Беседы с батюшкой. Не жизнь, а песня!

26 ноября 2015 г.

Аудио
Скачать .mp3
На вопросы телезрителей отвечает иерей Анатолий Першин, автор программы «Лаврские встречи», настоятель храма свт. Василия Великого в Осиновой Роще. Передача из Санкт-Петербурга.

– Наша сегодняшняя тема будет звучать оптимистично: «Не жизнь, а песня!», ведь сегодня последний скоромный день перед Рождественским постом. Батюшка, мы Вас любим, смотрим, и Ваша программа начинается всегда одной и той же мелодией – Вашей визитной карточкой. Но эту песню, которая, в общем-то, должна идти далее, наверное, уже долгое время никто не слышал. Может быть, мы начнем с нее?

– Я с удовольствием эту песню всегда исполняю, она мне не надоедает, потому что написал я ее искренне, одним махом, одним духом. И всегда с удовольствием на концертах и на каких-то встречах ее исполняю. Так что если Вы мне подпоете (я знаю, что Вы слушаете в семье диск)... Многие уже выучили и знают слова этой песни.

– Два года уже программе!

– Да, два года, как я здесь, на студии телеканала «Союз». И сейчас я поймал себя на мысли, что я волнуюсь. Я понял, что я не «отупел» (в каком-то хорошем смысле), потому что многое «замыливается», когда делаешь одну и ту же работу. У меня есть ощущение, что сейчас много глаз на нас смотрит, и это волнительно, это ответственно. Прошу у Господа, чтобы он помог нам провести эту передачу.

– Я думаю, жизнь Ваша с каждым днем меняется и меняется. Мы видим ваш храм, который становится все интереснее, все прекраснее, все благолепнее. Я знаю, что множество творческих личностей приходят к вам в храм. Расскажите, как Ваша жизнь сейчас протекает.

– Я не строитель, но мне все время доводится строить. Это уже второй храм, который я строю. Так получается, и так Господь устраивает, что вокруг меня начинаются какие-то человеческие завихрения, водовороты. Я сам, может быть, экстраверт, я не устаю от людей, не пытаюсь куда-то прятаться, я все время иду навстречу людям. Я все время в доступе: в приложениях WhatsApp, Viber, в социальных сетях «ВКонтакте», «Фейсбук», я постоянно общаюсь с людьми. А сейчас особенно, так как благодаря телеканалу «Союз» меня стали узнавать. Я стал выступать, меня стали приглашать на мероприятия разного уровня, даже приглашают и на рок-концерты, чтобы проводить линию православия. Получается такая миссионерская деятельность. И в связи с этим меня узнает много людей, особенно творческих. И у творческих людей очень много духовных проблем. Обыкновенный священник на приходе (хотя я уважаю всех батюшек), который не знает проблем творческого человека, может очень сильно даже повредить человеку, не понимая его тонкого состояния. Творческие люди, терзаемые разными силами, с одной стороны, ближе к Богу, но и в другую сторону у них отмашка очень сильная – вот такой диапазон. У творческих людей бывает много фобий, они не уверены в себе, у них много проблем духовных, семейных, материальных, юридических, многие не приспособлены к жизни, к быту. Я все это проходил, мне Господь открывал такие вещи в жизни, и когда я стал священником, я стал понимать этих людей и пытаюсь им помочь. При нашем храме работают психологи, юрист, люди, которые могут как-то материально помогать. Мы пытаемся людям помочь. Я не буду хвастаться, но я стараюсь изо всех сил. И так получается, что в храме собирается очень много творческих людей. Они и поют, и помогают. Кто немного освоился, те уже и воскресной школе помогают. У нас есть кукольный кружок, показываются спектакли, мы готовимся к Рождеству. И с местными газетами связаны. Всего не перечислишь. Получается, что в Санкт-Петербургской епархии (после Архангельской) я занял нишу и чувствую себя в ней как рыба в воде, мне кажется, что я нашел себя в этом, я самореализуюсь. Я благодарю телеканал «Союз», который дал мне такую возможность, меня узнают. Скоро я поеду в Мурманск в Мурманскую епархию на зону строгого режима. Потом я готовлюсь к поездке в Ригу. Очень много приглашений. Сейчас в храме рукоположили священника, и я могу по благословению отлучаться на какие-то мероприятия. Конечно, все эти годы я служил. Два с половиной года мы на улице вешали иконы на деревья, а сейчас у нас уже благолепный храм, поет хор. По четвергам знаменный распев, людей собирается полный храм. В воскресные и праздничные дни храм вообще не вмещает всех желающих, так что будем думать, как расширяться. Работа очень интенсивная во всех направлениях. Вот так с Божией помощью…

– Как у Вас времени на все хватает? Потому что и программы, и храм, и богослужения. Я знаю, что сейчас у Вас несколько проектов: поездка на зону и есть еще один проект, который Вы развиваете, – это место, в котором люди могут встречаться и реализовывать свои творческие идеи.

– Об этом мы поговорим. Наверное, целого вечера не хватит, чтобы рассказать об этих проектах. Все это очень интересно. Где времени взять, я не знаю. Вот сейчас в последний момент я быстро дописывал отчет приходского собрания, который от меня требуют, надо отдавать благочинному. От владыки сейчас идет очень много разных бумаг, указов, которые тоже надо выполнять. С другой стороны, я думаю, что у меня еще есть резерв, мне кажется, что я лентяй. Я могу в какой-то момент сконцентрироваться, активизироваться и много всего сделать, а потом бывает пауза, в которую я успеваю и отдохнуть: полежать, подумать, песню написать. Как-то так получается, что я впал в одно состояние, моя жизнь превратилась в одно состояние, может, оно и называется служение? Это то, к чему я стремился. Я все время у Господа просил: «Господи, дай мне служение, чтобы я мог служить, не просто жить, а служить». И Господь так управил… Я многим людям говорю: «Если вам тяжело, плохо, если вас что-то одолевает, звоните даже ночью, пишите sms, я встану, помолюсь…» Конечно, многие начали этим пользоваться, но я даже не устаю, матушку только это немного беспокоит. Вот так я и живу, все у меня превратилось в один день.

– Вечность наступает.

– Даст Бог, вечность и наступит, а я не знаю, что там делать. Господь придумает, если, конечно, в хорошее место удастся попасть.

– Без дела не останетесь, батюшка.

– Да. Однако как бы моя жизнь не превратилась в суету. Но в этом году в храме рукоположен священник. Три алтарника поступили в семинарию, теперь они меня уже начинают учить, им же хочется, чтобы все было благочинно. Иногда что-нибудь забудешь по своей многозаботливости, вот они меня и поправляют. Все очень хорошие ребята. Я вообще очень счастлив, что мне Господь даровал этот храм святителя Василия Великого, все люди хорошие. Я всех люблю, мне с ними легко говорить, я говорю с ними как с родными, нет никакой преграды между приходом и мною, разве что только я стою на амвоне; и на исповеди, конечно. А так я открыт для общения. И в проповедях я все время говорю о насущном.

– Батюшка, а каким образом Вас Господь направил в места достаточно отдаленные?

