Беседы с батюшкой. Деструктивная семья как основа зависимости

13 февраля 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает председатель Координационного центра по противодействию наркомании и алкоголизму при Епархиальном социальном отделе протоиерей Максим Плетнев.

– Тема сегодняшней передачи касается, наверно, всех нас. Мы будем говорить о том, что деструктивная семья – это основа зависимости. Слово «зависимость» в нашем лексиконе имеет нехорошую коннотацию. Мне кажется, эта тема для десятка передач. Большинство людей понимают: «деструктивная» – то есть разрушающая (папа-алкоголик; мама в одиночку воспитывает сына; папа-алкоголик давно ушел из семьи, и мама в очень тяжелом состоянии; папа пьет – и мама забитая, потому что папа бьет маму). Вы разрушите этот стереотип?

– Здесь важно понимать, что, к сожалению, многие семьи в своей основе не совсем нормальные. Есть термин «деструктивная»; и есть еще термин «дисфункциональная»: в таких семьях функции взаимоотношений между супругами, родителями и детьми, между разными поколениями нарушены,  люди живут не в мире, а во вражде, злобе.

Очень важно понимать, что основа семьи – это любовь. Если говорить в духовном смысле, то дисфункциональная семья – это семья, где нет любви, где люди не являются друг другу поддержкой, где не проявляется взаимопомощь, нет теплоты, принятия и доверия. Люди находятся в непростом положении. При этом внешне эта семья может выглядеть идеально. Не всегда внешнее отображает внутреннее состояние этих духовно-психологических взаимоотношений.

С одними нашими прихожанами я обсуждал ситуацию, когда подросток четырнадцати лет вдруг начал вести себя совершенно неадекватно. Хотя родители, по их пониманию, делали для него все, что можно сделать. И вдруг в четырнадцать лет он занимается чуть ли не коммунистической пропагандой, чуть ли не разбои с ножом чинит. Отторгает родителей, их внимание, желание продолжать близкие отношения. Для них это происходит внезапно, а мы, конечно, можем говорить, что ничего внезапного не бывает. Это типичная ситуация, когда родители вдруг говорят: «Как же так? Он буквально чуть ли не за один день изменился». Это совершенно неправильное видение проблемы. Конечно, не за один день, если ребенок так себя ведет и отторгает родителей.

Я руковожу координационным центром по противодействию наркомании и алкоголизму, и мы работаем по программе помощи зависимым «Фавор». Мы с нашим коллективом сотрудников исходим из того, что нет плохих людей. Бедные зависимые люди не являются какими-то плохими, уродами, деградантами. Это обычные люди. У каждого человека есть какие-то плюсы и минусы. Так и здесь: этот молодой человек четырнадцати лет, конечно, не плохой, но если он так себя ведет, значит – мы можем говорить, что родители его достали (я бы употребил такое простецкое слово).

Если ребенок отторгает родителей, что-то не так было в их взаимоотношениях. Здесь важно упомянуть, что порой для человека не так важно и актуально, что происходит с нашей точки зрения, как важно то, что происходит с его точки зрения. И вот его восприятие происходящего может быть не совсем даже реальным. Но для его психологических переживаний это может быть реальностью. Эти переживания могут быть необъективные, но для него это реальность. Он видит обиду, оскорбления, нарушение границ и так далее. То, о чем мы с вами говорим, это мягкая ситуация. Обычно все гораздо хуже. И действительно, у нас масса разрушенных семей. Здесь мы говорим о семье, где есть мама и папа, они вместе живут. А есть же масса семей, где сложность жизни и присутствие греха настолько изменили бытие, что люди живут в каких-то порой очень страшных условиях семейной жизни (внутренних, духовных, психологических).

– Вопрос телезрителя: «Прочитал в Интернете, что такое деструктивная семья. Если родители не могут любить ребенка безусловной любовью, то их дети вырастают такими же неспособными любить себя, своих детей, своего супруга. Отсюда и возникают проблемы с алкоголизмом. Отец Максим, как же разорвать этот порочный круг и выбраться из него?»

– Я начал бы с того, что когда мы говорим о химической зависимости или о других похожих странных историях, то надо говорить, что эти явления имеют четыре уровня. Мы, как люди верующие, говорим, что первый – это духовный уровень. Далее – биологический, психологический, социальный. Для того чтобы увидеть картину в полноте, понять, что это за явление, было бы хорошо, если бы эти уровни мы с вами осознали и о них немножко поговорили.

Скажем, человек употребляет алкоголь или наркотики. Что это такое? С точки зрения духовной мы говорим о страсти, грехе. Если идти вглубь, то корень употребления – это безбожие. К сожалению, мы можем констатировать такой факт, что многие наши сограждане живут в разрыве с Богом. Отношения с Богом разорваны. Господь любит всех, эта любовь есть, но человек не всегда способен ее воспринимать. Он закрыт от Бога, сам отворачивается от Него. Это, конечно, разрушает. Где нет Бога, туда приходят темные духи. Они находят возможности разных проявлений, наносят зло – где только могут.

Слова апостола Павла, что сатана, как лев рыкающий, ищет, кого поглотить, действительно описывают эту ситуацию. Это уровень духовный. Перед нами зависимость как страсть, грех. Есть духовные инструменты: как бороться со страстью. Но мы сказали, что есть еще три уровня. Для полноты, победы и успеха необходимо, чтобы работа велась и на других уровнях. С точки зрения биопсихологической – это заболевание. Это очень важный момент. К сожалению, не все осознают, что это болезнь. Также можно говорить о социологическом, общественном уровне: семья – это общественное явление; и может быть разрушение общества наркотиками и алкоголем.

Когда мы говорим о деструктивной семье, то чаще всего говорим о психологическом и социальном аспектах этого заболевания. Я хотел бы подчеркнуть, что люди не употребляют алкоголь и наркотики просто так. Есть такое заблуждение: часто относятся к алкоголику и наркоману с той позиции, что человек сам виноват, что выбрал этот путь (он захотел стать алкоголиком и наркоманом). Но это не так. Порой нам тяжело увидеть картину в полноте.

С точки зрения духовной есть, конечно, ответственность и вина человека – это грех и страсть. С точки зрения биологической и психологической это болезнь, и она проявляется, когда внутри есть мощная платформа. Какие факторы влияют на возникновение зависимости? Если посмотреть ту или иную литературу, то можно увидеть биологические факторы. Это и генетика, и особенности организма, отсутствие тех или иных гормонов; и, естественно, психологический фактор. Но мне видится на сегодня (может, со временем у меня взгляд изменится, это будет уже другой опыт), что это те самые детско-родительские отношения. Это мощная основа нашей жизни, и эта тема касается всех. Нарушение детско-родительских отношений, несовершенство, нелюбовь, которая в них проявлена, оказывают мощнейшее влияние на человека. Этот фактор, на мой взгляд, является важнейшим.

В каком-то смысле он больше духовный. Если мы говорим о болезни, то сердцевина болезни, зависимости – это детско-родительские отношения. Это прежде всего мама, папа и ребенок – троица. Недаром часто говорят в богословии, что семья – это образ Святой Троицы. Три разные ипостаси человека. Эти взаимоотношения настолько важны, что действительно являются для нас стартом. Здесь люди не в одинаковой позиции. Не в одинаковом изначальном старте их бытия.

Например, одно дело, если ребенка любили безусловной любовью, он вырос в этой ситуации и не знает, что могут не любить. Когда подрастет, он поймет, что бывают такие истории, когда тебя могут не любить, наносить тебе зло. Но тебя любят, принимают, ты желанный, потому радостный. Когда ребенок вырастает в таком мире, он и к себе хорошо относится, и к миру. Если где-то зло, он считает его недоразумением или сложностью, но оно не является для него каким-то основанием.

Обратная ситуация: когда ребенка не принимали, он не был желанным, от него отворачивались, его не любили. Тут ребенок вырастает в другой ситуации. Он не понимает, что происходит. Мы сейчас логически это раскладываем. Конечно, ребенок так четко не сможет это сформулировать. Но что происходит? Он начинает пытаться заслужить эту любовь. Не получая ее вновь и вновь, он начинает думать, что он плохой. Скажем, папа обещал повести ребенка в зоопарк, но напился. Ребенок понимает: «Я плохой». Не папа плохой, а «я плохой, меня не повели».

Такой человек, вырастая, не может радоваться. Если подвести итог этим рассуждениям, зависимость является пролонгированным самоубийством, способом уничтожения себя. Человек, испытывая эту нелюбовь, начинает себя не любить и уничтожать. Конечно, не так четко и осознанно, как мы с вами говорим, но тем не менее есть такое добровольное саморазрушение.

– Вопрос телезрителя: «Я хотел бы привести такой пример. Допустим, ребенок не воспитывается в критическом мировоззрении и в жестких условиях к этому миру, а живет в тепличных условиях, окруженный любовью в семье. Допустим, в сельской местности. Он едет учиться в город, и такие дети, которые именно в тепличных условиях воспитывались, в первую очередь попадают под влияние наркомании и алкоголизма. Как с этим быть?»

– Не знаю, насколько этот вопрос реально описывает ситуацию. Все не так. Мы говорим не о тепличных условиях, а об условиях любви. Если человек вырос в таких условиях, то ему гораздо легче будет социализироваться в любых других условиях. Если человек уверен, что он хороший, а жизнь прекрасная, то, встречая неудачи и трудности, он будет относиться к ним гораздо легче. Он будет легче решать возникающие задачи.

Хорошая, идеальная семья – это открытая семья, готовая принимать других, дарить радость. В отличие от деструктивной – закрытой, которая противодействует миру. И члены семьи закрыты друг от друга. Конечно, человек, который жил в чем-то добром, хорошем, радостном, и в городе будет радовать всех и любить.

Можно это увидеть на таком примере. В магазине к вам плохо обращается продавец, и если вы его похвалите, сделаете комплимент, скажете пару приятных слов, то увидите, как человек изменится. Уже на таком маленьком примере видно, как наша внутренняя радость и уверенность в себе может передаваться другим людям. Мы говорим не о тепличных условиях.

Деструктивная семья – это два полюса: гиперопека и гипоопека. Гиперопека – это когда ребенка слишком опекали. Что здесь деструктивного? Нарушаются границы. Человеку не дают свободной жизни, не дают развиваться, не дают поля ответственности, не дают расти. Это психологическое насилие (как бы любя). Мы говорим, что отчасти это тепличные условия. Но это никакие не тепличные условия. Это порой жесткие тепличные условия, когда ты все должен сделать. Это кривые условия. Гипоопека – это когда к ребенку равнодушны, им совершенно не занимаются, он брошен (живет в семье, но как будто один и брошенный).

– В наши размышления о любви мы часто вкладываем другое понятие любви. Столько оттенков, которые можно употребить по поводу любви в семье. В этом смысле что такое любовь? Это постоянная похвала ребенка? О какой любви в семье мы говорим, чтобы ребенок не стал зависимым человеком (не только от алкоголя и наркомании, но и идеологий)?

– Если брать идеальную картину, то любовь – это прежде всего любовь к Богу. Надо начинать с этого. Очень хорошо, если родители обладают этой любовью и ею живут, если Бог есть в семье и в сердцах родителей и они любят друг друга не потому, что у них какая-то страсть, а потому, что они любят Бога и от этого  любят друг друга. Это первое. А второе – любовь между мужем и женой, между родителями, взаимоуважение.

Недаром у нас заповедь по отношению к родителям (десять заповедей Моисеевых) –­ почитание. Не любовь к родителям, а почитание. Это некое другое отношение, другая грань этой любви. Хорошо, когда у родителей есть уважение друг к другу. Здесь нам важно говорить о таком понятии (оно и духовное, и психологическое), как личностный рост – чтобы человек осознавал себя личностью; со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Личностное начало, которое в нас есть, – это, по сути, образ Божий в нас. Мы должны развиваться личностно: на интеллектуальном, эмоциональном, духовном уровнях. Когда люди личностно развитые, тогда у них могут быть очень интересные, глубокие отношения между собой. И конечно, хорошо, когда между родителями (мужем и женой) есть доверие, формат диалога, нет тайн. Мы как раз говорили об открытой семье, когда люди могут всё друг другу поверять, открывать, рассказывать, делиться и так далее.

А далее возникает в этой ситуации ребенок, и он тоже возрастает в этом мире. Здесь центр – взаимоотношения родителей между собой. Это тот центр, из которого вырастает уже любовь к ребенку, и ребенок в этом мире растет. И он, видя эту любовь, становится тоже частью этой любви. Хорошо, когда мы к ребенку относимся уважительно. Он нас должен почитать, но и мы его должны почитать. Мы должны уважать его личность, индивидуальность, свободу. Он не является частью нас, он – не мы. У него своя жизнь, он вырастет и отойдет от нас.

Он является свободной личностью. Как часто родители психологически насилуют детей. Это тонкая грань, потому что здесь можно уйти в попустительство.  Поэтому должна быть разумность, и хорошо, когда она идет от веры в Бога. Тогда все становится на свои места (чтобы не было наплевательского отношения к чаду). Должно быть принятие, уважение, забота. Хорошо, когда родители сами возрастают духовно, личностно и помогают ребеночку возрастать: дают ему какую-то зону ответственности, помогают формироваться, заботятся о нем (что-то плохое убирают, что-то хорошее привносят), при этом не насилуя его.

Порой мы не всегда осознаем, как физические наказания ощущаются ребенком. Когда я был молодым родителем, я думал, что свою жизнь надо строить по домострою. С годами я изменил свое понимание. Понял, что это была ошибка. Бывают какие-то моменты, когда, может быть, и можно физически приложиться к ребенку, но ребенок ведь это воспринимает как оскорбление, унижение: сильный издевается. Для него это личностно печальный момент. Очень трудно его сделать педагогическим. Он разрушающий. Это унижение человека. Поэтому надо искать какие-то другие методы воздействия. Не так все просто с детьми, но есть  удивительные вещи в христианстве: такое понятие, как кротость. Оно совершенно несовременное. В нашем современном мире какая там кротость? «Дави, получай удовольствие, делай карьеру». А здесь кротость – когда она является не бессилием, а любовью.

Удивительно, но до революции в семьях голос никогда не повышали. Там были свои истории, но тем не менее была другая семейная культура. А сейчас найдите семью, где нет криков. Это очень редкие семьи, к сожалению.

– Вопрос телезрителя: «Так получилось, что я переборщил с воцерковлением детей и жены. Теперь они отошли от Церкви. Тупиковая ситуация. Как поступать? Что делать?»

– Мы тут как раз и говорили о любви. Любить их, успокоиться, принять их. К сожалению, нам порой тяжело принять это, но люди свободны. И мы не можем их заставить жить так, как мы думаем. Даже если это действительно правильно и так и надо. Но так уж устроено, что человек свободен, и это одно из свойств нашей богоподобности – того образа Божия, который в нас есть. Мы должны эту свободу уважать. Это принятие, уважение. Человек в какой-то момент может подчиняться нашему насилию, но потом это даст свои печальные плоды.

Если Вы переборщили, что надо сделать? Отойти в сторонку и просто постараться любить, дружить, налаживать другие форматы общения. Имеется в виду, чтобы была возможность диалога, чтобы члены семьи могли общаться и эта живая связь между ними не прекращалась. Что-то могли рассказать, обсудить, когда есть возможность говорить и обсуждать (а обсуждать – это говорить и слышать). Чтобы был не один канал включен (например, только я говорю – все остальные должны слушать), а чтобы и слышать, и давать говорить другим. И если есть этот формат (а к нему надо стремиться и сознательно его создавать в семье), тогда многие вопросы можно разрешить. К сожалению, может быть, не все люди придут к вере. Мы это тоже должны понимать. Для верующих людей это трудно, но нужно внутренне смиряться, что мой близкий человек может жить вне Бога. К сожалению, но это может быть. Он свободный человек, но это не значит, что он какой-то плохой – у него трудности, он заблудился. Мы понимаем, что это плохо, но навязать свою волю, свою веру ему мы не сможем. Надо за него молиться, просить у Бога помощи и верить в милость Божию. Я все-таки надеюсь, что для тех деток (а сейчас, к сожалению, многие детки, выросшие в православных семьях, уходят из Церкви – это общее явление на сегодня) та атмосфера, та жизнь с Богом, в которой они уже жили, не пройдет  бесследно и принесет свои благие плоды в дальнейшем.

– Представим себе, что, например, и мама, и папа жили в неполных семьях (а ведь мы можем вспомнить Великую Отечественную войну и огромное количество семей после войны – это семьи одиночек;  более того, дети росли без отца по объективным причинам). Тем не менее у нас очень долгое время  матери-одиночки не воспринимались как что-то из ряда вон выходящее. Люди воспитывались в семье, где не было достаточного количества любви. После этого они выросли, сейчас уже растят своего ребенка, тоже не имея этого опыта… Вопрос первый: каким образом эту любовь в себе воспитать или найти? И второй вопрос: если ребенок (в данном случае ребенок может быть и 15-летний или более взрослый) попал в химическую зависимость и, например, после реабилитационного центра возвращается в ту семью, из которой он убежал в наркотики или алкоголизм, он будет свободен от наркотиков?

– Действительно, семьи появляются не в безвоздушном пространстве – у семьи есть какое-то основание. Это основание – те семьи, в которых выросли муж и жена; соответственно, это их родители, родители их родителей и так далее. К сожалению, если человек вырос в деструктивной семье и, скажем, над ним постоянно осуществлялось психологическое или физическое насилие, то он, создавая уже свою семью, будет искать себе человека, который над ним будет осуществлять это насилие несознательно. И чаще он из огня да в полымя – не так все будет хорошо, к сожалению. Есть даже такие моменты, когда люди, выросшие в семье алкоголиков, даже если сами не употребляют,  могут, к сожалению, так повлиять на воспитание своих детей, что те станут алкоголиками, потому что деструктивность, ненормальность, искривленные взаимоотношения будут переходить.

Как это преодолеть? Здесь мы говорим о таком элементе  – о созависимости. Есть человек зависимый, который употребляет наркотики или алкоголь, а есть его близкие люди – созависимые, они тоже находятся в разрушенном состоянии; созависимость – это тоже болезнь. На сегодня это тоже считается заболеванием, и часто необходима внешняя помощь созависимым.

– А почему она нужна?

– Здесь даже сложнее, потому что люди этого не осознают, этой помощи не ищут, и очень трудно понять, что ты созависим. Созависимый проходит все стадии зависимости и саморазрушения, но только объектом его интереса становится не наркотик, не алкоголь, не химическое вещество, а зависимый человек. И его жизнь тоже  разрушается из-за этой зависимости. Как этому противостоять? Нужна самоосознанность. В нашем координационном центре мы работаем по программе «Фавор» и стараемся воспитать в наших подопечных навыки трезвости. Эти навыки делятся на две части: духовные и социально-психологические. Социально-психологические – это, по сути, осознание себя, знакомство с собой и контроль над собой – способность научиться собой управлять.

– Даже тогда, когда он вернется в те условия, в которых стал наркоманить?

– Конечно. Многие зависимые люди, когда встают на путь выздоровления,  приходят в семью, где встречают своих созависимых родственников, находящихся в этой парадигме разрушения. И они учатся, как этому противостоять, как это осознавать. Даже если родственники не пройдут курс созависимых, тоже можно этому противостоять, есть определенные правила, которые можно выстроить самому.

– То есть Ваш подопечный будет уметь противостоять своей семье?

– Мы ему постараемся эти знания передать, а будет ли он уметь – уже зависит от него. Насколько он будет к ним восприимчив и насколько будет стараться работать над собой. Более того, любая программа длится не какой-то срок, но надо и дальше работать над собой. Зависимость – болезнь хроническая, она не проходит. Возможны ремиссии, когда полностью происходит психологическое духовное восстановление,  даже рост и развитие, и человек возрастает. И часто наши участники программы (многие приходят к нам неверующие), слава Богу, обретают веру в Бога. Для них это прямо открытие такого пути спасения, но надо работать дальше, не останавливаться. Все равно язва болезни останется на всю жизнь и будет в тебе жить, надо это понимать. И, конечно, принципиально людям, у которых диагноз химической зависимости, нельзя употреблять ни алкоголь, ни наркотики. Никогда, ни в каком количестве. Это четкое правило и определение, потому что они хронически больные.

– Вопрос телезрительницы Анастасии: «У моей дочери трое детишек, она все время работала, всю себя отдавала работе, сколько я ни говорила: займись детьми. Нет, я не буду сидеть дома, надо работать. Сначала старшая была вроде ничего, а сейчас у них такие отношения,  что мать может и палкой бить, и руки выкручивать... Они все время орут, даже не разговаривают. Дите говорит: “Я убегу из дома”. И я уже в  страхе… А была такая девочка хорошая, гимнастикой занималась, училась, а сейчас и учебу забросила. И вижу, что у них нет никакой любви. Я начинаю говорить – на меня крик. Не знаю, как мне быть. Отец у них тоже кричит, ругается иной раз такими словами!.. Даже не контролирует себя, и говорить бесполезно. Не знаю, как быть…»

– Что тут скажешь? К сожалению, мы никаких волшебных заклинаний не можем сказать. Действительно, ситуация очень некрасивая, это как раз иллюстрация тех самых ненормальных взаимоотношений в семье, когда на бедного ребенка это все вываливается, проблемы взаимоотношений родителей между собой. Ребенок все это терпит, он уродуется и разрушается, и ему помочь очень сложно. О чем тут можно говорить? О Вашей любви, если Вы имеете контакты, возможность… Можно даже  забирать ребенка на какое-то время, не разрушая его связи с родителями, потому что все равно родители для него основное. Если есть возможность – на родителей как-то влиять, как-то их умирить. Очень много значит обращенность людей к Богу, то, о чем мы с вами говорили: хорошо, когда вера есть в семье. Как родители относятся к вере? Есть ли возможность их как-то направить в церковь, как-то им помочь? Если ничего невозможно изменить, тогда – молитва. Наши внутренние молитвы, общецерковные молитвы за эту семью, за эту пару и за этих деток, которые в этой семье живут и в таком тяжелом состоянии.

К сожалению, такая семья не единственная. Как показывает моя практика, много таких страшных жизненных ситуаций, и люди в этом растут, а потом эти детки пробуют построить свою жизнь – и тоже все идет с трудом. Если говорить о том, как это все менять, то христианизация общества – один из моментов. А второй момент – психологическая грамотность или личностное развитие, чтобы люди по-другому относились и к себе, и к миру, и к ближним. Это у нас тотально: везде насаждается насилие. Если включить телевизор, где доброе? Слава Богу, есть телеканалы «Союз» и «Спас», где нормальные люди говорят о нормальных, добрых вещах. А так – все какая-то агрессия, злоба. Столько зла! Просто даже новости включить, там какие-то убийства, ЧП, коронавирус, еще что-то… И человек весь в каком-то ужасе находится, а ему: вот тебе еще – где-то что-то взорвалось – получай вместо нормальной жизни.

 Даже если человеку нравится смотреть новости, у нас масса хорошего происходит в стране: и в городах, и в церковной жизни. Можно же об этом тоже иногда рассказывать и показывать, что есть другая жизнь, есть другие отношения между людьми. Вообще можно жить по-другому, и это в нашей власти – Господь нам дает эту свободу. И одно дело, когда 14 лет, другое дело, когда 20 – и я могу уже сам выстраивать свою жизнь, осознав, что у меня есть непростые взаимоотношения и такое основание моей жизни. Но, осознав это, я могу это преодолеть. Естественно, хорошо, когда над всем этим Господь. Но даже если человек неверующий или сомневающийся – тоже есть эта возможность.

Я бы хотел как раз сказать о нашей программе помощи «Фавор». Дорогие братья и сестры, у нас долгое время не было возможности принимать иногородних, сегодня мы их принимаем, поэтому нам можно звонить. Наш телефон: 8-911-170-54-04 (favor78.ru). Это телефон церковной помощи в Санкт-Петербурге, мы оказываем помощь по программе реабилитации, она бесплатна, длится три месяца; она церковная и в то же время (с точки зрения профессиональной помощи зависимым) на хорошем уровне. Мы соединили веру и профессионализм в помощи зависимому человеку и также его родственникам. Если приезжают иногородние, работа с родственниками не совсем будет получаться, но, слава Богу, сегодня мы можем принимать людей,  есть определенные условия. Надо будет позвонить по этому телефону и все узнать. Есть хорошие результаты, есть радостные события. В том числе в  историях зависимости, созависимости и в преодолении тех самых сложных взаимоотношений, которые есть в жизни современного человека.

– Если, например, кто-то из моих знакомых еще не совсем зависимый, но я чувствую, что опасность такая есть (или, например, сам человек, честно разобравшись в себе, понимает, что есть опасность), может человек прийти до того, как он стал наркоманом или алкоголиком?

–  Может прийти, может начать с нами общаться, что-то обсуждать, потому что не просто так люди становятся алкоголиками, наркоманами. Для этого действительно есть серьезные основания: и биологические, и духовные, и психологические, и общественные, и семейные.

– Меня настолько тронула история Анастасии, что я подумал: эта семья не находится в замкнутом пространстве, наверняка рядом есть люди, в том числе православные христиане, люди любящие, которые могут поучаствовать в судьбе этой семьи. Как Вы думаете?

– Если говорить вообще о детях, что мы можем посоветовать этой девочке? Хорошо, когда есть у ребенка не только семья и школа, но еще какие-то кружки, общества, общение, и если не получается что-то где-то, то человек компенсирует себя в других областях. Чем больше будет увлечений у этого человечка, тем легче ему будет преодолеть тот ужас, который происходит в семье.

– Спасибо, отец Максим, что Вы были сегодня в нашей передаче. Благословите наших телезрителей.

– Спасибо нашим телезрителям. Бог да благословит всех нас!

– Дорогие наши телезрители, спасибо вам большое за ваше внимание и за то, что вы не оставляете без вашей помощи, без вашей молитвы наш телеканал. Оставайтесь с нами на нашем первом православном.

Ведущий Глеб Ильинский

Записали Наталья Культяева и Елена Чурина

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает клирик храма Рождества Иоанна Предтечи в деревне Юкки Выборгской епархии священник Михаил Кудрявцев. Тема беседы: «Просто о главном. Литургия».

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​