Воскресные беседы. Казахстанские святые

25 сентября 2022 г.

Епископ Каскеленский Геннадий:

– В третье воскресенье сентября Православная Церковь отмечает день памяти всех святых земли Казахстанской. Казахстанские святые – это новомученики и исповедники XX столетия. Напомню, что мученики – это те, кто бесстрашно погиб за веру во Христа, нашего Бога и Спасителя. А исповедники – это те, кто подвергался преследованиям за веру, но мужественно перенес заключения, пытки, выжил и потом еще некоторое время осуществлял свое церковное служение на свободе.

В Соборе Казахстанских святых более 60 имен. Имя епископа Верненского Пимена (Белоликова) стоит особо – он был расстрелян первым еще в 1918 году. А в конце 20-х – начале 30-х годов Казахстан стал местом массовых ссылок, я бы сказал, предельной концентрации страданий православных христиан, верных чад нашей Церкви.

Важно сказать, что период высылки в Казахстан жителей Центральной России совпал с бесчеловечной и глубоко преступной попыткой разом уничтожить кочевой быт коренного населения Казахстана. Так называемая «коллективизация» на пространстве Великой степи сопровождалась разорением и казахских семей, и крестьянских хозяйств русских переселенцев, что привело к невиданному народному бедствию – голоду.

Наступил так называемый великий джут. Большевики разжигали классовую ненависть, беднейших казахских крестьян кедеев натравили на баев-середняков, бездельников в русских селах – на крепких хозяев. Скот отбирался, хозяйства разорялись, погибали целые села.

Большевистский руководитель Шая Голощекин заявлял тогда, что по казахстанскому аулу следует пройтись «малым октябрем». Очевидцы свидетельствуют, что по весне, когда сходил снег, улицы городов, поселков были буквально завалены трупами. Архивы наполнены такими ужасающими документами.

Вот телеграмма из Павлодара председателю ВЦИК товарищу Калинину 10 февраля 1932 года: «Все население, проживающее в Казахстане, умирает от голода, народ гибнет целыми аулами (далее следует перечисление этих аулов), весь скот сдан государству, питаться населению нечем». Все эти страшные события описаны в фундаментальном произведении Валерия Федоровича Михайлова «Хроника великого джута»», вышедшем в 1990 году. Автор полагает, что от голода в те годы погибло 40% населения республики.

Конечно, более всего страдало коренное население, но будем помнить, что перед большевистской идеологией все народности были равны и бесправны, представляя собой исключительно человеческий материал для социальных экспериментов. И жертвами преступной политики большевиков стали сотни тысяч простых тружеников самых разных национальностей. Память об этих годах должна сегодня сплотить всех граждан независимой республики.

Именно в 30-е годы в голодный Казахстан, в нечеловеческие условия на верную смерть в грубых товарных вагонах, как скот, отправляли десятки тысяч осужденных за Христа архиереев, священников, монахинь, церковных активистов практически из всех крупных регионов России.

Православные священники зачастую страдали вместе с религиозными руководителями ислама. Цитирую письмо священномученика Вениамина Воскресенского: «Март 1931 года, Уральская тюрьма. Многолюбивому отцу Ивану от нас, камерных товарищей, глубокий поклон. Десять в камере – пять нас и пять мулл, тоже голодающих и оборванных. Отовсюду доносятся вести о жизни. Слышишь все это и думаешь: «Уж не лучше ли тюрьма, чем там, за тюрьмой?» В камерах у нас завелась цинга, у отца Ивана Живетина болезнь горла с признаками легких. Новых в тюрьме прибавляется ежедневно. Сегодня суп – 98% вода, пайки теперь тают».

Крупный пересыльный пункт ОГПУ находился тогда в Алма-Ате – сюда прибывало множество людей, которые ожидали своей участи. Духовенство, монашествующие находили приют в Никольском соборе города. Когда я сегодня приезжаю на службу в этот любимый православными алмаатинцами храм, то всегда живо представляю, как наполнялся его подвал (нынешний нижний храм) голодными, измученными, покрытыми вшами людьми, среди которых были прославленные архиереи, настоятели больших российских монастырей, ревностные священнослужители. Здесь им стирали одежду, их отмывали, очищали от вшей, облачали в чистые богослужебные ризы, приводили наверх в алтарь, где они причащались святых Тела и Крови Христа Спасителя.

На огромном пространстве Великой степи тогда не было других храмов, спецпереселенцы собирались на молитву тайно в землянках, епископы иногда совершали Божественную литургию – таинство Евхаристии, используя в качестве престола грудь какого-либо еще живого архиерея.

На всю советскую страну был знаменит самый большой по площади Карагандинский лагерь – Карлаг. Прежде чем его создать, власти насильственно выселили с обжитой территории тысячи семей казахов, русских, немцев, украинцев, предварительно также их раскулачив – отобрав домашний скот и тем самым отправив всех на верную голодную смерть.

Карлаг состоял из 26 отделений, расположенных в радиусе до 400 км от его административного центра в поселке Долинка. В 300 км от Караганды в Акмолинской области находился всемирно известный концентрационный лагерь АЛЖИР (Акмолинский лагерь жен изменников Родины) – там содержалось немало монахинь, жен репрессированных священников. За 15 лет своего существования Карлаг принял порядка 2 миллионов узников.

Сегодня никто не знает о его безвестных кладбищах, о массе неизвестных узников, чьи страдания ведает один только Бог. Но верующие во Христа страдальцы особо и не стремились к тому, чтобы их подвиг был известен людям. Их терпение, их веру может оценить только Христос Бог, ведь от Бога ничего не скрыто. Безвестные перед людьми, они удостоены вечного блаженства праведников. А если имена некоторых из них все-таки становятся нам известными, то Церковь торжественно причисляет таких страдальцев к лику святых, обращая внимание на их подвиг. Кроме того, за каждым заупокойным богослужением здесь, в Казахстане, мы молимся о неизвестных миру страдальцах.

Известны имена подвижников, замученных в Казахстане, это: митрополит Горьковский Евгений (Зернов), архиепископ Воронежский Захария (Лобов), архиепископ Елецкий Сергий (Зверев), епископ Липецкий Уар (Шмарин), настоятель Николо-Пешношского монастыря в Подмосковье игумен Варнава (Жуков) и многие другие. Лишь молитвой верующие люди могли поддерживать друг друга в таких страшных условиях.

Вот строки одного агентурного донесения, которое недавно было обнаружено в рассекреченных материалах: «Получена информация о поведении двух заключенных по фамилии Семенов и Ходоков. „25 декабря 1932 года, холодно и голодно, – говорит Семенов, – народ здесь помирает, и мы здесь погибаем. Я стою в карауле, ночью гонят мимо больницы арестованных партия за партией. И откуда – Бог знает, и куда – ведь на погибель. Вишь, какая худая погода – померзнут на дороге. Вот меня выслали, а какую пользу тут принесу им, старый и убогий? Да такая жизнь худая, лучше помереть бы скорее. Вот только если помолишься, и станет легче”. Ходоков отвечает: „Давай споем, отец”. И эти два заключенных запели: „Воскресение Христово видевше…”».

Еще одним местом, где провели свои последние земные дни и нашли вечное упокоение казахстанские мученики, стала окраина города Чимкент. В урочище Лисья балка расстреляли митрополита Казанского Кирилла (Смирнова), митрополита Ленинградского Иосифа (Петровых), этих выдающихся иерархов прошлого столетия. Вновь и вновь мы обращаемся ко всем новомученикам и исповедникам нашим с молитвенной просьбой об их предстательстве за верующих и всех жителей Казахстана.

Записала Елена Чурина

Показать еще

Время эфира программы

  • Воскресенье, 05 февраля: 06:15
  • Воскресенье, 05 февраля: 15:15
  • Воскресенье, 12 февраля: 06:15

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать