Архипастырь. С архиепископом Саввой

3 мая 2016 г.

Аудио
Скачать .mp3
 Беседа с блаженнейшим митрополитом Варшавским и всей Польши Саввой, Предстоятелем Польской Автокефальной Православной Церкви.

– Ваше Блаженство, мы встречаемся на Страстной седмице, и наш разговор хотелось бы начать с вопросов о трагических датах, которые польские православные верующие отмечали в прошлом году и отмечают в нынешнем. К сожалению, история православия в Польше, особенно в XX веке, весьма трагична, но в то же время дает нам надежду.

– «Скорбь ваша обратится в радость». Были скорбные моменты в жизни Церкви, и они обращаются в радость. С воскресением Христовым также воскресает Его дело в определенном месте. И у нас в Польше святое православие живет, славит Воскресшего Иисуса Христа, молится за всех, кто желает ему добра, и за всех, кто не желает ему добра, то есть мы молимся за всех. Уверены, что Господь дает испытания, Господь также дает и силы, за это Ему честь и благодарение.

– Ваше Блаженство, в начале нынешнего года польские православные верующие отмечали грустную, можно сказать, трагическую годовщину – 70-летие сожжения белорусских деревень отрядом польского антисоветского подполья под командованием Ромуальда Райса по прозвищу Бурый. В результате тех событий были убиты и сожжены заживо около восьмидесяти мирных жителей, в том числе женщины и дети, также около тридцати извозчиков (фурманов). Большое возмущение православной общественности вызвали попытки оправдания деяний Бурого и публичного чествования этого псевдогероя во время проведения марша так называемых про́клятых солдат в Гайновке. Похоже, сейчас многие поляки начинают осознавать, что в рядах так называемых про́клятых солдат, подпольщиков были не только герои, но и настоящие преступники.

– В каждом обществе (польском, белорусском, русском, немецком), народе есть люди благородные и неблагородные. Не все ангелы, есть люди своеобразные. То, что по поручению Бурого были сожжены наши деревни и много наших людей, в том числе невинные дети, – это факт. Мы не выступаем против всех, кто защищал свое Отечество, боролся за правильное устройство страны в те трудные времена, среди них были и православные верующие. Но мы выступаем против тех, кто занимался убийством невинных людей; мирные жители из белорусских деревень погибли только из-за того, что называли себя православными. Трудно искать среди них только белорусов, там были разные люди – русские, украинцы, поляки, и по отношению к ним были репрессии. Такие времена были на наших землях, прискорбно, но это факт. Поэтому мы преклоняемся перед трудом всех, кто защищал свое Отечество, но порицаем тех, кто выступал против другого человека, силой уничтожал его. Двадцать восемь человек (их называют фурманами), которые пострадали на Подляшье, причислены к лику святых Подляшских и Холмских. Они считаются мучениками, потому что пострадали только за то, что называли себя православными верующими. Конечно, это было сложное время: время войны, время разных толков и на востоке, и у нас. Но действия Бурого служили не к устройству жизни, а к расстройству жизни – я это так понимаю.

– Совсем недавно, в августе минувшего года, православные верующие Польши отмечали еще одну годовщину – столетие беженства. В 1915 году перед наступающим фронтом немецкой армии в Первую мировую войну в российскую глубинку бежали, по разным оценкам историков, от трех до пяти миллионов жителей нынешней Западной Белоруссии и Восточной Польши. Преимущественно это были православные люди. Соответственно, и церковная жизнь во многом тогда была расстроена. Совсем недавно польским исследователем белорусского происхождения Дорофеем Фиоником была презентована книга – это настоящее фундаментальное исследование, посвященное беженцам, которое еще раз показывает, что большинство нынешних православных верующих из Восточной Польши и Западной Белоруссии буквально выросли на воспоминаниях своих дедушек и бабушек, которые рассказывали, как тепло к ним относились в российской глубинке и во многих губерниях к востоку от линии фронта. И само беженство наложило глубокий отпечаток на национальное самосознание ныне живущих православных верующих Польши.

