ему сразу вешаем ярлык: "Ты себялюбец"».

– Безусловно, заповедь «возлюби ближнего своего, как самого себя» подразумевает, что человек уже знает, что такое любовь к себе, знает, какое бывает добро, ищет его для себя лично. Это же доброе отношение он должен проявить к окружающим людям. Взаимоотношения людей сложны, не всегда очевидно, что происходит в душе другого человека. Поэтому бывает сложно выработать тактику поведения, определить, чем мы можем помочь другому человеку. Я думаю, что нужно быть внимательными друг к другу и всегда стараться проблему другого человека примерять на себя, ставить себя на его место. Это тоже своего рода искусство, этому нужно учиться.

– Я так понимаю, что между презрением к себе и любовью к себе есть такой путь, который можно было бы сравнить с лезвием бритвы; и по нему необходимо пройти. Каким образом можно сформировать в себе критерии, по которым имеет смысл жить? Если мы трезво к себе относимся, то должны отдавать себе отчет в том, где мы находимся в духовном плане. Но это невозможно без Церкви, без священника и Священного Писания.

Представим себе, что критерии, которые существуют сейчас в нашей жизни, довольно-таки простые: мы знаем, что есть добро и есть зло. Когда мы говорим о христианских заповедях, то даже в них часто настолько путаемся, что время от времени у нас возникает амнезия. Заповедь «не убий» мы ставим на первое место, наверное, по той причине, что из-за стольких войн это была самая главная тема.

– Может быть, если я так прямо не убил человека, легко сказать, что ко мне эта заповедь не относится. Но на самом деле относится, потому что «не убий» – это же «не возненавидь». Порой только какие-то внешние условия (в частности, наличие полиции, особые наказания для убийц) ограничивают нас в наших возможностях. А если дать волю ненависти и гневу и иметь в виду, что за это не будет какого-то возмездия, то действительно у кого-то рука и не дрогнула бы. Поэтому заповедь Божия «не убий» – это более глубокое понятие, это внутренняя работа.

– То есть каждый раз, когда мы исповедуемся, что разгневались на брата своего...

– …это уже практически убили.

– Да. Когда я живу в этой степени любви к себе, то могу говорить, что я вот такой и что мне, в принципе, все позволено в рамках того общества, в котором я живу. Поэтому одно из этих проявлений – саморазрушение через всякие химические вещества, в том числе через алкоголь и наркотики. Наркотики обществом никогда не поощрялись, а алкоголь у нас совершенно спокойно принимают как разрешенный наркотик. Для человека, который решает для себя этот вопрос так: «Мне все дозволено, потому что я очень хороший человек», может быть, это тоже разрушительный путь?

– Да, конечно, употребление психоактивных веществ, стиль жизни, разрушающий здоровье, среду общения, – это беда нашего общества. И тут причины таятся однозначно в отсутствии ясного видения присутствия Бога в нашей жизни. То есть это, по сути, безбожие. С другой стороны, это попытка приобрести таким путем благополучие.

– И при отсутствии некоей духовности.

– Да, отсутствие духовности и приобретение благополучия с помощью внешних средств. И здесь, конечно, скоро возникающая расплата – мучения, которые человек испытывает при отмене психоактивных веществ, компенсирующих отсутствие радости, мира.

– Получается так: если человек живет в некоем самодовольстве и при этом думает о том, что все у него хорошо, это некая вкусовая добавка к жизни?

– Да, попытка жизнь украсить. Как писали на стенах: сделай мир цветным. К сожалению, человек очень быстро становится зависимым от этих веществ, техник, технологий, изменяющих сознание человека.

– Вопрос телезрительницы: «В Писании сказано, что не в многословии услышит Бог нашу молитву и что долго молиться не нужно, а Бог слышит наши сердца, знает наши нужды. Однако же и литургия, и молитвы монахов проходят, можно сказать, круглосуточно. Для чего же мы тогда молимся многие часы, если в Писании Господь говорит о том, что не в многословии должна заключаться наша молитва?»

