Беседы с батюшкой. Церковное образование для мирян

26 августа 2015 г.

Аудио
Скачать .mp3
На вопросы телезрителей отвечает священник Иоанн Парамонов, кандидат педагогических наук; доцент кафедры профессионально-педагогического образования Российского государственного профессионально-педагогического университета; доцент кафедры теологии Миссионерского института. Передача из Екатеринбурга.

– Тема, которую мы сегодня обозначили так: «Церковное образование для мирян», – не случайна. Случайностей вообще в нашей жизни нет. Прошел XI съезд законоучителей Екатеринбургской митрополии, который закончился буквально сегодня; совсем недавно проходил (я не знаю, продолжается еще или нет) прием абитуриентов в Миссионерский институт, по крайней мере до последних дней он был. И вообще очень важное место, на мой взгляд, в жизни христианина занимает образование, человек даже может получить удостоверение о том, что он прошел: это могут быть простые лекции или беседы – все зависит от того, насколько человек готов, насколько может пожертвовать своим временем и как сильно в нем желание.

Вы как раз являетесь преподавателем Миссионерского института, но прежде чем мы перейдем к обсуждению тех дисциплин, которые Вы преподаете, давайте остановимся на том, какие виды церковного образования для мирян можно назвать. Мы знаем, что есть церковное образование для людей, готовящихся стать священнослужителями: это семинарии, высшие учебные заведения и среднеобразовательные учреждения, но вот для тех, кто не планирует принимать священнический сан, какие существуют виды церковного образования?

– Да, Дмитрий, Вы правы: образование в жизни православного человека занимает особое место. Вообще православные люди – это мыслящие люди. Вся история Церкви говорит о том, что вера наша строится не на незнании, а на знании, поэтому образованию в Церкви всегда уделялось особое внимание. На сегодняшний день мы можем говорить об образовании для тех людей, которые хотели бы послужить Церкви, будучи мирянами. Мы видим развернутую выстроенную систему такого образования. По большому счету любое обучение начинается с семьи, с того уклада, с тех традиций, с которыми сталкивается ребенок. На сегодняшний день мы видим открытие ряда групп дошкольного образования для детей, которые только пошли в детский сад, – а это уже начало знакомства, получение первых азов, связанных с православной культурой. Далее для детей – воскресная школа. Вслед за этим мы можем говорить о православных гимназиях, ну а если мы уже говорим о профессиональном образовании, то это прежде всего кафедры теологии и, в частности, Миссионерский институт (если речь идет о нашей Екатеринбургской епархии), который является уникальным учебным заведением, что уже кроется в его названии – «Миссионерский институт». Сегодня миссионер – это тот человек, который говорит о Христе, и каждый православный, по сути, должен быть миссионером. Мы сейчас живем в трудное время, сложность которого заключается в том, что пространство миссионерской работы сужается порою до уровня квартиры...

– До обеденного стола...

– Да, многие наши родные, близкие часто бывают людьми невоцерковленными либо теми, кто только делает первые шаги, всем им нужна помощь, и поэтому здесь можно как нельзя лучше приложить свои знания. И еще один очень важный момент, на который хотелось бы обратить внимание: в XXI веке деятельность Православной Церкви в нашем Отечестве не замыкается только лишь рамками церковной ограды, она приобретает активную социальную направленность, и здесь, как никогда, нужны грамотные люди, профессионалы – те, кто обладает богословскими и гуманитарными знаниями. А как раз именно таких людей готовят и наш Миссионерский институт, и кафедры теологии других вузов, которые есть в нашей стране.

– Прежде чем мы начнем говорить о конкретных дисциплинах, которые преподаются в этих вузах, скажите, пожалуйста, а насколько такое образование для мирян вообще на сегодня актуально? Как много людей, которые не просто так любопытствуют и хотят чуть-чуть узнать о том, что это такое, а тех, кто проявляет живой интерес и готов подкрепить его конкретными делами: «я поступил...»; «я записался...»; «я начинаю изучать...»?

– Вы знаете, ответ на этот вопрос кроется в определении понятия, что такое образование. В педагогической науке существуют различные подходы к сущности образования. Это может быть как некий результат того, что Вы сейчас только что обозначили; образование может восприниматься как процесс; оно может быть определенной системой (это то, о чем я поведал недавно) – это выстраивание религиозного образования для мирян; и, наконец, образование может пониматься как ценность. Так вот, для православного человека такое образование воспринимается действительно как погружение в некую аксиологическую матрицу, в некую систему ценностей православной культуры. И знакомство с теми или иными дисциплинами как раз позволяет уловить всю суть ценностных ориентаций, которые дает человеку православная культура, и он, несомненно, будет востребован. Ведь что это значит? Здесь же не только имеются в виду моменты, связанные с чисто профессиональным устройством человека в те или иные церковные, церковноприходские структуры, но это прежде всего ощущение полноты бытия, когда человек для себя решил многие жизненно важные вопросы и на основании этого может выстраивать и свою жизнь, и семейные отношения, и воспитание детей, что немаловажно в XXI веке.

Религиозное образование дает человеку возможность погрузиться в традицию отечественной культуры, ведь на сегодняшний день, во времена такого постмодерна, мы видим оторванность многих наших современников от тех традиционных норм, ценностей, которые были когда-то в обществе, и такая тенденция существует не только в России, но и в Европе. Ценность религиозного образования заключается в том, что оно позволяет воспитать в человеке человеческое, если говорить мирским языком. Ну а если мы посмотрим на религиозное образование с духовной точки зрения, то это, конечно же, приобретение навыков духовной жизни, навыков общения с Богом, что, безусловно, востребовано, эти знания необходимы человеку и для жизни вечной.

Поэтому религиозное образование так или иначе должно быть свойственно каждому православному человеку в определенной мере. Конечно же, не каждый может вот так осознанно погрузиться в эту систему и получать высшее образование в Миссионерском институте или где-то на кафедре теологии, но на сегодняшний день в ряде епархий, в частности в Екатеринбургской, при больших приходах существуют катехизаторские училища, воскресные школы для взрослых, где человек может свои знания о вере привести в некую систему, и это очень важно. Такое образование дает на различных ступенях именно систему знаний, а не разрозненности: вот тут история Церкви, здесь догматические моменты вероучения и т. д., поэтому каждый в той или иной степени может приобщиться к этим величайшим знаниям православной культуры, которые, нет сомнения, опять же повторюсь, будут очень востребованы.

– Отец Иоанн, в советское время в какой-то степени изучали религию, но не для того, чтобы применить полученные знания в своей собственной жизни, а затем, чтобы попытаться разбить наше вероучение в пух и прах. На сегодняшний день сталкивались ли Вы с ситуацией, когда люди получают это образование не для того, чтобы использовать его в своей жизни, а, наоборот, с целью выйти из церковной ограды и быть образованным противником Церкви? Это первая часть вопроса.

И вторая часть: как все-таки эту образованность сделать такой, чтобы она не затмила самое главное – веру в душе человека? Чтобы она не стала навязчивой идеей, а была действительно тем, чем человек будет жить. Потому что иной раз мы можем видеть людей, которые, возможно, и не являются образованными, но они знают главное: что Глава Церкви – Иисус Христос, знают о Боге-Троице, Символ веры, молитву «Отче наш...», читают утреннее и вечернее правило, и им этого достаточно для того, чтобы искренне молиться, верить, даже не имея какого-то образования.

– Спасибо, Вы задали очень хороший вопрос. По первой его части скажу следующее: действительно, получать религиозное образование в высшее учебное заведение мирянин идет целенаправленно. Ведь это значит, что нужно будет потратить энное количество ресурсов, времени, средств, интеллектуальных усилий, это требует некой самоотдачи. Так что, как мне показывает мой педагогический опыт, люди идут сюда осознанно.

А что касается второй части Вашего вопроса, то действительно, из истории Церкви мы знаем людей, которые, не имея развернутой системы знаний православного вероучения, тем не менее достигали святости. Мы знаем и тех первых мучеников, которые проходили лишь только так называемые огласительные беседы и, не имея возможности принять таинство Крещения, были крещены, как учит наша Церковь, в собственной крови. Опять же они достигли святости, идеала жизни. Но все же здесь очень такой деликатный вопрос, я бы так сказал. Ведь мы должны понимать человека в контексте времени.

Возвращаясь к теме сегодняшнего дня, нужно сказать, что сейчас очень много вопрошающих, и православный человек должен дать ответы на многие вопросы, будоражащие сознание, возможно, еще обывателя, далекого от Церкви. Образование как раз помогает дать достойный ответ. И конечно же, знания должны быть живыми, а они будут такими тогда, когда человек будет жить Церковью, таинствами, молитвой, когда он анализирует свою жизнь в контексте православного Предания, святоотеческого наследия, что немаловажно в XXI веке. Святоотеческие наставления – это, конечно же, некие духовные тиски, которые позволяют держать человека в духовном формате православного.

– Вы говорили о том, что были люди, которые приняли крещение своей кровью. Хотелось бы прочитать вопрос, который задает телезритель в социальной сети «ВКонтакте»: «Скажите, пожалуйста, есть ли в истории Церкви примеры великих проповедников-миссионеров из мирян? Может ли мирянин подняться в миссионерской работе на уровень, сопоставимый с тем, что достигали те или иные церковные иерархи? Спаси Господи!»

– Опять же скажу: к миссионерской просветительской работе призван каждый православный человек. Апостол говорит: «Горе мне, аще не благовествую...», поэтому горе нам, если мы не говорим о вере. Если мы посмотрим историю Церкви, то мы действительно увидим таких светил в миссионерской работе, преподавательской деятельности: это и профессора духовных академий, это и преподаватели семинарий, то есть это те люди, которые внесли свой вклад в просвещение на ниве Христовой. И здесь, я думаю, нужно загореться таким желанием – нести слово Божие, ведь не секрет, что одна из важнейших проблем Церкви – это проблема кадровая. На сегодняшний день она решается достаточно серьезно, ввиду того что каждый крупный приход должен иметь в своем штате катехизатора, который бы как раз решал многие вопросы, связанные с научением людей вере. Порой священник загружен приходскими обязанностями, требами, совершением богослужений, а катехизаторское служение на сегодняшний день не укладывается лишь только в рамки огласительных бесед или бесед перед таинством Венчания, оно всестороннее. Ведь люди зачастую приходят в храм с различными проблемами, и здесь, как никогда, надо быть подкованным и в области психологии и педагогики, а возможно, даже в ряде социальных вопросов и т. д. Поэтому прежде всего от катехизатора сегодня требуется колоссальнейшая интеллектуальная подготовка, и дай Бог, чтобы такие люди находились. Они есть, их единицы, но они есть. Вот сегодня был как раз съезд законоучителей, и я делал доклад на секции катехизаторов. Сегодня в Екатеринбургской епархии проходит системная подготовка катехизаторов. Впереди их ждет аттестация. Ведь очень серьезная программа заявлена, которая поддерживается Синодальным отделом катехизации, и я думаю, что такие люди действительно будут профессионалами своего дела, будут востребованы в крупных приходах, да и не только в них, а везде по епархии. Так что это действительно насущная проблема.

– Чуть позже мы затронем вопрос, касающийся того, каких специалистов воспитывает Миссионерский институт – я так понимаю, что не только катехизаторов. Скажите, кого мы называем катехизаторами?

– Катехизатор – это человек, который научает людей вере, сегодня это организатор тех или иных бесед, организатор церковного просвещения именно внутри Церкви, внутри церковной ограды. Ведь катехизация – это не только подготовка людей перед крещением, но должна быть и посткрещальная катехизация, которая бывает и в воскресной школе для взрослых. И любая воскресная школа для взрослых может со временем трансформироваться в катехизаторское училище, как это произошло в Первоуральском благочинии: у нас в том году было открыто такое учебное заведение, когда действительно пришли люди с жаждой получать уже систематические знания. Как правило, это работники храмов, это активные прихожане, которые желают быть компетентными в решении тех или иных вопросов.

– Мы уже частично затронули вопрос, касающийся актуальности этого образования, но все-таки мне бы хотелось с Вами поговорить о таком моменте: вот мы утверждаем, что образование необходимо для христианина, что нужно систематизировать свои знания о вере каким бы то ни было способом, но все же интересует то, насколько люди сами идут к этим знаниям. Ведь одно дело, когда существует образовательное учреждение, и другое дело, когда оно является востребованным, тогда, собственно говоря, всем хорошо... Но, наверное, мы чуть позже ответим на это – у нас есть вопрос от нашего телезрителя: «Действительно ли принятие Святых Христовых Таин проходит строго только после исповеди?»

– Вы знаете, существуют различные традиции. Вот в Русской Православной Церкви есть исповедь перед таинством Причащения, но мы знаем, что в Греции исповедь и Причастие не связаны между собой, там есть отдельно особый человек, духовник, который принимает исповедь. Поэтому не смущайтесь тем, что именно в традиции Русской Православной Церкви перед таинством Причащения человек должен исповедоваться, ведь мы должны с чистой совестью, с чистым сердцем приступать к этому великому таинству. А где еще может человек очистить свое сердце, свою совесть? Лишь только в таинстве Исповеди. Благо, что такая традиция у нас существует. Может быть, не так часто, как хотелось бы, мы приступаем к Святым Христовым Таинам, поэтому прийти и сказать: «Господи, я грешен!» должен каждый православный человек перед тем, как будет приступать к этому великому таинству – таинству Причащения.

– Вернемся к теме нашей программы, к вопросу: есть ли сегодня обучающиеся в церковных образовательных учреждениях для мирян?

– Да. Если мы говорим про Миссионерский институт, то туда люди идут целенаправленно. Как правило, они уже имеют одно высшее образование, светское. Это люди, имеющие большой жизненный опыт, который подсказывает им, что необходимо получить иные знания – знания о вере, привести их в систему и тем самым послужить Церкви. Так что такое образование, безусловно, востребовано. Приходите к нам – сможете в этом убедиться сами!

– Вопрос от телезрителя: «У нас в обществе основа всему – конституция, на ней строится весь социальный закон. Что является основой в церковном образовании: опыт святых, церковное Предание? Что является главным?»

– Главным в церковном образовании, его основой является слово Божие, Священное Писание и Священное Предание, то есть живой опыт Церкви, живой опыт богообщения, богоискания, который представлен в святоотеческих творениях, Соборах и др. Вот все это и служит основой православного образования.

– Коль уж мы заговорили о том, что является основой для церковного образования, предлагаю продолжить эту тему и поговорить о тех церковных дисциплинах, которые преподаются вообще в образовательных учреждениях. Скажите, а какие дисциплины преподаете в первую очередь Вы и в Миссионерском институте, и в светском вузе?

– В Миссионерском институте на сегодняшний день реализуется стандарт бакалавриата богословия и теологии в двух направлениях: это систематическая идеология и история Церкви, поэтому дисциплины на данных направлениях сообразно связаны с той тематикой, которая изучается. Это прежде всего вероучительные науки, связанные со Священным Писанием, – библеистика, история христианской Церкви, история Русской Церкви; это дисциплины гуманитарного блока, такие как философия, социология, культурология и другие; предметы естественно-научного цикла: основы естествознания, элементы физики, математики; безусловно, дисциплины, связанные с языковой подготовкой: это европейские языки, а также латынь и древнегреческий язык – то, без чего невозможно полностью погрузиться в христианскую традицию православной культуры.

Вот эти блоки, которые я назвал, являются основой в подготовке специалиста-бакалавра в области теологии. Это государственный стандарт образования, который успешно реализуется в Миссионерском институте. Я преподаю здесь такую интегрированную дисциплину – «Современная жизнь конфессий». Здесь мы говорим о жизни Православной Русской Церкви, о том, что она собой представляет, какие направления есть во взаимодействии Церкви и государства, Церкви и образования, Церкви и иных социальных институтов, Церкви и культуры. Она, безусловно, имеет важное значение для дальнейшего освоения других дисциплин, поскольку является таким пропедевтическим курсом. То есть мы здесь как бы забегаем вперед, говоря о том, что жизнь Церкви на сегодняшний день многогранна, и, конечно же, мы стараемся говорить и о современной жизни поместных православных церквей.

– И какая же она – жизнь Православной Церкви сегодня?

– Это отдельный разговор, который не укладывается в какие-то временные рамки, то есть мы затрагиваем лишь некоторые аспекты. Если мы берем образование, то здесь, конечно же, обозначаем свои актуальные моменты: есть социальное служение, есть миссионерское. Ведь это работа, которая не знает аналогов в истории Русской Православной Церкви. Дело в том, что время, в которое мы живем, это новое время для Церкви. В каком плане? Это новые отношения с государством и обществом: до революции таких отношений не было, после нее – сами понимаете, их тоже не существовало, и вот сейчас идет конструирование именно новой системы отношений. Если мы берем благочиния, к примеру Первоуральское, его взаимодействие с городской администрацией, то это позволяет нам говорить о том, что на сегодняшний день наше благочиние может быть таким интеграционным звеном, которое соединяет разрозненные управленческие аспекты воедино: Управление культуры, образования, Управление социальной политики...

И здесь ведь можно организовать колоссальнейшую систему мероприятий. У нас в Первоуральском благочинии есть уникальный опыт создания особых отношений Церкви со светской властью, хотя, наверное, это тема отдельных передач. Если мы вот так посмотрим по благочиниям, по приходам, по епархиям, то действительно увидим формирование новых весьма интересных отношений. Это, наверное, дальнейшее поле диссертационных исследований: отношений Церкви и государства, Церкви и современных социальных институтов. Поэтому говорить о Церкви сегодня – значит признавать ее социальную значимость в прямом смысле этого слова. Вот так я и говорю студентам в Профессионально-педагогическом университете, где читаю лекции по совершенно нерелигиозным дисциплинам: философии, социологии, философии истории образования, по гуманитарным предметам. Так что об этом мы говорим тоже, когда затрагиваем отчасти такие темы.

– Мы говорим о совершенно новом этапе взаимоотношений государства и Церкви, но здесь необходимо сделать небольшую ремарку – это абсолютно самостоятельный этап того и другого. Очень часто бывает у людей такое заблуждение, когда Церковь и государство смешивают воедино, считая, что у Церкви есть какие-то свои политические рычаги, влияющие на государственную систему и т. д. Стоит все-таки отметить, что это две совершенно разные структуры, которые сегодня ищут точки соприкосновения для того, чтобы можно было эффективно сотрудничать.

– Да, они у нас есть.

– Вопрос от нашей телезрительницы из Кирова: «Хочу передать благодарность нашему батюшке, протоиерею Геннадию Князеву, настоятелю храма великомученика Пантелеимона при нашей областной больнице. Он организовал и уже более пяти лет ведет обучение для своих прихожан. Я столько лет ходила в храм, была непросвещенная, а после его лекций, когда изучила и Ветхий Завет, и Новый, узнала о том, как идет служба, изучила церковнославянский язык, мы все стали читать Псалтирь. Я так благодарна отцу Геннадию! Я благодарна телеканалу «Союз», всем тем, кто ведет эту передачу! Мне 82 года, и я очень сожалею о том, что слишком поздно к этому пришла. Сколько мне еще Господь отведет времени, я не знаю, но мне сейчас очень интересно: я стала понимать службу и очень хочу учиться дальше, несмотря на свой возраст. Но как Господь приведет».

– Матушка, спасибо Вам за это свидетельство, за Ваши теплые и добрые слова!

– Действительно, теплые слова. Действительно, образование востребовано в самых разных формах. Видимо, здесь батюшка организовал у себя на приходе такие беседы на уровне воскресной школы для взрослых. Посмотрите, человеку 82 года, и он полон сил, энергии. Видите, насколько знания о православной культуре создают совершенно иной вектор восприятия мира и пространства, самого себя, взаимоотношений человека и Бога. Так что знания здесь, безусловно, важны.

– Ну а что касается возрастных порогов, то понятно, что человек в любом возрасте может пойти получать такое образование.

– Да.

– Образование, которое я получал, является по своей форме вечерним. Я окончил юридический факультет, и что касается моих наблюдений, могу сказать, что многие люди приходят получать такое образование, уже имея одно высшее. Есть люди, которые не имеют высшего образования, а им уже 40 – 50 лет. Вы знаете, я сделал такое интересное, важное наблюдение: если, поступив на первый курс сразу после школы, студент еще точно не знает, для чего ему это надо, пригодятся ли ему полученные знания, то будучи уже взрослым, состоявшимся человеком, он как личность воспринимает эти знания совершенно по-другому; задает другие вопросы; приходит на лекцию не потому, что его там отметят, а потому, что ему это интересно, потому что он хочет получать эти знания и он к этому готов.

– Студент «голосует ногами».

– И еще хочу поделиться одним интересным наблюдением. Я некоторое время был слушателем бесед, которые проходят при Миссионерском институте, – это годовые курсы, «Библейские курсы». Их слушателями тоже являются далеко не те люди, которые только что пришли в храм. Это могут быть те, кому и 20 лет, и 50 лет. В общем, здесь была совершенно разновозрастная категория обучающихся.

Чуть ранее мы затронули вопрос о том, что Вы преподаете и в светском вузе – философию, социологию... Все-таки в рамках преподавания этих дисциплин Вы представляетесь как отец Иоанн, или студенты Вас называют Иван Федорович? Насколько Вам удается интегрировать, добавлять церковные знания в те дисциплины, которые Вы преподаете? Каково отношение к священнику, преподающему в светском вузе? Четыре вопроса, по сути...

– Я не требую от студентов того, чтобы они меня называли отец Иоанн. Представляюсь как Иван Федорович и как отец Иоанн, а уже каждый студент сам решает для себя, как он будет ко мне обращаться. Конечно, в студенческую аудиторию я прихожу в своем священническом платье, в рясе с крестом, и студенты это знают. Колоссальных проблем восприятия меня как священника здесь нет. Хотя очень многие студенты задают мне вопросы, касающиеся того, что, мол, делает священник в государственном вузе? И это как раз связано с социальным атавизмом понятия того, кто такой священник, может ли он иметь какое-то отношение к системе образования, в частности к науке, или нет. Пытаешься донести до студентов, что моя задача заключается в том, чтобы реализовать, так уж будем говорить – вычитать тот курс философии, социологии и т. д., учитывая некий светский стандарт. Ваша задача – освоить этот стандарт, а моя задача – побеседовать с вами, принять у вас зачет или экзамен, поставить соответствующую отметку.

Оценить знания.

– А вот то, что я священник, ну, это я – священник. И вот понимание того, что человек может иметь свои убеждения, твердую выстроенную систему ценностей, которая никоим образом не ущемляет моей свободы, – вот это очень важно донести до студентов в плане воспитания, такого диалога культур. Не все студенты являются верующими людьми, есть и, я бы так сказал, ярые атеисты.

– Воинствующие.

– Да, прожженные, можно так сказать. И тем не менее задача священника здесь заключается в том, чтобы показать значимость Церкви сегодня, в том числе и в беседе на те или иные темы в рамках курса философии, социологии, философии истинности образования.

А так я для них такой же преподаватель, как и многие другие. Я стараюсь сделать свои лекции интересными, чтобы семинарские работы были в форме диалога, чтобы была некая ситуация успеха для студентов, и они «голосовали ногами», шли на мои лекции, чтобы была заинтересованность в изучении дисциплины, что я и стараюсь обеспечить в государственном вузе, в этом университете. Пока, думаю, получается.

– Скажите, какую-то существенную разницу в той аудитории, которая присутствует на Ваших лекциях, можно явно ощутить? Ведь одно дело, когда это церковный вуз, в который идут люди, как правило, являющиеся достаточно воцерковленными, по крайней мере знающими, во что они верят, и другое дело, когда люди неверующие, атеисты.

– Да, разница, безусловно, есть. Я бы так сказал, что как преподаватель я себя более комфортно чувствую, конечно же, в церковной среде. Но мы должны еще помнить и о тех людях, которые в силу различных причин еще не готовы принять евангельский глас, еще до конца не понимают сущности, важности роли Церкви в сегодняшнем обществе. Поэтому приходится работать с разной аудиторией. И здесь, самое интересное, нет противоречия со светскостью образования, ведь мы знаем, что принцип светскости образования государства – это основополагающий принцип отношений Церкви и иных социальных институтов. Порой мы обсуждаем со студентами данный – кстати, юридический – термин, и это не есть атеистичность государства или системы образования. Светскость – это возможность выбора мировоззренческой картины, и если образовательное учреждение ее предоставляет, то оно светское, а если идет крен в какую-то иную сторону, то оно хоть какое, только не светское.

Поэтому присутствие священника в вузе, в иных учебных заведениях не есть какое-то ущемление прав и свобод. Это как раз есть принцип диалога, принцип открытости, и это есть равноудаленность двух форм мировоззрения – атеистического и религиозного, поэтому здесь нет ничего такого страшного или ужасного. Студенты приходят на первые лекции, многих это будоражит вначале, а потом ничего, смиряются, привыкают, и уже все идет как надо. Многие мифы восприятия священника и Церкви постепенно рушатся, в том числе и на студенческой скамье, и это, я думаю, безусловнейшее благо. Ведь есть еще один такой момент: священник сегодня для молодежи – это человек, который находится где-то там, в алтаре, в храме, а тут – такая непосредственная открытость, возможность пообщаться, задать различные вопросы священнику. Это уникальная возможность, которую предоставляет вуз. Ведь студенческая аудитория – это особая аудитория: аудитория вопрошающих, ищущих, с неким огнем в глазах, и в конечном счете это благодарная аудитория, хотя с ней порой и очень сложно работать. Поэтому, уважаемые студенты, те, кто меня видит, спасибо вам большое, что вы так активно посещаете все занятия. Приближается новый учебный год, и я всех вас поздравляю с его началом и жду вас на наших лекциях.

– Спасибо. Вопрос от телезрительницы из Перми: «Батюшка, скажите, пожалуйста, какие цели должен ставить перед собой преподаватель, работающий в воскресной школе? Я сама немного преподаю, поэтому у меня такой вопрос».

– Если мы говорим о воскресной школе для взрослых, то это прежде всего, наверное, создание таких условий, когда человек в дальнейшем ощутил бы вот эту необходимость изучать православную культуру, жить вот такой церковной жизнью. Эти условия можно создавать не только с помощью бесед или паломнической поездки, но и в результате просмотра того или иного фильма, презентации, даже беседы, если она грамотно структурирована, продумана и т. д., то есть нужно заинтересовать человека. И как только мы увидим его заинтересованность, как только он сам ее почувствует, дальше он сам узнает о православии, Церкви гораздо больше, чем он мог бы узнать от самого педагога, катехизатора. Вот создание этих условий и есть цель преподавателя.

– Вызвать интерес.

– Да, здесь как раз мы говорим о соприкосновении в работе катехизатора образования религиозного и педагогического, то есть мало владеть только именно знаниями о вероучении Церкви, необходимо еще и грамотно, верно, продуманно, четко преподнести их, заинтересовать людей, поэтому нужно еще обладать основами знания возрастной психологии и педагогики в целом.

– Вопрос из социальной сети «ВКонтакте»: «В чем отличие греха учительства и проповеди слова Божия? Как не перейти грань в миссионерстве, проповеди, чтобы не впасть в этот грех?»

– Учительство – это когда я говорю: «Делай так!» Такой человек считает, что он всегда прав; у него всегда назидательный тон. Это некая профессиональная деформация, будем так говорить. Бывает, что просто профессиональные обязанности накладывают некий отпечаток на деятельность самого человека. Так уж бывает, и от этого мы никуда не уйдем. Поэтому здесь надо действительно понимать, чем я занимаюсь, кого я воспитываю, для чего. Истинный учитель (учитель не в профессиональной деятельности – подчеркнем это!) всегда воспитывает человека своим примером. Ведь это самый наилучший принцип педагогики: воспитание собственным примером. Вот когда я действительно к себе предъявляю повышенные требования – в плане общения, интеллектуальной культуры, организации своей деятельности, то нет сомнения, что все это будет проецироваться и на моих учеников, на тех людей, которые меня окружают. Ведь учительство порой бывает и в семье, когда жена начинает помыкать своим мужем, говорить: «Я права! Я знаю! Слушай меня! Если слушать меня не будешь, то...» Это не способствует конструктивным решениям. Здесь каждый должен понимать то, к чему он призван, если жена займет такую позицию, то вряд ли будет мир в семье: не будет ли вот этот тон учительства, назидания для близких источником ссор, конфликтов? Здесь нужно поэтому прежде всего осознать свою самость: для чего я призван, чего я в жизни хочу, к чему иду, какие цели перед собой ставлю, и так продуманно, четко, верно, смотреть за своей деятельностью. А если бывают ошибки в нашей жизни, то они, конечно же, врачуются в покаянии, исповеди, а еще в таком внутреннем разговоре, саморефлексии. Здесь, безусловно, большое поле для деятельности.

– Ранее был вопрос о том, что главное для преподавателя – заинтересованность обучающихся. Это так сильно отличается от навязывания: «Вот вы меня должны слушать! Я говорю только правду и ничего, кроме правды!»

Вопрос от телезрительницы из Екатеринбурга: «Батюшка, не могли бы Вы мне сказать краткий план для самообразования человека? Мне 60 лет, не могу ходить на курсы, к сожалению. На что нужно обратить внимание? Мне, может, и жить осталось немного».

– Простите, а у Вас есть Интернет?

– «Есть, но я люблю книгу. Есть и Евангелие. Я уже 20 лет в храме, когда-то оканчивала и курсы. Хотя я понимаю, что христианин должен учиться до конца своей жизни».

– Вопрос очень интересный!

– Я спросил у телезрительницы про Интернет, потому что у нас ведь сейчас столько разных возможностей: онлайн-курсы, какие-то лекции, дистанционное образование...

– Очень хороший вопрос. Я Вам сейчас скажу так: «Я не знаю!» Почему? Потому что я Вас не вижу, мы с Вами не беседовали, я не знаю, чем Вы интересуетесь, чем живете, что Вас заинтересует в конечном итоге... Так что посоветовать Вам что-либо я не могу. Я могу порекомендовать Вам поступить следующим образом: все-таки найдите возможность, придите в храм к священнику, который Вас знает, а если не знает, то Вы хотя бы расскажите ему о себе. И я думаю, что план-минимум для самообразования он Вам подскажет, скажет, как поступить в том или ином случае. Ведь образование связано не только с книгой, но и с живым опытом в Церкви. Это и участие непосредственно в таинствах, богослужении, это и то, что Вы включили сейчас телеканал «Союз», – это тоже есть образование, это и чтение книг. Образование также заключается в том, какие Вы смотрите фильмы: ведь на сегодняшний день существуют художественные и документальные фильмы о православной культуре. Думаю, если Вы расскажете о себе батюшке, то он порекомендует Вам, как лучше поступить, чтобы Ваше самообразование дало соответствующие плоды.

– Опять же, возвращаясь к этому вопросу, хочу сказать, что универсального средства от всех болезней не существует.

Телезритель из социальной сети «ВКонтакте» спрашивает: «А не отвлекает ли священнослужителей преподавательская деятельность или общение с мирянами от пастырского служения?»

– Как Вам сказать... Порой отвлекает, потому что, допустим, в особые дни в жизни Церкви, например в дни Великого поста, надо сосредоточиться на богослужении, молитве, на духовном делании, а иные социальные обязанности заставляют идти к людям. Поэтому, конечно, внутренне порой бывает, что и тяготит преподавательская деятельность, но ощущение того, что она значима и социально востребована, ощущение того, что мое слово необходимо другим – слово священника и преподавателя, – укрепляет меня в моем дальнейшем служении.

– Отец Иоанн, хочется поблагодарить Вас за эту беседу и, может быть, услышать от Вас какие-нибудь пожелания нам всем.

– Конечно, впереди первое сентября, начало учебного года, впереди ждут очень важные моменты всех, кто пойдет в школы, другие учебные заведения, кто будет провожать ребят и студентов. Сентябрь в нашем Отечестве – это особый месяц, особые дни, когда человек начинает измерять свою жизнь учебой, особенно родители – учебой ребенка в школе. Поэтому хотелось бы пожелать родителям терпения, помощи Божией в этом нелегком деле воспитания детей. Воспитать ребенка всегда было сложно, а воспитать человека высоконравственного вдвойне тяжелей, поэтому трудитесь в этом направлении. Самим же детям мне хотелось бы пожелать действительно прилежания, усердия в изучении дисциплин. А студентам я всегда говорю так: «Помните, от того, что Вы сейчас прочитаете, услышите, какие знания приобретете, зависит будущее нашего Отечества. Все делайте вовремя: если вы в этом году не прочитали эту книгу, то вряд ли прочитаете в следующем, и у вас будет колоссальнейший пробел в образовании. Поэтому работайте в системе, и дай вам Бог всяческих благ!»

– Думаю, что эти советы можно применить не только тем, кто готовится к новому учебному году, а ко всем, кто, может быть, не получает того образования, которое мы обычно себе представляем так: когда мы куда-то ходим, сдаем зачеты, экзамены, посещаем систематически лекции... А есть и самообразование, когда человек читает, слушает, смотрит и получает какие-то знания.

– Конечно, надо погрузиться в мир православной культуры. Он делает человека счастливым.

– Раз уж мы сегодня много говорим и о Миссионерском институте, где Вы являетесь преподавателем, то хотелось бы сказать, что это действительно уникальное учебное заведение. Еще раз напомним нашим зрителям, что подробную информацию об институте (как туда поступить, какие формы обучения там существуют) вы можете найти на сайте http//www.uralsky-missioner.ru.

 

Ведущий Дмитрий Бродовиков
Расшифровка: Евгения Осипцова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​