Архипастырь. О выборе места для собора святой Екатерины в Екатеринбурге

11 октября 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
Гость программы - митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл.

– Дорогие союзники, здравствуйте! Екатеринбург переживает период, который наверняка войдет в историю города и будет так или иначе оценен нашими потомками. И о чем можно сказать с еще большей уверенностью, он будет замечен и отмечен в вечности, потому что вопрос строительства собора великомученицы Екатерины на самом деле вылился в вопрос об отношении к этой святой, об отношении к Христу и Его Церкви.

Тринадцатого октября в городе пройдет опрос о выборе места для Градо-Екатеринбургского Екатерининского собора. На протяжении недели в студии телеканала «Союз» мы принимали самых разных людей, которые говорили на эту тему в аспектах социальных, экономических, политических, исторических, просто в ракурсе человеческой добропорядочности. А вот о духовных смыслах происходящего сейчас и предстоящего нам выбора мы просим сказать митрополита Екатеринбургского и Верхотурского Кирилла.

Владыка, если отринуть все, с чем мы столкнулись за девять лет (и щедро оплаченную и хорошо организованную кампанию «Против храма за фонтан», когда разные люди и организации на самом деле решали какие-то свои личные вопросы за счет шельмования Церкви, и обнимашки пруда в 2016 году, когда говорили: «Стройте в любом другом месте, только не на пруду», и противостояние в сквере, который власти и депутаты сначала выделили, предложили, утвердили как место для строительства храма, а потом (не все, но некоторые) вели себя как в анекдоте: «Тут выхожу я весь в белом…»), если не разбирать все это в деталях, а сосредоточиться на духовных уроках и духовной сути этих событий, как Вы все это оцениваете?

– Видите ли, Вы практически с самого начала сказали об этом. Сегодня для жителей нашего города есть определенный выбор. Мы подверглись пусть малым, слабым, но все-таки гонениям, и для нас важно осознавать в этой жизни свою принадлежность ко Христу. Как ее можно выразить? Ее можно выражать по-разному. Иногда человек просто уходит в себя, молится, как бы сидит в собственной духовной пещере и нигде не появляется, просто ведет свою подлинно христианскую жизнь. А иногда требуется проявить некую общинность и засвидетельствовать эту веру во Христа какими-то конкретными делами. Знаете, сейчас я буду говорить то, что переживаю сам, и то, что говорят другие мои собратья, с кем мы живем сейчас, и кто сопереживает это не меньше, чем любой другой православный человек, живущий в нашем городе.

Если бы все удалось девять лет назад, наверно, это был бы один из нескольких храмов, которые были восстановлены в городе. Когда начиналась новая волна, мы пытались построить храм. Тогда нам сказали категорически «нет». И власть, и общество были категорически против, чтобы на этом месте был восстановлен собор, тем более что он сегодня зажат со всех сторон разными зданиями. И реально, если бы этот храм был построен без сноса других зданий, то он бы был достаточно маленьким, гораздо меньшим, чем  был в предыдущее время, и вряд ли он мог стать кафедральным храмом и символом нашего города. Но дело даже не в этом. Дело в том, что это было бы некое желание нескольких людей, к которым, естественно, мы бы подключились, сказали бы «да». И все.

Но сегодня ситуация такая, что каждый должен выразить свое мнение. Мы не говорим сегодня о каких-то юридических аспектах этого вопроса и вообще о том, что предшествовало этому. Мы говорим, что сегодня есть возможность каждому верующему православному человеку засвидетельствовать свою веру во Христа и засвидетельствовать, что мы все-таки живем в городе святой Екатерины, что без храма святой Екатерины, без нашего главного храма, с которого начался наш город, мы не мыслим себе будущее время. И эта возможность у нас сегодня есть. Сегодня в стороне вряд ли кто-то останется из тех людей, кто свидетельствует о себе, что он верующий православный христианин.

Один священник мне как-то сказал: «Мне это напоминает евангельское слово о призыве апостола Петра: “Любишь ли ты Меня?”» Первый раз спросил, второй раз спросил, третий раз спросил. Мы в первый раз попытались сделать, второй раз попытались сделать. Сегодня мы должны в очередной раз сказать, что мы христиане, мы стараемся любить Бога и стараемся жить по-христиански. Мы свидетельствуем о своей вере, это наш город, это город, в котором живут православные люди, и мы имеем на сегодняшний день такое же право, как и все остальные, отстаивать свою точку зрения, и мы хотим эту точку зрения отстоять. Это наше свидетельство любви к Богу и к святой великомученице Екатерине. Будет воля Божья – будет все сделано. Поскольку не было воли Божьей все это время, наверно, нужно было вот такое горячее желание всей общины нашего города, чтобы  засвидетельствовать, что мы любим святую Екатерину и без этой любви не мыслим себе дальнейшей жизни здесь, в этом городе. Так я сегодня размышляю по этому поводу.

– И показатель этой любви – то место, которое мы можем выделить, где мы его можем выделить, на окраине или в центре, каких размеров оно будет. Говорят: «Дело не в этом. Пусть будет Бог в душе. И вашу святую Екатерину тоже в душе и любите». Но что касается любви даже просто к человеку, она же проявляется. И даже тот же самый конфетно-букетный период, когда люди познакомились и проявляют друг к другу еще только симпатию, тоже очень важен. А тут более глубинные чувства.

–  Нам неоднократно говорили, чтобы мы вообще ушли. Нас же убирают из центра не потому, что там, как они говорят, много храмов. Пожалуйста, зайдите на «Высоцкий» и посмотрите в хорошую погоду на наш город. Где это много храмов видите? Вы увидите несколько куполов, которые есть сегодня. Я сегодня служил в храме святого священномученика Петра, митрополита Крутицкого. Он во много раз меньше, чем эта студия. Там совершенно маленький храмик. Если это считать за храмы, тогда, конечно, у нас их несколько десятков. А на самом деле мы действительно нуждаемся в нормальном кафедральном храме. И этот собор должен быть построен во имя святой Екатерины.

Да, был у нас в городе период, когда была учреждена епархия и кафедральным собором был выбран Богоявленский собор, который тоже сейчас разрушен. Но ведь вопрос в том, что он строился в то время, когда перестраивался Екатерининский храм. Когда Екатерининский собор пришел в ветхость, тогда решили построить другой храм, который бы заменил его на некоторое время, а потом бы восстановили и тот, и другой. Поэтому для нас, конечно, образ святой Екатерины сегодня является очень живым и действенным символом нашей веры. Поэтому мы молимся сегодня святой великомученице Екатерине, чтобы она откликнулась на нашу любовь, которую мы сегодня проявляем, и надеемся, что что-то произойдет.

– Владыка, я как раз про молитву хотела Вас спросить: сугубое прошение о ненавидящих и обидящих нас, об искоренении ненависти, умножении любви, о любви к врагам с мая на литургии произносится, и не только произносится, а это действительно в сердцах откликается. Вы лично можете сказать, что по Вашему наблюдению они приняты и сбылись? Вы увидели какой-то отклик на них?

– Мне один человек сказал, что мы читаем молитву за Украину, а там всё воюют и воюют. Дело все в том, что мы не знаем, что бы было, если бы мы не молились за Украину. Мы делаем свое дело. Этот отклик должен быть прежде всего состоянием нашей души. Очень трудно сдерживать какие-то эмоции в период большого противостояния, когда обиды, ненависть, возмущение. Я поражаюсь нашим мученикам, которых мы почитаем. У них не было ни обиды, ни ненависти ни на гонителей, ни на кого-то. У них было твердое стояние за веру. Может быть, у них был период какого-то недоумения по поводу происходящего. Это было и у нас в мае, когда мы не понимали, почему идем на все уступки противоборствующему обществу, и в то же время никто не считает нужным сделать нам какую-то уступку. Мы вообще не хотим, чтобы это было противостоянием. Мы считаем это противостояние неестественным, зачастую искусственным, раздутым. И сегодня считаем, что в этой жизни мы должны успокоить и умиротворить собственную душу.

Но Господь Бог не благоволил исполниться нашему желанию за последнее время. Значит, мы этого недостойны. Это не то что пришли злые люди, которые не дали нам что-то сделать. В это время построилось огромное количество кафедральных храмов и других храмов в разных местах в пределах нашего Отечества, за пределами нашего Отечества; в католических, мусульманских странах строились православные храмы. И ничего. Чем так выделяется наш замечательный город, что в этом городе нельзя построить храм, который был бы символом нашего города? Вот должен быть этот вопрос прежде всего к нам как к христианскому обществу. Если мы этого не имеем, значит, в этом есть какой-то определенный смысл.

Я вижу, с одной стороны, этот смысл в том, чтобы мы все объединились в этом горячем желании, чтобы это не было желанием только группы людей, чтобы не было так, что мы создали общину прихода святой Екатерины, которая начала как-то укрепляться, что-то проповедовать о святой Екатерине. Сегодня это желание любого верующего православного христианина нашего города, потому что мы сегодня почувствовали общую ответственность за все происходящее. Это одна сторона дела.

Другая сторона: есть духовный мир и некое духовное состояние человека. Если мы сегодня не имеем этого храма, значит, мы были его недостойны все это время. И мы сегодня молимся о том, чтобы Господь Бог молитвами и предстательством святой великомученицы Екатерины призрел на наше смирение, на наши молитвы, на наши скорби и дал нам возможность построить храм святой Екатерины. Не нам возможность дал, неправильно говорю, а чтобы Господь построил этот храм руками тех людей, которые хотели бы это сделать, потому что храмы строит Господь Бог. И если сегодня этого храма нет, значит, нет на то той воли Божьей, которая должна была бы нас сегодня объединить в этом деле. На сегодня это есть, и мы сегодня стараемся быть едиными. Мы по-разному смотрим на архитектуру, на место, но мы четко знаем, что храм должен быть в центре города, и этот храм должен быть посвящен святой великомученице Екатерине, и этот храм будет объединяющим местом для всех нас.

– Есть замечательное стихотворение Валентина Гафта:

Спасибо всем, кто нам мешает, 
Кто нам намеренно вредит, 
Кто наши планы разрушает 
И нас обидеть норовит!

Действительно, такое ощущение: если бы это получилось просто на доброй воле меценатов, но без такого именно народного участия, может быть, так бы он и не полюбился. А сейчас храма еще нет, а он уже стал людям сердечно дорог. Что касается тех, кто нам мешает и кому мы за это благодарны, была ситуация «Мы не против храма, мы за фонтан», была ситуация «Мы не против храма, мы за пруд», была ситуация «Мы не против храма, мы  за сквер». Мне кажется, сейчас все, кто говорил это искренне, не держа фигу в кармане, имеют возможность это засвидетельствовать совершенно официально, придя и проголосовав так, как просит Церковь, которая, собственно, там и будет строить, там молиться и к которой, дай Бог, эти люди тоже присоединятся.

–  Даже сомнения нет, что часть тех людей, которые в тот или иной период бушевали против храма, потом придут туда крестить своих детей, или венчаться, или венчать своих детей. Пройдет какое-то время, и они будут гордиться тем, что у нас есть такой замечательный и красивый храм. Дело все  в том, что те поводы, которые ищутся, это некое лукавство, которое на самом деле скрывает подлинную суть борьбы с Христом. Это все равно как с Россией сегодня. «Уберите коммунистический режим, и мы будем вам во всем помогать». Убрали коммунистический режим. «Нет, у вас сохраняется авторитарный режим (и то, и другое). Теперь мы не воюем с русским народом, мы воюем с российским правительством». Да что вы говорите? А кто страдает больше: российское правительство или русский народ? Народ, который сегодня испытывает большие затруднения в бытовой, экономической жизни именно потому, что сегодня наше общество развивается не так быстро экономически, как это могло бы быть, если б не было какого-то внешнего давления.

То же самое и в отношении Церкви. Какая разница, как будет называться эта борьба? Важно, что мы понимаем, что это борьба с Богом, что это открытое богоборчество. И в этой борьбе мы сегодня можем противостать не силой кулака или каких-то других внешних средств, а именно тем, что мы христиане. И мы должны объединиться в этом общем желании построить этот храм, в общем желании помолиться, потому что храм строится для молитвы. Он не только строится для красоты и внешнего украшения, он строится для того, чтобы было место общей молитвы всех наших горожан, которые смогли бы несколько раз хотя бы в году прийти, наполнить этот храм, чтобы засвидетельствовать себя как единую общегородскую христианскую общину. Надеюсь, что все эти испытания нас только укрепят, утвердят в нашем намерении и закалят нашу душу для последующих испытаний, которые, возможно, предстоит испытать каждому христианину в дальнейшем.

– Владыка, в этой ситуации, конечно, тяжело было всем, потому что люди на работе, в трамвае, в магазине встречались с теми, кто лично их как христиан начинал обвинять во всех грехах, в том числе в том, что случилось в сквере. Но я думаю, что больше всего пришлось претерпеть Вам и людям, которые, собственно, решили на свои средства строить храм святой Екатерины, потому что такого, как их шельмовали, врагу не пожелаешь. Мне бы хотелось, чтобы Вы о них сказали, потому что они так по-христиански это перенесли! Да уже давно бы плюнули и сказали: «Да оставайся лавка с товаром. Да не хотите – не надо». Была такая проверка, и, слава Богу, они ее прошли.

– Наиболее горько пришлось именно им, Вы очень правильно это заметили. Удивительно: есть в городе богатые, состоятельные люди. Но что они сделали для этого города? Можно перечислять пофамильно. И даже если что-то сделали, то на три копейки. Есть же люди, которые живут в этом городе и вкладывают в этот город. Мы не говорим сейчас именно о благотворительности как таковой в плане церковного храмостроительства, а об очень многом другом. Есть столовая для бедных (свыше двух тысяч человек ежедневно питаются), есть различные спортивные и медицинские учреждения, в которых люди живут, трудятся и занимаются тем делом только благодаря тому, что есть помощь со стороны. Есть много мероприятий и событий, происходящих в нашем городе, благотворителями и меценатами которых выступают именно эти люди. И они больше всего от этого терпят. Поэтому я обращался, чтобы все помолились именно за этих людей, особенно за Игоря Алексеевича, за Андрея Анатольевича. Эти люди делают что-то для города не потому, что хотят построить себе золотой памятник, а потому, что они понимают, какая ответственность у них есть, если они имеют эти возможности. И они хотят сделать доброе и полезное на долгие-долгие годы, чтобы этим наслаждались и пользовались многие-многие другие люди, которые живут сейчас и будут жить после. Поэтому наша молитва и тогда, и сегодня особенно будет именно о том, чтобы Господь даровал им крепость и мужество все это перенести. Я думаю, что эти события тоже их закалили и в каком-то смысле сделали их взгляд еще более твердым в тех намерениях, которые они собрались осуществить. Дай Бог им здоровья и Божьей помощи, потому что они наши друзья, они наши братья. И дай Бог помощи их семьям, их детям, которые вместе с ними все это вынесли, тоже пронесли определенный подвиг в этой жизни.

– Владыка, насколько я знаю, есть проект, который предполагается осуществить по адресу улица Горького, 17, в бывшем здании приборостроительного завода, что давно не действует. Вот мой коллега Тимофей Обухов энное количество лет назад ходил туда на кинопробы. Так он видел, что там внутри ничего, там нечего сохранять; есть только стены, которые мы видим снаружи, а внутри пустота.

– Конечно. Был бы там завод, никаких вопросов по этому месту не было бы. Но любой житель этого города (кроме заведомо закрывших на это глаза) знает, что там абсолютная разруха. Если Тимофей там был несколько лет назад, то поверьте: сейчас там разрушено еще больше. Там практически все брошено. В свое время Андрей Анатольевич Козицын хотел, выкупая эту территорию, сделать там екатеринбургский Эрмитаж, некий культурный центр. При этом в проекте нового собора все это остается, остается русский культурный центр, в котором можно было бы размещать многие выставки и делать многое другое. Будет и храм, и это пространство, заполненное многими общеполезными вещами.

Сейчас еще идет разработка проекта, поэтому пока говорить об этом преждевременно, но когда проект будет полностью готов, можно будет показать, что там вообще будет. Сегодня мы просто говорим о месте. Кроме того, это место характерно для нас тем, что это реально исторический центр нашего города. Он находится в ста пятидесяти метрах от исторического храма города. Если в историческом месте можно было бы восстановить только храм в ужатом виде, то это будет восстановленный храм святой Екатерины, и храмовые помещения будут соприкасаться с другими помещениями, которые будут нести в себе общественную культурную нагрузку. Это место вернется в город. Сегодня оно закрыто. Есть шлагбаум, который не позволяет проехать в связи с тем, что там правительственное здание, административная часть губернаторского центра. С другой стороны тоже все закрыто. Если это место будет перестроено под храм и культурный центр, конечно, все это будет открыто и доступно для всех людей. Это просто возвращение еще одной очень интересной площадки для города, которая сегодня закрыта (именно в связи с тем, что там разруха и просто невозможно ее использовать).

На днях мэр нашего города Александр Геннадьевич открыл часть набережной, и мы сразу увидели, что там есть на что посмотреть, там можно погулять.

– Там изумительно! И кстати, там уже очень много людей, причем и в вечернее время, когда темно. Там есть и лавочки, и очень красивая подсветка. Днем тоже мы там недавно снимали, просто чудесно.

– Поверьте, если Господь Бог благословит нам построить там храм и сделать то, что задумано, это тоже будет одно из любимых мест отдыха наших горожан; человеку там может быть предоставлено все возможное, чтобы он прилично, нормально, тихо, благодатно отдохнул.

– Тогда возникает вопрос. Есть Ваше благословение конкретно на этот адрес, он действительно максимально близко к исконному месту. У нас получается похоже на Краснодар, который по-настоящему Екатеринодар. Там семипрестольный храм святой Екатерины не взрывали, он, слава Богу, как стоял, так и стоит. А вот воинский Александро-Невский собор взорвали. Когда его захотели восстановить, всё по традиции – на этом месте сквер-фонтан, гуляют горожане. Тогда на месте алтаря построили храм-часовню, то есть Божественная литургия совершается, а собор в полном объеме восстановили неподалеку, на площади Труда.

– Почти как у нас.

– Да, родственные связи прочитываются. Святая Екатерина как-то даже с юмором этим управляет.

– Она великая мученица, поэтому мы тоже должны хоть немножко…

– …немножко пострадать.

– В этом городе не хотят видеть православный центр. Часть населения уже смирилась с тем, что есть Храм-на-Крови, куда приезжают люди. Кстати, в прошлом году, когда проводился чемпионат мира по футболу (в том числе у нас в городе), к нам приезжало достаточно значительное количество туристов-болельщиков. Почти все они посетили Храм-на-Крови… Люди знают Екатеринбург не только потому, что это медная столица, что у нас большая промышленность, что-то еще. Прежде всего знают этот город именно по тому, что там было совершено цареубийство.

Одна из наших целей в том, чтобы этот храм святой Екатерины стал неким символом возрождения, восстановления исторической справедливости и возвращения к истокам нашей нации. Город в основном-то начинали строить православные люди. Они построили православный храм святой Екатерины. Они утверждали здесь православную веру. Большую часть из трехсот лет существования Екатеринбург был Екатеринбургом. Он не носил имя человека, который каким-то образом стал символом большого злодейства в нашей жизни. Мы хотим, чтобы это был знак нашего воскресения и нашего покаяния перед предшествующими поколениями за все то, что было сделано, и возвращения к настоящим, подлинным истокам, что начинается с примирения. Поэтому мы в каждом случае показывали образ примирения. Но сегодня, когда есть вопрос об уничижении Православной Церкви, православной веры, это уже переходит границы нашего смирения. Здесь мы должны постоять за святую веру. Пусть таким образом, но это все равно стояние за святую веру, за наше исповедание, за верность христианскому пути, который мы когда-то в своей жизни избрали.

– В этой ситуации, кстати, очень утешает именно история Храма-на-Крови. В 1989 году Анатолий Михайлович Верховский, Царствие ему Небесное, собирает это моление, арестовывают одиннадцать человек, потом суд. Крест, который устанавливают, все время то спиливают, то сжигают, металлический крест взрывают, часовню взрывают, поджигают. В 1992 году владыка Мелхиседек, Царство ему Небесное, закладывает Храм-на-Крови, а строить-то начинают только в 2000-м. Восемь лет этого противостояния, а в результате есть храм. Действительно, чемпионат мира стал моментом истины. Куда все пошли, несмотря на богатство выбора, предложенное городом? Снимали, видели: японская принцесса и просто болельщики, которые шортики прикрывают тряпочкой, панамки свои снимают и идут в храм с большим уважением.

– Пожалуйста, в любой будний день зайдите, когда у нас просто будничная служба и когда там молится несколько десятков человек, обязательно приходит сотня-другая туристов, которые начинают осмотр города с Храма-на-Крови. В восемь, девять часов утра обязательно группа за группой...

– Я туда хожу, и мне как раз приходится терпеть этих туристов. Кстати, все очень доброжелательно к ним относятся. Ну, стоим, молимся; ну пришли, слава Богу, что пришли.

– Слава Богу, что пришли сюда, а не в другое место. Может, что-то останется в душе и в сердце.

– В заключение, может быть, Вы сочли бы возможным обратиться как к верным чадам Русской Православной Церкви, так и к людям, которые стоят вне Церкви, но не испытывают по отношению к ней негатива и действительно готовы Вас услышать?

– Для верующих людей значение заключается только в одном. Сегодня мы свидетельствуем, что мы люди православные, что мы живем и хотим жить в православном городе, что святая Екатерина – великая мученица, великая подвижница за имя Христово, является нашей покровительницей. И что мы не мыслим себе жизни в нашем городе без храма, без кафедрального собора во имя святой великомученицы Екатерины.

– Поэтому в воскресенье надо встать, взять паспорт, узнать, где голосовать, и пойти туда.

– Узнать, где голосовать, надо заранее. В каждом нашем храме, в каждом приходе есть все места для голосования. Надеюсь, что в каждом храме есть люди, которые в случае недоуменных вопросов могут подсказать, куда нужно идти. Сегодня это малое стояние за святую веру. Кто это воспринимает, тот должен это понять, принять и сделать этот шаг.

Тем же, кто тоже относит себя к православным христианам, еще раз хотел бы сказать: поднимитесь на «Высоцкий», посмотрите на наш город. На чем задерживается ваш взгляд? Где та красота, которую вы бы хотели видеть? Новый храм – это новая красота, дополнение к хорошему и правильному облику нашего города. Это место, которое будет являться символом приближающегося 300-летия нашего города. Центр города начинался именно с плотинки завода и храма святой Екатерины. Плотинка есть, завода в центре, слава Богу, нет, но храм в центре города, собор во имя святой Екатерины, даст Бог, будет построен и будет красивым, добрым символом нашего 300-летия, данью памяти, уважения и любви нашим предкам. Они построили когда-то этот замечательный город, что вырос сегодня в один из мощных мегаполисов нашего Отечества, где мы сегодня живем, и его нужно украсить и любить. Это проявление любви к тому месту, к тому сердцу, от которого началась вся жизнь города святой Екатерины. Желаю всем мудрости, мужества, терпения, стойкости и большого внутреннего желания сделать что-то доброе, хорошее и правильное; 13 октября этого года в течение дня сходить и сделать свой выбор. А мы без выбора, у нас выбор один. Это исторический центр, и там должен стоять собор святой Екатерины.

– Эта дата в истории Екатеринбурга может стать датой объединения, взаимного прощения; может стать датой работы над ошибками, ведь не всегда человек, находясь в компании, делает то, что он по внутреннему выбору сделал бы, если б был один. Это возможность покаяния, возможность постоять за свою веру. Дай Бог, чтобы у нас это получилось.

Записали Инна Корепанова и Маргарита Попова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы