Беседы с батюшкой. Чтение Евангелия и интерес к богословию

29 ноября 2016 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма преподобного Сергия Радонежского в Крапивниках протоиерей Александр Абрамов.

– Сегодня тема нашей передачи – «Чтение Евангелия и интерес к богословию». Как богословие может приблизить человека к Богу?

– Богословие – это богопознание. Как богопознание может приблизить человека к Богу? Богопознание есть дорога к Нему. И каждый выбирает тот или иной путь. Ведь в Москву могут привести самые разные дороги – с запада, востока, севера и юга. Кто-то выбирает для себя аскетические практики, кто-то сосредоточивается на искусстве молитвы, кто-то подвизается делами благотворительности, кто-то создает хорошую, крепкую семью. В некоторых людях все это вместе сочетается. Но что является фундаментом? Слова Христовы. Если ты христианин, ты в любом случае идешь за своим Учителем, и так или иначе то, что происходило в Его земной жизни, отпечатывается в твоей собственной. И ты не минуешь и горьких разочарований, которые были в жизни Спасителя, и ухода каких-то важных и близких для тебя людей. Но если ты христианин, будешь человеком счастливым, потому что  будешь участником и Пасхи Христовой.

И в этом смысле богословие – это приближение к Пасхе. Это способность впитать, почувствовать слова Евангелия, не только изучить их, не интеллектуально понять, а жить ими. Один из замечательных богословов нашей Церкви середины ХХ века отец Киприан (Керн) говорил: «Мы черпаем богословское знание со дна Евхаристической Чаши, Чаши Причастия». И ясно, что человек, участвующий в таинствах, приближается к познанию Бога, если он это делает чистым сердцем. Но он должен понимать, в чем именно он участвует. Тогда слова молитвы «да не в суд и не в осуждение будет мне причащение Святых Твоих Таин, Господи» приобретают совершенно особенную глубину. Он знает, о чем идет речь.

Нас очень часто посрамляют инославные лучшим, чем у нас, знанием текстов Священного Писания. На улице к вам не раз подходят: извините, вы в Бога веруете? И начинается разговор: а вот, Спаситель то-то там-то сказал… Мы очень часто можем противопоставить только: знаете, я хожу в церковь… Этого мало. Писание говорит: будьте готовы всем дать ответ с кротостью и упованием в то, во что вы веруете. Богословие – изучение и понимание того, во что мы веруем.

– Богословие – это только один из путей к Богу? Ведь не все святые, например, были богословами.

– Видите, было сказано: где просто, там ангелов со сто. И тот человек, который исповедует Святую Троицу, Отца и Сына и Святого Духа, уже богословствует. И он, собственно говоря, уже попал в сердцевину богословия, потому что учение о Святой Троице есть главнейший догмат христианского вероучения. Никто не призывает, конечно, к тому, чтобы каждый человек обложился учебниками по догматике, по пастырскому богословию, нравственному богословию и так далее. Но бесспорно, мы должны быть небезучастны к тому, чему нас учит Христос.

Мы очень часто подменяем учение Христа правилами поведения в храме. Это не одно и то же. Креститься справа налево и ставить свечу – это важно и существенно. Но не этому учил Христос. И заповеди блаженств сформулированы не как правила поведения в храме, они существенно выше, значительно важнее. И мы должны стремиться понять то существеннейшее, то единое на потребу, что пришел сказать Христос в мир. Ведь такие повседневные правила поведения: делай это, ешь то, – все вполне можно было бы передать людям и не распинаясь на кресте, не принося Себя в жертву. Каким-либо чудесным образом или через пророков изречь все это, потом показательно наказать кого-то за несоблюдение. Так нередко действовал Бог Ветхого Завета.

Но Спаситель говорит иначе: Я пришел милости от рода человеческого просить. И вот этот поиск Богом понимания (милости хочу, а не жертвы) означает, что человек должен быть абсолютно внутренне созвучным учению Христову, должен искать свое место в этом огромном, грандиозном Христовом замысле. И себя найти. Если человек просто скажет: я буду хорошим, я никого не убиваю, не совершаю каких-то тяжких преступлений, буду просто добрым прихожанином того или иного храма, – я боюсь, этого недостаточно. В Писании, в молитвах ко крещению говорится, что мы крестимся как новые избранные воины Христа Бога нашего. Воин знает, за что воюет и под чьими знаменами идет.

– А может быть так, что богословие уводит человека в сторону от богопознания в каких-либо случаях?

– Я думаю, подлинное богословие никогда никого никуда не уведет. Чистое, основанное на Предании, на святых отцах богомудрствование – это вещь очень добрая. А лжебогословие, которое можно было бы назвать простым словом – «умничанье» о богословских вещах, – всегда идет не от Бога. И отправной точкой имеет не Бога, а человека. Самого того, кто изрекает тот или иной лжедогмат или отдельную богословскую точку зрения, которая впоследствии поддержки Церкви не получает. Идея может показаться очень привлекательной и вроде бы даже доброй задумкой о человеческой душе, но она отводит от слов Христа. И тогда это не богословие, это ложная дорожка, путь в раскол, секту. Это в конечном итоге путь к дроблению Церкви.

Очень много умных людей не преодолело искушения считать свой собственный яркий интеллект выражением общего мнения Церкви и представлять свою частную позицию как общецерковную. Эти люди начали становиться сначала чуть более уверенными в собственной правоте, чем следовало бы, а затем переставали слышать волны голоса Христова. Камертон, который у них имелся, который был настроен на Христа, ослабевал, и в конечном итоге это все оставалось оригинальными, яркими, но абсолютно светскими, нецерковными идеями. Как красивая лакированная шкатулка, в которой ничего не лежит.

– А что является лакмусовой бумажкой, по которой можно определить, истинное это богословие или искаженное?

– Один человек правильно сказал: когда он говорит слова Символа веры «верую во Единого Бога Отца, Вседержителя», он абсолютно уверен, что говорит правильно. Когда он высказывает какие-либо иные точки зрения, можно допустить, что он не прав и все эти точки зрения подлежат осмыслению, рассмотрению, даже критике с точки зрения церковного опыта. Таким образом, верно в глазах православного христианина то, что отвечает слову и духу Евангелия и что в опыте Церкви укоренилось в Священном Предании. То, что Церковь столетиями своего существования приняла, не отбросила и использует в своей повседневной жизни.

Вот смотрите. Даже бесспорно святые люди иногда совершали не то чтобы ошибки, но нечто, что не входило в опыт Церкви, не было ею принято (есть термин «рецепция» – принятие). Например, Поместный Собор Русской Церкви 1917–1918 гг. (в составе которого, как выяснилось, было очень много людей, которым предстояло в годы революции и позже погибнуть за Церковь, которые бесстрашно отдали свою жизнь за нее) рассматривал вопрос о переходе на новый стиль. И о том, чтобы праздновать, например, Рождество 25 декабря. В самой по себе этой мысли не было ничего зазорного, и даже были приняты какие-то решения, что такое празднование может проходить. Но опыт Церкви это не принял. И хотя многие члены Собора выступали за то, чтобы так случилось, так не случилось. Это было отодвинуто, отброшено, потому что противоречило внутреннему чутью Церкви. Вот это внутреннее чувство, эта внутренняя интуиция и составляет основу Священного Предания, когда что-то берется и вносится в церковную ограду, становится частью нашей жизни, а что-то – нет.

– Вопрос телезрительницы из Тульской области, Александры: «Акафисты, Апостол и Евангелие можно читать только вслух или можно про себя? Потому что в семье не получается всегда вслух. Второй вопрос: в Рождественский пост можно читать акафисты?»

– Я должен признаться, мне такие вопросы огорчительны. Их очень много, и они как раз являются иллюстрацией того, почему мы с вами должны больше интересоваться богословием. Можно ли Рождественским постом дышать? Или лучше этого не делать и дождаться празднования? Я не знаю, что значит «читать акафист». Я знаю, что такое молиться словами акафиста. Вот если акафист Вам помогает молиться, то его, естественно, можно читать в любое время. Устав Церкви запрещает, конечно, чтение акафистов Великим постом, они обычно не приняты. Великим постом совершается (и это довольно поздняя практика) акафистное чтение Пассий – Страданий Христовых. Но Вы же будете их читать не в храме, а дома. Если они Вас настраивают на молитвенный лад – то да, конечно.

