Вторая половина. Матушка Елизавета Ямщикова

24 ноября 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
Первые шаги ребенка по этой жизни – робкие, но настойчивые; слабые, но не беспомощные. Так устроено самой природой – с каждым новым шагом маленький человек становится увереннее, ведь неудачи с падениями тренируют и духовные мышцы. А бессознательный опыт движения вперед, полученный в детстве, остается в памяти как руководство для дальнейшей жизни, ведь все, что происходит с нами, нужно ради того, чтобы сделать нас сильнее. 

Мы в Алапаевске Свердловской области. Встречает нас в полном составе семья настоятеля Свято-Троицкого собора иерея Димитрия Ямщикова. Трое детей – Мария, Алексей, Таисия, и Елизавета – мама и матушка. Отец матушки Елизаветы – протоиерей Александр Никулин, настоятель храма Успения Пресвятой Богородицы в селе Новая Утка Свердловской области. Он был рукоположен во иереи в Екатеринбургской епархии в конце восьмидесятых, служил в храмах Кургана, а затем в селе Боровском, где как настоятель Свято-Никольского храма с Божьей помощью начал обустраивать монастырь Похвалы Пресвятой Богородицы. Там прошло детство Елизаветы – третьей дочери из шести детей отца Александра и матушки Галины.

Матушка Елизавета:

– Монастыря тогда не было, мы только-только собирались, облагораживали территорию вокруг храма и строили Богородичный садик. Общее дело делали всей деревней.

Монастырь рос, и вместе с ним росла Лиза. Она училась в школе, с радостью посещала храм. Отец Александр любил лыжные прогулки и вовлекал в них детей по мере взросления. Однажды настала очередь маленькой Лизы.

Матушка Елизавета:

– Когда мне было пять лет, он взял меня на лыжах в соседнюю деревню. Я отстала от него. А была темнота. Он сам перепугался, но благодаря тому, что я не растерялась и ехала просто по лыжне, он поехал обратно и нашел меня.

Потеряв из виду папу, девочка не сошла с лыжни, не закричала, не испугалась, а упорно продолжала идти вперед.

Матушка Елизавета:

– Отец все говорил: «Ну вот, девка у нас растет терпеливая».

Терпеливая девочка и не заметила, как где-то к четырнадцати годам стала отличаться от своих сверстниц: поведением, образом мысли, внутренней наполненностью. Она поняла, что не может и не хочет продолжать учиться в светской школе.

Матушка Елизавета:

– Я стала проситься в монастырь, и отец, конечно, был не против. Года полтора я была на послушании в монастыре.

Обучение у послушниц было домашним. В школу приходили только сдавать экзамены по предметам. Юная Елизавета находилась там, где ее душе было тепло и спокойно.

Матушка Елизавета:

– Там я полюбила молитву. Там были башни, в которые я залезала для молитвы. Я считала, что так нужно. Также воодушевляла природа. Я любила ходить и любоваться окружающими видами.

Монастырь дал очень много: и для души, и для жизни. Хотя спустя время Лиза поняла, что это не ее мир и не тот путь, по которому она бы хотела идти дальше. Когда отец Александр начал служить настоятелем Успенского храма в Новой Утке, Лиза уже была студенткой Уральского государственного педагогического университета в Екатеринбурге.

Иерей Димитрий:

– У меня даже не было такого периода, когда я был неверующим. Меня крестили в первый год моей жизни, в день памяти великомученика Димитрия Солунского. С детства бабушка водила меня в храм и причащала. Вместе с ней я стоял на клиросе.

Детское приобщение к вере, первое причастие, литургия вместе с бабушкой в храме – все это у Дмитрия Ямщикова проходило в Нижнем Тагиле Свердловской области. В возрасте примерно четырнадцати лет он уже сознательно пришел в храм, а затем окончил воскресную школу. Когда возник вопрос о дальнейшем образовании, то он по благословению священника поступил в Екатеринбургскую духовную семинарию. Как-то вместе со своим другом приехал в Новую Утку, пришел в храм на службу к отцу Александру Никулину, а спустя время вернулся туда, чтобы потрудиться на каникулах.

Матушка Елизавета:

– Мы с ним подружились, ходили на общие послушания, Псалтирь вместе читали, сменяли друг друга. Потом вместе поехали в город, и он у меня выпросил телефон.

Иерей Димитрий:

– Когда я начал с ней общаться,подошел к отцу Александру и говорю: «Батюшка, я с Вашей дочерью дружу, общаюсь». Он говорит: «Понял. Общайтесь дальше сами, меня не привлекайте».

Между тем отец Александр очень тепло отнесся к молодому человеку, понял его решение уйти из семинарии, чтобы отслужить в армии. Молодого человека оберегали благословение отца Александра Никулина и любовь его дочери Елизаветы. Из армии Дмитрий вернулся с твердым желанием восстановиться в семинарии и принять священство.

Матушка Елизавета:

– Он мне сразу сказал: «Ты же знаешь, я в семинарии учусь и буду батюшкой. Ты готова со мной идти в огонь и в воду?» Сейчас я бы, наверное, отказалась. Но тогда, когда была влюблена в человека, готова была хоть в огонь, хоть в воду, хоть на край света.

Иерей Димитрий:

– Когда я стал священником, ей многое было знакомо и известно. Даже те вещи священнической жизни, в том числе семейной жизни в священнической семье, которые для меня только открывались, ей уже были знакомы. Она многое знала из опыта своих родителей.

Матушка Елизавета:

– Быть матушкой – это все-таки сложный путь. Надо быть жертвенной до конца. Не все готовы переезжать в любую деревню и переносить тяготы. У священников бывают и взлеты, и падения. Ты служишь в храме, все хорошо, но в любой момент тебя могут перевести в глухую деревню. От этого никто не застрахован, и там придется как-то выживать.

Впрочем, первым местом служения новорукоположенного иерея Димитрия Ямщикова была не глухая деревня, а все та же Новая Утка, где рядом настоятель – наставник и тесть в одном лице. После нескольких месяцев тепличных условий последовал перевод в село Пристань Артинского района. Отца Димитрия назначили настоятелем Введенского прихода, и это было боевое крещение для всей семьи.

Матушка Елизавета:

– В той деревне не хотели принимать отца Димитрия. У них вначале служил отец, потом сын, а затем приехал отец Димитрий, совсем новый священник. Воспринимать это им было сложно, потому что на приходе были сильные традиции. Там нельзя было поменять что-то ни в службе, ни в каком-то еще аспекте церковной жизни. Любое наше предложение о внесении изменений воспринималось прихожанами как что-то негативное, хотя ничего негативного мы не делали. Поэтому мы старались всех по головке гладить, чтобы только церковная жизнь наладилась.

Они прослужили в Введенском храме пять лет. За это время храм преобразился: новые купола, кровля. Но главное, отец Димитрий и матушка Елизавета растопили сердца прихожан, стали им своими. Следующий перевод – обратно в Новую Утку, в помощь отцу Александру, который в то время тяжело заболел. В Новой Утке появилась на свет маленькая Тася.

Матушка Елизавета:

– Через два или три месяца нас неожиданно переводят в Реж – это был просто удар. Потому что это было страшно далеко от Новоуткинска – три часа езды. Никакого церковного дома там не было, жить негде. Батюшку радовало только одно – красивый храм.

Температура в неухоженной съемной квартире зимой не поднималась выше пятнадцати градусов. Другого жилья не нашлось. Трое маленьких детей, сложности быта, оторванность от родных.

Матушка Елизавета:

– Тяжело было, но на второй год я поняла: все нормально, прорвемся. Во второй год Маша пошла в школу в Реже.

После двух лет в Реже – новый перевод, в Алапаевск. Еще дальше от родителей, еще больший груз священнической ответственности. Отец Димитрий – настоятель Свято-Троицкого собора и секретарь молодой Алапаевской епархии. Правда, здесь уже было проще.

Матушка Елизавета:

– Реж меня научил: нужно надеяться только на свои силы.

И на церковную общину, и на близких людей, но самое главное – на Бога. Трудности есть у всех, в каждой семье, просто они разные. Они нужны, они попущены Господом не напрасно.

Иерей Димитрий:

– Бог нас назначает на каждый приход для личного возрастания, для служения, для того, чтобы польза была и людям, и самому себе. В тепличных условиях человек не растет, а увядает. А в трудностях человек становится сильнее и крепче.

Матушка Елизавета:

– Когда приходят сложности и испытания, ты начинаешь молиться по-другому.  Это очень учит молитве, потому что понимаешь, что, кроме молитвы, тебе на данный момент ничего не поможет. Молишься и потом понимаешь, что все будет хорошо. Все равно Господь поможет.

Здесь, в Алапаевске, старшая Маша уже привыкла к новой школе и к новому классу, учится играть на гармошке. Хотела сначала играть на баяне, но он по весу оказался тяжелым, впрочем, главное – начало. Сын Алексей готовится к поступлению в художественную школу, много и с удовольствием рисует. Его любимые герои – это богатыри. Кстати, у Маши и Алеши может вполне сложиться дуэт или вместе с мамой – вокально-инструментальное трио. Почему нет? А может, и целый ансамбль при храме.

Матушка Елизавета:

– Многие мамы с детьми ходят в храм. Я каждый раз думала: надо создать клуб мам с детьми, потому что для них храм – это своего рода центр, куда можно прийти и пообщаться. Постепенно они начинают активно общаться между собой. В небольших городах людям жить тяжело из-за разных трудностей, а в храме можно найти поддержку и любовь.

Иерей Димитрий:

– Мы совершенно разные: и по характеру, и по темпераменту. По характеру я более резкий и вспыльчивый, а она более мягкая. По темпераменту я все делаю и на все реагирую быстрее, а она медленнее. Мы друг друга компенсируем, благодаря чему много трудностей проходят легче.

Матушка Елизавета:

– Служение священника – это и твое служение – вместе, рядом с ним.

Иерей Димитрий:

– Когда случается какая-то сложная ситуация, я переживаю и прилагаю к ее решению все силы, эмоции и чувства, а Лиза скажет: «Да не переживай, это все неважно. Важно то и то».

– Это что за поддержка и опора со слезами на глазах?

Матушка Елизавета:

– Просто воспоминания захлестывают.

На самом деле причина этих невольных слез не только в воспоминаниях. Алапаевск – печально известное место в православном мире. Да, с трагических событий, связанных с царской семьей, прошло сто лет, но что такое сто лет для истории нашей Церкви, которая по спирали переживает то взлеты, то падения, то полное приятие со стороны общества, то провокационные расколы? Семьи, подобные нашим героям, находятся словно на передовой невидимой духовной брани. И дело не в частых переездах, а в том, зачем они происходят и ради чего.

Матушка Елизавета:

– Что может растопить человеческое сердце? Любовь, пример твоей жизни, хорошее отношение ко всем, с кем бы ты ни сталкивался.

Мы скоро с вами увидимся и продолжим знакомство с семьями священников и их вторыми половинами. До встречи. Мир вашему дому.

Автор и ведущая Елена Саенко

Записала Людмила Кедысь  

Показать еще

Время эфира программы

  • Воскресенье, 09 мая: 15:00
  • Вторник, 11 мая: 09:30
  • Пятница, 14 мая: 13:15

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​