Беседы с батюшкой. Таинства Церкви

10 июня 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
В екатеринбургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает наместник Крестовоздвиженского монастыря города Екатеринбурга игумен Флавиан (Матвеев). 

– Предлагаю сегодня поговорить про церковные таинства. Мы знаем, их семь в Церкви. Некоторые из них более известны, некоторые покрыты некой тайной. Давайте поговорим о том, почему таинства называются таинствами, как они появились, как менялись. Если получится, порассуждаем о каких-то более конкретно. Возможно, это растянется на несколько эфиров.

Итак, почему таинства мы называем именно так?

– Очень загадочный вопрос. С одной стороны, мы можем сказать, что таинство – это какой-то акт освящения каждого человека и Церкви как таковой; когда по нашей вере сходит Дух Святой и совершается благодатное действие, которое освящает человека. С другой стороны, само по себе слово «таинство» означает, что происходит некая тайна. Мы не можем до конца понять, что происходит, потому что в этом участвует Сам Бог. Бог открывает нам Себя, но до конца никогда не бывает познаваем. Поэтому раз в таинстве непосредственным образом участвует Сам Бог, то до конца определить, что такое таинство, невозможно.

Богословие в разные времена средствами, свойственными своему времени, пыталось (и пытается до сих пор) это объяснить. Именно поэтому богословие всегда будет актуально. В зависимости от времени, багажа накопленных богословских знаний открываются всё новые слои смысла, новые слои понимания того, что такое таинство. Но в то же самое время сохраняется этот дивный покров тайны, и за этой тайной всегда прячется Бог.

С другой стороны, в таинстве Бог нам открывается, Он желает быть в нашей жизни, желает, чтобы мы принимали Его действие в этом мире. И в этом смысле самым главным таинством, из которого, по богословскому учению, вытекают все остальные таинства, является таинство Евхаристии, таинство собрания в Церковь.

Господь так благоволил, что призвал апостолов, сделал их Своими учениками. Они были собраны Христом, жили особой жизнью: были посвящены Им Богу Отцу, на них сошел Святой Дух. Апостолы были собраны в Церковь и из отдельных людей составили собою первую Церковь, богочеловеческий организм, во главе которого стоит Христос. И в Книге Деяний это описано. Когда после сошествия Святого Духа апостолы начали проповедовать, их проповедь сделалась понятной людям других языков, других культур. Это было нечто необыкновенное: простые рыбаки, неученые люди в основном, но их проповедь сделалась понятной людям. Казалось бы, при обычных условиях люди не должны были вообще ничего понять, но это случилось, и у людей возникло желание присоединиться к этой общине апостолов и тоже стать учениками Христа.

Это было самое первое таинство, в котором апостолы были объединены Христом на Тайной Вечере и которое получило новую жизнь, новое дыхание в момент сошествия Святого Духа. С этого момента апостолы уже не могли обходиться без того, чтобы быть собранными в Церковь, потому что их в Церковь собирала вся Святая Троица. Они ощущали себя в полной мере чадами Бога Отца, учениками Сына Божия и, осененные Духом Святом, собирались вместе для того, чтобы воспомянуть Христа по Его слову.

Таинство собрания в Церковь – когда люди вместе собираются в Церковь для того, чтобы воспомянуть Христа, по Его заповеди совершить молитвы над хлебом и вином, чтобы хлеб стал Телом Христа, а вино – Кровью Христа, и под видом хлеба и вина принять в себя Самого Христа и тем самым освятиться, обожиться, приобщиться к таинственной жизни Христа и Его пригласить в свою жизнь. Евхаристия заключает в себе вот эти основные смыслы.

Каждое из таинств с самых древних времен так или иначе было связано с Евхаристией.

