Вторая половина. Матушка Варвара Малюшкина

6 апреля 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
Жизнь непрерывно нас чему-то учит, посылает такие ситуации, благодаря которым накал эмоций сменяется внутренней тишиной, несогласие с чем-то – принятием. Правда, такая смена мироощущения и взглядов дается очень непросто, но и стоит дорогого, ведь что может быть важнее принятия Божия Промысла, осознания его и благодарности Богу? Эта дорога ведет к любви и пониманию, а значит – к спасению.

Магнитогорск – металлургическая столица Южного Урала. При внешней строгости город приветливый и к уроженцам, и к приезжим. Иерей Максим Малюшкин, клирик Вознесенского кафедрального собора, родом из Свердловской области, а для его жены, матушки Варвары, Магнитогорск – малая родина.

Матушка – старшая из пяти детей в своей дружной любящей и глубоко верующей семье. В начале 1990-х годов пришел к вере ее дед, Алексей Николаевич Рязанов. Его благодарность Богу была настолько велика, что он сначала из собственных средств оплатил установку колоколов на звоннице Никольского храма, а после своим примером привел в церковь всю семью. Варя с радостью посещала воскресную школу, была активисткой-старостой, начала петь на клиросе. В общеобразовательной школе училась хорошо.

Матушка Варвара Малюшкина:

– Когда я училась в девятом классе, родители решили на семейном совете переехать в Верхотурье. После девятого класса я поступила в колледж, ездила туда-сюда.

Варвара окончила технический лицей, освоила швейное дело, потом продолжила образование в Магнитогорском педагогическом институте. Жила, как она говорит, на два города: Магнитогорск был и оставался родным, но святая верхотурская земля заняла свое место в ее душе и судьбе.

– Там какая-то особая тишина, белый снег, чего нет у нас в городе.

Невозможно объяснить словами состояние, когда Господь призывает. Так, папа Вари, посетив однажды Верхотурье, уже не захотел и не смог жить вдали от него. Семья его поддержала, хотя было нелегко переезжать из благоустроенного дома в Магнитогорске. В чем был Божий Промысл, Варя спустя время поняла.

– Святой праведный Симеон сыграл огромную роль в нашей жизни. Знакомство с мальчиком из Верхотурья, я считаю, случилось по его молитвам.

Коренной верхотурец Максим Малюшкин в шестнадцать лет понял, чему хочет посвятить жизнь. Это произошло в храме, рядом со святым праведным Симеоном. Молодой человек приходил к нему как к живому, разговаривал с ним, делился всем, что было на душе.

Иерей Максим Малюшкин, клирик Вознесенского кафедрального собора:

– Потихонечку начал воцерковляться, ходил на монастырские службы каждый день.

Это было тяжело физически (в то время служили братский молебен, утреню, часы, литургию), но духовная радость, вспоминает священник, прогоняла усталость.

– Зачастую, когда Господь призывает человека, Он воспламеняет его сердце, и оно горит так, что все трудности кажутся нипочем. Господь носит на руках.

Молодые люди познакомились, когда Максим уже окончил Верхотурское духовное училище и служил пономарем в храме, в хоре которого пела Варя.

Матушка Варвара:

– После Петрова поста мы, хором, пошли разговляться на пикник, с нами был мой брат, и пригласили пономарей. Максим проводил меня домой, и все закружилось-завертелось.

Кружилось и вертелось не очень долго – до осени. Максим поступил в Московскую духовную семинарию и уехал в Сергиев Посад. Варя загрустила и задумалась.

– Там рядом с ним столько девушек с регентского, а меня нет! Надо что-то делать. Решила писать ему письма. Раньше конверты продавались с красивыми штучками, я их купила и писала ему два письма в неделю, как в армию. Помню, даже торт отправляла.

Иерей Максим Малюшкин:

– Иногда делала какую-то непортящуюся выпечку и в герметичной посылке отправляла – всячески окружала любовью.

Два года их любовь проходила проверку временем, а перед третьим курсом семинарии была свадьба счастливая, радостная, благословенная. Три года молодая семья, в которой родилась первая дочь Даша, провела в Сергиевом Посаде. Средств хватило на то, чтобы снять домик без удобств. Соседка-хозяйка, наверное, долго помнила воздушные Варины блинчики.

Матушка Варвара:

– Наготовлю ведро теста, настряпаю – хозяйке отнесу, женщине, за которой ухаживали, студентам отдам. Стирка – самое памятное, что у нас было. Мы ждали папу в субботу, он таскал воду, кипятил, и мы стирали, как наши бабушки, руками. Я ходила и говорила: «С милым рай и в шалаше». Это, знаете, были самые веселые, непроблемные годы – у преподобного Сергия.

Матушка говорит, что их жизнь условно делится на совершенно разные периоды: словно прожили, прочитали главу большой книги и перевернули страницу. Лаврский период остался в прошлом.

– Мы поехали в Екатеринбург. Он москвич с двумя высшими образованиями (параллельно окончил Шолоховский институт). Приезжаем к владыке: «Хотим минимум в Храм-на- Крови». А нам говорят: «Езжайте-ка в город Ивдель».

Ивдель – самый северный город Свердловской области, отца Максима отправили туда настоятелем в новый храм. Матушка Варвара тогда ждала второго ребенка.

Иерей Максим Малюшкин:

– Приехали в Ивдель: ботиночки модные на тонкой подошве, пальтишко, кепочка… Зима, я помню, иду, нужно было пройти до храма через реку, и думаю, что не смогу: если упаду – замерзну (было минус сорок шесть градусов). Там еще ущелье через речку и ледяной ветер. Господь так смирял.

Матушка Варвара:

– Как он сам говорит, наверное, чтобы ему московские крылья пообрезать...

В суровых северных условиях молодой священник прошел серьезную духовную школу, окреп, многое осознал, и тогда только ивдельская страница жизни была перелистнута. С рождением третьего ребенка, сына Трофима, открылась следующая – магнитогорская.

– Трофим родился особым мальчиком. На тридцать третьей неделе в канун Крещения он у меня перестал шевелиться.

Провели экстренную операцию, обследование и планово выписали из роддома: малыш здоров. Тревогу забили, когда Троше было семь месяцев – ребенок заметно отставал в развитии от сверстников.

– Обследование показало порок развития головного мозга, агенезию мозолистого тела, его отсутствие.

Заболевание редкое и практически неисследованное. У некоторых протекает незаметно: люди могут жить и не подозревать о нем. У Троши оказался другой случай. Чтобы найти деньги на дорогостоящее лечение, подруга Вари разместила в соцсетях рассказ о малыше и его болезни.

– Стала поступать финансовая поддержка. В первый день я пыталась запомнить каждого человека, который по пятьдесят или сто рублей жертвовал, но потом поняла, что это невозможно. Помню, я плакала и говорила: «Господи, сколько отзывчивых, добрых людей, которые готовы помочь незнакомому человеку!»

Эти средства пошли на пять курсов реабилитации в екатеринбургской клинике, каждый из которых в 2018 году стоил около семидесяти пяти тысяч рублей. Троша начал держать голову, узнавать близких, улыбаться, люди знакомые и незнакомые продолжали поддерживать семью Малюшкиных.

– Господь послал людей, которые свозили нас на обследование в Германию, в Берлин. Они нашли лучшего невролога Европы, клинику, сопровождающих от аэропорта до больницы. Когда я съездила в Германию с Трошиком, говорила: «Трошка, сама бы я никогда в жизни, наверное, не попала за границу, а ты меня свозил».

Троша прожил в этом мире три года и восемь месяцев, его организм не справился с менингококковой инфекцией. До этого Варя была уверена, что сына удастся поднять, но он начал таять медленно и мучительно.

– Я даже не могу сказать, что он умер – он улетел. Зато я знаю, что он точно научился ходить, говорить «мама», что он умеет петь, летать. Однажды приехала с кладбища, в магазин за хлебом забежала, выхожу – а у меня на машине цветок лежит: Троша привет передал.

Иерей Максим Малюшкин:

– До того, как у нас появился Трошка, немного побаивался особенных людей, детей, избегал встречи с ними, было не по себе в их обществе. А сейчас понимаю, насколько они необыкновенные: святые уже при жизни.

Матушка Варвара:

– Я поняла, как много добрых людей, которые готовы откликнуться на чужое горе, сколько замечательных безотказных врачей.

После великой потери Господь послал великое утешение – сына, который сам себе выбрал и день рождения, и имя.

– Рождается практически на Симеона Верхотурского, а должен был на месяц позднее. Я хотела родить 20 октября 2020 года в десять часов двадцать минут, а рожаю 27 сентября, на Крестовоздвижение.

Симеону еще нет года, он любимец старших сестер Даши и Саши. Умницы и красавицы, девочки занимаются музыкой, спортом, помогают маме. Вместе с ней они – папин тыл.

Иерей Максим Малюшкин:

– Мне с ней абсолютно комфортно, отсутствует какое-либо напряжение.

Матушка Варвара:

– Я не умею устраивать ссоры, потому что ни разу не видела, чтобы мои мама с папой ссорились. Сейчас спрашиваю: «Мама, как вы так сумели?» А она говорит: «Мы ссорились, просто ты не видела». Я не умею выяснять отношения, потому что не знаю как.

Беречь мир в семье матушке Варваре помогает и память о том, что земная жизнь в руках Божиих и она не бесконечна. Так стоит ли ее тратить на разногласия и ссоры? Господь дает возможность жить в счастье, любить, и они живут и любят.

Иерей Максим Малюшкин:

– Ее час или два нет дома, я уже себя неуютно чувствую. Я эгоист в этом плане: мне хочется, чтобы она всегда была рядом. Она меня дополняет. Иногда мне кажется, что она бóльшая часть в нашем целом, чем я.

Мы скоро с вами увидимся и продолжим знакомство со священниками и их вторыми половинами. До встречи! Мир вашему дому!

Автор и ведущая программы Елена Саенко

Записала Елена Чурина

Показать еще

Время эфира программы

  • Вторник, 30 ноября: 09:30
  • Пятница, 03 декабря: 13:15
  • Пятница, 03 декабря: 23:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​