Но огорчителен порядок, в котором Вы назвали эти чтения – акафисты, Апостол, Евангелие. Так, по мере убывания. Евангелие – главная наша книга. Люди знают очень часто какие-нибудь акафисты наизусть и по памяти, а спросишь о какой-то евангельской притче – будет ответ: не помню ее. Воскресные чтения мы еще как-никак припоминаем, потому что в воскресенье большинство людей бывает в церкви, но в церкви Евангелие читается каждый день, если речь не идет о Великом посте. Вот эти чтения, которые выносятся Церковью в богослужебный круг невоскресных дней, известны уже намного меньше. И это очень обидно. Конечно, надо читать Писание. Люди раньше как-то старались хотя бы по главе в день прочесть. Сейчас есть масса возможностей. Не успеваете прочесть – прослушайте, наденьте наушники. Миллион способов не пропустить евангельское чтение. Это нельзя терять.

– Раз уж речь зашла о чтении Евангелия, расскажите, пожалуйста, о книге, которую Вы написали, посвященную евангельским чтениям, – «Воскресение Христово видевше…».

– Хорошо. Я принес в эфир эту книгу, она называется «Воскресение Христово видевше: беседы на воскресные евангельские чтения, 2017».

– Почему возникла необходимость в ней?

– Книга возникла таким образом. Здесь приведены воскресные евангельские чтения, расположенные по воскресеньям следующего, 2017 года, и комментарии к ним, потому что нередко бывает, что чтение человек может услышать плохо. В храме просто бывает плохая акустика; или (так тоже, к сожалению, случается) невнимательно, или тихо прочли, или еще как-то. А я совершенно убежден, что к службам надо готовиться. И первая подготовка мирянина к службе, помимо, естественно, подготовки к Причастию, если человек намеревается причащаться, к исповеди; если намеревается исповедоваться, это чтение того Евангелия, которое будет читаться на службе. Его нужно прочитать, обдумать, потому что это та главная нота, которая задаст тон всей службе. Это то, что хочет сказать Христос в этот день, воскресный например.

Здесь собраны мои попытки прокомментировать воскресные евангельские чтения в круге всего года именно в расчете на то, что человек возьмет в руки книгу, дома сам или с близкими прочтет этот евангельский отрывок – и может быть, захочет познакомиться с комментарием,  толкованием. Эти комментарии очень краткие. И тогда, может быть, какие-то собственные мысли возникнут, согласие или несогласие. И ты придешь на службу уже подготовленный.

Книга вышла в издательстве «Никея», в Москве была ее презентация в Центральном доме литератора, и здесь, на телеканале «Союз», можно было увидеть репортаж об этой презентации. В ближайшее время – 1 декабря в Санкт-Петербурге будет презентация в 7 часов вечера в книжном магазине «Буквоед», Лиговский проспект, 10. И будет еще одна презентация в Москве, в «Библио-Глобусе» на Мясницкой улице 17 декабря, в 3 часа дня. Я всех приглашаю поразмышлять и над тем, какое место в нашей жизни занимает чтение Евангелия, и над тем, как нам готовиться к участию в богослужении более точно, глубоко и содержательно.

– В «Библио-Глобусе» по какому адресу?

– «Библио-Глобус» находится на улице Мясницкой, в самом ее начале.

– Вопрос от телезрительницы из города Петушки, Людмилы: «В Евангелии есть эпизод, когда богатый юноша спрашивает Господа, кто может спастись, когда перечисляется, что он соблюдает все заповеди. И Господь отвечает: что невозможно человеку, возможно Богу. Какой-то расплывчатый ответ, мне не очень понятен. Пожалуйста, объясните, что это значит».

– Спасибо. Во-первых, я призвал бы к тому, чтобы Спасителя-то хоть не критиковать. Поругали недостаточно ясно выразившегося автора… Ответ не расплывчатый, а совершенно ясный. У каждого из нас существует то или иное заблуждение, грех, слабость, страсть. Мы с многими из них не можем самостоятельно справиться, и требуется помощь и Божие вмешательство. Вот эту помощь и Божие вмешательство мы называем благодатью. Когда Христос дает помощь свыше наших собственных сил. Мы свою часть, как нам кажется, домашнего задания выполнили, но пока этого очень мало, и Христос кладет Свою руку на ту чашу весов, от которой зависит, будешь ты с Богом или нет. И неожиданно все то, что казалось тебе непреодолимым, тяжким, немыслимым, мучающим, оказывается никчемным и легко устранимым. И ты входишь (каждый из нас может и старается это делать на самом деле) в число учеников Христовых. Он тебе говорит (дай Бог, чтобы каждому из нас так было сказано): рабе добрый и верный, войди в радость Господа своего! То, что не может преодолеть своими усилиями человек, он может сделать с Богом. Невозможное человеку возможно Богу.

И об этом говорится и в связи с теми несовершенствами, которые Христу о каждом из нас известны. Вспомним, как он призывает одного из Своих учеников. Тот сомневается в Христе, не знает, правду ли говорит этот человек. Христос говорит: еще когда ты был под смоковницей, Я тебя видел. Он говорит о каком-то очень сокрытом эпизоде, никто не знает, а тот, к кому это было обращено, понимал. Под смоковницей было нечто очень важное, что он хотел ото всех утаить, а от Христа осталось неутаенным, хотя Христос там физически не присутствовал. Это не пророк, не предсказатель, не фокусник. Это милующий Бог, это Христос Нового Завета.

– Ваша книга помогает людям более внимательно и глубоко отнестись к тексту Евангелия. Давайте на примере сегодняшнего евангельского чтения попробуем более внимательно прочитать Евангелие и, может быть, раскрыть какие-то сокрытые от поверхностного взгляда смыслы.

– Давайте попробуем. Евангелие сегодняшнего дня – Евангелие от Луки, 14-я глава. Очень пререкаемый текст.

25 С Ним шло множество народа; и Он, обратившись, сказал им:

26 если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником;

27 и кто не несет креста своего и идет за Мною, не может быть Моим учеником.

28 Ибо кто из вас, желая построить башню, не сядет прежде и не вычислит издержек, имеет ли он, что нужно для совершения ее,

29 дабы, когда положит основание и не возможет совершить, все видящие не стали смеяться над ним,

30 говоря: этот человек начал строить и не мог окончить?

33 Так всякий из вас, кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть Моим учеником.

34 Соль – добрая вещь; но если соль потеряет силу, чем исправить ее?

Так Спаситель сначала требует, и нам это как заноза, этот евангельский текст. Отказаться от отца,  братий, от семьи,  близких и в конце концов от самого себя? Мы понимаем это требование как абсолютно неисполнимое. Мы в обыденном-то смысле очень трудно отказываемся от своего; отказываемся ли мы от своих вещей?

– С трудом.

– С трудом или по принуждению. Или в расчете на то, что нам придет что-то еще лучшее. Отказываемся ли мы от той траты времени, которая нам нравится? Ясно, когда мы работаем, мы тратим время таким образом, как подразумевает эта работа. Но свободное свое время мы тратим именно так в основном, как хотим. Какие-то обязанности для нас порой кажутся повинностью, тяготой. А здесь говорят не только от этого всего отказаться, да еще и от самого себя. Причем говорится совершенно без обиняков.

Что значит «отказаться»? Враги христианства не раз цитировали этот текст. Он не специально сегодня нам выпал, для того чтобы мы о нем поговорили, просто так получилось. Они все время говорили: вот, смотрите, кровожадный ваш Бог, разрушает все связи человека, Ему безразлично, что в домах у людей, что в их сердцах. Но это неправда. И если мы внимательнее присмотримся к этому евангельскому тексту, увидим, что Христос не требует, чтобы брата выгнали из дома, с матерью разругались, отца прокляли. Нет, чтобы всему в твоей голове нашлось свое место. И это место не низкое. Для нас ценности дружбы, семьи, Родины традиционно очень значительны. Но Спаситель говорит: ты должен сделать нечто ради Меня. Что это означает? Все поставить на свои места. Поставить на свои места означает Бога видеть в центре. Тогда и отец, и мать, и близкие, и Родина найдут свое место. Они будут очень важны, но они будут после Бога. Если ты окажешься в состоянии это сделать, то ты уже отчасти отрешился от самого себя. Потому что эгоизм тебе говорит наоборот: себя ставь в самый центр.

И вот образ строителя. Спаситель этим самым говорит: не берись, если ты не будешь готов дойти в этом строительстве до конца. Какой строитель будет строить башню, не рассчитав сначала расходы и все требуемое, чтобы потом люди не сказали: вот, он взялся и не доделал. Вот образ, предлагаемый Христом: будьте с самого начала осведомлены, знайте, к чему Я вас зову, потому что иначе может произойти то, о чем говорится в конце этого отрывка. Соль – это дело хорошее, но если она пропадает, куда она годится? Даже в навоз и в землю ее не бросают, а просто вышвыривают вон. Значит, если ты человек, который христианством увлекается из моды, из подражания, из желания кому-то понравиться, из-за карьеры, то ничего из этого не выйдет. Ты превратишься в пропавшую соль. И в Боге в этом случае не увидишь Друга.

– По какому принципу Спаситель выбирал первых Своих учеников и какие качества их отличают?

– Мне кажется, тут, во-первых, у Спасителя большого выбора не было. Это люди, которые были самыми простыми, некнижными, из глубинки, рыбаки по преимуществу, как мы знаем. Но люди искренние. Мне кажется, Спасителю крайне важна была искренность и решимость, готовность услышать то, что Он проповедует. Потому что Его учение многим казалось странным, безумным, иногда совершенно несвоевременным, в чьих-то ушах звучало как совершенно дикое. Да еще и непонятно, Кто Он такой, а называет Себя Божьим Сыном. Откуда Он приходит, какого происхождения? Эти вопросы занимали умы людей, которые в общем разбирались в ветхозаветных представлениях о том, откуда происходят пророки. Предельно максималистические требования. Уж не ошибка ли это, ни секта ли все это? Ведь опасения, что речь идет лишь о какой-то схизматической группке, не преодолели даже и чудотворения Христовы. И в зажиточных районах, таких как Гадарины, и уходить Спасителя просят. Может быть, мы сегодня коснемся этой темы.

Ему были нужны люди, готовые Его слышать не только умом, но и сердцем, которые бы почувствовали в Его словах правду и силу. Он говорил как власть имущий. Что это значит? Как начальник? Понтий Пилат был начальником. Но Понтий Пилат говорил ли с силой? Нет, с силой говорил Христос, и власть, которую Он имел, была не от мира сего. Сила эта от правды происходила. Они, люди далекие, такие, в общем, достаточно темные, почувствовали нечто совершенно пронзительно искреннее в Его словах. И послушавшись этого мгновенно стукнувшего в их сердце импульса, пошли за Христом. Отбегали от Него, изменяли, ошибались, падали, но вставали.

– Первые ученики не были интеллектуалами, богословами.

– Ни в малейшей степени.

– То есть искренность и решимость стоит выше богословия?

– Я не стал бы ставить это на одну доску. Искренность и решимость была основой их способности воспринять учение Христа. Искренность и решимость была фундаментом их богословия. Вот на эту искренность и решимость учение Христово легло как на готовую почву. И любой богослов, если он правда думает о Христе, если он не занимается написанием какой-то магистерской диссертации, которой суждено сгинуть в библиотеке и никто ее не прочтет, кроме научного руководителя (в лучшем случае), – это человек, который не боится задавать Богу, себе и людям вопросы, могущие показаться излишне резкими или странными. Но он хочет это знать о Боге. Ему важно это, и он хочет от Бога услышать об этом ответ. И его поиск – это всегда некий подвиг – подвиг искренности, бесстрашия.

Богословие не является в этом смысле научной дисциплиной. Научная дисциплина у нас часто ассоциируется с кабинетным сидением, с чем-то очень безопасным. Богословие – это не безопасная дисциплина. На Ближнем Востоке за это казнят, как и вообще за исповедание христианства, как мы с вами понимаем. Богослов может запутаться, ведь и ученики, простые ученики, в присутствии Спасителя путались и терялись. Он им говорил о тайнах Царствия Божия, а они рассуждали: Господи, когда все случится, кто сядет справа, а кто слева? Такие обычные наши вопросы старшинства, председательства их тоже очень занимали. И Он постепенно, через Свое учение, через Свой пример, им показывает, что подлинная вера – от Бога Отца, с неба, она абсолютна открыта и пронзительна.

– На вопрос учеников, кто будет первым в Царствии Небесном, Христос ответил: будьте как дети. Расскажите, пожалуйста, об этом отрывке подробнее.

– У нас тоже достаточно много заблуждений вокруг этого сюжета. Многие взрослые христиане буквально трактуют слова Спасителя «будьте как дети» и начинают довольно комично подражать детям.

– Впадать в детство.

– Сюсюкать, вести себя не по возрасту… Много таких придумок здесь есть. А по правде говоря, чего хотел Христос, когда говорил «будьте как дети»? Он хотел готовности непосредственного отклика. Ребенок не размышляет очень долго. Он что-то услышал или увидел, его реакция, как правило, незамедлительная: «я не верю, я верю, я согласен, это плохой, это хороший, мне больно, мне нравится». Ребенок еще не научился…

– …лукавить?

– Заматывать в обман свои первые реакции. Он не размышляет: а что сейчас скажет ребенок такого-то, а как ко мне отнесутся там-то… Он реагирует незамедлительно. И эта простота – не дурная простота прямодушия, а простота непосредственного, живого человеческого незамутненного отклика – для Христа очень важна. Он ведь и кровоточивую, которая прикоснулась в толпе к Нему, исцеляет, хотя, по-видимому, ее вера возникла не в тот момент, когда она к ризе Его прикоснулась, а в тот момент, когда Он сказал: «Я силу чувствую, от Меня исходящую». Потому что тут она к Нему пришла как к еще одному колдуну (как я думаю), как к еще одному человеку, который может помочь, а может не помочь. Это была попытка отчаяния. А когда Он говорит в этой толпе, где все Его теснят: «Я почувствовал силу, кто ко Мне прикоснулся?», – для нее стало ясно, что это не популярный врач, не пророк даже. Это Тот, Кто видит ее и ее жизнь. И вот тогда Он, когда этот ее взгляд на Бога совершился, когда они друг другу в глаза посмотрели, Он смог ей сказать: «Вера твоя тебя спасла». Вот в этот момент она возникла, в этот момент она была совершенно детской, потому что она от изумления поднимает глаза на Христа и видит в Нем не пророка и не проповедника, а Бога наших отцов.

– Вопрос от телезрительницы из Казани: «Не вменяется ли мне во грех чтение Евангелия сидя (например, вечером, перед сном), потому что иногда бывает как самооправдание, а иногда чувствую, что тяжело, но все равно хочется почитать для себя во вразумление и просить Бога, чтобы стараться жить по Евангелию».

– Спасибо. Феофану Затворнику, кажется, приписывают известную фразу, что лучше сидя думать о Боге, чем стоя – о ногах. Я думаю, этим можно было бы и ограничить ответ на вопрос, но я еще хотел бы сказать нечто. Почему мы все время так всего боимся? Хорошо или нехорошо читать Евангелие сидя? Да мне кажется, хорошо его читать всяко – лежа, сидя, стоя, как угодно. Можно слушать Евангелие, можно как угодно приобщаться к евангельскому слову, лишь бы это происходило. Мы живем в какой-то невротической фобии сделать что-нибудь не так.

Ну хорошо, давайте следующий вопрос: а что будет, если Вы вдруг сделаете что-нибудь не так? Например, от усталости будете читать Евангелие сидя. Что случится? Один давно умерший человек, священнослужитель, обычно острыми, насмешливыми примерами сопровождал свои поучения, говорил: а чего ты боишься? Ты боишься, что Бог придет и ушко тебе отрежет? Чего ты опасаешься? Лучше по-любому с Евангелием, чем как-нибудь без Евангелия.

Здоровые мужики приходят и говорят: вот, дайте послабление на пост, очень много работы. Какая у вас работа? Офисная. Ну какое послабление, в чем оно должно состоять? Вот, читаю правило Серафима Саровского. Какое правило Серафима Саровского? Оно было дано для земледельцев, которые с утра до ночи в поле летом и весной, у них настолько тяжелый физический труд, что они ничего просто успевать не могут, да еще и неграмотные. В какой мере это правило Серафима Саровского, например, может быть применимо к работникам офисных центров? Ни в какой. Не надо здесь ни во что играть. Не надо бояться, все время чего-то опасаться. Мы так никогда не успеем прийти ко Христу, потому что мы все время будем думать: вот здесь нас сейчас остановят, вот тут… Надо ко Христу идти любой ценой. Даже, может быть, ценой каких-то ошибок. Христос, увидев твою искренность, поправит эти ошибки. Найдется и какой-то мудрый духовный руководитель, который поддержит.

– Вы уже сегодня сказали, что не все люди на страницах Евангелия принимали Христа. Например, когда Христос изгоняет бесов и пускает их в стадо свиней, после этого люди, увидевшие это чудо, просят Христа отойти от их пределов. Почему люди не принимают Христа, не принимают Евангелие?

– Мне кажется, по сравнению с Гадарином очень мало что изменилось. Спектр причин, по которым жители этого города попросили Христа уйти, тот же самый, что и сейчас. Кто-то хотел, чтобы Христос ушел, из чисто экономических соображений. Бесы в стадо свиное вошли, свиньи бросились в воду, изгибло стадо. А кто восполнит нам, а что со свиньями? Это надо новое стадо… И вот Он ходит здесь, и все время что-то происходит. Зачем? И это вторая причина: устраивает спокойное, комфортное, безмятежное существование. Оно совершенно вакуумное, потому что в нем нет правды. В нем рутина, изо дня в день одно и то же. Но предсказуемая. Сегодня мы делаем то-то, завтра то, послезавтра то. Кстати, так ведут себя и многие христиане. Мы сегодня то-то, в воскресенье в храм; вернувшись оттуда, мы даем взбучку домашним, после этого злобно проверяем уроки у детей, и начинается очередной цикл: работа, дом, дом, работа. Естественно, это не у всех, но такое у нас очень распространено.

Это та же причина, по которой Христа выгоняют. Формально Он внутри нашего дома, мы крестим еду, может быть, читаем молитву. Мы ходим в храм, иногда даже исповедуемся и причащаемся. Но не чувствуем перемены. Почему? Чаще всего потому, что мы ее не ищем. Мы боимся перемены. Она заставит нас подтянуться, увидеть, что у нас обрюзглый духовный живот, что мы такие уже пресыщенные, что мы целиком сосредоточились на проблемах. Мало платят, кто-то болеет, кто-то пьет. И мы все время в этом круге. Из него не будет выхода, если в центр нашей жизни не поставить Христа, не сказать: «Господи, Ты же знаешь о всех моих проблемах. Ты все это знаешь. Но я верю в то, что Ты меня способен вывести, помочь там, где это в Твоей воле, избавить меня от непрерывного ощущения давящей пустоты». И вот если с этим обратиться ко Христу, тогда не будет ситуации города Гадарина, когда Он вынужден был уйти из него, перейти Иордан и вернуться к Себе. Тогда и огромная часть наших проблем, как шелуха, спадет, потому что эти проблемы чаще всего в большом количестве случаев нами надуманы.

– Спасибо Вам за беседу! Планируете ли Вы написать еще какие-либо книги?

– В ближайшее время в том же издательстве «Никея» выйдет книга, которая называется «Весна надежды нашей». Это книга о Великом посте. В ней будет разговор о воскресных Евангелиях, относящихся к великопостным чтениям, о литургии Преждеосвященных Даров, о соборовании и говении, об исповеди Великим постом, о таких особенностях службы Великого поста, как Великий покаянный канон Андрея Критского, Суббота Акафиста. Будут приведены богослужебные тексты, комментарии к ним, евангельские. Книга выйдет уже в этом году; в самое близкое время, наверное, можно будет увидеть.

– Давайте напомним еще раз нашим телезрителям, когда будет представление книги в Петербурге и Москве.

– Первого декабря, в четверг, в Санкт-Петербурге в книжном магазине «Буквоед» совместно с профессором Московской духовной академии Алексеем Константиновичем Светозарским, заведующим кафедрой церковной истории. Магазин на Лиговском проспекте, 10, недалеко от метро «Площадь Восстания». Семнадцатого декабря в Москве, в книжном магазине «Библио-Глобус» на Мясницкой; в субботу, в 3 часа дня, всех милости прошу и заранее благодарю за возможный интерес.

– Спасибо за передачу, благословите наших телезрителей.

– Дорогие братья, сестры! Евангельский свет пусть нас не оставляет, и там, где мы можем с вами оказаться мудрее и готовы к этому, пусть он произведет над нами это действие.

Ведущий Денис Береснев
Записала Маргарита Попова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​