Например, возьмем таинство Святого Миропомазания, которое совершается вслед за крещением. В древности уверовавшего человека погружали в воду с призыванием Святой Троицы: крещается раб Божий (имя) во имя Отца, аминь; и Сына, аминь; и Святого Духа, аминь. Вслед за этим апостолы возлагали на крестившегося человека руки, призывая Святого Духа на этого человека. (Потому что крещение, по словам Христа, должно совершаться водою и Духом.) Прошло время, и таинство Миропомазания стало совершаться немного другим способом: апостолы освящают благовонное масло (миро), и при помощи помазания этим маслом верующие получают таинственный дар Святого Духа, открывающий возможность духовной жизни и следования за Христом.

Таинство Крещения совершалось таким образом, что новокрещенные христиане тут же шли причащаться. Во время крещения звучит такой гимн: елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся.  Аллилуйя. Это означает: те, что крестились, облеклись (в буквальном смысле слова оделись) во Христа. «Аллилуйя» – значит «радуйтесь, славьте Бога». Это древнейший христианский гимн, с которым новокрещенные, свидетельствуя о том, что с ними случилось, из баптистерия, где совершалось крещение, шли в Церковь праздновать Пасху (крещение обычно совершалось перед Пасхой) и причаститься Тела и Крови Христа, участвовать в Евхаристии. Вот такая связь этого таинства с таинством Евхаристии.

Возьмем таинство Брака: мужчина и женщина дают друг другу обет верности перед лицом христианской общины, и это свидетельствуется священником. В древности, когда еще не было подробного, развернутого чина Венчания, который есть сейчас, мужчина и женщина, желающие вступить в христианский брак, во время Божественной литургии получали благословение священника и вместе причащались на этой литургии. Таким образом, после литургии они уже выходили из церкви мужем и женой, благословленные на христианскую жизнь в христианском браке. Тоже видна неразрывная связь этого таинства с таинством Евхаристии.

В Церкви есть таинство, которое не может быть совершено ни в каких других условиях, кроме как при совершении Божественной литургии, – это таинство Священства, рукоположение в священный сан диакона, священника и епископа. Возведение в соответствующий сан совершается только на Божественной литургии, ни в каких других условиях. Тоже неразрывная связь таинств, которая существует до сих пор.

– Вопрос телезрительницы из Санкт-Петербурга: «Скажите, пожалуйста, библейский Бог – это Тот же самый Бог, Который послал Христа на землю? Или это другой Бог? Потому что Он очень жестокий. Я читаю Библию и просто потрясена».

– Очень хороший вопрос. В Библии Бог открывается людям не как Троица, а как Единица. В древности люди (как свидетельствует Сам Господь устами пророков) были очень жестоковыйные (выя – это шея). То есть это люди с короткой и тугой шеей, у которых голова поворачивается только вместе с туловищем. Мы сейчас сказали бы про таких: трудновоспитуемые. Поэтому Бог людей в Ветхом Завете поучает, наставляет иногда через такие события, которые нам сейчас кажутся  пугающими. Но задача Бога всегда одна. Бог, создав ветхозаветный народ и взяв его под Свое попечение, все время его воспитывал. И воспитывал теми способами и средствами, которые были возможны именно для народа того времени и тех нравов.

Сейчас время изменилось, мы живем в пространстве Нового Завета, в котором Бог нам открылся как Троица, как Любовь. И мы уже по-другому смотрим на то, что было в Ветхом Завете. В наше время Господь с нами поступает по-другому. Поскольку Он открыл нам, что Он есть любовь, Он и открывается нам именно как любовь. И Ветхий Завет для нас – как детоводитель ко Христу. Как нянька, которая ведет ребенка: если нянька отпустит – ребенок может упасть, покалечиться. Поэтому нянька ведет, а ребенок развивает навыки ходьбы и через доверие к няньке, соответственно, учится новым свойствам, качествам, необходимым для доброй жизни.

Мы должны смотреть на ветхозаветные события как на то, что привело ветхозаветный народ (и нас вслед за ним) ко Христу. Только в этом смысле нужно рассматривать Ветхий Завет. Если мы увидим там что-то пугающее, ужасное, надо понять, что тогда было такое время, Бог воспитывал созданный им народ именно так. Что поделать, время было такое, люди были такие. Надо Богу довериться и в этом, потому что Он тогда еще не открыл, что Он есть любовь.

– Вопрос телезрителя из Москвы: «Почему таинство Священства отнесено к церковным таинствам? Ведь все остальные таинства распространены на большой круг православных христиан, а таинство Священства относится к более узкому кругу – только к кругу священников».

– Да, конечно. Но ведь у всех мужчин есть очень широкие возможности войти в этот круг. Так уж сложилось в нашей церковной традиции, что раз все апостолы были мужчинами, то и в священный сан рукополагают только мужчин. Но у каждого мужчины, если он желает, есть возможность стать диаконом или священником, поступить в духовную семинарию, получить соответствующее образование. И если Церковь в лице своих епископов изберет его, в этом случае получивший специальное образование и избранный Церковью человек становится диаконом или священником.

– Вы уже кратко сказали о нескольких таинствах. Предлагаю поговорить о таинстве Соборования. И еще вопрос: все эти таинства были установлены примерно в одно и то же время или устанавливались и появлялись со временем?

– Со временем. Те семь таинств, которые мы имеем сейчас, у нас на Руси восходят ко времени святителя Тихона Задонского; это XVII век. И у каждого церковного таинства своя история.

Возьмем таинство Исповеди. В Древней Церкви люди, которые совершили тяжкие грехи, каялись перед всей церковной общиной и возглавляющий общину епископ назначал им за тяжкое согрешение соответствующее наказание – они временно отлучались от Церкви. Даже были особые чины, когда человек вообще не мог находиться в церкви, а только мог стоять на паперти. Потом он мог стоять вместе со всеми верующими, но в определенный момент вместе с оглашаемыми должен был выходить из храма. И так далее. Таким образом, достоинство христианина возвращалось к нему постепенно. И только когда он зарекомендовал себя доброй христианской жизнью, он мог причащаться Святых Христовых Таин. Община его вновь принимала как понесшего необходимое вразумительное наказание, и он вновь вливался в число верных.

Но со временем в жизни Церкви было замечено, что не всем полезно слушать такие исповеди. Особенно молодежи, детям, которые присутствуют в храме, до поры до времени не рекомендуется знать подробности, так сказать, грязных дел. Поэтому со временем общая исповедь уступила место тайной исповеди, которую мы знаем сейчас, когда человек открывает перед Богом свои грехи, будучи наедине со священником. Священник является при этом свидетелем. На Руси так утвердилось, что человек, желающий причаститься, непременно сначала исповедуется. Священник от имени Бога отпускает человеку грехи, а если быть более точным – молится Богу, чтобы через Церковь, через священника как служителя церковного человеку были прощены грехи. Сейчас такая исповедь является обычным делом. Но не всегда так было.

Таинство Брака тоже, как говорится, «обросло» подробностями. До последнего времени чин обручения совершался отдельно, когда объявлялось о том, что молодой человек и девушка желают вступить в брак, а само венчание совершалось потом. Сейчас эти два элемента – и обручение, и само венчание – совершаются в едином молитвенном чинопоследовании. И так далее.

В разные времена разные авторы провозглашали разное количество церковных таинств. Например, в одно время некоторые авторы считали, что монашеский постриг является таинством. Сейчас постриг не входит в список семи таинств. Некоторые богословы высказывают мнение, что отпевание, когда община прощается с одним из своих участников, является таинством. И было такое время, когда причисляли прощание с усопшим к числу церковных таинств.

Если говорить в общем и целом, поскольку мы имеем дело с тайной, любой список таинств является условностью. Потому что так или иначе таинство – это когда через Церковь при участии священнослужителей Господь дарует благодать Святого Духа тем людям, которые желают воспринять это таинство, эту благодать. Мы знаем, например, удивительные события, когда после совместной искренней молитвы священника и людей (именно верных, хороших, достойных христиан) случались необыкновенные исцеления.

Например, вспомним святого Иоанна Кронштадтского, который жил немногим больше ста лет назад. Это был потрясающей силы веры и молитвы священник. Он ежедневно совершал Божественную литургию, от литургии получал этот необыкновенный заряд веры и молитвы, и это распространялось на его жизнь и жизнь тех людей, которые с ним соприкасались. Разве это не таинство, когда он молился о верных христианах и они, казалось бы, в самых безнадежных случаях получали вдруг необыкновенное исцеление? Врачи недоумевали: такого не должно было случиться, человек явно умирал, но по молитвам святого оставался жить.

Искренняя молитва – это тоже своего рода таинство, это тоже некая тайна, за которую мы не можем заглянуть. Но мы всегда радуемся, торжествуем и благодарим Бога за то, что в жизни церковной нас сопровождают такие яркие святые люди, как Иоанн Кронштадтский, например. Люди святой жизни есть и рядом с нами, и эту благодать Святого Духа люди всегда чувствуют. Человек получает необыкновенный зов, что именно здесь можно получить благодать Святого Духа. В жизни святых людей, именно верных христиан, таинство всегда как бы разлито. Как оно разлито – об этом отчасти говорят богословы, отчасти это чувствуют сами люди, но как это происходит – мы не можем понять, потому что это таинство.

– Вопрос телезрителя из Белгорода: «Смерть человека – это тоже тайна. Вы сказали, что Господь участвует в каждом таинстве. Когда человек умирает, например, жуткой смертью, так что его хоронят в закрытом гробу, зачем Богу участвовать в таком таинстве?»

– Очень хороший вопрос. Господь проявляет Себя как Любовь, Господь проявляет Себя как Учитель, Господь проявляет Себя как Воспитатель. Иногда воспитательные моменты бывают необходимыми если не для самого человека, то для его ближнего. Если не для ближних, то для большого количества людей, которые делаются свидетелями какой-то страшной кончины. Очень большая доля таких смертей – это неосторожность самого человека. Другое дело, когда человек умирает страшной смертью без признаков какого-то легкомыслия или неосторожности. Мы не знаем, почему человека постигла именно такая смерть и что было содержанием его души, – это тайна для нас. С другой стороны, каждому человеку иногда бывает полезно почувствовать эту неопределенность.

В Священном Писании в посланиях апостола Павла сказано: «Блюдите, как опасно ходите... яко дни лукавы». Время лукаво, обманчиво, оно ускользает, и мы не знаем, когда умрем. Мы счастливы, когда кто-то из наших ближних умирает хорошей, доброй смертью, покидая эту жизнь в мире душевном с самим с собой, с ближними и с Богом. Мирная и безболезненная кончина – это то, чего каждый из нас желал бы самому себе и ближним. Но иногда бывает такое, что Господь не дает такую кончину. Но внезапная смерть не должна нас погружать в какую-то пучину суеверий, подозрений, что этот человек обязательно грешник. Вовсе нет. Иногда такая внезапная и страшная смерть нужна для того, чтобы люди, которые сделались свидетелями этой смерти, более трепетно относились ко времени своей жизни, осознавая, что каждый из нас ходит перед Богом. Мы часто говорим слова: «Все под Богом ходим»; дай Бог, чтобы мы эти слова наделяли самым глубоким смыслом.

– Вопрос телезрителя из Красноярска: «Получилось так, что человек решил всех попугать, полез в петлю, но нога случайно сорвалась, и петля затянулась на шее. Его не успели спасти. Как помочь такому человеку? Сорок дней еще не прошло».

– Видимо, это тот случай, когда в жизни человека была неосторожность, неразумное поведение, может быть, даже жестокость в отношении ближних, если он пугал возможностью совершения самоубийства. Подобный случай (по рассуждению местного епископа) может быть сочтен несчастным случаем. Если епископ даст такое благословение, тогда по такому человеку можно совершать заупокойные молитвословия. Но в целом без такого благословения это выглядит как действия, в результате которых человек сам себе причинил смерть. Поэтому обычно в таких ситуациях прибегают к рассуждению местного правящего архиерея, к которому нужно обратиться в письменном виде, подав соответствующее прошение через канцелярию.

– Батюшка, давайте поговорим про таинство Соборования: в чем его суть, когда оно было установлено?

– Таинство Соборования существует с самых древних времен и основано на словах Священного Писания: Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазав его елеем во имя Господне. И молитва веры исцелит болящего, и восставит его Господь; и если он соделал грехи, простятся ему. Когда человек внезапно заболевал тяжелым заболеванием, его ближние призывали в дом как можно больше священников, чтобы они сотворили от имени Церкви общую молитву над ним и помазали его елеем. Эти действия в совокупности давали и дают надежду на то, что, приняв такое помазание, человек станет ближе к исцелению.

В древности, когда человек заболевал, священники приходили к нему и успевали помолиться раньше, чем врачи говорили свой вердикт, как лечить и возможно ли вообще лечение. В современном мире священники, как правило, приходят к заболевшему человеку уже после того, как врачи начали его лечить. Часто о священниках люди вспоминают далеко не сразу. Поэтому обычно таинство Елеосвящения совершается над человеком, когда он уже имеет какой-то прогноз от врачей.

Конечно, особую остроту придает состояние, когда человек, нуждающийся в помощи, находится без сознания. Но соборовать человека возможно только в том случае, если он был участником христианской общины и, по крайней мере, в последний год участвовал в таинстве Святого Причащения. В ином случае, когда человек не принимал участия в духовной жизни, не причащался, в буквальном смысле слова не был верным христианином и участником христианской общины, такого, находящегося в бессознательном состоянии, к Церкви присоединить нельзя до тех пор, пока он не придет в себя. И над таким человеком невозможно совершать таинство Елеосвящения. Когда он придет в себя, его сначала нужно через исповедь и причастие присоединить к Церкви (по чину болящих он будет приобщен к церковной жизни и к Евхаристии, хотя и опосредованно), и только после этого над ним возможно совершение таинства Елеосвящения.

В обычной жизни в разных приходах совершение этого таинства происходит по-разному, но в последнее время утвердилось такое: при общем желании людей хотя бы один раз в год обязательно приступать к общему таинству Елеосвящения, которое совершается для всех желающих прихожан во время Великого поста. Каждый, кто осознает себя больным физически или душевно (потому что это таинство именно для излечения, для людей, которые осознают себя больными), отягощен какими-то хроническими заболеваниями, но все-таки может прийти в церковь, может участвовать в общем таинстве Елеосвящения.

Конечно, это уже не совсем то, о чем написано в апостольских посланиях, потому что здесь не идет речь о внезапно возникшей тяжелой болезни. Но все равно, если человек желает получить искреннюю и долгую молитву в уповании пришествия Святого Духа (а именно это совершается в каждом из таинств), это может приблизить выздоровление. Но иногда выздоровление от болезни бывает человеку неполезно. И тогда люди  молятся о том, чтобы стало очевидным, что пребывание в болезни душеполезно и нужно человеку для того, чтобы приобрести какие-то душевные свойства, которых в здоровом состоянии он, может быть, и не получил бы. Уж так устроен человек, что не всегда способен свое здоровье употреблять на благие дела и направление своей жизни ко Христу.

– Вопрос телезрительницы из Выборга: «У меня вопрос по Покаянному канону. В конце 6-й песни канона говорится: даст ми ум творити волю Его. В молитвословах на русском языке написано так. Когда на канале батюшка читает Покаянный канон, он произносит: ...знати волю Свою, потому что так написано на старославянском языке. Поясните, пожалуйста, почему на русском языке “Его”, а на старославянском “Свою”? И как правильно говорить?»

– В церковнославянском языке свои правила построения фраз, в русском – свои. Мы понимаем, речь идет о том, что кающийся человек стремится к тому, чтобы исполнять волю Бога, а не к тому, чтобы были исполнены человеческие желания. В церковнославянском и русском языках немножко по-разному, но явно выражена одна и та же мысль: верующий кающийся человек не надеется на то, что его устремления совершенны, и просит Бога поставить его на путь, где он творил бы именно Его волю, а не свою.

Ведущий Дмитрий Бродовиков

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма преподобного Сергия Радонежского в Солнцеве города Москвы, руководитель Московской епархиальной информационной комиссии священник Александр Волков.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​