Встреча протоиерея Андрея Ткачева с общественностью г. Екатеринбурга. 13 марта 2015. Часть 1

23 марта 2015 г.

Аудио
Скачать .mp3
Встреча протоиерея Андрея Ткачева с православной общественностью Екатеринбурга. Часть I.

Расшифровка беседы:
Поскольку сегодняшний мой визит приурочен к Дню православной письменности и книги, в течение целого дня приходится слушать речи других людей, касающихся письменности.

Прежде всего, давайте благословим Создателя, что мы умеем читать. По статистике далеко не каждый житель Земли умеет читать, до сегодняшнего дня живет огромное количество людей, не знакомых с радостью письменного слова. К счастью, наша страна со времен странной Октябрьской революции среди очень тяжелых вещей совершила несколько дел, которые были цивилизационными прорывами, и один из них — преодоление неграмотности. Советская власть совершила парадоксальную вещь: она научила людей читать и забрала у них Библию. До революции у них было Священное Писание, но множество людей были безграмотны — и это тоже была парадоксальная вещь.

У Николая Бердяева в «Воспоминаниях» описывается такая ситуация. Один революционный матрос завел с ним спор, и он спросил его: «Ты Евангелие-то читал?». На что тот ответил: «Я его целовал, нам его в Церкви целовать давали». Целовать — легко, но прочитать, понять и облобызать, запомнить и выполнить — это совершенно другие вещи.
На сегодняшний день парадокс исправлен: читать умеем, Библию вернули, пора открывать ее и начинать упражняться в чтении. Мы с вами умеем читать с детства, для этого были созданы все условия. Навык чтения настолько естественен для нас, что нам даже тяжело представить, как это могло быть иначе. Однако на многих континентах: не только в Африке, но и в Латинской, и даже Северной Америке люди не умеют читать.

Мы читать умеем, теперь надо научиться, что читать. Замечу попутно, что в германо-романских языках, русском пишут слева направо; в арабском и персидском, урду, хинди — справо-налево; китайское, японское иероглифическое письмо движутся справо налево и во всех языках — сверху вниз. Все письменности пишут сверху вниз, фиксируют знаки на письме сверху вниз — как снисхождение небесного подарка на землю. Умение писать — это божественный дар; некоторым народам повезло получить творцов своей азбуки в лице святых. Кроме русского, белорусского и сербского, письменность которым дали святые Кирилл и Мефодий, есть еще армянская грамота, которой много дал Месроп Маштоц, чрезвычайно почитаемый святой человек.

Существует латинская поговорка «Научись делать то, что ты уже умеешь, и тебе откроется неизвестное». Мне, например, кажется, что я умею ходить, думать и читать. Однако учиться читать надо всю жизнь: этот навык не такой простой, как кажется. Помню, когда-то во Львове я рассказывал людям, как надо ходить по городу, не соблазняясь. История была такова: некий монах получил задание — из Нитрийской пустыни пойти в Александрию, чтобы передать письмо архиепископу. Александрия — огромный портовый город, в котором множество самых разных людей, его библиотека наверняка была больше сегодняшней ватиканской. Монаху надо было пройти через город так, чтобы не соблазниться, и вернуться в пустыню без лишних впечатлений. Он выполнил поручение, вернулся в пустыню, и когда братии спросили, кого он видел в Александрии, ответил:

— Христос свидетель, кроме архиепископа, не видел никого.

То есть он сумел пройти по всему этому шумному городу, полному соблазнов, отдать письмо архиепископу, получить благословение и вернуться, ничего не видев.

Итак, я рассказал эту историю на службе людям, и однажды вечером, идя по городу, увидел одну из своих прихожанок. Когда мы встречаем знакомых, то еще на расстоянии начинаем кивать, расплываемся в улыбке и движемся навстречу друг другу, чтобы поприветствовать. Я улыбнулся и двинулся к ней, она же шла, как тот монах в Александрии, опустив глаза вниз и никого не видя, она меня не заметила и прошла мимо. Тогда я начал понимать, что научил ее словами, а она продолжает учить меня примером. Так люди учат друг друга. Невозможно вымолить себя самому, скорее всего, нужно вымаливать кого-то, чтобы другие вымаливали тебя. У праведников в раю длинные вилки, то есть если представить, что мы попали в рай и там много вкусного, от чего слюнки текут, но у каждого вилка длиной с весло — ты можешь набрать всякой пищи, но себе в рот положить не можешь, а можешь кормить с нее другого. Каждый кормит другого — так спасаются люди, и это рай.

