Вторая половина. Матушка Елена Сушкова

5 октября 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
В нашей жизни не бывает двух одинаковых дней. Каждый новый день разный по наполненности, настроению, но обязательно полезный. Полезный уже потому, что его события, эмоции – это обретение нового опыта, шаг вперед на своем личном жизненном пути, ведущем ко Христу. Но иногда, чтобы сделать один такой шаг, приходится очень многое в себе перевернуть.

Храм во имя Рождества Пресвятой Богородицы в городе Тюмени: несколько лет в его клире служит протодиакон Антоний Сушков. Несмотря на возраст (43 года), он один из старших по хиротонии священнослужителей Тюменского благочиния Тобольско-Тюменской митрополии. Перед переводом сюда служил в Знаменском кафедральном соборе, был протодиаконом митрополита Димитрия. Перевод в этот небольшой храм поначалу переживал трудно. Поддерживала вера в Христа, а также  принятие того, что у Бога все правильно и все во благо. Это принятие – результат усердной молитвы, которая направляла и направляет работу души в нужное русло и у него, и у его любимой жены, матушки Елены.

Матушка Елена:

– По паспорту я Лана. Крещена в честь царицы Елены, и все ко мне обращаются: «матушка Елена». Я уже отвыкла от мирского имени. Когда ушла в мир – пришлось перестраиваться. Мне вообще очень многое пришлось переделывать в своей жизни, она полностью поменялась от начала и до конца.

Лана-Елена родилась в Тюмени, в неверующей семье. Наверное, поэтому семья распалась, когда девочке было всего семь лет. Конечно, были социальные причины, как и в любой семье, которая приходит к разводу. Но люди, воспитанные советской средой, к сожалению, даже помыслить не могли, что с Богом все преодолимо. Второй брак мамы тоже оказался неудачным – тогда она начала приходить к Богу и дочь повела с собой.

Матушка Елена:

– Я иногда думаю: почему мы именно к Богу пришли? Могли бы, например, к колдунье (иногда люди мирские советуют). У меня бабушка была (со стороны папы, его родная мама) очень верующим человеком. Все посты соблюдала: вода и хлеб – все. В детстве она меня всегда водила в храм, причащала. Я помню, что такое просфора, что такое Причастие. Может быть, ее молитвы как-то дошли до Бога, что мы к Нему пришли.

Знаменский кафедральный собор – тот самый храм, куда приводила внучку бабушка и куда девочка, повзрослев, стала приходить сама. Учась в воскресной школе, она познакомилась с Антоном Сушковым. Любовь у него нагрянула внезапно и навсегда.

Матушка Елена:

– Приходил ежедневно, мог часами стоять у окна (мы жили на первом этаже на Фабричной) – до такой степени он меня любил. А я из него веревки вила...

Протодиакон Антоний:

– Она была самой красивой девушкой в воскресной школе.

Антон и Лана дружили два года, но едва оба достигли совершеннолетия, молодой человек сделал любимой предложение руки и сердца. Это застало ее врасплох.

Матушка Елена:

– Мы дружили. У нас была чистая дружба, мы даже за ручки не держались. Когда он сделал предложение – я не ожидала. Надо было взять благословение. Будет благословение – тогда, конечно.

За благословением Лана вместе с мамой поехали к отцу Николаю Гурьянову. Они уже были знакомы со старцем: пути Господни привели к нему.

Матушка Елена:

– Не было вопросов совершенно. Он был настолько прозорлив, что знал мои помыслы о том, что хочу бросить учебу. Думаете, почему я хожу с косой? Это его благословение. Я думала: брошу учебу, обрежу косу. Он эти мысли знал. Когда я к нему приехала,  он, выходя из кельи, сказал мне в спину: «Косу не обрезай и учебу не бросай». Учебу я закончила, косу до сих пор не обрезала.

Отец Николай Гурьянов благословил их с Антоном брак словами: «На то есть воля Божия». Ослушаться батюшку даже мысли не возникло. В свадебное путешествие молодая семья поехала по святым местам и, конечно, к отцу Николаю.

Протодиакон Антоний:

– У меня были некоторые моменты, связанные с батюшкой Николаем, когда он пророчески, прозорливо говорил мне какие-то вещи, которые в дальнейшем в моей жизни сбылись. Поэтому я с огромным уважением и любовью отношусь к отцу Николаю.

Лана в это время училась в Тюменском педагогическом училище, окончила его по благословению батюшки Николая. Но поработать по специальности не удалось: в семье начали появляться на свет сыновья.

Матушка Елена:

– Старшим двадцать три, двадцать два года; потом – восемнадцать, семнадцать, четырнадцать лет и четыре года.

По благословению отца Николая первому сыну дали имя Серафим. Юной маме едва исполнилось двадцать.

Матушка Елена:

– Я все воспринимала как должное. Никогда не было мысли, что мне тяжело. Я была трудоголиком и по сей день такая. Когда родила Серафима, то со мной в палате лежали еще две роженицы. Тогда молоко не выдавали. Они попросили, чтобы я кормила еще их детей, – у меня молока было на троих.

Мамам не надо объяснять, что это значит: разрывающие боли в груди, высокая температура, при этом ребенка надо кормить. До операции, слава Богу, дело не дошло.

Матушка Елена:

– Потому что Господь давал сил. У меня и руки в кровь были стерты. В те времена мы жили сложно: памперсов не было, были пеленочки-подгузники, которые вручную стирали. А у меня атопический дерматит, с кожей серьезные проблемы, вместо рук было месиво. Ничего, стирали вручную. Отец Антоний, когда увидел мои страшные руки (на них живого места не было), – пошел к знакомым, попросил деньги в долг и купил стиральную машину. Так потихоньку, с Божией помощью, жили.

Уже через год после Серафима Господь подарил семье Марка, потом Николая, Иоанна, Симеона. Мама, максималистка по природе, в их воспитание тоже ушла по максимуму.

Матушка Елена:

– Я по образованию педагог начальных классов, потому дрессировала своих детей. У меня дома все было обклеено, подписано.

На плакатах было написано очевидное: «Это стол, это диван». А также названия сложных бытовых предметов, фразы, которые употреблялись в обиходе и которые, в буквальном смысле, отпечатывались в памяти.

Матушка Елена:

– Что развито у детей в первую очередь? Зрительная память. Они всё видели, запоминали – это грамотность. Марка, когда он поступал в пятую гимназию, взяли автоматом во второй класс. Я старалась их максимально готовить, заниматься с ними.

В четыре года все ее мальчики бегло читали, в свое время пошли в музыкальную школу по классу гитары, флейты. Потом без проблем выдерживали конкурс и поступали в одну из самых престижных гимназий Тюмени.

Матушка Елена:

– Думаю, что результат хороший, потому что трое старших детей с высшим образованием. Третий в восемнадцать лет поступил на бюджет в Санкт-Петербург на инженера-горнодобытчика. Я считаю, что это неплохой результат.

Серафим – врач-педиатр, проходит специализацию как детский невролог. Марк получает высшее образование по специальности электроэнергетика. Иоанн и Симеон сейчас учатся в гимназии. В специализированных классах нагрузка колоссальная, но мальчики уже знают, ради чего эта нагрузка.

В одной из встреч с отцом Николаем Гурьяновым еще совсем юная Лена поделилась с ним своими страхами. В ее роду была проблема алкозависимости, которая, по некоторым данным, может передаваться по наследству.

Матушка Елена:

– Я спросила отца Николая: «Что сделать, чтобы алкоголиков в роду не было никогда?» Он говорит: «Ни капли ни вина, ни пива не пей». Я не пью. Многие друзья и знакомые надо мной насмехались, но все это приняли как норму жизни. Я это пережила. На данный момент дети гордятся этим, говорят: «Это редкость, когда родители не пьют, не курят и ведут здоровый образ жизни».

Пятеро сыновей, полная самоотдача их воспитанию, полное погружение в домашнее хозяйство – и так на протяжении не года и не двух.

Матушка Елена:

– Когда сидишь многие годы дома, это дает о себе знать. Наверное, я как-то предвзято относилась к мужу. Если раньше был период, когда он все это терпел, то в итоге перестал терпеть, были конфликты.

Протодиакон Антоний:

– Два человека, две абсолютные противоположности. Было очень сложно принять другого человека, принять то, что тебя  не понимают, думают абсолютно по-другому. Иной раз не можешь донести до человека то, что хочется. Поэтому прежде всего должно быть терпение.

Матушка Елена:

– Меня отец Николай благословлял каждую неделю причащаться. Великое утешение, когда ты причащаешься. Особенно когда какие-то скорби: тогда необъятное утешение так часто причащаться и исповедоваться. Начинался самоанализ: что не так, в чем проблема. Потом с Божией помощью все решалось.

Кризисный период длился несколько лет. Бывало, отношения подходили к критической точке, но всё пережили. Даже мама Лены призналась дочери: «Ты мудрее меня». А дочь понимает, что они с батюшкой смогли выйти из кризиса только с Божией помощью и как награду получили от Господа еще одного сына – Сергея, ему четыре.

Протодиакон Антоний:

– Я теперь понимаю смысл слов «два – одна плоть». Двое стали одной плотью. Я понимаю, что без этого человека не могу: она нужна мне, мне хочется звонить ей, спрашивать, как у нее дела, в течение дня несколько раз, мне хочется видеть ее вечером, утром. Я радуюсь тем моментам, в которые мы бываем вместе.

Год назад матушка Елена решилась на радикальный шаг: вышла из домашних рамок и начала работать. Выбрала сферу не совсем привычную для женщины: она оказывает помощь по организации проводов в последний путь.

Матушка Елена:

– Я не воспринимаю смерть как конец. Мы уходим отсюда в жизнь вечную (я надеюсь). Именно к этому мы стремимся. Бренное тело оставляем здесь – душа уходит к Богу. Но тело всю жизнь старалось, трудилось, его недостойно закопать нехорошо. Я считаю, что все должно быть благородно и на уровне.

В этот момент она и помощник, и психолог, и молитвенница. Но, бывает, ее слова вызывают агрессию, оскорбление, что тоже надо учиться принимать по-христиански.

Матушка Елена:

– Невосполнимая рана: утратили своего близкого. Получается, что ты навязываешься им (хотя это не так), хочешь им помочь, но они воспринимают информацию иначе. Находясь в горе, они имеют искаженное восприятие.

Но в какой-то степени их можно понять. Считается, что этот бизнес не щадит чувств и кошелька людей, переживающих потерю.

Матушка Елена:

– Нет, это неправда, дезинформация. Вот почему еще у меня цель доказать, что все с точностью наоборот.

Выход матушки в мир для всей семьи оказался во многом полезен. Материальная помощь и собственная независимость – это важное, но не главное.

Протодиакон Антоний:

– Я этому безумно рад – это счастье, скажу вам честно, потому что она увидела обратную сторону жизни, то, чего, может быть, нам обоим не хватало. Это обязательно нужно было нам обоим.

Матушка Елена:

– Церковная жизнь – это одно. А когда ты идешь в мир, то узнаешь многое другое, другую сторону медали: как живут мирские люди. Начинаешь осознавать и понимать, что, в принципе, муж у тебя такой, что его можно на руках носить. У меня очень хороший муж.

Каждый новый день может быть разным по наполненности, настроению, но обязательно станет полезным, ведь его события, эмоции – это новый шаг на личном жизненном пути, ведущем ко Христу. Но чтобы сделать даже один такой шаг, часто необходимо очень многое в себе перевернуть.

Матушка Елена:

– Думаю, что молитва родственников потом восполняется, и Господь к нам поворачивается лицом, и мы тоже идем к Богу.

Скоро мы с вами увидимся и продолжим знакомство с семьями священников и их вторыми половинами. До встречи. Мир вашему дому.

Автор и ведущая Елена Саенко

Записала Людмила Кедысь

Показать еще

Время эфира программы

  • Вторник, 30 ноября: 09:30
  • Пятница, 03 декабря: 13:15
  • Пятница, 03 декабря: 23:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​