Вторая половина. Матушка Ксения Шиврина

20 октября 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
Мы с детства идем по жизни маршрутом, уже проложенным для нас Господом, но нами пока он не изведан. Его изгибы, крутизна – все предначертано свыше. За нами лишь выбор: принимать высшую волю или руководствоваться своей, человеческой.

Через подобный, очень трудный, выбор рано или поздно проходим мы все, а признак того, что мы вышли на правильный путь, – духовная радость.

В микрорайоне Северный, на окраине города Нижний Тагил, церковь – остров света и чистоты – стоит и действует много лет.  Здание бывшего детского сада передали верующим в 2002 году в плачевном состоянии.

Иерей Анатолий:

– Много неблагополучных семей, и дети немножко беспризорники,  они здесь и костер жгли, и картошку жарили.

Отец Анатолий, житель Северного микрорайона, в то время просто верующий, не смог остаться в стороне и поддержал настоятеля своего храма в его обращениях к светскому и церковному руководству – спасти церковь от осквернения. Просьбу услышали. А спустя время, сразу после рукоположения, отца Анатолия назначили настоятелем именно в этот храм. Матушка Ксения часто повторяет, что их с батюшкой привел к служению Господь, выбрал каждого еще детьми, а потом устраивал так, чтобы они рука об руку пришли к Нему.

Матушка Ксения, как и отец Анатолий, коренная тагильчанка. Старшая из трех детей в своей семье. Их отправляли на все лето в деревню, к родителям папы, а у бабушки в красном углу был вовсе не портрет Ленина, а иконы.

Матушка Ксения:

– Я всегда маленькой скамеечку подставляла туда, забиралась и долго всё разглядывала. Сейчас я думаю, что это была Пресвятая Троица и еще какие-то иконы. Мне было удивительно, почему они все в панамках (ореолы вокруг были белого цвета). Мне кажется, это было невьянское письмо.

Родители отца были из раскулаченных. Достаток таких людей являлся результатом их труда, умения вести хозяйство, но это проявило время, а тогда завистливая власть решала по-своему.

Матушка Ксения:

– Когда пришли их раскулачивать, забрали все: и лошадей, и хозяйство – оставили один домик, в котором они жили, и маленький огородик, но они никогда не жаловались. Я ни разу не слышала, чтобы они жаловались или говорили, что пришла плохая власть.

Не жаловались, молились – не напоказ, чтобы не привлекать внимание, но святого креста с шеи не снимали никогда и домашние иконы не прятали.

Матушка Ксения:

– Я помню, как-то все другие дети уснули (всех внучат привозили), а я выглядываю из-под одеяла, мне интересно стало, почему бабушка не ложится спать, а она стоит у этих иконочек. Сейчас я понимаю, что она молилась, а тогда я думала, что она ими любовалась.

Папа прожил недолго – трагически погиб. Несмотря на желание и данные стать модельером, Ксения из Нижнего Тагила не уехала, осталась с мамой, поступила в профессиональное училище, во время учебы проходила практику в одном из цехов «Уралвагонзавода» – там, куда после демобилизации из армии пришел работать Анатолий Шиврин.

Иерей Анатолий:

– Пять девчонок идут пить воду, я сижу с ребятами,  на нее глянул и говорю: «Так, ребята, кто к ней подойдет, будет побит. Это моя невеста, будущая жена». Все так и получилось.

Матушка Ксения:

– Он меня привел в ЗАГС, когда мне было семнадцать лет. Сначала я смеялась, а потом страшно стало, думаю: «А вдруг правда распишут?» Я испугалась, а принимала заявление моя учительница по истории. Она документы открыла: «Что, семнадцать?» Я говорю: «Ага». – «Вот будет восемнадцать, тогда и придешь. Марш отсюда!»

Следующий год был проверкой их чувств. Молодой человек, служивший в органах госбезопасности, уехал в Москву по трехлетнему контракту, но вскоре прервал его, вернулся в Нижний Тагил. Любовь перевесила и блестящую карьеру, и столичную жизнь, и материальный достаток.

Матушка Ксения:

– У всех бывают трудности, невозможно прожить, чтобы все было гладко, – есть и беды, и несчастья. У кого-то из святых было: пришла беда, скажи «Слава Богу!» – и беда уйдет. Пришла радость, скажи «Слава Богу!» – и радость останется.

Радости – тихой, ни с чем не сравнимой – прибыло, когда Ксения приняла Святое Крещение. Она была уже женой и мамой, работала в конструкторском отделе и привела в ужас коллег, когда объявила: «Выхожу из комсомола». Для советского времени – поступок на грани приговора, но Ксению вел Господь, а с Ним ей не было страшно.

Тем временем муж освоил профессию электрика, монтажника, жестянщика автомобилей. Руки, вспоминает, постоянно были в ранах, которые болели и гноились. Как-то поехали с другом за грибами в леса Висимо-Уткинска.

Иерей Анатолий:

– Вижу, вода течет, руки опустил и пью водичку. После этого буквально прошло минут двадцать, я глянул на руки, а на них кожа молодая.

Источник с целительной водой, теперь известный на всю округу, для молодого человека стал одним из первых подтверждений Божьего присутствия в мире. Спустя десять лет, уже будучи дьяконом, отец Анатолий участвовал в освящении этого источника во имя великомученика Пантелеимона. К рукоположению, говорит, Господь вел. Как-то поехали с духовником в Чусовские городки в Верхнечусовской женский монастырь. Переночевать решил на скамейке, сидя на которой часто молился настоятель.

Иерей Анатолий:

– Еще уснуть не успел, только обнял скамейку, сзади голос: «Смотри, как батюшка скамеечку обнял». У меня в голове: где-то под скамейкой лежит батюшка. Я вскочил, смотрю – никого нет.

Матушка Ксения:

– Мы с сестрой обе матушки; и обе родились в один день. Все удивлялись, когда мама наша приходила в больницу: разница в пять лет, а родились в один день – 5 декабря.

В начале 90-х мужа сестры назначили настоятелем храма во имя Покрова Пресвятой Богородицы в селе Покровском. Дом Божий после советских лет был в ужасающем состоянии и нуждался даже не в восстановлении, а в очищении от видимого и невидимого мусора. Родные тогда попросили Шивриных о помощи. Для Анатолия и Ксении это был поворотный момент в жизни.

Матушка Ксения:

– Его приглашают в автосервис и обещают такой заработок, что можно сладко есть и пить, все будет. И вот нам ночью нужно принимать решение. У нас двое детей, они еще маленькие, их надо кормить, поднимать, средств никаких, с работы меня тогда сократили, работы нет. И смотрите, Господь дает выбор. Мы свободные, Господь дает нам выбрать: выбирайте сами. Это была проверка: что мы выберем.

В Покровском храме муж был и старостой, и сторожем, и разнорабочим практически в одном лице почти семь лет.

Матушка Ксения:

– А мы с матушкой на клиросе. На нас снег сыпется, а мы поем. В валенках, перчатках – поем, так Богородица учила.

На алтарной стене этого храма наши предки, всем сердцем любившие Богородицу, написали Ее образ «Благодатное Небо». Коммунисты много раз пытались его осквернить, уничтожить, но только пострадали сами, причем не в одном поколении. Прекрасный, величественный лик проступал вновь. Как-то в храме готовились к престольному празднику.

Матушка Ксения:

– Батюшка стал протирать икону Богородицы и кричит из алтаря: «У Нее лик теплый, Она теплая, живая». Мы все замерли. Как будто Она так его наставляла, готовила его душу, чтобы он стал священником.

У Бога случайностей нет. Матушка Ксения  много раз убеждалась в истинности этих слов. Когда муж, по благословению настоятеля Покровского храма, приехал в Екатеринбургскую епархию, произошла как раз та самая неслучайная случайность.

Матушка Ксения:

– В то время приехал один владыка из-за границы, идут оба владыки, а батюшка говорит: «Владыки, благословите». – «А на что тебя благословить?» – «Рукополагаться». Они заулыбались: как это рукополагаться?.. И у него в жизни так и получилось – его два владыки благословляли. Сначала владыка Викентий его рукополагал во дьяконы, а во священники уже другой.

Правда, между диаконской хиротонией и священнической прошло несколько лет. Для отца Анатолия это было время выбора между Божьей волей и своей, человеческой.

Иерей Анатолий:

– Я боялся быть священником, я и сейчас боюсь – за каждое слово отвечать.

Супруги даже ездили за советом в Троице-Сергиеву лавру к старцу. То, что он сказал, заставило задуматься.

Матушка Ксения:

– Он спросил: «Ты знаешь, как Амвросий Оптинский говорил? “Не выставляйся, но и не упирайся”. А ты упираешься всеми силами».

Но муж продолжал упорствовать в своем нежелании, несмотря на предложения и уговоры. Тогда Господь дал ему самое тяжелое из человеческих испытаний –онкологию. Пораженный желудок, метастазы в селезенку и желчный пузырь. «Или рискуем и удаляем все три органа, или жить тебе не больше месяца» такой выбор предоставил ему Господь через врачей. Операция длилась восемь часов.

Матушка Ксения:

– Это самые тяжелые, наверное, дни в моей жизни. Никто не знал, чем все закончится. На одиннадцатый день только встают после такой операции, а он на второй день встал. Идет мне навстречу – как космонавт или как водолаз. Говорю: «Ой, ты на космонавта или на водолаза похож». – «Не смеши меня, у меня сейчас все трубки повыпадают». И заплакали мы оба.

Отец Анатолий еще проходил послеоперационную реабилитацию, когда был назначен день его рукоположения. Больше он не упирался – принял сан с благодарением Господу. Произошло это почти десять лет назад.

Иерей Анатолий:

– Когда владыка меня рукоположил, он пришел сюда и говорит: «Это вам не хозяин, а раб. Все, что будете просить, он будет за вас делать». С тех пор я служу рабом – Господним и людским.

Матушка Ксения:

– Я всегда буду считать Божьим чудом, что мы не просто живем, а батюшка служит у престола Божьего.

И она вместе с ним. Матушка Ксения вспоминает праздник Преображения Господня в старинном храме в Сызрани, куда ее, девочку, привела бабушка (мамина мама).

Матушка Ксения:

– Батюшка шел и всех кропил, около меня остановился, внимательно посмотрел и от макушки до самых пят крестом окропил.

Именно матушка, говорит отец Анатолий, своей любовью, кротостью, глубиной веры привела в храм сначала его, а потом и детей – Алену и Илью, потом внучек – Эмилию и Эвларию. Она живет в любви к Богу и Богородице, которой напитывает и самых близких. По ее чистой молитве, к примеру, вся семья смогла пройти по Канавке Божией Матери в Дивееве, хотя попасть туда сначала не представлялось возможным в силу разных обстоятельств. А молитва матушки Ксении – благодарность.

Матушка Ксения:

– Когда человек благодарит и Бога, и людей, то ему все восполняется, и восполняется во сто крат. А у того человека, который забывает или не хочет благодарить Бога и людей,  отнимается и то, что есть. Не зря же считается милостыней даже слово доброе. Ты утешил кого-то, обнял, у того на сердце отлегло, а это уже милостынька, ангел Боженьке ее  принес, и уже твое доброе дело в копилочку положено.

Отец Анатолий и матушка Ксения говорят, что у них самый лучший и самый добрый приход. Не красота и высота храма привлекают сюда людей – любовь.

Иерей Анатолий:

– Когда матушка вместе с батюшкой в храме, там всегда стопроцентная идиллия. Я – только половина. Я в алтаре, а все, что здесь: клирос, порядок, чистота, цветочки, – это матушка.

Матушка Ксения:

– У нас есть семьи, у которых не было ни одного ребеночка, сейчас уже по третьему родили. Детей несут, а я говорю: «Батюшка, опять ангелы прилетели».

Иерей Анатолий:

– Я, когда открываю врата и вижу ее глазки, ее такую сладенькую, меня переполняет радость, которая людям передается: «Миром, всем миром, Господу помолимся».

Матушка Ксения:

– Я счастливая, потому что с Богом, а с Богом – все счастливые.

Мы скоро с вами увидимся и продолжим знакомство со священниками и их вторыми половинами. До встречи! Мир вашему дому!

Автор и ведущая Елена Саенко

Записала Людмила Кедысь

Показать еще

Время эфира программы

  • Воскресенье, 06 декабря: 17:45
  • Вторник, 08 декабря: 09:30
  • Пятница, 11 декабря: 13:15

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​