Нужно научиться читать, и заново прочитать все, что мы читали раньше, причем и некоторую светскую литературу. Это необходимо для того, чтобы найти точки пересечения Вашей души с душой человека, который еще невоцерковлен. Бывает, что с верующим человеком нам есть, о чем поговорить, а к душе неверующего, маловерующего или верующего, но не воцерковленного человека, у нас ключей нет, нет тропинок к его сердцу. Кстати, в этом одна из миссионерских целей светской литературы. Однажды я говорил филологам о том, какая бездна библейских смыслов в тех книгах, которые мы знаем с детства.

Например, «Гамлет» Шекспира, который начинается со сцены явления Тени короля-отца с просьбой мстить за то, что он был убит братом Клавдием, овладевшим и его престолом, и его брачным ложем. Гамлет попадает в ситуацию, когда перед ним раскрывается преступление. Что ему делать? Убивать мать, дядю? Тень отца Гамлета говорит сыну: «Умер я в цвету моих грехов, без исповеди, не причащен и не помазан». Самую большую печаль его составляет то, что он был коварно убит ночью, умер без причастия и исповеди и не может войти в рай. И я спросил тех, кто изучал литературу в школе, институте, а теперь преподает ее сам, заметили ли они этот религиозный момент в самой завязке, в самом начале трагедии? Они ответили, что, честно говоря, нет.

Спрашиваю, почему Клавдий избрал такой странный способ убийства брата — влил ему яд в ухо, ведь существует множество более простых и надежных способов (если бы он спал на спине, надо было ждать, чтобы он повернулся на бок). Оказывается, это богословская идея — убить таким образом можно, подражая дьяволу: первая жертва заливания яда в уши была Ева в раю, дьявол убил ее, нашептав нашей праматери на ухо, обманул ее душу, а затем она стала мертвой по плоти. Таким образом, это библейская цитата, аллюзия на грехопадение. Настоящая смерть наступает, когда человека обманули, пока этого не произошло, и он стоит в истине, его можно убить, но не до конца. Сказано: «Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убити». Настоящая смерть происходит, когда у человека умерла душа: она пошла в геену, тело — в пищу червям. Спрашиваю:

— Вы этого не замечали?
— Не замечали.
— Правда, жалко?
— Правда. Мы читаем красивые вещи, но смысла не понимаем.

Посмотрим далее. Гамлет находит своего дядю молящимся и думает подойти к нему сзади и заколоть мечом, но останавливает себя: «Назад мой меч, мой дядя молится». Если он убьет его сейчас, душа Клавдия воспарит к Богу, он будет святой. «Отец мой в аду, а убийца будет в раю — разве это месть? Я убью его, когда он будет на прелюбодейном ложе, когда будет пьян за столом, разгорячен охотой». Вот это месть — он будет к раю не готов. Спрашиваю, замечали ли филологи это — «Нет».

Возникает вопрос, читали ли мы вообще в таком случае «Гамлета»? В принципе — нет. А другие книги, например «Тараса Бульбу»? Да возьмем даже сказку о Золотом ключике. Отвлечемся от того, что главный герой — деревянный. Итак, молодой человек — непослушный, наглый уходит из дома своего отца, терпит много злоключений, возвращается в дом отца, который его ищет и ждет, и они находят счастье в том месте, откуда он убежал. Золотой ключик — это притча о блудном сыне, расшифрованная средствами сказки.

Такие мысленные находки и драгоценные догадки — это сокровище ума, которое позволяет повести качественный разговор с той или иной аудиторией. Не сразу же говорить с человеком о Страшном суде или Божественной литургии: не всякий сразу готов к этому. У апостола Павла есть замечательный пассаж о том, что внутри каждого человека есть два человека: эмпирический, внешний и сокровенный, внутренний. Покуда внешний человек тлеет — мы ведь не молодеем, а стареем, но поскольку подходим к зеркалу по несколько раз в день, не замечаем этих разительных перемен, их видят наши знакомые — наш внутренний человек «обновится яко орля юность твоя». При правильном образе жизни — тельце к земле, а душенька к Небесному Царству. В случае если человек ведет неправильный образ жизни: холит, лелеет свою храмину из глины, его внутренний человек смердит и гноится.

Теперь ответьте на вопрос, какое художественное произведение яркими красками изображает дихотомию человеческого существа: когда внутренний человек гниет, а внешний залакирован и покрыт глянцем? «Портрет Дориана Грея» — это абсолютно апостольское произведение, написанное грешником, которого грех опозорил, раздавил, посадил в тюрьму и свел в молодом возрасте в гроб. Но этот человек написал пронзительную книгу о том, как мы бережем внешнее и губим внутреннее, и как рано или поздно оно вылезает наружу. Обычные светские книги, но каким благотворным образом они действуют на человека, и как могут заинтересовать, если повести о них речь.

Нынешнее время не располагает к чтению. Сегодня показывали видео ролик, где Святейший Патриарх очень правильно говорил, что раньше — до визуализации мира средствами технической связи (кино, видео, компьютер и так далее) — человек получал художественные образы через текст благодаря воображению и уму. Ты читаешь текст, а твой ум создает художественную картину этого текста. Сегодня, когда картина преподносится тебе готовой, уменьшается творческий потенциал: ты считываешь с экрана уже готовые, может быть, ложные образы, то есть ты уже не постигаешь смыслы, а впитываешь образы. Современная эпоха не располагает к чтению, а даже отчасти воюет против него.

Чтение — «угрожающая» деятельность, которая стремится исчезнуть. Есть много хороших вещей, которые могут исчезнуть, например, семья, против которой развязана война — не объявленная, но конкретно ведущаяся. Чтение — это серьезное занятие, которому трудно противостоять против видео, компьютера, музыки, клиповых образов.

Например, Рэй Брэдбери — удивительный фантаст, который умер совсем недавно, при том что он писал романы о полетах на Луну, пользовался старым проводным телефоном (хотя мобильные уже были!), стучал пальцами по старой разбитой машинке и никогда не давал интервью журналистам, а жил в глубинке, как отшельник. У этого писателя есть много прекрасных книг, которые бы не повредили православному человеку. Дам даже набросок того, что можно прочитать и обсудить затем с детьми в воскресных школах. Роман «451 градус по Фаренгейту» (это температура, при которой горит бумага), где описывается картина будущего, где никто больше не читает книг, поскольку дома у каждого есть телевизор, занимающий целые стены. У бедных людей — в одну, а чем человек богаче, тем больше у него телестен. Он заходит в комнату, включает телевизор, и со всех сторон к нему приходят артисты непрестанных сериалов, которые с ним как бы дружат, своего рода «Дом-2». Это пророческий роман, написанный еще в 5о-х годах, когда телевизионная техника так далеко еще не шагнула. В этой ситуации общество начинает бояться тех, кто читает, а потом физически уничтожать, сжигать книги. Затем репрессивная машина обращается на тех, кто утаил хотя бы одну книгу. Такие объявляются сумасшедшими, и к ним выезжают пожарные команды. Наука создала такие материалы, что пожаров теперь больше нет, и пожарники теперь не тушат огонь, а сжигают книги.

В романе описывается ситуация, когда пожарник, приехавший к одной женщине, о которой доложили, что у нее есть книги, для того чтобы сжечь их, утаивает одну и начинает тайком читать ее. Этот процесс чтения вернул его к себе, и он стал диссидентом в пожарном карательном учреждении. Потом он находит целую группу людей, похожих на катакомбных христиан, которые пытаются сохранить цивилизацию путем того, что выучивают книги наизусть. Хранить книгу нельзя, но ее можно выучить. Вот мистер Гомер — он выучил наизусть половину «Илиады», а вот мистер Экклезиаст — он знает наизусть всего Экклезиаста и еще половину Псалтири. Вот мистер Шекспир и мистер Платон. Это тайное общество людей, носящих в себе знания, люди, выживающие в атмосфере, когда книги читать нельзя, за это гонят и убивают. Это сильнейшая пророческая книга, которую советую прочитать всем, кто еще не читал.

Все это я говорю и для того, чтобы мы поставили перед собой великую задачу — запомнить наизусть как можно больше священных вещей, невзирая на то, сколько вам лет. Гоголь говорил, что христианин учится до смерти. Эти слова повторял в своих дневниках Николай Сербский. Наша память, которая могла бы вместить в себя огромное количество мысленных сокровищ, заполнена едва на 15–20 долю, и половина из того, что там хранится — ерунда, которую можно забыть. Надо позаботиться о том, чтобы как можно раньше начать трудиться над собой и запоминать, стяживать умом священные тексты, молитвы, в особенности Евангелие и Псалтирь. Примите такую задачу — и будете великие книжники, но не фарисеи.

В древней аскетической книге для монахов первых веков, которая называется «Лавсаик», описывается случай, когда монахи идут по пустыне к одному старцу, и чтобы не празднословить по дороге, каждый из них читает, что знает наизусть из Писания. Один юноша за несколько часов прочитывает наизусть Послание к римлянам, когда он замолкает, тогда следующий прочитывает наизусть великую 18 кафизму, следующий — половину книги Притч, другой — половину Апокалипсиса, и так, читая все, что знают наизусть, они коротают время до старца. Можем ли мы так? Мы же хвалимся, что умнее, чем наши предки: у нас есть свет, телефон, автомобиль, микроволновая печь, лифты, который поднимают наши телеса на девятый этаж.

Кстати говоря, мы благодарили за то, что умеем читать, за то, что наш Святейший Патриарх предстоит престолу Божию. Давайте еще поблагодарим Бога, особенно женщины, за то, что у нас есть стиральная и посудомоечная машины. Ни одна женщина мира пятьдесят лет тому назад не была столь счастлива, сколь счастлива сегодня каждая домохозяйка, у которой есть холодильник, микроволновая печь, стиральная машина и горячая вода из-под крана. Короли в средневековой Франции, Германии и по всей Европе мылись чрезвычайно редко. Мы же, имея в квартире горячий душ, счастливее всякого средневекового короля, но имея миллионы благ, при этом мы же — самые недовольные люди на земле. Холодные, голодные, вонючие люди, жившие в курных избах, смотревшие на кусок хлеба как на драгоценность, были счастливы. Сегодня человек, поднявшийся домой на лифте, который включил горячую воду и принял душ, бросил грязную одежду в стиральную машину, вытащив из холодильника недоеденную курицу, разогрел ее в микроволновке — сидит и думает, чем бы заняться, и тоскует, что жизнь его не сложилась. Поблагодарим Бога за те вещи, которые у нас есть, потому что если мы будем неблагодарны, то потеряем всякую пользу от них и будем наказаны за плохое пользование ими.

Дорогие книжники, как можно больше запоминайте наизусть, чтобы у вас не было необходимости каждый раз для молитвы открывать книжку, чтобы она была у вас в голове. Например, вы сели трамвай, прислонились головой к оконному стеклу, и, кажется, что вы спите, а вы на самом деле читаете «Блаженны нищие духом». Все думают, что вы отдыхаете после рабочего дня, а Вы занимаетесь богомыслием, если у вас есть, что перебирать в голове, подобно тому, как монах перебирает четки: например, «Величит душе моя Господа» или то, что вы уже знаете «Помилуя мя, Боже» или «Живый в помощи Вышняго». Или, возвращаясь с работы, человек сел на лавочку, закрыл глаза, склонил голову на плечи и — читает про себя покаянный псалом. Почему на лавочке? Потому что когда женщина придет с работы домой, ее со всех сторон облепят дети, и она не помолится. Чем богаче ваша память, тем меньше вы нуждаетесь в подсобной литературе, и тем больше вы будете живой алтарь Живому Богу, будете живой человек, который носит молитву не в книжке, а в себе. У наших братьев-мусульман, на которых мы смотрим то с опаской, то с любовью, есть чему поучиться. У них есть разряд особых праведников, которые называются хафизы. Хафиз — это человек, который знает весь Коран наизусть, и считается живым носителем Предания, его, как живую Библию, носят на руках. Он знает, как читать Коран, в каких случаях: что читать на свадьбе, что на похоронах, как понимать те или иные места — это живая книга. Что мешает современному человеку быть таким живым носителем Евангелия или Псалтири? Ничего, кроме того, что мы не ставили себе такой задачи. Надо ставить себе дерзновенные задачи и выполнять их. Кто тридцать лет назад думал, что у метро Кропоткинская на месте бассейна будет стоять храм Христа Спасителя. Не то что не верили, но просто рассмеялись, если бы им сказали об этом. А теперь бассейна нет — стоит храм, и люди молятся. Мечта стала явью, а раньше никто бы не поверил. Надо ставить себе дерзновенные задачи — выучу и запомню половину Псалтири. Чем еще заниматься в Великий пост? Пост — это углубленность в Книгу, а не только пескарик вместо поросенка или салат из чечевицы вместо творога со сметаной. Это хорошая вещь, но это еще не сам пост, а его диетическая сторона. Пост — это любовь к Писанию и богослужению.

Какие книги из Писания более всего читаются в Пост? Непременно Бытие, Притчи, Исайя, а на Страстях будет читаться еще книга Иова. По меньшей мере, четыре книги, которые нужно прочесть. Какая книга может быть для вас самой новой? Новая книга не та, которую написали сегодня, новая книга — это старая книга, которую вы еще не читали. Наверняка у каждого из вас в Библии есть книги, которые вы еще не прочитали. Может быть, кто-то еще не прочитал книгу Исайи. Христиане, умеющие читать и не читающие Писание, — это позорное явление.

Расшифровка: Юлия Подзолова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы