Беседы с батюшкой. Всенощное бдение

3 марта 2016 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы о всенощном бдении отвечает настоятель храма святых равноапостольных Константина и Елены протоиерей Михаил Браверман. 

– Отец Михаил, буквально на днях, благодаря издательскому дому «Никея», вышла Ваша новая книга «Всенощное бдение». Поздравляем Вас с этим событием, это очень здорово. Вы принесли книгу с собой. Сегодня мы с Вами побеседуем о всенощном бдении и поговорим о Вашей книге. В ней Вы рассматриваете одно из самых прекрасных и главных богослужений Православной Церкви, и сегодня это станет темой нашей беседы.

Скажите, пожалуйста, в чем заключается идейный смысл этого богослужения, которое называется «всенощное бдение»?

– Идейный смысл любого богослужения – это наше общение с Богом. Понятно, что Господь Бог – Вседоволен, Он не нуждается ни в чем. Верит человек или не верит, Бог – есть Тот, Кто есть. Славит человек Бога или не славит Его в своей жизни – величие Бога остается неизменным. Но если мы христиане, если мы люди, которые дерзают называть Небесного Бога Отцом, тогда действительно вся наша жизнь должна быть путем к Богу, молитвой к Богу, прошением и благодарением. Поэтому смысл любого православного богослужения – славословие Бога Творца.

Мы знаем, что Господь Бог сделал для нас, знаем, что Он призвал нас в бытие. Бог не нуждался в творении, но чтобы человек разделил полноту Божественной жизни, мы были призваны в бытие. И когда человек во грехе ушел от Бога, то Бог послал в мир Своего возлюбленного Сына, чтобы Он тоже стал Человеком. А став Человеком, Он взошел на Крест для того, чтобы искупить нас всех от рабства греха, рабства вечной погибели. Если нам это открыто, то мы славословим Господа за все, что Он сделал для нас.

Самое удивительное, что в Церкви мы не просто люди, которые славят Бога, мы люди всех времен и народов, потому что в Церкви невидимо пребывают с нами все святые Небесные Бесплотные Силы и Сам Господь отвечает на нашу молитву. Господь так и говорит о тайне Церкви: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них». Если мы приходим в храм, то приходим в дом Бога Отца Небесного, посвящаем Ему нашу жизнь и просим Его обо всем для нас потребном.

Как прекрасно, что у нас есть замечательная возможность в наше время узнавать о Боге и приходить к Богу. Но чтобы наша молитва стала осмысленной, чтобы мы приходили в храм и очень сложное богослужение, которое развивалось веками, воспринимали и понимали, надо, чтобы появлялись книги, которые объясняют нам смысл того, что происходит в Христовой Церкви. Одна из таких книг, книга под названием «Всенощное бдение», вышла совсем недавно в Москве в издательстве «Никея». Эта книга говорит об истории и смысле всенощного бдения – прекрасного богослужения. Если позволите, я прочту вступление.

«Вера в Бога – это высшая ценность и высший дар от Бога. В ответ на этот дар мы приносим Богу молитву и учимся любить Его. Красивое словосочетание «всенощное бдение» – название церковной службы – говорит об очень многом, а прежде всего о том, что время молитвы – это вся наша жизнь, которая должна закончиться воскресением, ведь темнота ночи сменяется рассветом. Господь Иисус Христос, будучи Истинным Богом, тем не менее обращал к Своему Отцу молитву, а иногда, как, например, пред избранием апостолов, трудами которых Он создавал Церковь, проводил в молитве всю ночь. Сын Божий, приняв человеческую природу, принял все положенное человеку. А молитва – это важнейшая духовная потребность человека.

В древности всенощное бдение действительно служилось всю ночь. Такая практика и сегодня сохраняется в монастырях Афона и там, где ориентируются на афонское устроение жизни. В таких местах молитвенный возглас к Богу: «Слава Тебе, показавшему свет!», звучащий в конце богослужения, сопровождает первые лучи восходящего солнца. Всенощное бдение состоит из соединения служб: вечерней, утренней, первого часа. Впервые оно начало совершаться на Святой Земле, и такое последование утвердилось в Иерусалимском уставе. Церковный устав, или Типикон, – это сборник правил, регулирующих богослужение. Вместе с богослужебной традицией устав определяет наше богослужение. Студийский устав был введен на Руси преподобным Феодосием Печерским около 1070 года, а в XIV веке ему на смену пришел Иерусалимский устав».

Таковы вводные слова к очень небольшой, но, я думаю, полезной книге о молитве всенощного бдения. Хотя эта книга посвящена конкретному богослужению, она говорит об очень многом, потому что в молитве сконцентрирована вся духовная жизнь каждого человека и всей Церкви. Поэтому я говорю о храме, иконах, о церковном пении, об облачении священнослужителей и даже о церковном этикете, чтобы люди знали, как нужно обращаться к священнослужителю. Чтобы люди, приходя в храм, понимали, куда они пришли и что происходит в храмовых стенах.

– Благодарю Вас. Мы послушали сейчас введение к Вашей книге, и уже становится многое ясно. Введение действительно подводит нас к этому замечательному и красивейшему богослужению, которое называется «всенощное бдение».

– Вы сказали: «красивейшему». Действительно, помните о том, как князь Владимир выбирал веру для Руси? Что поразило послов? Красота богослужения! Они говорили, что нет на земле такой красоты, и они не знали, где находятся – на земле или на небе. Они говорили о том, что они увидели, почувствовали, что им открылось в Константинопольской Софии. Действительно, в православном богослужении православное богословие, молитвенная жизнь, икона, пение – все очень красиво. Все это являет красоту Царства Божия. А Царство Божие придет в совершенстве в жизни будущего века. Но Царство Божие уже посреди нас, и предчувствие этого Царства, его свет и отголосок – это наше богослужение, поэтому оно так красиво. Красиво наше церковное пение, красивы наши храмы, церковные службы и та служба, которой мы посвятили нашу новую книгу, названную «Всенощное бдение».

– Действительно, возглас, в котором на всенощном бдении мы каждый раз слышим «Слава Тебе, показавшему нам свет!», являет этот Божественный свет, обращает наши взоры к нему.

Есть всенощное бдение, а есть литургия. Всенощное бдение совершается накануне литургии, но мы знаем, что у многих людей нет возможности, может быть, нет желания или понимания того, что нужно посетить всенощное бдение накануне литургии. Скажите, пожалуйста, какая связь между этими двумя богослужениями? Можно ли ограничиться только литургией в воскресный, праздничный день, или нам необходимо молиться и за всенощным бдением?

– Я бы сказал, что молитва – это не какая-то тяжелая обязанность, которую мы должны исполнять, хотя у нас действительно существует рекомендуемое каждому христианину утреннее и вечернее правило. Если мы не будем ему следовать, то мы, как люди ленивые, конечно, со временем вообще перестанем молиться. Надо понуждать себя жить духовной жизнью. Если человек не будет заставлять себя с утра вставать (допустим, родители в школу заставляют ходить, в институт уже сам человек себя должен заставлять идти, а также на работу), то вся жизнь превратится в болото. Поэтому надо обязательно заставлять самого себя жить церковной духовной жизнью. Царство Божие усилием берется.

Но наша устремленность к Богу и беседа с Богом, наша молитва – это то, что должно стать результатом осмысления наших отношений с Богом. Бог – наш Отец, и, хорошо нам или плохо, мы призваны всегда пребывать с Небесным Богом Отцом. Конечно, мы знаем, что в жизни все по-другому и люди чаще всего обращаются к Богу тогда, когда попали в крайне тяжелое положение, но такие отношения недостойны нашего призвания быть Божиими детьми. Если бы мы были хорошими, добрыми христианами, то при первой же возможности приходили в Божий храм. Конечно, каждый из нас призван молиться дома – в любое время, в любом месте. Григорий Богослов говорит замечательные слова: «Помнить о Боге необходимо человеку более, нежели дышать». Помнить о Боге – это значит устремляться к Богу и молиться Ему. В храм мы приносим молитву не просто как отдельные люди, а как действительно Божии дети, как народ Божий. Храмовая молитва, конечно, легче для человека, чем молитва частная, келейная. Поэтому замечательно приходить в храм на молитву.

Были совсем недавние времена в истории нашей страны, когда храмов не было, а человек (например, если он школьный учитель) не мог открыто прийти в храм и помолиться, потому что это грозило ему в лучшем случае увольнением. А теперь у нас есть замечательная возможность читать книги, находить информацию в Интернете о храме и, наконец, приходить в храм. Практически у каждого человека есть такая возможность. Если мы ее не используем, то кто, кроме нас самих, будет в этом виноват? Поэтому каждый человек должен спрашивать сам себя: хочу ли я быть с Богом? Вне Бога наша жизнь лишена смысла. А если я хочу быть с Богом, все ли я сделал для того, чтобы реализовать свое призвание христианина?

Конечно, каждый из нас понимает, что делает очень и очень мало. Но вот мы приходим на главное богослужение Православной Церкви, на главную службу – литургию, на которой совершается самое главное таинство Святого Причащения, и конечно, мы к этому готовимся молитвой и постом, но лучшая подготовка – это наше участие накануне в вечернем богослужении; если это воскресный или праздничный день, то – всенощное бдение. Поэтому мы призваны в этом богослужении участвовать, а чтобы участие в нем было не скучным, а осмысленным (не каким-то времяпрепровождением, когда мы заставляем себя стоять в храме и не понимаем, что происходит), для этого существуют книги, в том числе и книга, о которой мы сегодня говорим.

Позвольте, я зачитаю еще один отрывок из книги. Поскольку речь идет о богослужении, то я решил для наших читателей показать смысл богослужебного языка; и как часть этого языка смысл символов – очень кратко, насколько возможно. Итак, главка, которая называется «Язык богослужения».

«В храме читаются молитвы и Священное Писание, возносятся песнопения, совершаются каждения, звучат колокольные звоны. Язык Церкви – это, прежде всего, язык слова и символов. Понятие «символ» имеет многовековую историю в различных областях культуры, искусства и науки. Церковный символ – это видимый знак присутствия невидимого духовного мира среди нас. Символ сформировался на основе писания Священной истории в период Ветхого и Нового Заветов, церковной истории, развился благодаря иконописи и церковному зодчеству. С первых страниц Библии в рассказах о творении грехопадения мы сталкиваемся с образным языком: «В начале сотворил Бог небо и землю…», и мы понимаем, что мир духовный и видимый находится в согласии и видимое свидетельствует о невидимом. Священное Писание образно называет Сына Божиего камнем, на котором стоит все мироздание. Себя Господь называл дверью в Царство Божие, Жизнью истинною, Церковь именует Его Солнцем Правды.

Ветхозаветная скиния, первый храм для Истинного Бога, а затем и храм в Иерусалиме служили образом небесного мира. В Новом Завете дары волхвов, принесенные воплощенному Богу, тоже имели символическое значение. Золото – царский дар –указывало, что Христос – Царь мироздания. Ладан – принадлежность богослужения –свидетельствовал о Его Божестве. Смирна, которой умащали тела усопших, прообразовывала грядущую смерь Христа. Свое учение о Царстве Божием Господь излагал по преимуществу в притчах, образных рассказах, в которых земное свидетельствовало о небесном и знакомые для слушателей предметы означали божественное. Виноградник символизировал народ Божий, а потерянная овца – заблудившегося человека. Семя означало Божие слово, а почва, на которое оно падает, – сердце человека. Своих учеников (всех нас) Господь назвал солью земли. Если Церковь потеряет свою силу, то как тогда мир сохранится от разложения?

С древности христиане украшали места молитвенных собраний символическими изображениями. И сегодня архитектура храма, его устройство, церковная утварь, светильники и свечи, облачение священника, а также числа и световая гамма – все имеет символическое значение и несет на себе отпечаток духовного мира».

То есть язык Церкви – очень сложный язык. Он состоит из нашей молитвенной обращенности, включает в себя церковное пение. Богослужение включает в себя икону, живопись, храмовую архитектуру. Все это являет самое главное – присутствие Бога среди нас, на земле. Поэтому так важно знать смысл церковного богослужения. Конечно, каждый раз, когда мы изучаем те или иные богословские предметы, мы должны понимать и отдавать себе отчет, что Бог не предмет науки. Как говорит апостол Павел жителям Афин: «Богом мы и живем, и движемся, и существуем». То есть изучать церковное учение, богословские вопросы нужно только для того, чтобы стать чуть-чуть ближе к Богу. В этом плане все наши богословские теоретические науки должны быть неотделимы от нашей практики. А практика подразумевает молитву, борьбу со страстями, исполнение Божиих заповедей.

– Вопрос телезрительницы из Орловской области: «Скажите, пожалуйста, наступает Великий пост, будет читаться Покаянный канон Андрея Критского. Можно ли его где-то прочитать на русском языке, потому что не все я нашла в Ветхом Завете и Новом Завете, а очень бы хотелось. Спаси, Господи!»

– Спасибо за прекрасный вопрос. Конечно, есть некая трудность в том, что наше богослужение совершается на особом языке – церковнославянском. Но было бы ошибочно предполагать, что если бы мы служили на русском языке, то богослужение сразу стало бы ясным и понятным. Тайна богослужения в том, что в него включено понятие символа, язык Священного Писания. Вы очень хорошо говорите о том, чтобы понимать смысл того, что мы прочитываем по-церковнославянски, хорошо иметь параллельно текст на русском языке, хорошо дома иметь церковнославянский словарь. Самое главное, когда мы встречаемся с образами, как грешников, так и праведников, которые включил в свой Покаянный канон преподобный Андрей Критский, хорошо посмотреть каждый раз ссылку на Священное Писание и почитать о том, что же происходило в Священной истории.

Почему так важно помнить о том, что написано в Библии, и соотносить это с нашей жизнью? Почему преподобный Андрей, когда говорит о покаянии, о нашем пути к Богу, упоминает как праведников, так и грешников Ветхого Завета? Потому что, наверное, нет ничего нового под солнцем и то, что делалось, то и будет делаться. Мы можем узнать себя в образах и личностях Ветхого Завета и взять себе пример покаяния пророка и царя Давида.

Я видел издания, где параллельный текст дан на русском языке, там даже приводятся кратко те или иные библейские истории, соответствующие прочитанному тексту. Поэтому, конечно, прежде чем мы пойдем в храм на великопостное богослужение участвовать в чтении и вознесении молитвы к Богу, хорошо знать, о чем же говорит Великий покаянный канон преподобного Андрея Критского. Будем готовиться, будем иметь текст, сравнивать его с нашей жизнью и находить образы покаяния для того, чтобы наша жизнь стала светлей, стала дорогой ко Христу Спасителю.

Раз пошла речь о церковнославянском языке, я прочитаю главку, которая говорит нам о церковнославянском языке.

«Молитва может быть мысленной, произносимой в сердце, она может быть молчаливой памятью о Боге, и, наконец, молитва может звучать во всеуслышание. Мы призваны соединять со словами молитвы внимание и сердечную часть, потому что Богу всегда открыты наши сердца. В Библии сердце – это центр всей духовной, интеллектуальной, психологической и физической жизни человека. Такое понимание утвердилось в общечеловеческой культуре. В храме мы приносим молитву на особом языке: церковнославянском. История его появления связана с именами святых равноапостольных Кирилла и Мефодия – просветителей славян.

Кирилл и Мефодий (до принятия монашества Константин и Михаил) происходили из греческого города Солунь, ныне Фессалоники. Мефодий был старшим, а Кирилл младшим из семи братьев. Мефодий служил на государственной службе стратегом, военачальником. Константин же учился в Константинополе философии, геометрии, арифметике, риторике и за свою ученую деятельность снискал себе имя философа. В 862 году братья отправились с проповедью Евангелия в Моравию – это славянское государство на территории современных Чехии, Венгрии, Словакии и Украины. И создали азбуку для славян, появились переводы Евангелия, Апостола и богослужебных книг на славянский язык. Бытовали две системы записи языка: кириллица и глаголица.

Глаголица была сложнее графически, поэтому широкое распространение получила кириллица, сохранившаяся до наших дней и послужившая созданию алфавитов для русского, болгарского, белорусского, македонского, украинского, черногорского и сербского языков. Кириллица состоит почти из сорока букв и включает в себя все двадцать четыре буквы греческого алфавита, а также буквы для обозначения звуков, отсутствующих в греческом языке.

Братьям пришлось вынести множество скорбей, связанных с их научно-просветительской деятельностью. После кончины Кирилла Мефодий стал епископом и даже претерпел трехлетнее заключение от противников служения на славянском языке. Когда же и он оставил земную жизнь, его отпевали на трех языках: греческом, латинском и славянском. С распространением христианства церковнославянский язык пришел в Болгарию, Сербию, а затем и на Русь.

День памяти святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, 24 мая, является в России государственным праздником, это День славянской культуры и письменности. Вхождение России в семью христианских народов, возникновение письменности и законодательства стало следствием ее крещения. Все успехи России в политике и культуре связаны с тем выбором, который князь Владимир сделал в пользу православия, и этот выбор каждый из нас подтверждает, принимая таинство Крещения.

Возникновение церковнославянского языка, его появление на Руси обусловлено проповедью христианства, и просветительский характер церковной жизни сохранился и в последующий период. Первая печатная книга в России – это богослужебный Апостол, выпущенный Иваном Федоровым в 1564 году, а день ее выхода, 14 марта, стал днем православной книги. Первое высшее учебное заведение в России – Славяно-греко-латинская академия, открытая в XVII веке греческими монахами, братьями Иоанникием и Софронием Лихудами. В XIX веке православные миссионеры перевели Евангелие на языки народов России, многие из которых до этого не имели письменности: на алтайский, зырянский, иркутский, удмуртский, язык саами, мансийский, карельский, башкирский, осетинский и другие. Святитель Иннокентий Московский даже перевел Катехизис и Евангелие на алеутский язык для коренных жителей Аляски».

По-моему, это очень интересно. Можно сказать совсем немного о языке, на котором мы приносим Богу молитву, а в этом отобразится история проповедей Евангелия, история нашей Церкви и миссионерский подвиг наших подвижников. Как это замечательно!

– Да, действительно. У нас еще один звонок от Александра: «Я примерно около двух лет назад стал регулярно читать молитвенное правило утреннее и вечернее, но до сих пор у меня остается невнимательность. Иногда приходится возвращаться назад, если совсем из молитвы ничего не осталось в голове. Подскажите, пожалуйста, что мне делать в дальнейшем, чтобы моя молитва становилась со временем более внимательной? Хотя, говорят, что даже у святых иногда была невнимательная молитва, не у всех, конечно, но я слышал об этом в передачах «Беседы с батюшкой». Спасибо вам большое, доброго вам здоровья!»

– И Вам доброго здоровья: физического и душевного, и самое главное, духовного. Конечно, когда мы говорим о молитве, то должны понимать, что мы люди немощные, и не очень высоко о себе думать. Я всегда предупреждаю людей: мы не столько молимся, сколько учимся молиться. На этом пути мы претерпеваем разного рода неудачи, скорби и, что самое главное, боремся со своей ленью, духовной, душевной косностью, со своим холодным сердцем. Существуют правила, которые придумал не я, их придумали издревле; прежде всего, как и на любое дело, на молитву надо настроиться. Надо, чтобы все чувства в нас утихли, надо понять, что мы будем обращаться не к нашему соседу по лестничной клетке, не к приятелю, а к Владыке неба и земли. Если мы вспомним, Кто такой Бог (а Священное Писание говорит: «Пред Ним небеса нечисты, в ангелах Своих Он усматривает недостатки»), то смиренно умолкнем и из тишины сердца начнем молиться по Божиему благословению, потому что Господь призывает нас молиться, обращать к Нему наши прошения, славословия.

Но действительно, человек – существо непостоянное, к нашей молитве все время примешиваются посторонние помыслы. Однако существуют очень простые средства: потеряли внимание – вернулись назад, откуда внимание пошло гулять, и заново произносим ту же самую молитву. Конечно, лучше всего помнить, что перед Богом мы маленькие и грешные, помнить, Кто для нас Господь – что, несмотря на нашу греховность, нашу немощь, Бог нас милует, прощает и благословляет. Два противоположных чувства – осознание собственной немощи и осознание Божиего милосердия – должны сопутствовать нашей молитве.

Пророк Давид говорит: «Только сердце сокрушенное и смиренное Бог не уничижит». Только с сердечным сокрушением, памятью о своих грехах, своем недостоинстве мы приступаем к молитве так, чтобы она была нам не в суд или осуждение, а, наоборот, стала для нас дорогой к милостивому Богу Отцу.

– Видимо, неспроста святые отцы, особенно те, которые писали аскетические труды, постоянно подчеркивают свое недостоинство, не акцентируя на себе внимание, называя себя недостойными.

– Как обидно бывает, когда приходит на исповедь человек и говорит: «У меня нет особых грехов». Я спрашиваю: «А как Вы думаете, почему же святые отцы в один голос признают себя самыми величайшими грешниками?» И приходится самому отвечать, что если человек живет в присутствии Бога, то он видит себя таким, каков он есть. Каждый человек – помилованный Богом грешник, но чтобы это прощение, эту милость получить, действительно надо понимать, что мы перед Богом грешники, а для этого надо видеть свои грехи. Таким образом, видение собственного недостоинства не приведет нас к тому, что в мире называется комплексом неполноценности, а, наоборот, позволит нам перерасти свои неудачи, недостатки, стать чуть-чуть лучше, чуть-чуть очистить сердце, чтобы в нашем сердце обитали не тернии греха, а Божия благодать, свет Божией любви. Пусть хоть одним своим лучиком.

– Идейным центром всенощного бдения является чтение Священного Писания, чтение Евангелия. Вами было сказано немало интересного о богослужебном языке, в частности, в Вашей книге, мы как читатели входим вместе с Вами не только во всенощное бдение, но узнаем все его грани, в том числе и богослужебный язык. У Вас помимо книги «Всенощное бдение» есть еще другие труды, один из них «Евангельская история». Расскажите, пожалуйста, об этой книге. Поможет ли она нам в познании Священного Писания, в правильном к нему отношении?

– Это уже Вы как читатель должны сказать, помогает Вам книга или нет. Книга действительно была написана для того, чтобы помочь человеку войти в мир Евангелия, потому что Евангелие – это самое ценное, это слово Живого Бога, обращенное лично к нам. Книга называется «Евангельская история в проповеди». Проповедь – это особый жанр церковного красноречия, если так можно сказать, жанр, который говорит об очень многом, о том, как Евангелие должно исполняться в нашей жизни. Проповедь всегда сопутствует богослужению и всенощному бдению, и больше всего литургии. Проповедь действительно – живое слово о Живом Боге, Который обращается к нам со Своим словом и со Своим учением.

Действительно, у меня вышло несколько книг, и все они являются попыткой донести до людей красоту Православной Церкви, красоту богослужения и богословия. Написание книг я вижу как часть своего священнического служения. Священник призван проповедовать Христа, молиться Христу за людей, быть совершителем таинств, то есть сослужить Богу в деле преображения мира и человека.

Я опять обращусь к книге, которая называется «Всенощное бдение» и, с Вашего любезного позволения, зачитаю одну из главок, повествующей о том, Кто же является самым главным в нашей Церкви.

– Господь наш Иисус Христос.

– Аминь. Итак, «Участники богослужения. Господь – Первосвященник».

«Из названия главной службы Православной Церкви – литургии, которая в переводе с греческого означает «общее дело», становится ясно, что участниками богослужения являются все собравшиеся в храм на молитву. Главою же Церкви является Сам Господь Иисус Христос, Он – Первосвященник Церкви, Тот, Кто совершает в ней богослужения. Ведь если в эпоху Ветхого Завета священник приносил жертву за грехи людей, то, устанавливая Новый Завет, Господь принес в жертву Самого Себя. Начиная проповедь и служение, Господь избрал Себе учеников, сначала двенадцать, затем еще семьдесят. Перед вознесением Господь повелел им идти во все страны и ко всем народам, чтобы учить их и крестить. Это служение Церковь продолжает и доныне. На пятидесятый день по воскресении на учеников сошел Дух Святой, даровал им благодатные дары быть посланниками и служителями Господа, создавать на земле Церковь.

Апостолы (это слово означает «посланник»), исполняя заповедь Христа, прошли с проповедью по всей Римской империи и даже вышли за ее пределы. Там, где возникали христианские общины, апостолы поставили себе преемников, теперь мы называем их епископами, а те, в свою очередь, посвящали своих последователей. С тех самых пор дар служения Богу и людям передается в Церкви через таинство Священства, по установлению Христа и действием Святого Духа. Это называется «апостольским преемством». Через него мы в Церкви имеем непрерывную связь с апостолами и с избравшим их Господом нашим Иисусом Христом.

Если, как мы уже отметили, Первосвященник нашей Церкви Господь, то священнослужители – это те, кто участвует в служениях Христа, сослужит Ему в деле спасения человека. Другие участники богослужения, не являющиеся священно– и церковнослужителями, – это миряне, все, кто живет в этом мире. Все христиане призваны к соработничеству, совместному творческому труду со Христом в деле изменения себя и преображения мира, поэтому апостол Петр называет всех христиан «царственным священством», «народом святым».

Священнику Господь даровал особую власть и ответственность приносить у престола молитву за всех людей, а также служить при совершении таинств. Но, как мы уже отметили, не только священнослужители и миряне участвуют в богослужении, но Сам Господь, отвечая на нашу молитву, дарует нам Свою помощь и силы Святого Духа, совершает таинства Церкви».

– В который раз обращаю сегодня свое внимание на то, что книга написала простым и понятным языком, и мне, например, хочется взять ее и сделать подарок своим воцерковляющимся друзьям.

– Обязательно так и поступите.

– Да, обязательно так и сделаю, потому что очень важно, чтобы перед тем, как человек пришел на всенощное бдение, может быть, первый раз, у него было пособие, литература, книга.

– Конечно, вхождение в церковную жизнь не происходит сразу же, оно должно проходить постепенно. На этом пути человек, в первую очередь, должен молиться сам, просить у Бога помощи, вразумления. Но хорошо, что у нас есть книги, есть воскресные школы – как для детей, так и для взрослых. Сейчас человек имеет все возможности понимать богослужение и участвовать в нем во всей возможной полноте, но при этом надо помнить самое главное, для чего мы пришли в Церковь. Мы пришли в Церковь, потому что это Церковь Христа Бога, чтобы встретить Христа в таинствах, научиться встречать Его в молитвах, видеть Его даже в жизненных обстоятельствах. Самое главное – помнить, что в центре всей нашей духовной жизни, в центре всей жизни Церкви стоит именно Христос Спаситель. Его мы ищем, к Нему обращаемся, Его вместе с Богом Святым Отцом и Святым Духом учимся славословить.

– Вы уже обратились к одной из Ваших книг «Евангельская история в проповеди», хотелось бы спросить: по Вашему мнению, насколько уместна проповедь сразу после Евангелия? В том числе и на всенощном бдении?

– Она не только уместна, но и совершенно желательна, потому что после прочтения Евангелия у нас есть возможность подумать: а как же то, что мы услышали, должно преломиться в нашей жизни, проявиться в ней? И проповедь на примере святых, нашей жизни, жизни Церкви может показать, как евангельское слово находило и находит свое воплощение в истории, в жизни каждого из нас.

Я, может быть, не так давно в священном сане, всего пятнадцать лет, но все-таки у меня есть какой-то опыт в священнической жизни, священническом служении, и тем не менее каждый раз, когда я где-то бываю и мой собрат по служению говорит проповедь, я всегда с интересом слушаю. Ведь мы всегда мысленно просим: «Господи, благослови правильное слово!» Если в храме присутствует архиерей, то просим у него благословение на произнесение проповеди. Господь благословляет нас не на то, чтобы наши слова были красивые или какие-то особо заумные, а на то, чтобы наше слово принесло слушателям пользу.

Несмотря на то что я действительно не первый год в священном сане, я слушаю проповеди своих собратьев, когда бываю в других храмах. И когда в нашем храме я не служащий священник, все равно получаю пользу, узнаю для себя что-то новое. Конечно, Божие слово, Евангелие – больше нашей жизни, и сколько бы мы ни трудились над его изучением, Бог остается непознаваемым, неприступным. Но Его любовь, милость по-новому открываются нам каждый раз, когда мы задумываемся о самом главном, о поиске Бога и находим в своей жизни выражение того, что мы прочитали или услышали в Евангелии. Поэтому, конечно, замечательно, когда чтение Евангелия сопровождает проповедь священника, тем более что у нас много замечательных храмов, много доброго и образованного духовенства и в нашем городе находится замечательная духовная школа: Санкт-Петербургская семинария и академия, где готовят будущих проповедников и священнослужителей.

– Знаете, еще удивительно, когда человек слушает в храме слово священника, он вдруг тоже настраивается на то, чтобы эти слова попали в цель. Как священник молится и просит благословения, чтобы его слова попали в цель, так и прихожане тоже этого ждут. И когда это происходит, человек вдруг начинает радоваться и говорит: «Это то, что я хотел услышать».

– Сейчас есть толкования, которые можно прочесть в Интернете, можно купить хорошую книгу, но живое слово привносит в нашу жизнь неизреченное присутствие Божией любви, потому что Господь благословляет, чтобы сказанное действительно послужило нам на пользу. На проповедях я очень часто получаю вразумление, духовную поддержку и помощь.

– Отец Михаил, вот мы помолились за всенощным бдением, пришли домой и…

– Поругались с домашними, чтобы было в чем покаяться с утра…

– С утра идем на литургию, каемся и участвуем в литургии. Одна из Ваших книг называется «Божественная литургия». Не могли бы Вы рассказать о ней? О чем она и на какие вопросы отвечает?

– Собираясь в студию, я увидел, что у меня дома не осталось ни одного экземпляра на русском языке, зато остался на французском. Я сам на французском не читаю, это очень сложный язык, но в Париже действительно вышла эта книжка о Божественной литургии, о нашем в ней участии, и через эту книгу многие парижане познакомились со смыслом и историей православной литургии. А в парижской семинарии эту книгу используют как пособие для тех, кто хочет принять крещение и вступить в литургическую молитвенную жизнь Православной Церкви. Издание книги о литургии, как и книги о всенощном бдении и Евангелии – все это мое глубокое желание сделать так, чтобы людям стало интересно читать Евангелие, приходить в храм и участвовать в богослужении, потому что я действительно считаю, что нет в мире ничего интереснее и важнее, чем знать о Боге.

Каждый человек хочет быть счастливым, но, к сожалению, не все знают, что счастье зависит от Господа Бога. Не потому, что Господь нам что-то может не дать, потому что мы неправильно Его просим, а потому, что наша жизнь не складывается правильно, если в ней нет Божественного присутствия. Но если мы, несмотря на всю нашу немощь, наши грехи, ошибки и падения, направляемся к Богу, то мы идем к свету. Наша жизнь становится теплее и светлее.

Каждая моя книга, как Вы отметили, написана простым, ясным языком, это возможность донести до человека смысл православного богослужения, богословия, а следовательно, по моему мнению, смысл всей нашей жизни: для чего мы пришли в мир, для чего живем и для чего этот мир покинем. Помните, как прекрасно говорит апостол Павел: «Никто из нас для себя не живет, никто из нас для себя не умирает. Ибо живем ли – для Христа живем, умираем – для Христа умираем, ибо мы всегда Христовы».

– Когда мы приходим в храм, нас окружает множество икон, с которых на нас смотрят святые, а мы смотрим на них. У некоторых богословов есть такое мнение: когда мы молимся за литургией, все святые, которые изображены на иконах, естественно соучаствуют с нами в этой литургии и молитве. Вы уже сказали о языке образа в Церкви, и хотелось бы узнать у Вас как у человека, который интересуется в том числе и церковным искусством, есть ли у Вас что-то о церковном образе – об иконе среди тех книг, которые Вы написали?

– Для начала я позволю себе зачитать небольшой абзац из книги «Всенощное бдение», поскольку она сегодня у нас в центре внимания. Абзац именно о том, о чем Вы сказали...

«Входя в храм, стены которого украшают росписи, мы попадаем в центр всех событий Священной истории, о чем рассказывают фрески и мозаики. Вверху в куполе изображается Господь или Его Пречистая Матерь. Четыре паруса – так называются сферические треугольники, поддерживающие купол, – украшают изображения евангелистов или их символов: орла, тельца, льва, человека. Орел – высота богословия, телец – символ жертвы Христа, лев означает царское достоинство Господа, ставшего Человеком. Вверху стен евангельские сюжеты, а ниже изображения святых, которые словно стоят вместе с нами на богослужении».

Действительно, так задуман храм, так он устроен, что являет собой Священную историю и то, что мы в храме не одиноки. Вместе с нами, немощными людьми, еще все святые. Это в том числе являют иконы и росписи.

Вы спрашивали, есть ли у меня еще что-то об иконах. У меня есть книга, моя любимая, о Пресвятой Деве Богородице, которая называется «Агни Парфене». В ней я говорю о том, что почитание Девы Марии – это почитание Бога, ставшего Человеком, то есть почитание Христа Спасителя. В этой книге я говорю о тех иконах Богородицы, через которые Дева Мария благоволила изливать Свою любовь и милость.

– Что бы Вы хотели пожелать нашим зрителям в преддверии Великого поста?

– Мне кажется, что кроме наших самых главных праздников, событий Священной истории, евангельской истории, самое радостное событие в нашей жизни – это пост. Иногда думают: «В пост я не буду есть конфеты, не буду есть сладкого, может, даже и телевизор не буду смотреть и на диване буду лежать пореже перед телевизором». На самом деле пост – это не то, что мы от чего-то отказываемся, а это время, когда мы что-то приобретаем. Мы учимся справляться с собственной волей. Конфеты грехом не являются, вообще пища нас от Бога не удаляет и не приближает к Нему, в духовном плане все имеет смысл только тогда, когда это делается ради Бога.

Если мы ради любви к Богу, ради упражнения и молитвы отказываемся от каких-то мелочей (потому что в наших условиях пища – это, конечно, не самое главное, мы не страдаем, как страдали люди в нашем городе когда-то), если мы научимся отказываться от каких-то удовольствий, то в конце поста сможем разделить совершенно потрясающую радость о воскресшем Христе. Но чтобы радость о Христе воскресшем стала нашей радостью, стала частью нашей жизни, необходимо научиться о Боге плакать, быть со Христом тогда, когда Его предает ученик, когда Он оказывается арестованным, когда Он претерпевает страдания. Только научившись плакать о Боге, мы научимся о Нем радоваться.

Конечно, время поста – это надежда, что мы чуть-чуть очистим свое сердце, станем ближе к Богу, а это принесет в нашу жизнь свет и радость. Раз у нас сегодня уже пошло цитирование книг, то я прочитаю текст (не свой, но который я избрал эпиграфом к моей книге «Евангельская история в проповеди»), это замечательные мои любимые слова апостола Павла о нашем призвании, о том, что является в нашей жизни самым-самым главным.

Апостол пишет: «Я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни ангелы, ни начало, ни силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе Господе нашем. Аминь».

 

Ведущий Михаил Проходцев
Расшифровка: Людмила Моисеева

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма иконы Божией Матери «Отрада и Утешение» на Ходынском поле города Москвы протоиерей Иоанн Кудрявцев. Тема беседы: «Как сохранить пасхальную радость».

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы