ВТОРАЯ ПОЛОВИНА. Матушка Татьяна Прохорова

13 октября 2020 г.

– Известно, что жизнь человека измеряется не количеством прожитых лет, а тем, как они были прожиты, чем наполнены, сколько в них радости и света, созидания и любви – всего того, что расширяет границы нашей земной жизни и наполняет глубоким содержанием, тем самым продлевая ее.

Сегодня мы снова в Нижнем Тагиле Свердловской области, в гостях у семьи протоиерея Георгия Прохорова и его жены, матушки Татьяны.

Первый и лучший кусочек свежеиспеченного хлеба матушка Татьяна спешит отдать любимому мужу. Отец Георгий сейчас не служит, сказываются последствия тяжелой болезни, но вся семья верит, что в храме еще услышат его мощный голос.

Именно из-за болезни батюшки семья Прохоровых перебралась из города Березники Пермского края, где прошла большая часть их жизни, в Нижний Тагил, поближе к семье Бессоновых – отца Алексия и матушки Анны – зятя и дочери.

Накормив всех, матушка устраивается за уютным столом с чаем в чашке настоящего кузнецовского фарфора – никакой подделки ни в чем матушка не признает. Говорит: «Это от папы». Он по крови передал ей любовь к настоящему. Василий Григорьевич принадлежал к одной из ветвей старинного дворянского рода Олсуфьевых. В советское время пострадал за свое происхождение.

Матушка Татьяна:

– Конечно, он много не рассказывал. Рассказывал что-то тогда, когда в последний раз вернулся из лагеря. В 1953 году, после смерти Сталина, начали выпускать репрессированных, и в 1955 году отец вернулся больной туберкулезом. Мы уходили в ванну, он включал кран и что-то рассказывал. Если где-то жучками и прослушивали, то ничего не было слышно. Мне было страшно слушать. Много было посаженных ни за что...

Папа рассказывал о генеалогическом древе, корни которого уходили в глубину веков, о своей родной семье, все представители которой были гонимы в годы сталинских репрессий.

Матушка Татьяна:

– Мой дед не принял советскую власть. Он был крупным ученым, далеким от политики, но, увидев происходящее, поехал на Мадагаскар в командировку (как ученый).

Обратно ученый-микробиолог уже не вернулся. Его предупредили о расстрелах и лагерях. С семьей, которая осталась за железным занавесом новой власти, он оказался разлучен навсегда. Представители дворянских фамилий в те годы меняли имена и адреса, старались затеряться на просторах страны, чтобы избежать расправ. Папа матушки Татьяны таким образом оказался в Благовещенске. Там получил образование и подавал надежды как талантливый инженер.

В 1936 году отец по доносу попал в сталинские лагеря как «враг народа». В 1942, после освобождения, он встретил свою судьбу – Галину Васильевну, в 1944 – родилась дочь Татьяна. Папу арестовали повторно, когда Таня училась в первом классе. Девочку немедленно отчислили из школы как дочь «врага народа». Семья тогда жила в Оренбурге. Мама приложила все усилия, чтобы незаметно для властей уехать и вывезти дочь к родне в Березники, где в то время находился Вишерский исправительно-трудовой лагерь и где селились репрессированные, которым был закрыт въезд в крупные города. В Березниках Таня вновь смогла пойти в школу.

Матушка Татьяна:

– До сих пор помню всех своих преподавателей по именам. Мы поехали в Грецию, там Деметра говорит на немецком и греческом. Она немка, но вышла замуж за грека. Я греческий не знаю, а немецкий помню еще со школы. Такие были учителя.

После освобождения в 1955-м папа вернулся к семье в Березники, и смыслом жизни для него стало воспитание дочери. Он по максимуму вкладывал в нее то, чем владел сам, чтобы ни при каких условиях жизни она не осталась за бортом.

Матушка Татьяна:

– У меня все предметы шли очень хорошо. Но поскольку я считалась «врагом народа» и репрессированной, ко мне не все относились хорошо: чтобы получить пятерку, мне надо было ответить на «десять».

Она легко решала сложные математические задачи, могла вывести физическую формулу – папа учил мыслить логически. Знала наизусть огромное количество стихов – папа требовал тренировать память, и не только.

Матушка Татьяна:

– Я умела красиво выпиливать. Девчонки просили: «Как красиво! Сделай нам!» И я пилю. Фотография: «Тань, сфотографируй нас!» Я их фотографирую, затем сама взвешиваю реактивы (тогда их не продавали), делаю проявители, готовлю фиксажи и выдаю им фотографии. Еще папа научил меня играть в теннис. Мальчишкам, которые не играли в теннис, говорила: вообще ко мне не подходи! Георгию говорю: «Ты в теннис играешь?» –  «Нет, но я на коньках катаюсь». – «Пошли на каток»…

Баскетбол, велосипедные гонки, стрельба – по всем этим дисциплинам Татьяна была в городских лидерах.

Матушка Татьяна:

– В балет мне ходить не разрешали, в музыкальную школу тоже нельзя было – не принимали. Мама хотела, чтобы я и балетом занималась, и в музыкальной школе училась. Поэтому, когда у меня родились дети, я их отвела и на фигурное катание, и в музыкальную школу.

На личную жизнь у девушки не было времени. Но однажды подружки позвали ее на вечер, где выступал музыкальный коллектив.

Матушка Татьяна:

– Я сижу среди девочек, его одноклассниц. Он вышел и поет. Услышав первые ноты, я поняла, что этот голос лучший не только в Березниках, но и во всей округе. Он пел песню: «Если радость на всех одна, на всех и беда одна». Он пел и вдруг посмотрел на нас и замолчал. Я поняла, что он забыл слова.

Георгий действительно смутился, увидев девушку. Он давно ее замечал среди всех и был влюблен в нее. Однако добиваться ее любви ему пришлось очень долго. Татьяна после школы поступила в Пермский политехнический институт на машиностроительный факультет. Георгий ушел в армию. В его багаже были: восемь классов, профтехучилище и красивый голос. Благодаря ему молодой человек проходил службу в армейском ансамбле.

Они встретились в Березниках, когда Татьяна приехала на каникулы, а Георгий в отпуск.

Матушка Татьяна:

– На нем была красивая форма военного ансамбля: много ремней, фуражка с красным околышем, море значков. Его чуть не арестовали за нее. Необыкновенный солдат, красавец.

Ее родители благосклонно отнеслись к их дружбе, но прошло еще несколько насыщенных событиями лет, прежде чем красавица Татьяна согласилась стать его женой.

Матушка Татьяна:

– Я не впереди шла, а толкала его: «Давай, в один год оканчивай девятый и десятый классы». Я училась, и он учился. Потом я говорю: «Поступай в музыкальное училище и в одиннадцатый класс одновременно». Как раз открылось музыкальное училище. И он учился и в одиннадцатом классе, и на первом курсе музыкального училища.

Певца с академическим голосом взяли в Пермский оперный театр. Его ждала артистическая карьера, гастроли. Но, немного вкусив богемной жизни, Георгий понял, что она не для него.

Матушка Татьяна:

– Он пел в опере и подрабатывал в церковном хоре, где его стали уговаривать: «Давай переходи в Церковь». Он со мной посоветовался: «Таня, меня зовут в Церковь». Я говорю: «Георгий, Церковь в гонении. Я выросла как «враг народа». У нас с тобой двое сыновей. Они – тоже «враги народа». Я не хочу им такую судьбу». Я уговорила его не идти в Церковь.

Георгий Прохоров был утвержден директором Березниковской киносети. Он показал себя крепким хозяйственником, коммуникабельным и ответственным руководителем. Между тем неумолимо приближалось время кардинальных общественных перемен. Сфера советской пропаганды и агитации, к которой относилась и киносеть, изживала себя.

Матушка Татьяна:

– Ушел работать на завод. Его так и звали: «Пан директор». Говорили: «Вон пан директор с метлой идет». Он подметал пол в горячем металлургическом цехе.

Горячий цех подкосил его здоровье. Оставаться там – значило подписать себе приговор. Когда он вновь сказал жене о своем намерении идти в Церковь, пусть даже простым водителем – она не возразила.

Матушка Татьяна:

– Про себя думаю: я тогда его не отпустила, в первый раз. А тут вроде послабления кругом начались – перестройка, лояльность к Церкви, народ в храм пошел. Я говорю: «Ладно, дедонька, принимай духовный сан».

Для отца Георгия, выросшего в верующей семье, Церковь оказалась той духовной пристанью, в которой он обрел смысл жизни во Христе и захотел служить Ему. Когда в Березниках верующие собрались восстановить полуразрушенный храм  Усекновения главы Иоанна Предтечи, а вместе с ним – православную общину, тогда они захотели видеть своим батюшкой именно его – Георгия Прохорова. Перед его рукоположением семья в полном составе приняла Святое Крещение: жена, двое сыновей и маленькая дочь. А потом супруги венчались.

Матушка Татьяна:

– Сначала я его толкала, а теперь просто за ним иду.

Храм на городской окраине восстанавливали всем миром. Отцу Георгию помогали все, кто знал его раньше. Многие признавались, что в Церковь пришли потому, что ему поверили и к нему потянулись.

Матушка Татьяна:

– Церквушка маленькая, народу набивается много. Я не могу попасть туда. Если на минуту опоздаешь – не войдешь. Я говорю: «Георгий, маленькая церковь». Он говорит: «Мы сейчас с главным архитектором города поговорим». Архитектор говорит: «Вот карта, давай застолбим. Вот тут я землю даю под церковь, тут даю, тут». Мест пять он выделил под строительство – будем строить.

Но удалось только расширить пространство маленькой церкви и заложить фундамент еще одной – Успенской. Это произошло благодаря идее и расчетам матушки Татьяны, инженера с высшим образованием. Развернуться с большим строительством отцу Георгию мешали разные обстоятельства и люди. Итог его переживаний – несколько инсультов. Но рядом семья и, конечно, матушка – источник духовной силы и жизнелюбия. Оба их сына, Михаил и Алексей, – тоже священники. Дочь Анна – жена священника. Внутри семьи шестнадцать внуков. Шестеро – маленькие Бессоновы – рядом.

В свои семьдесят шесть матушка Татьяна даст фору по жизненной активности любому молодому человеку: путешествует, самостоятельно изучает греческий язык, и подает пример внукам. Она по памяти учит с ними стихи, что-то конструирует, изобретает, в ближайших планах – освоить компьютер. Постоянно мотивирует внуков что-то узнавать и учить, собрала для них целую библиотеку научно-познавательной литературы. Продолжает много шить – привычка времен перестройки.

Матушка Татьяна:

– Покупаю журнал «Бурда», по нему все шью по-модному. Спрашивают: «Где вы такие курточки купили? Сейчас нигде ничего нет». Я говорю: «Сама сшила».

Там, где она, – поток радости, света и любви, всего того, что бесконечно продлевает жизнь всем, кто попадает в этот поток.

Иерей Георгий:

– Без любви человек не может. Любовь – это начало и конец. Меня радует, что Господь нас соединил, что мы не оставляем друг друга, что у нас единство.

Отец Георгий и матушка Татьяна, согласно указу губернатора Свердловской области, награждены знаком отличия, который называется «Совет и любовь». Они прожили пятьдесят лет вместе.

Мы скоро с вами увидимся и продолжим знакомство с семьями священников и их вторыми половинами. До встречи. Мир вашему дому.

Автор и ведущая Елена Саенко

Записала Людмила Кедысь

Показать еще

Время эфира программы

  • Воскресенье, 06 декабря: 17:45
  • Вторник, 08 декабря: 09:30
  • Пятница, 11 декабря: 13:15

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​