– Это вообще чудо. Я иногда сравниваю священников с деревом: священник – это дерево, и от него веточки разные. Вот с таким мощным деревом в Токсове я встретился – с отцом Львом, Господь нас с ним соединил. Так получилось, что мы купили часть дома рядом с храмом и пытались там жить, но рядом с отцом Львом жить невозможно, у него постоянно какие-то перестройки. Я думал, это будет отдых, а мы попали на стройку. Так я с ним познакомился. Когда я переходил из Архангельской епархии в Санкт-Петербургскую, служил у него. Я, конечно, попросил в Санкт-Петербурге разрушенный храм, сказал: «Дайте мне разрушенный храм, я хочу начать все сначала». И мне дали храм в Осиновой Роще, это целая отдельная история. Когда я служил у отца Льва, произошел такой случай: ко мне после службы подбежал молодой человек Дмитрий и сказал: «Батюшка, у меня друг умирает, не могли бы Вы его причастить?» Мы с ним спешим на машине, приезжаем, а раб Божий Дмитрий (ему было около 40) уже впал в кому (у него онкология). Рядом беременная жена, двое детишек (мальчики-близнецы пяти лет). Я сказал жене Юлии, что не могу его причастить, без сознания не положено, и добавил: «Исповедуйся за него и за себя». Он лежал, я накрыл их епитрахилью, и она рассказала мне всю жизнь, все горькие и радостные моменты. Вот так я отпустил грехи. Причастить его я не мог, но думал хоть как-то утешить жену. Этой же ночью он умер. Я думаю, что Господь принял такую исповедь его жены, муж и жена – это одна плоть, один дух, одно тело. Потом меня пригласили на отпевание, сказали: «Отец Анатолий, отпоете? Раз уж Вы так поучаствовали…» Я согласился, договорился с отцом Львом. Приехал на отпевание и сначала не понял, подумал, что какое-то городское мероприятие у нас при храме. Оказывается, собрались люди, которые его знали. Наверное, было человек 500 молодых людей: спортсмены, альпинисты. Оказывается, у них целое содружество, покойный был душой всего этого коллектива. Он так боролся со смертью, с болезнью, был примером для всех! После сорока дней ко мне подошел друг покойного Дима (тот, который приходил в храм) и сказал: «Отец Анатолий, я знаю, что Вы строите в Осиновой Роще храм и в нем нет иконостаса. Мы все сложимся и благотворительно сделаем иконостас. У нас есть друг Дмитрий, который сидит в тюрьме в Мурманской области уже 14 лет, в зоне строгого режима…» И дальше он рассказал, что там, на зоне, Дмитрий организовал мастерскую, там у них есть храм, по благословению владыки Симона они выполняют заказы: иконостасы, иконы, интерьеры в детские сады. Я связался со своим архитектором, с иконописцами, мы выслали эскиз, и они сделали потрясающий иконостас. Для этого из зоны отпустили человека, он приехал сюда (он петербуржец) и установил этот иконостас. Мы стали служить и молиться о рабе Божием Дмитрии. Так как все эти годы он вел себя хорошо, мы очень надеялись и всем храмом молились, чтобы его отпустили: если он и был в чем-то виноват, то давно уже исправился. У нас появилась идея: съездить туда, переговорить с начальством зоны. А так как я на телеканале «Союз» веду программу «Лаврские встречи», мы придумали такой ход: поедем туда, и если будет возможность, попросим, чтобы его отпустили. Может быть, это наивно и смешно. Еще мы хотим оказать помощь по возможности.

– Батюшка, нам уже звонил отец Роман и просил Вам напомнить о тех вещах, которые необходимы в тюрьме.

– Я в храме сделал объявление, чтобы готовили теплые вещи, но в основном нужны материальные средства, потому что, я так понимаю, мало облачений, мало церковной утвари, нужны свечи, иконы, лампадное масло, ладан и все прочее, что связано с богослужением. Через несколько дней, в воскресенье вечером, мы уезжаем. Потом, даст Бог, мы покажем передачу, если там позволят снимать. Я беру с собой Александра и Полину Андреевых, мы там будем давать концерт на трех зонах. Мне сказали, что это впервые. Владыка Симон знает об этом, наш владыка благословил (у меня есть официальное письмо с его благословением). Мы с великим удовольствием увидим там Дмитрия, и самое главное, мы едем его поддержать. У него были такие искушения с иконостасом: что-то взрывалось, крыша протекала, с людьми что-то творилось, когда делался иконостас. Когда он для нашего храма делал облицовку, выскочила длинная четырехметровая тонкая рейка и пробила ему руку (ладонь) насквозь, у него из руки торчало по два метра с одной стороны и с другой. Люди, которые это видели, говорили: «Тебя ангел-хранитель спас», потому что невозможно было от нее увернуться. Доля секунды – и рейка пронзила бы его насквозь. В общем, у него очень много искушений связано с тем, что он помогает Церкви.

– Батюшка, к нам снова дозвонился отец Роман, давайте мы с ним пообщаемся.

– Отец Роман: «Добрый вечер! Очень приятно видеть Вас в эфире. В первую очередь хочу сказать, что мы с нетерпением ждем приезда отца Анатолия с его творческой группой. Я сегодня общался с заключенными, все ждут, все хотят пообщаться. Очень хорошее дело, которое, я надеюсь, у нас получится, и все пройдет с Божией помощью».

– У нас в храме святителя Василия Великого до воскресенья еще есть возможность собрать пожертвования, средства. Может быть, нужны теплые вещи, носки? Я не знаю, что нужно. Что можно на зону пронести? Это же территория строгого режима, наверное, там ничего нельзя проносить. Чем можно еще помочь? Понятно, что нужна церковная утварь…

– К сожалению, связь исчезла.

– Поклон Вам, отец Роман, и Вашей матушке от нас всех. Оказалось, что его матушка училась со мной в музыкальном училище. Вот такие чудеса творятся! Я думаю, что в понедельник мы уже будем в Мурманске.

– Думаю, что в новостных сюжетах на нашем телеканале будет отражаться ход Вашей поездки.

– Да. Это сейчас одно из наших теперешних дел, проектов. Три Дмитрия: Дмитрий, который прибежал ко мне, Дмитрий, который умер, и Дмитрий, который на зоне. Есть еще один Дмитрий, который нам очень помогает, он находится в Башкирии. В общем, Дмитриев, которые нам помогают, у нас много.

– Батюшка, к нам в студию звонят телезрители и очень просят, чтобы Вы что-нибудь спели. Давайте не будем огорчать их.

– В связи с тем что я стал участвовать в программах телеканала «Союз», я написал много песен, это меня творчески подвигло к их написанию. Сейчас я спою одну из своих последних песен: она ассоциативная, я ее посвящаю ребятам, которые находятся в Мурманске. Они в курсе, что сейчас идет эта передача. Всем им Божие благословение, до скорых встреч. Я исполню песню «А где-то там, в небесах». Я ее еще внутренне наигрываю, пытаюсь понять, чтобы она зазвучала еще мощнее.

Я уже говорил, что приглашают меня сейчас везде. Завтра я дежурю на православной выставке от Выборгского благочиния, а в субботу будет проходить православная выставка в Лахте, куда я приглашаю всех желающих: в 12 часов в субботу на этой выставке я буду давать концерт с Полиной и Александром Андреевыми и с Олегом Коржинским, слепым музыкантом.

– Олег – удивительный человек!

– Да. Сейчас, благодаря Владиславу Штирбу и Павлу Пиковскому, он выпустил диск, который мы будем тиражировать. Слепой человек – вот у кого нужно поучиться! Недавно я снял передачу с его участием, скоро она выйдет в эфир на телеканале «Союз». Так что, если вы увидите диски Олега Коржинского, покупайте и приходите на концерты.

Еще трепетная для меня тема: я лет 10 – 15 мечтал, чтобы в Санкт-Петербурге можно было открыть место неформального общения православных людей, чтобы можно было прийти и попить чаю, чтобы не было накурено, не было пьяных, не «бомбила» какая-то жуткая музыка. И такое место я нашел. У нас есть благотворитель, который открыл в Санкт-Петербурге кафе «Пастораль» на ул. Матросова, 20, метро «Лесная». Там с сентября каждый четверг я провожу творческие вечера, которые называются «В кругу друзей». В прошедшее воскресенье в гостях был коллектив «Домострой» и Егор Стрельников, гусляр, который приехал из Москвы. Вход в кафе бесплатный, можно заказать чай, мороженое или ужин. Я очень рад и хотел об этом сообщить, что теперь такое место в Санкт-Петербурге существует. В Москве есть православное кафе «Мелос», есть православные кафе в Калининграде, Архангельске, где может собираться православная молодежь, друг с другом знакомиться, где можно провести день ангела, встретить старых друзей, провести православные праздники, поговорить со священником в неформальной обстановке. Буду всемерно стараться, чтобы об этом месте узнали и чтобы люди туда приходили. Туда может прийти любой человек с улицы: представьте, человек заходит с улицы – и попадает в духовную атмосферу.

Когда я был в Москве на выставке ВДНХ, встретился с архимандритом Германом (Подмошенским). Он мне сказал, что у них в Америке очень много людей пришло к православию именно через православное кафе: они открывают православные кафе, заходят туда обыкновенные американцы и понимают, что существует совсем другой мир – духовный, и крестятся и воцерковляются. То есть должен быть такой буфер, потому что многие боятся переступить порог храма, а это какое-то такое преддверие, где можно просто подсесть к священнику за столик, попить вместе с ним чаю и расспросить: «Батюшка, а как мне исповедоваться? А что мне делать?» Ведь многим (я поймал такую тему) сначала нужна беседа, а потом исповедь. Человек сразу не готов прийти на исповедь, чтобы у него было сразу осознание греха и покаяние. А когда с ним поговоришь, он и на исповедь приходит. Я сразу даю задание для подготовки к исповеди, обычно говорю: «Почитайте, пожалуйста, «Опыт построения исповеди» архимандрита Иоанна (Крестьянкина)». Потом предлагаю принести десять исповедей по каждой заповеди. И человек приходит, он знает, что ему надо полностью вывернуть себя наизнанку. Он думает о первой заповеди, на это ему дается неделя или две, он штудирует книгу отца Иоанна (Крестьянкина), что тот писал, как это лично к нему относится…

И вот наше кафе «Пастораль» на ул. Матросова, 20 как раз, думаю, будет таким. Дай Бог! Все встречи с людьми и творческую мастерскую, что я три года проводил в театре «Странник» (это творческие мастерские отца Анатолия Першина), теперь я переместил ближе к метро, потому что до театра «Странник» очень трудно добраться.

– Да, театр «Странник», конечно, не для всех доступное место.

– Я говорю: «Кто посетил театр «Странник», тому это вменяется за подвиг». Люди улыбаются, смеются, однако ночью возвращаться тяжело. Но я думаю, что мы с Владимиром Николаевичем Уваровым еще будем общаться, и думаю, что там будут мои концерты, но основную деятельность я перевел в кафе «Пастораль».

– Это прекрасно, потому что как раз наличие двух точек в противоположных концах города позволяет людям и с севера, и с юга как-то участвовать в культурной жизни, которую Вы организуете.

– Я благодарю Бога, что я пока еще не устал и не устаю, потому что я вижу, как это действует: люди идут исповедоваться, причащаться, люди меняются, становятся лучше. Музыка очень сильно влияет, особенно духовная. У меня выступает очень много разных исполнителей, это так же, как на телеканале «Союз», только там все вживую происходит.

– Мы с Вами тоже «вживую», батюшка. Может быть, на прощание исполните еще одну песню?

– Есть у меня одна песня, которую я написал недавно. Хочется спеть что-то из последнего, что живо. Я проснулся однажды, посмотрел на иконы святых, которые висят у меня в комнате, и вдруг подумал: а чем отличается обыкновенная наша жизнь человеческая от жизни этих людей? Они жили не для себя, они жили для Бога и для людей, то есть они забыли о себе – вот чем. Бывает такой момент озарения, когда вдруг понимаешь; все говоришь, говоришь языком, а потом вдруг начинаешь понимать. Женщина приходит в храм и говорит: «Батюшка, я поняла, что на все воля Божия». Я ей замечаю: «Так я Вам тридцать раз это говорил!» – «А вот я теперь только поняла, что на все воля Божия, я теперь вообще ничего не боюсь». До человека дошло… Спою песню «Они жили не для себя».

Тоже хочется забыть о себе. Я вижу по исповедям, что человек замыкается на себе. Вот он, эгоизм: «мне больно», «меня обидели», «мне плохо» – и все подобное, что связано с эгоизмом. И от этого все эти короткие замыкания и невозможность выйти вовне. Все глаза внутрь: человек видит только себя и свои проблемы. А надо стучаться, просто стучаться… Господь тоже стучится, и надо, чтобы произошло такое окончательное соединение: человек должен слиться со своим Творцом, начать творить. Я это чувствую и вижу, как люди, имеющие творческий потенциал, имея дар, талант, который Господь дал, зарывают его и от этого очень сильно страдают: занимаются не своим делом, живут не своей жизнью, говорят не своими словами. Очень много лицемерия. Все-таки пора возвращаться к себе…

– Чтобы жить не для себя.

– Чтобы жить не для себя. И многим уже пора приходить в меру возраста мужа совершенна, слишком много инфантильности. Но я так понял, что была целая программа сделать нас инфантильными, и, глядя на детей, которые постоянно в гаджетах, я вижу, что это тоже из этой «оперы» – отвлечь людей от главного, от живой жизни, от ощущения истории, Родины, семьи, от полноценных ощущений. Нам надо хотя бы самим стараться, а если мы сами будем живые, то это можно передать. Я благодарен передаче «Лаврские встречи», я вижу носителей культуры, которых надо беречь, надо создавать фонд, чтобы людям давать возможность творить. Люди настолько погружены в свои бытовые проблемы, их так «обложили», что они просто выживают, иногда людям даже нечем заплатить за квартиру. Но тут как раз есть возможность помолиться. Для нас, православных, благоденствовать и комфортабельно жить вредно.

– Песни у всех разные, и жизни у всех тоже разные.

– Да. «Песни у людей разные, а моя одна на века, звездочка моя ясная, как ты от меня далека…»

– Батюшка, в конце передачи прошу Вас что-то пожелать нашим телезрителям, тем более сегодня такой замечательный праздник – Иоанна Златоуста, а Вы из храма Василия Великого.

– Приходите в храм Василия Великого, и будем славить Иоанна Златоустого. Я очень уважаю и почитаю этого великого подвижника, знаю его тяжелую судьбу, сколько у него прошло испытаний. И когда смотришь на судьбу таких людей, в твоей судьбе кажется просто все очень гладко. Сколько они искушений испытали, сколько гонений было воздвигнуто на человека! Но никто так не мог воспевать Бога, потому что это тоже был дар. Получается так, что никакие обстоятельства не могли этот дар заглушить, закопать – ни изгнания, ни ссылки. Так что всем желаю побольше читать жития святых – таких подвижников, как Иоанн Златоустый, святитель Василий Великий, чтобы брать с них пример… Вот был разрушенный храм в Осиновой Роще, 70 лет не было службы, а Господь поругаем не бывает…

– …И трансформаторная будка превращается в великолепный храм.

– Просто я благодарю Бога и духовно счастлив, что Он меня поставил на такую стезю. Притом я знаю и чувствую (у меня же есть жизненный опыт), что впереди испытания, но я уже кое-что прошел в этой жизни, мне уже легче будет это воспринимать, потому что на все воля Божия. Божие всем благословение, ангела-хранителя на всех ваших жизненных путях.

 

Ведущий: диакон Михаил Кудрявцев
Расшифровка:  Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы