Вторая половина. Матушка Светлана Шелехова

22 декабря 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
Насколько же многогранен и непостижим Сам Творец, если в каждом человеке Он проявляет Себя по-разному. Ведь каждый из людей – это космос, единственный в своем роде, неповторимый. В этом индивидуальном космосе вспыхивают звезды, оставляют след кометы, прокладываются новые жизненные маршруты, а на стыке разума и эмоций рождается творчество.

У храма Трех Святителей в городе Нижняя Тура Свердловской области давняя история. Новое здание церкви выросло на месте разрушенного в советское время. Последним перед приходом богоборцев настоятелем здесь служил отец Александр Адрианов. Его зверски замучили красноармейцы. Спустя почти сто лет решением Священного Синода отец Александр Адрианов был включен в собор новомучеников и исповедников Российских. Память святого Александра Нижнетуринского празднуют 25 ноября – в день, когда его святые мощи были перенесены в Трехсвятительский храм. С 2007 года настоятелем этого храма служит иерей Анатолий Кузнецов. Он с семьей приехал в Нижнюю Туру, уже имея за плечами опыт служения на других приходах. По его ходатайству действующему в то время приходу во имя святителя Иоанна, митрополита Тобольского, было возвращено исконное имя – Трехсвятительский.

Матушка Светлана:

– Получается, что отец Анатолий первый настоятель после советского времени, после отца Александра Адрианова.

Матушка Светлана знает наверняка, что к принятию такой огромной ответственности Господь подготавливает всей предыдущей жизнью и батюшку, и матушку. Матушка Светлана родилась в городе Верхняя Тура. Ее мама, приехавшая в Свердловскую область в 1939 году, всю жизнь проработала на одном заводе, вырастила сына и дочь.

Матушка Светлана:

– Я росла в обожании мамы. Меня обожали, оберегали. Я была самая лучшая, самая умная, самая воспитанная – для нее я была самая-самая.

Председатель октябрятской звездочки, совета пионерского отряда, потом комсомольский лидер – Светлана в школе была в числе первых активистов, с устойчивым прозвищем «патриотка».

Матушка Светлана:

– Я не могу сейчас сказать, что мне это нравилось; это просто было, это была наша пионерская жизнь.

Светлана успевала все: хорошо учиться, заниматься рукоделием (спасибо маме) и многим другим.

Матушка Светлана:

– Мне одноклассница до сих пор рассказывает, что узнала меня, когда увидела в каком-то спектакле (пионерку какую-то играла).

Мама (крещеная и верующая) говорила с дочерью о Боге шепотом, но всегда молилась перед маленькой иконой святителя Николая Чудотворца, которая, как и положено, висела в красном углу дома.

Матушка Светлана:

– У нас церковь была действующая. В советское время церковь спаслась тем, что находилась при кладбище, и для советского руководства как будто бы никакой опасности не представляла. В этой Кушалинской церкви меня окрестили. Я была совсем маленькая.

После школы – Нижнетагильское педучилище, работа воспитателем детского сада, потом – резкий поворот и отъезд в Днепропетровск. Там после армии обосновался старший брат. Светлана поступила на физический факультет Днепропетровского государственного университета, но скоро поняла – физиком по жизни ей не быть. Потому что выросла во весь рост детская мечта: стать юристом.

Матушка Светлана:

– Начиталась книг. Мне это очень нравилось, когда развивается сюжет – преступление, следователь раскрывает. В детективах все время идет анализ – наверное, у меня склонность к анализу.

В юридический вуз Светлана поступила, вернувшись в Свердловск; хотела быть поближе к маме. Девушка берегла ее здоровье и не рассказывала, как пришла в турклуб, увлеклась водным туризмом, как ходила в походы с двадцатикилограммовым рюкзаком за плечами.

Матушка Светлана:

– Мы сплавлялись всегда в начале мая. Берешь отгулы, включаешь праздничные дни (все майские праздники). Потрясающая природа, скалы.

– Не страшно было? Там же пороги, наверное.

Матушка Светлана:

– Не страшно. Мама, конечно, не знала, чем я занималась.

Погружение в природу, адреналин сплавов, романтика вечеров у костра для девушки были своего рода эмоциональным выхлопом, переключением с того вида деятельности, что требует особой строгости и сдержанности.

Матушка Светлана:

– Да, эмоции, конечно, там исключаются. Эмоции везде мешают в жизни. Если человек будет жить только одними эмоциями, то это будет не созидание, а разрушение, потому что кроме эмоций есть разум.

Впрочем, общительная, контактная Светлана всегда была в окружении друзей. Она привлекала к себе людей, потому что люди ей были интересны.

Матушка Светлана:

– Когда начинаешь общаться с человеком, либо ты в нем узнаешь частицу себя, либо в нем есть какая-то черта, которую тебе не мешало бы приобрести, есть чему поучиться.

Этот интерес однажды привлек ее внимание к молодому человеку по имени Анатолий. Они оказались соседями по общежитию. Светлана уже работала юрисконсультом, Анатолий – топографом. Они встретились, когда обоим было около тридцати. Взрослые люди, с профессией, жизненным опытом. Они достаточно долго обманывали себя, что просто друзья. Анатолий вскоре вернулся в родной город Талица, и их общение на время перешло в эпистолярный жанр.

Матушка Светлана:

– По переписке я узнала его больше, чем в жизни, письма писал длинные-длинные, без ошибок.

В Талице Анатолий Кузнецов исполнял послушание алтарника в старинном Петропавловском храме, настоятелем которого служил протоиерей Владимир Зязев.

Иерей Анатолий:

– У меня бабушка была верующая, она меня воспитала в интересе к традициям, вере.

Матушка Светлана:

– С таким багажом знаний – энциклопедическим – у меня знакомых не было.

Иерей Анатолий:

– Желание знать историю, что-то прекрасное об искусстве, литературе, знать и постигать человека (человековедение) – это и психология, и логика, и общественные науки. Все это, между прочим, очень удачно преломляется в религиозном воспитательном блоке – там все должно органично сочетаться.

Светлана приезжала в гости в Талицу, где Анатолий познакомил ее с семьей отца Владимира. Сам священник произвел на девушку сильное впечатление.

Матушка Светлана:

– У него была такая харизма: небрежно бросит какую-то фразу, которую  запомнишь, прокручиваешь … И убеждаешься, что надо так и сделать.

Иерей Анатолий:

– Познакомившись с моей будущей матушкой, он сказал, что это хороший выбор.

Матушка Светлана:

– Я вместе с ним пошла на службу, ничего тогда особо не соображала. После службы ехала домой, он проводил меня на автобус. Я ехала пять часов, у меня церковное пение звучало в ушах все время.

Анатолий постепенно и очень корректно открыл новый для нее мир Церкви, а потом сделал предложение руки и сердца. После свадьбы молодой муж переехал из Талицы в областной центр, где какое-то время нес послушание в Иоанно-Предтеченском соборе.

Матушка Светлана:

– К этому времени открыли Тобольскую духовную семинарию. Мы понимали, что без образования никуда. Его приняли сразу на второй курс. Он говорит: «Надо было ехать на следующий год, я рано поехал». Я говорю: «Почему?» – «Тогда бы на третий взяли». Он был в числе первых выпускников 1993 года – их было четырнадцать человек.

В том же году отца Анатолия рукоположили во дьяконы и направили в Николаевский храм деревни Елкина. В стенах этого храма состоялась и его священническая хиротония. А супруге, ставшей матушкой, пригодились навыки данной профессии. Но профессиональная карьера все-таки сложилась после переезда в Нижнюю Туру. Она работала юрисконсультом в нескольких учреждениях.

Матушка Светлана:

– Как-то надо расти: сначала я была рядовым сотрудником, потом ведущим специалистом, у меня был начальник, но я все равно была ответственная за свое направление, потом постепенно стала руководителем.

На последнем месте работы матушка Светлана трудилась больше десяти лет, а потом ушла, совсем. Ее никто не понял (все же хорошо), но для себя она решила твердо – пойду спасать душу.

Матушка Светлана:

– Работа была очень жесткая, связана с конфликтами, которых иногда было очень трудно избежать. Ты же сдерживаешь свои эмоции при чужих, а на своих можешь расслабиться. Батюшка всегда вел себя корректно, все понимал.

Иерей Анатолий:

– В своем деле, будучи юристом в гильдии судебных приставов, конечно, была человеком командным,  но одновременно понимающим, что такое дисциплина, субординация, иерархия и прочие вещи.

Матушка Светлана:

– Это умение договориться, не настоять, что только я прав (у нас такого нет). Не надо, чтоб кто-то домысливал, не надо ждать, когда тебя поймут или не поймут, потому что все равно каждый мыслит по-своему. Ты скажи прямо, что тебе не нравится.

«У каждого своя правда», сказал как-то в начале семейной жизни отец Анатолий. Она возмутилась: «Как так! Ведь правда одна!» Но потом поняла, насколько муж прав, ведь каждый человек  – неповторимый мир, микрокосмос, который до конца понять невозможно. Приоткрыть его глубину можно, пожалуй, только через творчество. Отец Анатолий, например, пишет стихи. На портале «Стихи.ru» его можно найти под именем Анатолий Кузнецов-Маянский.

Иерей Анатолий:

– В коллективных сборниках я участвовал (наверное, трех или четырех), были изданы самиздатом три книги и одна самостоятельно сделана в Москве.

Его стихи стали в свое время для матушки Светланы откровением.

Матушка Светлана:

– Не надо к нему лезть с какой-то ерундой. Он живет в своем мире и спускается до нас иногда, потом опять туда.

А ее мир – это живопись. Мир ярких красок, который открылся ей случайно и не случайно.

Матушка Светлана:

– Рисовать я вообще не мечтала, меня случайно пригласила одна приятельница: «У нас есть группа, мы рисуем». Я говорю: «У меня тройка по рисованию, я вообще это не представляю».

Но согласилась пойти на мастер-класс и погрузилась в пространство творчества. Ее так часто подавляемые эмоции выплеснулись на холст и обрели зримый образ, который оказался прекрасным. Тему для очередной картины выбирает вместе с ней вся семья: батюшка и сын. Кирилл – единственный ребенок у отца Анатолия и матушки Светланы – долгожданный, вымоленный. Сейчас учится в магистратуре Уральского федерального университета. В храме матушка Светлана там, где в данный момент необходима: на клиросе, в трапезной, в воскресной школе, среди прихожан.

Матушка Светлана:

– Я не такая закрытая, как отец Анатолий (он совершенно закрытый) и не такая открытая и простая, какой кажусь на самом деле. У каждого у нас в душе остается какая-то тайна, которую не разгадать. Я до сих пор своего мужа не разгадала.

Да и можно ли разгадать Творца, Который в каждом человеке проявляет Себя так многогранно и непостижимо?

Иерей Анатолий:

– Мы в молодости уповаем на удачу, судьбу, рок, на что угодно, но в конце концов это что? Под этими эвфемизмами стоит ведь имя Божие.

Мы скоро с вами увидимся и продолжим знакомство с семьями священников и их вторыми половинами. До встречи. Мир вашему дому.

Автор и ведущая Елена Саенко

Записала Людмила Кедысь

Показать еще

Время эфира программы

  • Вторник, 18 мая: 09:30
  • Пятница, 21 мая: 13:15
  • Пятница, 21 мая: 23:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​