– К сожалению, мы не молимся круглосуточно, мы имеем нужду и в еде, и в питье, и в телесном отдыхе. И вообще молиться трудно. А то, что наши богослужения имеют много слов, все эти слова прославляют Бога, мы не повторяем одно и то же слово, а разными словами обращаемся к Господу и славим Его святое имя.

– Многословие имеется в виду еще в одном аспекте. Достаточно вспомнить Иисусову молитву. Что может быть более кратким и емким? Но, с другой стороны, если наша молитва искренна, она может быть и безмолвной.

Вернемся к вопросу о презрении. С одной стороны, мы уже пришли к тому, что путь, по которому люди сейчас часто идут, – это: «принимайте и любите меня таким, какой я есть». При этом я хочу получить  любовь, но не хочу отдавать ее взамен. И получается эгоизм, возведенный в какую-то степень.

– Мне кажется, позиция «принимайте меня таким, какой я есть» в целомнеплохая. Другое дело, если я наношу какой-то ущерб ближнему, обиду, скорбь. Конечно же, здесь требуется перемена в себе, и мы не можем требовать, чтобы ближние терпели наши недостатки. Мы должны постараться поменяться. Средства для этого есть – жизнь в Церкви.

– То есть преодолеть себялюбие можно через Церковь?

– Себялюбие с точки зрения биологической природы, себялюбие как стремление к благополучию в духовном смысле, в Боге, приобретение тех благ, которые Бог дарует человеку, – мы желаем себе этого. Это же – благо. Это, наверно, тоже можно назвать себялюбием, но в позитивном смысле. А себялюбие в том, чтобы превзойти другого человека, поставить себя выше его, себялюбие как проявление гордости – это отрицательное явление, и с этим нужно бороться. Если мы будем подавлять ближнего и возвеличивать себя, то не приобретем благодатных даров и духовной радости.

– Теперь о презрении к себе. Мы можем поговорить о причинах. Но если вспомним о том, сколько в нашей стране было совершено абортов, понятно, что отношение человека к своему собственному ребенку часто не было построено на любви. И если ребенок еще в утробе матери чувствует ее нелюбовь к себе, то, наверно, это будет спроецировано на всю его жизнь. Но вот человек рожден вне любви, и ко всему еще в школе ему говорят: «Ах ты, двоечник, ах ты нерадивый». И так далее. После этого вся эта нелюбовь умножается.

Если человек неподготовленный послушает наши молитвы, то увидит в них постоянное самоуничижение. Это не только благодарственные молитвы к Господу, но и: «Прости, прости, я такой грешный, грешный, грешный…» И происходит так: человек вырастает до 30-40 лет, а ему говорят: «Чего ты в жизни достиг?» Тогда человек начинает жить по другим принципам, а именно: «Если так, если вы так ко мнеотноситесь, то я таким и буду». Или обратная сторона: «Принимайте меня таким, каков я есть».

– В такой ситуации человеку нужно увидеть в себе Богом сотворенную личность,сотворенную по образу и подобию Божию, имеющую возможность войти в вечную и блаженную жизнь. Но как это человеку объяснить? Как достучаться до него? Здесь человеку нужно приложить много усилий. Мы уже говорили о помощи специалистов. Здесь нужно много работать с психологами, психотерапевтами;быть может, должен включиться психиатр в эту работу. Потому что этот человек больной, он получил это заболевание в результате неправильного отношения к нему близких людей. Материнеправильно относятся к своим детям. И только после того, как его внутренний мир придет в баланс, психофизиологическую норму, священник может подключиться к этому. Мы можем обратить внимание на какие-то состояния греховности человека. Сразу нельзя говорить о его греховности, когда он находится в состоянии отрицания себя как личности.

Мы приходим на исповедь, и нам священник говорит, что надо покаяться. Мы постоянно слышим, что надо исправляться, трудиться, молиться, но мы не очень знаем, как молиться, трудиться. Наверно, нужно искать своего духовника. Но Вы же служите в больничном храме, и к Вам приходят больные люди. Ведь в больницах не говорят: «Ты плохо болеешь, а я хорошо болею». Там все больные люди.

Как у Вас складываются взаимоотношения с этими людьми? Приходят ли такие люди, которых Вы встречаете с суровым лицом и говорите: «Идите вон отсюда»?

– Я думаю, что по отношению к страждущему человеку Страждущему человеку требуется утешение, ободрение. Нужна предельная деликатность во взаимоотношениях с такими людьми. Даже какие-то смысловые, эмоциональные оттенки могут ухудшить состояние человека. Но, конечно, здесь нельзя допускать и вседозволенности. Нельзя допускать, чтобы человек оправдывал свои беззакония тем, что он болеет, находится в тяжелом душевном состоянии. Тем не менее, выставляя необходимые границы, мы должны человека вывести к осмыслению страдания, к пониманию, что он Богом не брошен, что помощь Господь ему пошлет обязательно, и мы со своей стороны должны оказать ему адекватную поддержку.

– В этой связи я хотел спросить у Вас о том, что такое саможаление. Ведь часто мы понимаем, что мы люди нездоровые, духовно нездоровые. И вот мы запускаем это саможаление, эти приемчики в отношениях со своими близкими, когда не хочется что-то выполнять. Мы запускаем этот приемчик, может быть, и во время исповеди.

– Человек может себя пожалеть. Но будет плохо, если он будет выливать это свое саможаление на головы и души других людей. Причем человек печалится, скорбит, может быть, нуждается в том, чтобы его пожалели, даже просто послушали его – это будет терапевтическим приемом. Конечно, если будет работать специалист, который знает, как работать с такими людьми, он может лучше решить эту задачу. Священник имеет в своем арсенале благодатные приемы церковных таинств. Мы можем человека помазать святым маслом, окропить святой водой, вместе с ним помолиться, рассказать ему о Евангелии, почитать его вместе с ним. Это глубинная, максимальная психотерапия в арсенале священника. Мы стараемся это использовать.

– Представляю себе Ваш рабочий день. Вы, наверно, должны работать с пяти утра и до пяти утра. Потому что в одиночку с этим не справиться. Кто-то должен в этом помогать?

– Конечно, хорошо, если бы рядом были помощники, хотя так бывает не всегда. У нас есть группа прихожан, которые посещают отделение и оказывают помощь священнику. Но в Церкви у нас так жизнь устроена, что священник – совершитель таинств, и приходится многое делать самому, но Господь помогает, и, собственно, не священник устраивает исцеление и помощь ближнему. Ведь совсем несложно взять кропило и немножечко покропить пациента нашей больницы святой водой, а действие налицо. Не от священника зависит, это все Господь.

– По вере нашей да будет нам.

– Безусловно.

– Вернемся к теме себялюбия, возведенного в степень эгоизма и презрения к себе как степени высшего преступления по отношению к Самому Господу (потому что к образу Божьему отношение такое). В этих противоположностях есть ли что-то общее?

– Общее будет в том смысле, что здесь пренебрежение волей Божией, Богом данной природы. Мы приведены Богом из небытия. Бог как бы вручил нас самих себе. Мы имеем предназначение прожить жизнь, исполнить волю Божию в этом мире. Не мы сами по себе явились, а Бог нас явил. Поэтому надо ценить дар Божий. Если человек исполняет волю Божию, то эта любовь к себе (любовь в позитивном смысле) будет раскрываться. Если человек будет ставить себя в центр отношений с другими, то будет проявлять себя отрицательно и действовать разрушительно по отношению к ближнему и себе.

– То есть, я так понимаю, если нас Господь создал людьми свободными, то я свободен поступать с собой так, как хочу. В этом случае я могу выбрать либо путь любви, радости и счастья, либо путь тьмы и погибели. Но при этом как мне оценить мой собственный путь? Правильно яиду или нет? На основании чего? Если бы мы все читали Евангелие каждый день, как должны его читать, и понимали бы его так, как должны понимать, тогда, наверно, вопросов бы не было. Но мы читаем Евангелие очень редко и слышим Евангелие только на литургиях, если ходим на литургии. И вот вопрос критериев. Где этот критерий, если я не знаю Евангелия? Как митрополит Антоний Сурожский говорил: «Как узнать христианина? По отблеску Евангелия в глазах». Так вот, как узнать, как жить?

– Христианин, который посещает храм, исповедует грехи, причащается Тела и Крови Христа, безошибочно определит, когда он прав или не прав. Потому что в покаянии, Причастии, молитве Господь ему является, и он в сердце своем чувствует радость, мир сердечный. Он на правильном пути. Это то, что человеку нужно. Он приобретает эти дары. И, наоборот, отсутствие покоя, тревога в сердце, стыд, страх – это негативные состояния. Это значит – ошибся. Нужно определить: «Где я согрешил?» И совершить покаяние.

– То есть это путь к храму.

– Все равно путь к Христу, к храму.

– Вопрос телезрительницы: «Есть ли у животных душа? И если она есть, куда попадает? И еще вопрос: «Когда я читаю акафист, нужно налагать на себя крест после каждого кондака и икоса?»

– Я не знаю, куда душа животных попадает, если она есть. А вообще что такое душа? Об этом много написано книг, сказано много слов. Душа же не видна, это неочевидное. Бытие души воспринимается верой. Мы верим в бытие души. Как верим в Господа Бога и верим в то, что душа бессмертна. И исходя из того, что душа бессмертна, мы выстраиваем свои взаимоотношения в этом мире. Некоторые люди считают, что душа, то есть психика – это функция нервной системы.

Это деструктивный ход мысли, потому что обессмысливается жизнь. Со смертью нервной системы, человеческого тела исчезает душа. Что жил человек, что не жил, как он жил – никакого значения не имеет. А мы верим в душу, которая живая и бессмертная.Будем ожидать ответ от Господа за все наши слова, помышления, здесь лежат основания для нравственной и созидательной жизни.

А что касается животных, какая у них душа? Может, у них и есть что-то напоминающее человеческую душу. Об этом нет свидетельства в Священном Писании. Есть свидетельство, что их душа находится у них в крови…

Я не знаю, как ответить на этот вопрос. Для спасения нашего, для радости вечной жизни этот вопрос значения не имеет.

– Нужно ли налагать крестное знамение после прочтения икоса или кондака?

– Я думаю, это по желанию. Если хочется крестное знамение совершить, то это не вредно. Крестное знамение, сотворенное с верой, призывает благодать Духа Святого и являет радость в сердце.

– Вернемся к нашей теме. У нас есть воля, и наше волеизъявление может вести нас по-разному: можно спасаться, можноидти в погибель. На этом мы закончили нашу мысль: путь к храму. Помните, был фильм, где говорили: «Зачем нам дорога, если она не ведет к храму?» Приходяв храм, я прихожу туда со своими бедами, горестями, я больной, несчастный. Прихожу с саможалением,с презрением к себе или с любовью к себе. Или, наоборот, прихожу с презрением к людям. В общем, я прихожу такой, какой я есть. В этом случае что мне надо сделать такого, чтобы я почувствовал, что я любим Господом?

– Наверно, нужно предстать пред Господом. И в такой ситуации, мне кажется, надо сказать: «Господи, прими меня таким, каков я есть, и сделай меня таким, каким Ты хочешь меня видеть».

– Это хорошие слова.

– Бог может все.

– У нас Рождественский пост, который совсем скоро закончится Рождеством Христовым. И скоро будет Новый год – момент, когда мы можем порадоваться с близкими. Но при этом есть пост. Как поступить так, чтобы не возгордиться, что я вот такой постник, и вместе с этим все-таки соблюсти пост?

– Всегда дороги и Новый год мы должны посмотреть на людей, которые нас окружают. Если они постятся, мы будем поститься вместе с ними. Если они разговляются, мы по возможности будем поститься, но если случится так, что нам нужно будет покушать вместе с ними, то сделаем так, чтобы не обидеть их. Так нас учит преподобный Силуан Афонский. И другие есть примеры христианского благочестия, когда люди пренебрегали правилами, но при этом сохраняли и приумножали любовь.

– Спасибо, отец Евгений, за беседу. Благословите наших телезрителей.

– Господь и Бог наш Иисус Христос да благословит всех телезрителей канала «Союз».

 Ведущий Глеб Ильинский

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает насельник Свято-Троицкой Александро-Невской лавры игумен Филарет (Пряшников). Тема беседы: «Как научиться любить».

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​