Вторая половина. Матушка Александра Голубцова

16 марта 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
Что нас ждет за границей земной жизни, после ее пересечения? Если вечность, то какая она? Наверняка каждого страшит эта неизвестность. Почему-то мы называем час прощания с почившими проводами. Значит, надеемся когда-нибудь встретиться?

В этом доме много орхидей. Каждая по-своему красива и неповторима. Цветут они долго, в уходе неприхотливы, но не это важно для хозяйки дома, матушки Александры. Орхидеи были любимыми цветами ее мужа, иерея Николая Голубцова. Четырнадцать лет батюшка служил настоятелем церкви Покрова Пресвятой Богородицы села Рудянского Сухоложского благочиния Каменской епархии. Его не стало пять лет назад. Зная о своем скором уходе, он попросил дочь Настю сделать его последнюю фотографию. Во взгляде – и прощение, и прощание, и боль, и любовь. Матушка каждый день смотрит в эти глаза и часто вспоминает прожитое.

И отец Николай, и матушка Александра родом из Курганской области.

Матушка Александра:

– Я из простой семьи, не священнической. Про Бога не говорили. Я ничего про Него не знала, жила как все обычные дети.

В семье подрастали три дочери, когда на свет появились двойняшки – мальчик и девочка. Их назвали в честь родителей: Михаил и Александра. Им было несколько дней, когда от заражения крови умерла мать.

– Мы три года жили в доме ребенка, потом в интернате. Папа через три года женился. Было у него три старших дочери, и еще две появились. Нас хотели разлучить, отдать в другие семьи. Заведующая домом ребенка папе отсоветовала: «Оставьте их вместе. Будете приезжать в гости, потом заберете, но они будут знать, что у них есть сестры». Папа так и сделал.

Вырастила их с братом вторая жена папы – мама Роза. Матушка Александра вспоминает ее с благодарностью.

– Взять пятерых детей, еще своих двое – это подвиг, тем более в молодости. Не каждая молодая женщина возьмется воспитывать чужих детей.

Саша выросла и уехала в Курган, устроилась на завод. Там приметила молодого человека, который недавно вернулся из армии.

– Он был очень красивым, высоким. Не думала, что выйду за него замуж.

Она даже представить не могла, чтобы почти двухметровый десантник Николай посмотрел в ее сторону. Он – мечта всех заводских девушек, а она – маленькая, скромная, стеснительная.

– Он сидел за стендом с приборами, настраивал. Меня посадили туда же, я проверяла внешний вид продукции; если что-то не нравилось, браковала. В стенде были зазоры, он, видать, меня высмотрел, сам потом рассказывал.

Николай проявлял знаки внимания осторожно: пригласил в кино, погулять, в гости на чай, потом в компанию друзей на празднование Дня 23 февраля. В тот же вечер сделал предложение, от которого Александра не могла отказаться.

– Мне нравилось, когда он улыбался. У него была очень красивая улыбка.

Они стали мужем и женой летом 1992 года, так что лихолетье 1990-х молодая семья узнала в полной мере. Но Бог не оставлял Своих детей. Начали открываться храмы, которые становились спасительными островами света, тишины и любви.

– Его крестили на дому втайне в 70-е годы. Он родился 15 декабря, и бабушка сказала назвать Николой (в честь святителя Николая).

Александра же приняла крещение, когда ждала первого ребенка. Муж привел ее в храм, к источнику спасения. Беременность протекала сложно, и врачи делали нерадостные прогнозы.

– Врач сказал, что, возможно, ребенок родится мертвым. Я пришла в палату и плакала, молиться тогда еще не умела, к сожалению. Просто своими словами просила помощи Божьей. У нас родилась Машенька.

Так что первенца Машу – умницу и красавицу – супруги в прямом смысле вымолили.

– Надю рожала – все схватки читала «Отче наш» с закрытыми глазами.

Надя, Настя и Таня родились, когда Николай уже был священником. Его путь к служению был не без искушений. Поиски Бога начались после потери любимой мамы. Время – 1990-е – в духовном смысле было смутным. Несколько лет будущий священник находился в другой церкви, пока не понял, что ошибается. Тогда пришел с покаянием к владыке Михаилу, в то время главе Курганской епархии.

– Он сказал мне: «Если владыка возьмет меня хоть дворником, я согласен, лишь бы быть при храме». Если бы владыка не принял его, в нем, наверное, что-то надломилось бы. Но тот дал крылья – новую жизнь.

Прошло совсем немного времени, и мудрый владыка благословил отца Николая на священство.

– Приехал ко мне и спрашивает: «Как ты смотришь на то, что будешь матушкой?» Я стою, улыбаюсь, отвечаю: «Нормально». Он давай мне загибать пальцы, перечисляя, что нельзя. Я говорю: «Так это несложно».

Первый приход, куда отца Николая Голубцова назначили настоятелем, находился недалеко от областного центра, в селе Введенском. Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы залечивала раны советского времени, но молодая священническая семья трудностей не боялась, вместе с прихожанами наводили порядок. Батюшке и матушке было всего по двадцать четыре года.

– Он все нес на своих плечах. Я занималась детьми.

Уезжать из Введенского было жаль, но пришлось. Обстоятельства сложились нежданно-негаданно. Так нередко случается с теми, кто в чем-то неудобен, честен, прямолинеен, раним.

– Господь, как говорится, кого любит, того наказывает, а потом милует.

Божью милость они обрели в лице владыки Викентия, в то время правящего архиерея Екатеринбургской епархии. К нему приехал отец Николай с просьбой о переводе и не ошибся.

– Отец Николай прилетел тогда на крыльях и говорит: «Представляешь, куда меня направили?!»

Направили его в село Красногорское, рядом с Верхотурьем, намоленным многими поколениями верующих. Эта святая земля дала духовные силы для дальнейшего служения в храме Покрова села Рудянского. Скорая на подъем матушка и дочери стали первыми помощницами настоятеля. На клирос так на клирос. Навести чистоту в храме или на прихрамовой территории – тоже всегда безотказно. У батюшки был удивительный дар слова, он умел убеждать, доносить суть христианского учения до сердец, спасал семьи от разводов, направлял на путь истинный. Люди за это благодарили его, а он – Бога.

– К нам столько прихожан обращалось! Одну женщину принесли на руках. Он с ней два часа разговаривал – и она на своих ногах ушла. Во время проповеди видел, как сам рассказывал, кто слушает, а кто нет: «У кого глаза сияют, я для тех и говорю».

Он и в семье оставался священником, любящим, благословляющим. В кругу своих девочек мог расслабиться, отдохнуть. Семья во всех смыслах была для него надежным тылом.

– Он на вид был очень строгий, кто-то даже его боялся. А в душе – ребенок.

Семейная жизнь – это наука, которую постигаешь непрерывно. У Голубцовых, как и у всех, были разные периоды.

– Бывало, я ошибалась, что-то не так могла сказать, сделать.

Вы себя корили потом?

– Да. И сейчас продолжаю.

Теперь она уже не может точно отследить, когда ухудшилось состояние батюшки. Отец Николай держался как боец. Матушка видела нервное напряжение, моменты печали, не очень свойственной ему, но думала: усталость, пройдет.

– Я видела, что он болеет, но скрывает причину болезни. Думала, все будет хорошо, он поправится. Когда мы повезли его в больницу, верила, что он вылечится. А в больнице ощутила пустоту, какой никогда не чувствовала.

Отец Николай был болен лейкемией. Об этом он сказал только близким друзьям, семье – ни слова: берег. Уже зная о своем диагнозе, предпринял с матушкой поездку в Иерусалим. На Святой Земле он был счастлив, даже улетел домой без тросточки, с которой уже не расставался. Но облегчение было недолгим.

– Он лежал в больнице в реанимации, мы прочли акафист, потом Маша пришла в храм (она на клиросе поет) и сказала: «Батюшка умер». Я просто в это не поверила.

Отец Николай отошел ко Господу 2 августа, спустя два дня его отпевали в родном храме.

– С Камня помазания мы пипеткой собирали миро в бутылочку. Потом, оказывается, когда батюшка умер, его помазали этим маслом.

Отец Николай ушел из земной жизни в возрасте сорока пяти лет. Успел выдать замуж дочь Надю, дождаться внучку Софью. Замужество Маши благословил уже своим незримым присутствием, как и рождение внука, которого тоже зовут Николаем. После ухода мужа, признается матушка Александра, у нее началось переосмысление всей жизни. Она молится, просит прощения, старается помочь советом дочерям.

– Надо где-то в чем-то уступать, находить компромиссы и беречь друг друга, потому что жизнь короткая, она как миг. Надо дорожить каждым днем, который нам дает Господь, потому что он уже не повторится, его не вернуть.

Пасхальный свет свечей, пасхальный свет в глазах – эта фотография матушке Александре очень дорога. Последняя Пасха отца Николая.

Дочь Настя учится на регентском отделении Екатеринбургской духовной семинарии, приезжает домой на короткое время. Младшая Таня учится в Курске в иконописной школе. А сама матушка Александра остается при храме. Здесь ее дом, ее сердце, душа, любовь. И что там, за границей земной жизни, для нее очевидно – жизнь вечная, в которой ее любимый муж.

– Целый год плакала, конечно, потом думаю: «Чего я плачу? Я ведь не одна, а с Богом».

Автор и ведущая Елена Саенко

Записала Людмила Кедысь

Показать еще

Время эфира программы

  • Воскресенье, 16 мая: 15:00
  • Вторник, 18 мая: 09:30
  • Пятница, 21 мая: 13:15

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​