29 августа. Священномученик Александр Соколов

29 августа 2015 г.

Аудио
Скачать .mp3

Церковный календарь. 29 августа 2015 года

Свои именины в этот день совершают христиане, нареченные в честь святых: Александра, Стефана, Анны, Иакова.

Мир и благословение Божие да пребывает с вами, дорогие именинники. Радости вам и мира о Духе Святом.

 

Сегодня Святая Церковь совершает память новомученика, священномученика иерея Александра Соколова.

Родился святой в 1893 году в селе Озерово Тихвинского уезда Новгородской губернии в семье священника Николая Соколова. В 1915 году он окончил Новгородскую Духовную семинарию и поступил псаломщиком в храм села Ершова Череповецкого уезда Новгородской губернии. В 1916 году он был рукоположен в сан диакона ко храму села Мороцкого, а через год — в сан священника ко храму села Озерова, где прошло его детство, где он воспринял первые навыки церковной жизни и благочестия. В 1924 году о. Александр был переведен в храм села Ершова, где когда-то служил псаломщиком.

Сразу же по установлении советской власти начались гонения на Русскую Православную Церковь. Одна из форм, в которую выливались гонения, выражалась в требовании уплаты непомерных налогов и штрафов, которые в случае с о. Александром были настолько значительны, что, не имея средств заплатить их, священник вынужден был в 1924 году переехать с женой Елизаветой Александровной и тремя маленькими детьми в другое место, в Тверскую область, где он сначала служил в храмах Красно-Холмского района, а затем в селе Поречье Молоковского района.

Отец Александр все силы и время отдавал своей пастве. Местные власти запрещали служить молебны на полях и в домах прихожан, однако он, как это было принято до революции, регулярно обходил все деревни прихода. Видя его ревностное служение, паства ответно любила его. Несмотря на гонения и разрушение храмов, на то, что власти постоянно обирали приход и священника, церковь в селе Поречье ремонтировалась всякий раз, когда в том бывала нужда. Но всякий раз власти незамедлительно преследовали за это и священника, и прихожан.

В 1935 году прихожане покрасили и побелили храм, а оставшуюся от ремонта краску продали школе. Сразу после этого священник и староста были арестованы; священник был обвинен в спекуляции и приговорен к пяти годам исправительно-трудовых лагерей. В те годы иногда еще было возможно, если священник не был обвинен в политическом преступлении, доказать свою невиновность. Областной суд, куда дело попало из районного суда, полностью оправдал священника, и о. Александр был освобожден. В то время, когда все, что имело какое-либо отношение к Церкви, безжалостно разрушалось, прихожане о. Александра выстроили вокруг часовни новую кирпичную ограду.

В конце апреля 1937 года председатель сельсовета вызвал в контору о. Александра и потребовал, чтобы он уплатил подоходный налог вперед за следующий квартал, а также аренду за землю, на которой стояли храм и церковные постройки.

— Не тратьте зря свои силы, — ответил о. Александр, — платить я не буду, так как не подошел срок платежей.

И сказав это, священник сразу же ушел из сельсовета, не желая поддерживать пустой и небезопасный разговор.

Летом 1937 года сотрудники НКВД были оповещены о грядущих арестах всего духовенства и стали собирать о них данные. Чаще всего вызывались люди, готовые говорить и подтверждать что угодно. Один из таких рассказал сотруднику НКВД об о. Александре, будто тот сомневался в подлинности показаний подсудимых на открытых судебных процессах, где обвиняемые чересчур охотно и гладко очерняли себя и других, а также, что священник, отметив, что в районных магазинах не было хлеба, предположил, что хлеба нет потому, что местные власти дали завышенные цифры об урожайности, а центральные власти, взяв в соответствии со своими нуждами хлеб, постановили, что оставленного (в соответствии с цифрами) будет достаточно, и отказали району в снабжении мукой и зерном.

Обвинить священника было не в чем, и осведомитель решил привести некий анекдот, будто бы рассказанный священником: «Из одной захолустной карельской местности крестьяне направили своего односельчанина к председателю ВЦИК товарищу Калинину узнать, почему сейчас берут во всем ускоренные темпы. В то время, когда этот мужичок пришел во ВЦИК со своим недоуменным вопросом, Калинин был сильно занят, он подвел мужика к одному окну и, указав на проходящий по улице трамвай, сказал: “Видел, а через пять лет их будут сотни!” Затем подвел мужика к другому окну, где был виден проходивший автомобиль, и сказал: “Видишь, а через пять лет их будут тысячи!” Мужик уехал в деревню, и когда его стали спрашивать о результатах поездки, то он применил точно такой же способ объяснения. Сначала посмотрел в окно, где увидел, что по улице несут покойника, и сказал: “Видите, а через пять лет их будут нести сотни!”  Затем, подойдя ко второму окну, увидел, идет нищий, и так же, обращаясь к присутствующим, сказал: “Видите, а через пять лет их будут тысячи!”».

Наступил июль 1937 года. Прошел Петровский пост, праздник апостолов Петра и Павла, память явления иконы Пресвятой Богородицы в Казани, когда стали доходить сведения об арестах священнослужителей. Отцу Александру становилось ясно, что его арестуют, после чего храм подвергнется кощунственному разграблению. И он сложил запасной евхаристический набор в камилавку и спрятал на чердаке храма. Туда же положил напрестольный крест, дарохранительницу и лжицу.

27 июля 1937 года сотрудники НКВД арестовали священника и заключили в Краснохолмскую тюрьму. Допросили через три дня. Следователь спросил, чем занимался священник до и после революции. Отец Александр ответил, что до революции он занимался исключительно пастырской деятельностью, а после революции пришлось обзавестись небольшим хозяйством. Времена настали голодные, и подсобное хозяйство стало подспорьем, тем более что на руках была семья, два сына и дочь, все родились после революции, дочь в 1924 году. Хозяйство было небольшое: дом, амбар, сарай, гумно, баня, одна лошадь, две коровы, пять десятин земли. В 1929 году священнику было дано непосильное задание на сдачу сельскохозяйственных продуктов, и за невыполнение его хозяйство было описано и реквизировано.

Сельсовет по обыкновению выдал НКВД справку, где было сказано о необходимости ареста священника, так как он «привлекал на свою сторону отсталое население» и без регистрации в загсе отпевал покойников. «Считаем его социально опасным человеком для местного населения, который заслуживает высылки из местных пределов»,— писал председатель сельсовета.

10 августа следователь вновь допросил священника.

— Когда и какие взгляды вы высказывали в связи с процессом над троцкистами во главе с Пятаковым?

— Я этим процессом интересовался и о нем читал, — ответил священник. — Из прочитанного у меня складывалось какое-то неверие в его действительность, меня удивляло то обстоятельство, что все подсудимые как-то даже хвастали своими контрреволюционными действиями, и все это я считал неестественным... Данными взглядами, насколько мне помнится, я ни с кем не делился, за исключением, возможно, своей семьи.

Допрос был окончен. 25 августа Тройка НКВД приговорила о. Александра к расстрелу. Священник Александр Соколов был расстрелян 29 августа 1937 года.

 

Каждое воскресенье в храме читается евангельский отрывок, которым христиане должны «питаться» всю последующую неделю. В Великий пост например, неделя так и называется: «Неделя о мытаре и фарисее», «Неделя о блудном сыне», «Неделя о расслабленном». Сейчас мы живем в неделю о юноше, который вопросил Христа о спасении. Удивительная история и весьма поучительная, потому что, услышав ее, ученики изумились и сказали: «Господи, кто же может спастись?» Важный вопрос, который должен беспокоить каждого человека: как спастись, что такое спасение?

К сожалению, за свою практику общения с людьми видел, что очень мало людей всерьез интересуется этим вопросом. Приходят в храм и спрашивают что угодно: что делать, чтобы сын не пил, чтобы на работе наладилось, чтобы соседи не мучили, что делать с мужем или женой? Что делать? А вот что делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Как спросил этот юноша: «Что мне делать?» Удивительный юноша.

А что происходит в сознании у современных юношей и девушек, да и не только современных, а вообще во все века? О чем думает человек в двадцать лет? О том, чтобы взять от жизни всё, жить комфортно, благополучно, счастливо, в любви и всевозможных развлечениях, а так, чтобы задуматься о том, что делать, чтобы жизнь вечную наследовать - это крайне редкое явление.

Господь отвечает юноше: «Соблюди заповеди: не убей, не укради, не лжесвидетельствуй, чти отца и мать». Многие люди наивно думают об этих заповедях, что живут по ним. Приходит человек и говорит, что вроде и грехов никаких не делал, и по заповедям Божиим живет.

- А какие заповеди Божии? Назови мне первую?

- Ну, «не убей, не укради…»

«Не прелюбодействуй» - пропускают. Так ведь «не убей» - номер шесть, а «не укради» - номер восемь, тему про блуд люди как-то выпускают, потому что очень неприятно так себя обличать. Называть заповедь, которую не соблюдаешь, - это же суд себе, приговор.

- А первая-то заповедь какая?

И тут ступор. Немая сцена. Пауза.

А первая заповедь - «Аз господь Бог твой, да не будет тебе иных богов, кроме Меня». Именно первые четыре заповеди говорят об отношениях человека с Богом, но они как-то остаются без внимания, в небрежении, потому что об отношениях с людьми человек еще как-то понимает, и то выборочно. Например, заповедь «не убий» нарушается сплошь и рядом, и мужчинами, и женщинами в убийстве собственных детей. Причем мужчины виноваты не меньше, а может быть даже и больше, потому что при их малодушном согласии, попустительстве, а иногда и оплате этой процедуры убивается человек. Когда мужчина приходит на исповедь, очень важно исследовать, а сколько детей погибло при его молчаливом согласии. Потому что если этот грех не будет исповедан и уврачеван покаянным трудом, епитимией, душа не успокоится, она не сможет принять благодать Божию, эта рана все время будет кровоточить, мешать духовной жизни.

Юноша говорит, что все эти заповеди сохранил от юности своей. В другом месте сказано, что Господь возлюбил Его, потому что это был действительно прекрасный человек. Для спасения достаточно исполнить заповеди Божии, но юноша идет дальше: «Что еще я не сделал?» И Господь показывает ему путь к совершенству, путь для избранных, для немногих: «Если хочешь быть совершенным, иди и продай имение, раздай нищим, возьми крест и следуй за Мной». Это путь для очень малого числа людей, иноческий путь, путь самоотвержения. И юноша опечалился и ушел, и никто даже имени его не знает, потому что не последовал за Христом. Петр, Филипп, Варфоломей оставили всё и последовали, и из века в век до скончания мира звучат их имена: Павел, Андрей, Фома… А юношу никто не помнит, кроме вот этого эпизода. Будем внимательно и вдумчиво изучать Священное Писание, будем честно стараться исполнять заповеди Божии, а для тех, кто хочет быть совершенным, путь указан: отвергни себя, продай имение, раздай нищим, возьми крест и следуй за Христом через Голгофу к Воскресению.

Помогай нам всем Господь!

Священник: Евгений Попиченко

Расшифровка: Елена Кузоро

 

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы