Беседы с батюшкой. Роль духовника в жизни христианина

11 ноября 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Ясеневе (Московское подворье Оптиной пустыни) архимандрит Мелхиседек (Артюхин).

– Сегодня мы говорим о роли духовника в жизни христианина. Восьмого октября Русская Православная Церковь праздновала столетие со дня рождения всероссийского духовника – архимандрита Кирилла (Павлова). Это было крупное событие. Я знаю, что Вы лично знали отца Кирилла, общались с ним и сегодня хотели бы рассказать нашим телезрителям о батюшке. 

– Да, такое интересное совпадение в этом году. Батюшка родился в 1919 году, и в 2019-м ему было бы 100 лет. Он насельник Троице-Сергиевой лавры, и день его рождения пришелся на день памяти преподобного Сергия Радонежского. Наверное, при постриге его назвали бы Сергием, но в тот момент в лавре уже был архимандрит Сергий, а в одном монастыре не принято иметь насельников с одинаковыми именами, поэтому его назвали в честь преподобного Кирилла. 

Я хотел предварить воспоминания о батюшке словами о значении и роли духовника в жизни каждого христианина. Тот, кто нашел духовника, нашел сокровище. Авва Дорофей говорит: кому нет управления (то есть кто живет без совета), те падают как листья. В каком смысле? Листва есть, а плодов нет. В Библии есть такие слова премудрого Соломона: пути человека кажутся прямыми в его глазах, но конец их – погибель. Серебро и золото укрепляют стопы человека, но лучше того и другого добрый совет вовремя. Это правило, основание, фундамент святых отцов. 

Вот у каждого ребенка должны быть родители, они заботятся о его воспитании. Это правильно, когда есть родители, когда ребенок слушает их, а они заботятся о его образовании, внутреннем устройстве. Кто-то из мудрых людей сказал: образование может быть и средним, а вот воспитание должно быть высшим и хорошим. А хорошее, высшее воспитание – когда людям с тобой хорошо. Добрый человек – умный человек, недобрый человек – неумный человек. Забота родителей должна распространяться именно на это. А забота духовника должна распространяться на созревание внутреннего человека, чтобы мы не только внешне были похожи на христиан, но и внутренне. Святые отцы нам сказали самую главную вещь: кто сам себе советчик, тот сам себе враг. Оптинские старцы говорили: лучше называться учеником ученика, чем собирать бессмысленные и бесполезные плоды самочиния. Сначала самочиние, потом своеумие, а потом безумие. Вот такой алгоритм людей, которые не живут в духовном правиле, духовном руководстве, не движутся по духовным рельсам. 

У аввы Дорофея есть такой пример. Один человек говорил: «Кто такой Венедикт? Кто такой Пахомий? А кто такой Антоний? Макарий? Петр и Павел?» А потом он сошел с ума. Сначала вот этот не авторитет, потом мама и папа не авторитет, священник на приходе не авторитет, местный благочинный не авторитет, епископ и патриарх не авторитет… И все, пошло-поехало. 

Можно ли выучить английский язык без преподавателя? Нет. Машину научиться водить без инструктора? Нет. Любое ремесло может ли сам человек по одним только книжкам освоить? Что-то сможет, а до конца – нет. Обязательно нужен учитель, наставник. Я ни разу не слышал, чтобы в Книгу рекордов Гиннесса вошел ребенок, который ни разу не обращался за помощью к учителю. Чтобы с пеленок вырос, сам постиг грамоту, математику, физику, химию, геометрию... У любого ребенка, вундеркинда, любого академика, профессора, доцента были в свое время учителя. 

Так и в нашей духовной жизни. Если мы хотим, чтобы она на самом деле была глубокой, серьезной, не поверхностной, то должен быть духовник. Когда я был насельником Троице-Сергиевой лавры, состоялся монашеский постриг (в 1986 году), и во время пострига Евангелие вручили именно отцу Кириллу, потому что он в том году был духовником Троице-Сергиевой лавры; и был им много лет до своей блаженной кончины. Интересно, что в это время, когда я был в лавре, духовником был отец Кирилл, его помощником отец Наум, а благочинным нынешний блаженнейший митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий. Недавно праздновали его 75-летие. Наши телезрители на Украине (и не только) желаем блаженнейшему многая и благая лета, чтобы твердо стоять в истине, стоять за чистоту православия. Нелегко с признанием ПЦУ и с теми событиями, которые сейчас творятся в православном мире. Конечно, владыке на Украине сейчас крайне нелегко. Наша молитва о мире на Украине и лично о предстоятеле блаженнейшем митрополите Онуфрии ежедневно возносится в храмах на литургии. В лавре он тогда был благочинным, а наместником – ныне здравствующий митрополит Тульский и Белевский Алексий. 

– Вопрос телезрительницы: «Если мне батюшка (не духовник: у нас, мирских, ведь все батюшки считаются духовниками) что-то посоветовал (а я где-то прочитала, что можно совет не выполнять; или сама не захотела его выполнять), надо ли мне этот совет выполнять? Пусть батюшка отвечает перед Богом, а мне просто слепо надо это выполнять?» 

– Дело в том, что приходской священник, зная Вас, является для Вас советником. Чем отличается приходской священник, который пока не стал духовником, от духовника? Когда вы приходите к терапевту, он назначает вам лечение. Вам кажется, что оно не дает результата. Например, при гипертонии давление было 150/90, начали пить лекарства, оно чуть снизилось, но вас это не удовлетворяет. Вы пошли к другому терапевту, тот назначил другое лечение. Вы убедились, что лекарство действует. Необязательно было первого терапевта слушать досконально и пить только его лекарство. 

Чем отличаются терапевт и Ваш приходской священник от духовника? Духовник – это более серьезные отношения. Это как хирург. Например, человек болен раком. Сначала одна операция, другая, потом химия, облучение. Здесь уже врачей не меняют. Когда в этом есть необходимость, нужен врач, который ведет человека по жизни с полной ответственностью и пониманием всех процессов, что происходят в его организме. Здесь уже надо досконально следовать советам того врача-хирурга, который занимается вашим серьезным лечением. А в простых моментах, не касающихся глобальных вещей в вашей жизни, у вас есть определенная свобода. 

Если Вы относитесь к священнику как к своему духовнику, духовному наставнику, руководителю по жизни, надо иметь веру, доверие и исполнять его советы и рекомендации. 

– Как правильно выбрать духовника? 

– В наше время (да и всегда было) это большое сокровище, когда находится человек по сердцу, по душе, чтобы он видел жизнь человека, понимал его. Как говорили нам старцы, исполняй то, что знаешь, и откроется то, чего не знаешь. Но если ты не умеешь слушать совета своего священника на приходе, живешь как тебе вздумается в надежде, что найдешь такого батюшку, который скажет все, что было, есть и будет, ответит на все вопросы на десять лет вперед, – конечно, такого вряд ли сможем найти. Духовника надо вымаливать. Мало того, надо перед Богом иметь такую совесть и такую жизнь, чтобы ты не пропустил это мимо, а ценил это в своей жизни, если тебе на самом деле Господь пошлет такого священника. 

Старец отец Иоанн (Крестьянкин) советовал: регулярно ходите на своем приходе к одному и тому же священнику. Сначала они могут быть и разные, но если вы выбрали и почувствовали, что у вас есть созвучие, понимание, резонанс, то к этому батюшке и ходите. Как и врачей неполезно менять, ведь у каждого есть определенный подход, последовательность. Допустим, лекарство имеет свойство накапливаться, то есть влияние его может появиться не через неделю или две, а иметь отдаленный результат. Например, лекарство начинает действовать через месяц, а мы хотим мгновенного результата. Как он будет мгновенный, если не прошли определенные процессы, которые будут способствовать излечению? А когда лекарства меняют на ходу, тогда толку никакого не будет. Для всего нужно время. 