– Отмечали это событие в прошлом году на горе Грабарке. В присутствии президента я сказал, что во время беженства в Польше оставалось только десять православных священников (все остальные, скажем так, уехали). И когда люди возвратились (конечно, не все, но б о льшая часть), нужно было организовать церковную жизнь заново. Это было очень трудно. Люди возвращались, а их дома, их земли были заняты. Они заново строили свою жизнь. Я – сибиряк, моя мама родилась в Сибири, дедушка и бабушка во времена беженства были вывезены в Сибирь и возвратились в Польшу в 20-е годы. Когда они приехали сюда, на Холмщину, наш храм был занят римо-католиками. У меня сохранился документ, в котором мои дяди Петр и Павел (братья отца) писали митрополиту Дионисию и в Министерство внутренних дел с просьбой возвратить этот храм православным. После большого соборного борения храм Преображения Господня в Снятычах был вновь передан нам. В это время люди в большинстве своем уже возвратились, и им был необходим этот храм. Были сложные ситуации, и сколько нужно было приложить усилий, сколько нужно было желания и мудрости, чтобы наладить церковную жизнь! Нужно только вглядеться в историю, чтобы узнать обо всем этом. Но постепенно Церковь вставала на ноги.

– В следующем, 2017 году православные верующие Польши снова будут отмечать трагическую годовщину – 70-летие акции «Висла». В 1947 году польские власти насильственно переселили православных жителей Холмщины и Южного Подляшья на западные и северные территории, которые после Второй мировой войны перешли от Германии к Польше. С одной стороны, последствия этой акции – уничтожение Холмской Руси, то есть Православная Церковь практически перестала существовать на этих землях и только недавно начала возрождаться. Но с другой стороны, результат этого переселения – развитие православия на западе и севере Польши. И сейчас мы видим, что на этих землях православных приходов не меньше чем, например, в Центральной Польше. Конечно, их не так много, как на востоке, но тем не менее история показывает, что те, кто пытался уничтожить Церковь, в результате не смог добиться своего.

– Когда в Карпатах был убит генерал Сверчевский, это как бы явилось причиной для начала акции «Висла» (якобы его убили православные, и нужно было навести с ними «порядок»). Часть жителей отвезли на запад, на север, 140 тысяч переехали в Запорожье (там похоронена бабушка по линии моего отца и ее семья). На Холмщине православие как бы совсем исчезло, остались крупицы. Теперь там Люблинская и Холмская епархия, которая восстанавливалась постепенно, она немногочисленная, но живая, и там даже строят новые храмы.

Акция «Висла» имела задачу расселить наших людей. Их вывезли из «коренных» местностей, где они жили, на так называемые возвращенные земли на севере и западе Польши, где были немцы. Те, кто решал этот вопрос, считали, что, поселившись одиночными семьями, люди ассимилируются и православие исчезнет. Но Бог сильнее и умнее человека, и там, где не было православия, сейчас оно есть. Переселенцы испытали множество трудностей, преследований за православие, но они никогда не отрекались от своей веры. Они искали священника, искали возможность, чтобы он совершал богослужения. Там были пустые протестантские храмы, они получали их, устраивали там православные церкви. На основе этого выросла Вроцлавская и Щецинская епархия, которая в настоящее время насчитывает сорок приходов, там построено несколько новых храмов. Получилось, что на этих землях есть православие. То же самое и на севере – Белостокская и Гданьская епархия.

Так что с делом Божиим, если оно действительно является главным в жизни людей, трудно бороться, оно непобедимо. Люди, которые переживали эту трагедию переселения, остались образцом для всех последующих поколений, особенно для молодежи, которая живет сейчас. Поэтому мы об этом говорим, и наши молодые люди учатся на этом примере. Некоторые в свое время удивлялись, какая активная молодежь у православных Польши. Вот эти трудные переживания наших верующих дедушек, бабушек, отцов побуждают верно стоять за Православную Церковь. Так что есть трагедия, но есть и отрадные явления, «выросшие» из нее. Иначе можно сказать: в огне всегда узнается действительное золото.

– Владыка, в своих вопросах я затрагивал проблемы в том числе и национальные. Например, в результате акции «Висла» были переселены люди украиноговорящие, большинство из них считают себя сейчас украинцами. Но в то же время это деление на украинцев, белорусов произошло, как мы знаем, в основном в XX веке, то есть прежде существовал феномен идентификации себя по конфессиональному признаку: люди определяли себя как православных, а потом уже задумывались над вопросом, кто они по национальности. Хотя, мы знаем, что предки большинства ныне живущих православных Польши себя называли «холмщаками», многие и вовсе себя называли «тутэйшими».

– Наша Церковь состоит из разных национальностей – поляков, русских, белорусов. Коренных белорусов у нас мало. Белорусами мы называем тех, кто находятся под влиянием культуры белорусского языка. То же самое касается украинцев. Это люди – автохтоны, которые веками тут жили и на которых оказывалось влияние с востока, украинское влияние (у них было более мягкое произношение или более твердое, как на Холмщине).

Если идти дальше в горы, там живут лемки, они испытывали сербское влияние, и так далее. Так что у наших верующих разные национальности. Некоторые считают себя поляками и говорят на местном языке. В межвоенный период Польша занимала б о льшую территорию на востоке, там люди были совсем другие, и когда их силой заставляли, чтобы они перенимали польский язык, они называли себя «тутэйшими», то есть здешними. Их спрашивают: «Кто ты: белорус, украинец, поляк?» – «Я здешний». Даже в паспортах писали «тутэйший», а ты как хочешь понимай, что это значит. Но обстоятельства жизни заставляли этих людей поступать так, а не иначе. Кто не пережил этого и кто в настоящее время не был в Польше, тот никогда не поймет польского православия.

– Владыка, в нынешнем году начинается один из последних и важных этапов реконструкции Супрасльской Благовещенской обители под Белостоком, в частности разрушенного в 1944 году в ходе войны Благовещенского собора. Начинается роспись стен, и что примечательно: как пять веков назад Благовещенский собор расписывали сербские монахи предположительно из Хиландарского монастыря на Святой Горе Афон, так и сейчас это будут делать сербские мастера. Что это значит в жизни Польской Православной Церкви, в жизни польских верующих и лично для Вас? Известно, что возрождение Супрасльской обители началось по Вашей инициативе еще в первой половине 80-х годов прошлого века.

– Вопрос Супрасльской обители глубоко волнует мою душу. Когда я стал епископом Белостокским и Гданьским, передо мной стоял вопрос возвращения обители Церкви. Это было очень сложное и трудное дело, несколько лет мне пришлось бороться, против меня писали, и прочее, и прочее... Но Господь дает испытания, Господь дает и силы. Бог мне помог, мы получили развалины и поэтапно строили обитель. Главную святыню – Благовещенскую церковь – выстраивали от основания, и, милостью Божией, при помощи добрых людей привели этот храм в такой вид, в котором сейчас он находится. И последний этап в восстановлении Благовещенского храма – это роспись. В прежнем храме она была сделана сербским монахом, поэтому и в настоящее время, когда пришло время и возможность расписать новый храм, мы решили также обратиться к сербам. С сербами у нас есть контакт, они согласились приступить к росписи, и это очень важно. Говорят, что история не повторяется, однако видно, что повторяется. С Сербской Церковью мы очень близки, особенно мне она близка (я сербский монах). Поэтому радуюсь, что Господь дает такую возможность. Это служит единству наших Церквей, и служит примером для окружающего мира, что если есть согласие и единство, мы можем вместе творить прекрасное дело для Православной Церкви. Это очень важное дело, и пусть Господь помогает иконописцам, чтобы они имели терпение (потому что там много работы) и сделали роспись по возможности скорее и как можно лучше. Уже следующим, последним этапом будет восстановление иконостаса храма.

– Ваше Блаженство, недавно мы Вам вручили нашу работу: фильм «Афон – за жизнь! Завет преподобного Паисия Святогорца», в котором представлен глас афонских старцев, игуменов афонских монастырей в защиту жизни нерожденных младенцев. Известно, что в результате абортов во всем мире уничтожено больше человеческих жизней, чем за все войны XX века вместе взятые. В Польше аборты законодательно запрещены вот уже более двух десятилетий. Это произошло вследствие влияния в основном Католической, но и Православной Церкви. Почему же христиане не могут терпимо относиться к аборту?

– Прежде всего, благодарю вас за очень важный и интересный фильм и за ваш труд. Спасибо вам! Что касается абортов, то это дело очень серьезное, но такой вопрос православный верующий человек ставить не может. Я отношусь к этой проблеме как епископ Православной Церкви. Для верующего человека, христианина существует библейский и догматический закон. Однозначно на этот вопрос отвечает наша догматика: Господь создал человека, дал ему дар жизни, и этот дар может отнять только Он, никто другой. Аборт относится к убийству, очень серьезному греху, и он не должен иметь место. Поэтому Православная Церковь отрицательно относится к абортам. Жизнь человека начинается с момента зачатия, и когда мы уничтожаем эту жизнь, значит, уничтожаем жизнь человеческую. Церковь однозначно выступает против этого.

Конечно, мы не избежим слабости человеческой натуры. Многие званые, но не все исполняют волю Божию и волю Церкви. Поэтому многие посягают на жизнь: совершают аборты. Что касается Польши – это католическая страна, и действительно аборт в Польше запрещен по закону. Есть только три случая, когда разрешается совершить аборт. Но в настоящее время существует тенденция, чтобы этот вопрос решить окончательно и чтобы абортов вообще не было. Феминистические организации резко выступают против такого решения. Нового закона еще нет, остается в силе прежний закон. Но я хочу сказать, что в этих делах юридический закон не может иметь никакого значения. По отношению к догмату Церкви невозможно применить закон, который бы что-то решал. Тут всё решает совесть человека, сам человек. И верующий поступает исходя из своей веры и тех убеждений, которые он носит в своем сердце. Так я отношусь к этой важной проблеме. Совершённый аборт – это очень большой грех, после которого нужно исповедоваться, и Церковь накладывает соответствующую епитимию. Только после исполнения епитимии женщина может приступить к таинству Святого Причащения.

– Известно, что все же некоторые польские женщины идут на такой шаг, как аборт, совершая его нелегально или в своей стране, или в зарубежных клиниках, в том числе в Белоруссии. И это один из доводов, которые приводят сторонники отмены жесткого антиабортного законодательства в Польше. Наверное, это говорит о том, что и польское государство, и христианская общественность страны должны прилагать усилия, чтобы все общество, большинство семейных пар, большинство молодых людей относились к аборту как к неприемлемому явлению?

– Первой школой для ребенка является семья. Когда семья здоровая, тогда и дитя будет здоровое. Если есть разлад в семье, тогда есть разлад и в воспитании молодого человека. К сожалению, у нас в Польше этого немало: много семейных разводов, когда люди живут вместе, потом внезапно расходятся. И тогда ребенок воспитывается сам по себе, то есть его воспитывает улица. Конечно, такой молодой человек не будет иметь в сердце дара любви к Богу и к Его воле, который должны передать мать и отец, и он будет поступать так, как научится на улице или в свободном обществе. Христианская семья и воспитание в этой семье – вопрос очень важный и серьезный.

Следующий момент: воспитание в школе. У нас в школах, слава Богу, преподается Закон Божий. Хотелось бы, что это преподавание было идеально, но идеального никогда нет. По разным статистикам, в настоящее время в Польше число абортов сокращается. Хотя мы должны учесть, что жители Польши не все католики, не все православные, не все христиане, есть также люди неверующие, живущие по своему закону. Больно, что такое отрицательное явление, как аборт, имеет место и среди христиан, и с такими христианами Православная Церковь должна работать. Мы своих верующих всегда стараемся направлять, чтобы этого греха было как можно меньше.

– Владыка, можно ли и нужно ли инициировать пролайф-кампании в обществе по примеру антитабачной кампании, которая во многих европейских странах приобрела общенациональный масштаб? Она проходила массово и была довольно эффективна вследствие совместных усилий и государства, и общественности, то есть многих организаций, многих сил.

– Должна быть бо льшая осведомленность общества. Ты говоришь, учишь, сразу успехов не получишь, но со временем, когда это повторяется, люди вникают в суть и прекращают это делать, как с примером антитабачной кампании. Конечно, просветительная кампания нужна. В этом участвует и Церковь. У нас есть амвон, школы, масс-медиа разного рода, где об этом нужно говорить. В Польше римо-католики на эту тему много говорят, у них много ресурсов, и они стараются их использовать в широком масштабе. Мы говорим об этом в передачах по радио и телевидению настолько, насколько имеем возможность, но в наших храмах мы уделяем много внимания этому вопросу.

– Ваше Блаженство, программа выйдет в эфир уже в праздничные пасхальные дни, и наши зрители хотели бы услышать от Вас поздравление с праздником Светлого Христова Воскресения.

– Праздник Пасхи Господней – это самый большой праздник в жизни Церкви Христовой: праздник веры, праздник победы над смертью; он полон духовной радости и подъема. И в этом духе – духе пасхальной радости и духовного подъема – я сердечно приветствую всех зрителей канала «Союз». Пусть Господь Воскресший подает все необходимое в нашей жизни для того, чтобы мы были достойными свидетелями святого православия сегодня. Христос воскресе!

 

Ведущий специальный корреспондент Артем Махакеев
Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​