Авва Дорофей приводит такой случай. Если человек с верой подходит и спрашивает совета у священника и перед исповедью или перед тем, как взять благословение на решение серьезной проблемы, молится: «Господи, пошли батюшке мысль, что мне ответить, а мне дай веру принять то, что он скажет», тогда и священник просвещается, и человек воспринимает все. Даже если это не то, чего он ожидал, лучше поступать по совету. Еще раз повторю эту фразу, это истина нашей духовной жизни: тот, кто себе советчик, сам себе враг. Это непреложная истина. Лучше называться учеником ученика, чем собирать бессмысленные плоды самочиния и самоволия. 

Оптинские старцы говорили об упрямых людях, которые никого не слушают: обычай бычий, а ум телячий. И еще говорили: что реку человеку-чудаку, или что возглаголю творящему свою волю? Еще старец Амвросий говорил как раз о теме духовника, послушания: своя воля и учит, и мучит. Сначала помучит, потом чему-нибудь научит. 

Детям я часто рассказываю одну сказку. Девочка в 7 лет говорит: мама все знает. В 12 лет девочка говорит: мама кое в чем разбирается. В 18 лет она говорит: мама совсем отстала от жизни. В 27 лет, покуролесив по жизни, девочка говорит: лучше бы я слушалась маму. Так лучше с этого и начинать и этим кончать, а не испытывать все плохое в своей жизни, идя наперекор благословениям и советам. Матерям и отцам дано знание, интуиция, что полезно, а что нет, что спасительно, а что нет. Это непреложная истина. Кстати, наш покойный духовник, наместник Оптиной пустыни архимандрит Венедикт, всегда настаивал на том, что если человек не слушает родителей, то он и Бога слушать не будет. Вообще образ послушания Богу – это послушание родителям. Человек привык делать по совету, слушаться – и он потом легко будет слышать и волю Божию через духовника, через обстоятельства жизни. А когда человек сам себе на уме, для него никаких авторитетов нет, тем более родительских, тогда он и не будет слышать и понимать волю Божию. Надо себя к этому приучать, потому что без почвы, без фундамента ничего не вырастает. Все имеет определенную последовательность. 

Об отце Кирилле… Вспоминается конкретный практический совет. Я слышал много воспоминаний о батюшке. Они касались внешнего служения, внешней молитвы, облика, моментов любви и доброжелательности. В день памяти преподобного Сергия в лавре был вечер, посвященный столетию отца Кирилла, было много епископов, митрополитов, священников. Все они говорили о многих сторонах жизни. Мне запомнился один случай в отношении совета батюшки. Мы приходили к нему и говорили, что сейчас очень сложный период (уже был монашеский постриг, рукоположение в сан дьякона, священника, продолжалась учеба в семинарии). Мы спрашивали, как сочетать со всем этим монашеское правило, потому что загруженность была с утра до ночи. Простой распорядок дня: братский молебен начинался в половине шестого утра. До сих пор в лавре братский молебен начинается в это время… Однажды схиархимандрит Михаил сказал мне: есть воины земные, а мы воины небесные. Воины земные в армии встают в шесть утра. (Я в армии служил в 1982–1984 годах. В шесть звучал гимн Советского Союза, и с ним рота поднималась на службу.) А мы воины небесные, мы раньше их должны вставать, потому что мы должны об этом мире помолиться. День еще не начался, а мы этот мир должны благословить и о нем помолиться. 

После молебна ранняя литургия, потом с 9 до 15 часов занятия, а в 17 часов уже вечернее богослужение. В это время (с 15 до 17) надо было успеть пообедать, передохнуть. После вечернего богослужения в 20 часов ужин, затем опять братский молебен. А еще подготовка к занятиям, разные сочинения, дипломные работы и прочее. И он нам тогда говорил: монашеское правило умри, но прочитай. Хотя правило было немаленькое, как и сейчас. Я расскажу телезрителям, что такое монашеское правило. Когда нас постригали в монахи, давалось монашеское правило, хотя его можно было исполнять и вне пострига. То есть это личное расположение христианина, но для монаха это уже обязанность. Это три канона – Спасителю, Божией Матери и ангелу-хранителю, акафист Спасителю (а по пятницам акафист Божией Матери), одна кафизма, одна глава Евангелия и две главы апостольских посланий. 

Когда у нас была возможность не самим читать, а батюшка в келье собирал братию, то монашеское правило начиналось без пятнадцати двенадцать, а кончалось в час дня. В келье отца Кирилла было правило: он оставлял все задания, попечения, оставлял исповедь. Это у него было неизменно: без пятнадцати двенадцать он приходил в келью, там его ждала братия, возглас на молитву – и за час и пятнадцать минут прочитывалось все правило. Потом надевали мантии, монашеские одежды и шли на трапезу, которая начиналась в час дня. То есть он сам показывал пример, несмотря на свою занятость. Он был духовником патриархов, митрополитов, епископов, многочисленной братии (в 1984–1988 годах в лавре было около 130 человек братии). У него было послушание казначея, он отвечал за посылки, переводы. Со всей страны ехали паломники, его духовные чада, потому что до 1988 года у Русской Православной Церкви было всего 18 действующих монастырей на весь Советский Союз. Сейчас их в России около восьмисот. Естественно, келья не закрывалась (хотя он принимал в трапезном храме), но монашеское правило он исполнял неизменно. 

Епископ Игнатий говорит: я не знаю другого начала падения для монаха, как оставление им монашеского правила; с этого все начинается. Отец Кирилл знал об этом, поэтому всем нам говорил: неизменно его исполнять. В лавре есть небольшой садик, и я видел, как братья с молитвословом ходили или после обеда, или до обеда и читали монашеское правило. Кельи были маленькие, жили по нескольку человек, и, чтобы другому не мешать или не заснуть, многие читали правило на улице. Эта заповедь исполнялась неизменно. 

Был даже анекдотичный случай. К батюшке пришел один священник (кстати, он до сих пор жив, несет в лавре послушание) и сказал: «У меня будет лечебный отпуск, надо будет подлечиться, я уеду. Я боюсь, что не смогу читать монашеское правило эти две недели. Знаете, что я сделал? Я его на две недели вперед прочитал пятнадцать раз…» Батюшка, конечно, посмеялся. А с другой стороны, похвалил его: человек ведь мог просто сказать «не могу», а он вот как... Насколько было ревностное отношение... Нам всем бы в своей повседневной жизни так ревностно относиться к своим обязанностям! 

Каждый раз, когда читаю Псалтирь, у меня бывают яркие вспышки. Вдруг читаю такие строчки: «Чесо ради прогнева нечестивый Бога? Рече бо в сердце своем: не взыщет». Почему нечестивый прогневляет Бога? Потому, что говорит: «Да не взыщет…» Поэтому самое страшное в духовной жизни – это начать говорить: «Ничего страшного». 

Федор Михайлович Достоевский однажды сказал: в жизни человека, в любом вопросе, во многих делах есть такая черта, переступив через которую почти невозможно вернуться назад. В монашеской жизни эта черта – как раз исполнение монашеского молитвенного долга. Примером исполнения этого молитвенного долга о «мире всего мира, благостоянии святых Божиих церквей» как раз и был наш приснопамятный отец Кирилл, который, будучи больным, прошел Великую Отечественную войну, мерз в окопах Сталинграда. Это достоверные факты. Я видел: рядом с кроватью была деревянная этажерка, на ней лежали книги святых отцов. Это епископ Игнатий, епископ Феофан, «Письма оптинских старцев». А внизу, на самом дне, я видел мемуары о Великой Отечественной войне тех или иных маршалов. По корешкам читал: «Битва под Сталинградом», «Сталинград», «Огненный Сталинград». А из биографии батюшки было известно, что он во время Великой Отечественной войны оказался под Сталинградом, где простудил легкие. Что интересно, он об этом, конечно, никогда не рассказывал. Ходят легенды, тот ли это сержант Павлов или нет (отец Кирилл был Павлов), но точно никто не знает, потому что батюшка никогда утвердительно об этом не говорил; и вообще о войне. Я не помню таких воспоминаний. Но то, что он был под Сталинградом, известно из его биографии. И все-таки он перечитывал эти книги, наверное, о своих товарищах-сослуживцах; наверное, какие-то документальные вещи были. 

Будучи бесконечно загруженным и немощным человеком, он исполнял монашеское правило. В своих воспоминаниях кто-то его назвал «послушник послушников». Как это понять? Архимандрит – послушник послушников? А вот так, я сам был этому свидетель. Его келья не закрывалась. Приезжали священники с приходов в течение дня, могли постучаться в келью для разговора, для исповеди, и батюшка всех принимал. А были такие случаи: я знал человека, который батюшке исповедовался утром и вечером. Что еще было поразительно у отца Кирилла: если даже был один исповедующийся на ночь глядя (я этого человека знаю, он до сих пор здравствует, дай Бог ему сил и здоровья), он для него одного читал целое последование к исповеди. Не просто короткие молитвы, а целое последование, только без перечня грехов. Многие братья ему намекали: ты батюшку-то пожалей, ты же не один, в десять исповедь, а утром рано вставать. Но батюшка никогда не отказывал. Я слышал, что он однажды сказал кому-то: я желаю умереть на исповеди (то есть на том послушании, которое ему монастырь и Церковь дали). Вот такое было жертвенное служение. 

Почему батюшка прожил такую долгую жизнь (почти 96 лет)? Старец Паисий говорил: за самоотверженную любовь Бог дает двойное здоровье. Отец Наум полтора месяца не дожил до своего 90-летия. Они жертвенно служили братии, монастырю, священству, духовенству, мирянам, отдавали себя. А кто себя жалеет, бывает по-всякому, потому что наше здоровье не всецело зависит от сбалансированного питания, лекарств, соблюдения режима труда и отдыха. Я убеждаюсь, что наша жизнь всецело зависит от Господа. 

Лет десять назад я приехал в один дом причащать бабушку. Спрашиваю у другой бабушки, сколько первой лет, а та говорит: «Это моя мама». Дочке 76 лет, маме 96. Лежит такой божий одуванчик: вся беленькая, на белых подушечках, белой постели, с белым платочком. Так великолепно, самоотверженно ухаживает за ней дочка. А дочке 76 лет! Я у нее спрашиваю: «Какой ваш секрет долголетия? Может, в горах жили, воду какую-то пили?» Задаю наивные наводящие вопросы. Она говорит: «Какое там в горах… Всю жизнь в Москве прожили; что было, то и ели. А вообще-то мама всю жизнь болела». Я тогда понял, что со всем сбалансированным питанием, фитнесом и прочим жизнь может оборваться в 40, 50, 60 лет. А другой потихоньку живет до 96... 

Кстати, наш старец Амвросий инвалидом первой группы стал в 35 лет, так что в монастыре его вывели за штат, а прожил он 79 лет. Он родился в 1812-м, а умер в 1891-м. Родился как раз перед Отечественной войной 1812 года. Такое самоотверженное служение – пример для нас. Не отказываться служить родным, близким. Мало того, не то что не отказываться, а должно быть расположение: чем я могу быть полезен, кому бы послужить... 

Старец Паисий говорил: если человек делает что должно и еще чуть-чуть – за это Господь дает двойную благодать. Поэтому наше отношение к другим должно быть творческое, вдумчивое. Такое, какого бы мы хотели для себя. 

– Вопрос телезрительницы: «Мы с Вами примерно одного поколения. Когда-то я читала книгу „Православные чудеса в ХХ веке“. Там есть один рассказ о стоянии Зои, которая стояла 40 дней... Когда она пришла в себя, ее спросили, кто ее кормил. Она ответила, что ее кормили голуби. Мой вопрос: что это за голуби?» 

– Эта ситуация, это чудо для нас выходит за повседневные границы; сложно об этом говорить. Скорее всего это благодать Святого Духа. Она сказала «голуби» во множественном числе; тогда она не была еще покаявшейся. Мы и по фильму это помним. У нее не могли эту икону из рук взять. 

В избе были танцы. Мамы не было, но были верующие семьи, и в красном углу стояли иконы. Во время танца все разбились на пары, а для нее пары не хватило. Она сказала: «У меня пары нет, вот будет пара». Поднялась в святой угол и взяла икону святителя Николая. Я, говорит, с ним потанцую – и замерла с иконой святителя Николая. Стояла она довольно большое количество дней. Просто стоит человек, и все. Приезжают, смотрят на нее; это еще тогда было известное событие. Икону у нее смог взять только Серафим (Тяпочкин), то есть по его молитвам она вышла из состояния соляного столпа; ее увезли в больницу. А икону взял старец Серафим (Тяпочкин). Скорее всего она питалась благодатью Святого Духа. А так это тайна, нам не об этом надо рассуждать – голуби или сколько дней, а о том, что любое кощунство чревато последствиями. Бог поругаем не бывает. Что посеете, то и пожнете. 

Возвращаюсь к отцу Кириллу. Был еще один момент в моей биографии, связанный с батюшкой. Мы жили в келье втроем. Сейчас отец Исидор находится на Афоне, отец Иларион – в Троице-Сергиевой лавре, а я в Оптиной пустыни. А тогда мы жили втроем. И вот одному из нас было в келье жарко, он зимой открывал окно, пил чай с травами, любил травами полечиться. Но поскольку спал возле окна, надевал вязаную шапку. Мы на себя сначала надевали одну майку, потом другую, подрясник, на подрясник – безрукавку, потом шерстяную кофту. Но вот когда уже мороз лютует?.. Мы договорились: пойдем к батюшке и возьмем благословение, как нам дальше жить, как эту обстановку терпеть, как смиряться. 

Приходим к батюшке и говорим: так и так, брат живет так, будто он один. Еще и до двенадцати часов у него свет горел, что-то читал, а нам надо рано утром вставать, ранняя литургия, занятия. Конечно, хотелось выспаться, тем более все молодые. Это сейчас у старых бессонница… Мы спросили у батюшки: можно мы на проволочке сделаем перегородки из ткани? Отделимся, его отделим, чтобы свет не мешал, не так дуло. То есть из одной кельи, в которой жили втроем, сделаем три. Такая практика в лавре была в некоторых кельях, где жили по нескольку человек. Батюшка подумал-подумал (вижу по внешнему виду, что он не очень доволен нашей идеей) и, что поразительно, ни одного укоризненного слова в отношении нашего собрата не сказал, не покивал головой (мол, ой-ой, что же он делает, о других не думает). Но в отношении нас сказал то, что я запомнил на всю жизнь. Потрясающие слова: «В монастырь мы пришли перегородки не строить. В монастырь мы пришли перегородки ломать». Больше никаких комментариев нам не надо было. Мы попятились назад, эту идею отложили и терпели дальше эту обстановку. 

Один из нас оказался на Афоне, другой в Оптиной, третий в лавре. Все мы до сих пор дружим, друг за друга молимся. Как-то приспособились, привыкли, потом беруши появились, потом полотенце на глазах, шапочка потеплее, одеяло потеплее, и все. Ну, вот так ему удобно, так ему хочется, не замечает он, что есть другие. А батюшка сказал: мы пришли перегородки не строить, а ломать. То есть ломать самого себя, уступая другому, ведя себя деликатно. Как апостол Павел говорит: друг друга тяготы носите – и так исполните закон Христов. Если впадет человек в некое согрешение, вы, духовные, исправляйте такого духом кротости, наблюдая за собой, чтобы вам не быть искушенными. 

Так и в семейной жизни. Когда люди женятся, огромная ошибка, иллюзия – думать, что тебе удастся перевоспитать другого человека под себя. Никого не перевоспитаете, под себя не подстроите, потому что главная задача – подстроиться самому, перевоспитать самого себя, с себя требовать, но никак не с близкого человека. Это иллюзия. Надо воспринимать человека таким, какой он есть. И молиться, чтобы Господь дал видение не плохих сторон человека, а хороших, чтобы глаза открывались, смотрели сквозь увеличительное стекло на свои грехи, а через отдаляющее стекло – на недостатки другого человека. Нужно просить духовного видения, потому что один в луже может увидеть грязь, а другой – отражение неба. Это разное внутреннее устроение. Мы в каждом человеке должны видеть отражение неба, не выискивать повод, к чему бы придраться. «Мне бы хотелось, чтобы ты была такая…» – это иллюзии. Никто меняться не будет, а если и будет, то по миллиметру. Самое главное – чтобы сам ты менялся. 

Наверное, батюшка тоже об этом знал: что самое мудрое – потерпеть того, кто рядом с тобой, и постараться на внешние вещи не обращать внимания. Но зато по своему устроению это был замечательный человек. Кстати, когда отца Исидора рукоположили во дьяконы, он служил сорокоуст (все служат сорок дней подряд), несмотря на то что продолжал учиться в семинарии. Когда он отслужил один сорокоуст, попросил у батюшки благословения отслужить еще один, а когда отслужил и его, попросил послужить третий, а потом еще один. И так он дьяконом сослужил литургию целый год! Для лавры это было необычно. Многие недоумевали, что это за явление: каждый день непрерывно служит. Подходили к батюшке, мол, батюшка, это он там случайно не… (крутит пальцем у виска). Батюшка отвечал: пусть служит, я благословил. Потом отца Исидора рукоположили в священники, и он начал служить сорокоуст, потом еще один – и служил так год. То есть два года подряд служил каждый день. Братья к этому привыкли, хоть и немного недоумевали. 

Как промыслительна оказалась воля Божья о нем! Он потом оказался на Горе Афон, где монахов много, а священников мало, и служить приходится очень часто, а у него к этому уже была внутренняя подготовка. Это ему чрезвычайно пригодилось. В чем была особенность отца Кирилла? Он разглядел, увидел в человеке это. Кому-то это неполезно, кто-то не потянет, кому-то не надо было это благословлять, а вот этому было полезно, нужно, даже если это не вписывалось в привычные мнения, взгляды на тот период в лавре. Ну и что? Духовными очами он это видел, поэтому уважал чужую свободу и ревность другого человека, даже если кто-то будет по-другому смотреть на проявления этой ревности. Чрезвычайное уважение к человеку было свойственно батюшке. 

– Вопрос телезрительницы: «Как быть, если нет возможности исповедоваться одному священнику, потому что священники меняются в храме по расписанию?» 

– Меняются по расписанию, но в субботний и воскресный день все равно все батюшки собираются вместе, если только это не летнее время отпусков или если батюшка не болеет. Батюшки тоже имеют, как и все люди, и давление, и холециститы, и панкреатиты, и бронхиты, и гепатиты. Надо просто дождаться своего времени и иметь желание и намерение. Есть замечательная пословица: кто хочет, тот ищет средства, а кто не хочет, ищет оправдания. Дожидайтесь своего часа. Может, неделю батюшка пропустил, а потом все равно попадете, было бы желание. 

– Попрошу Вас подвести краткий итог нашей программе. 

– Батюшка Кирилл отвечал еще на многочисленные письма, а в конце очень часто давал один совет: «Читайте и запоминайте Священное Писание, особенно Евангелие, чтобы исполнять Священное Писание». Я думаю, это ответ на многие вопросы, это путь, фундамент, основание, стержень: знание Священного Писания, его памятование, чтобы исполнять заповеди нашего Господа. Я знаю, что когда у батюшки было время, он много читал апостольские послания и Евангелия. Можно сказать, он не выпускал их из рук и целыми абзацами, главами мог цитировать. Поэтому и такая жизнь была – жизнь почти святого человека. Думаю, если мы хотим подражать святым людям, надо начать с этого – любить Священное Писание, как любили они, а самое главное – его исполнять. И отцы нам сказали: исполняй то, что знаешь, и откроется то, чего не знаешь. 

Мир всем! И Царствие Небесное приснопоминаемому духовнику, нашему великому старцу архимандриту Кириллу (Павлову), столетие которого мы отмечали 8 октября, на день памяти преподобного Сергия Радонежского. 

Ведущий Денис Береснев 

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы