Учимся растить любовью. Учиться проигрывать

16 июня 2022 г.

Психологи называют наше время «нарциссической эпохой» из-за нацеленности на погоню за первенством. Сегодня мы поговорим о том, какова цена успеха, почему другой стороной успешности становится выгорание, а иногда – депрессия и даже зависимое поведение. Зачем уметь проигрывать? Хотеть победить – правильно, бояться проиграть – нет, как это совместить? Можно ли научить ребенка не злиться на удачливого соперника? Поддаваться ли в игре с ребенком? На эти и другие вопросы отвечает психолог и многодетная мама Полина Сметанина.

Сегодня у нас в гостях психолог Полина Сметанина, ведущая «Школы поддержки родителей».

– Тема нашей сегодняшней беседы звучит так: учиться проигрывать. Давайте вначале подумаем: нужно ли учиться проигрывать? Мне кажется, современное общество готовит из наших детей только победителей, только лучших, только первых. Так ли это на самом деле? И есть ли здесь подвох?

– В современном мире сейчас эпоха нарциссизма, когда важно быть победителем, достигать успеха и все время идти вперед. Звучит лозунг: «Невозможное возможно». И так далее. И в этом подвох, потому что дети эпохи нарциссизма – это дети с нарциссической травмой. Такие дети, вырастая, действительно могут достигать невероятных успехов, взлетать по карьерной лестнице, тем не менее рано или поздно они все равно встречаются с выгоранием, депрессией, зависимостью – и им приходится учиться проигрывать.

– Говорят, что путь к победе лежит через множество поражений. Поэтому даже тот, кто очень устремлен к успеху, карьерному росту, все равно должен уметь проигрывать. И проигрывать таким образом, чтобы это не травмировало психику, а делало тебя сильнее. Во-первых, хочется понять, что значит сильнее. Обычно для людей, которые стремятся к постоянному первенству, сильнее – значит циничнее. В чем ошибка родительского поведения? Если задача родителей – вырастить лидера, то, может быть, они все делают правильно? Или все-таки это мешает вырастить счастливого человека? Мне кажется, какая бы задача ни стояла перед родителями, первое, что они хотят: чтобы ребенок был счастлив.

– Лозунгами «иди только вперед», «любой ценой» родитель, как правило, пытается компенсировать свой глобальный проигрыш (условно назовем это так). Ребенок может взять эстафетную палочку, но это ожесточает его и приводит к недовольству, невротизации. И, безусловно, это не про счастье. Если мы не умеем проигрывать, не умеем останавливаться (часто и остановка воспринимается как проигрыш или великая утрата), то это тоже не про счастье.

– А про что?

– Это про вечную гонку, про победу любой ценой, про недовольство собой. Человек либо идет по головам, либо думает: «Умру, но сделаю». Это игнорирование других важных потребностей и сфер жизни. Я не вижу ничего плохого в том, чтобы человек хотел чего-то добиться; такова природа человека, он должен развиваться. И я не вижу ничего плохого в том, чтобы человек хотел победить, выиграть. Это нормально. Другое дело, когда человек не умеет быть другим, не может быть проигравшим, не достигшим какой-то вершины. То есть человек себя такого просто не принимает. И тогда он может либо уйти в запой, либо в депрессию, либо наступит выгорание.

– Очень хорошо, что мы обозначили главные ориентиры. Здоровое соперничество – это нормально, желание побеждать – это нормально, ничего плохого в этом нет. Плохо, когда это является самоцелью и единственным возможным вариантом существования. Значит, все-таки ребенку надо учиться проигрывать. Даже самый амбициозный родитель должен подготовить своего ребенка к умению принимать проигрыш. Как это сделать? Как этому научить?

– Мне кажется, научить принимать проигрыш по шагам невозможно. Проигрыш важно проживать, для этого надо быть рядом с ребенком. Ребенок проиграл, что-то не получилось – естественно, он будет злиться, будет недоволен, будет горевать. Это для него крушение надежд: ведь он уже представлял себя с победным кубком, как родители его одаривают, носят на руках. Конечно, здесь есть о чем горевать. Будут и слезы, и эмоции. И здесь родителю важно побыть рядом, поддержать, сказать: «Знаю, ты очень хотел победить, но не получилось. Понимаю, тебе очень обидно». Если родитель поможет прожить это горе, ребенок закалится и через какое-то время сможет сам оказать себе внутреннюю поддержку. Это и есть достойно проиграть, достойно пережить проигрыш.

– Я однажды была свидетелем сцены, которую хочу Вам как психологу рассказать. Мой ребенок занимался шахматами. Один из мальчиков проиграл во время шахматного турнира и вышел из класса первым. Если вышел – значит, проиграл, потому что победитель остается для дальнейшей игры. Помню, как его мама подскочила к нему с искаженным лицом и стала отчитывать. Ребенок и так был расстроен, почти в слезах, а мама говорила: «Конечно, ведь ты мало занимался. Ты несерьезно ко всему относишься...» Честно говоря, мне очень хотелось вмешаться, но я считаю, что недопустимо вмешиваться в чужой воспитательный процесс. Тем не менее это вызвало у меня возмущение. Уже прошло, наверное, лет десять, а я до сих пор это помню. Как Вам кажется, насколько такая реакция типична? Насколько часто родители не в состоянии принять, что их ребенок оказался не первым и не оправдал их ожиданий? Мне кажется, это происходит достаточно часто. Хотя, может быть, я ошибаюсь и в последние годы что-то изменилось в детско-родительских отношениях, в психологии и педагогике.

– Не могу сказать, что такая реакция типична, но в сфере спорта и достижений такое можно встретить, к сожалению. В начале передачи я уже упомянула об эпохе нарциссизма и нарциссической травме. Как правило, так ведут себя родители с этой травмой: если проиграл – моментально катишься в ощущение собственного ничтожества. И там настолько много боли! Со стороны, когда об этом говоришь, это может выглядеть просто, дико, нелепо, но на самом деле в этой травме очень много боли и страха. Поэтому и много агрессии: хочется защититься...

Такие родители проигрыш ребенка воспринимают как свой проигрыш, поэтому и такая бурная реакция. Здесь мы видим сложность с границами: ребенок проиграл, а родитель воспринимает это настолько остро, как будто сам проиграл.

– Как же реагировать правильно? Предположим, та же самая ситуация: проигравший ребенок первым выходит из класса, то есть из нескольких десятков присутствующих на турнире по шахматам он оказался худшим. Родителю действительно очень обидно, что его ребенок оказался первым проигравшим. Как реагировать в данной ситуации верно?

– Мне кажется, если родителю обидно, что ребенок проиграл, то, скорее всего, он действует тоже как ребенок. Понятно, что могут возникнуть неприятные чувства, особенно когда долго к этому шли. Но, как я уже сказала, важно выдержать проигрыш ребенка (и проигрыш свой, если родитель считает, что он тоже проиграл): нужно поддержать. Сначала, пока у ребенка сильные эмоции (если они есть), очень важно просто быть рядом. Потом, когда накал эмоций пройдет, можно подумать, какие шаги предпринять для дальнейшего успеха. А бывает так, что родители отдают ребенка туда, где ему неинтересно. Я слышала от музыкальных педагогов, например, что родители хотят сделать из ребенка великого музыканта, а у ребенка к этому нет таланта. Но родители как будто не слышат этого.

Распознавание талантов – тоже очень важная тема. Предположим, у ребенка есть способности, талант к чему-то (к математике, музыке, поэзии, рисованию). Родители этот талант развивают, и, конечно, им очень хочется, чтобы ребенок достиг в этом какого-то успеха, чтобы это стало в дальнейшем его жизненным поприщем, делом жизни, которое будет приносить радость. Иногда родители, действуя не из своей глубокой травмы, а из желания, чтобы их ребенок нашел источник радости от собственной деятельности и собственной реализации, пытаются его все время подстегивать и совершают на этом пути ошибки. Какие ошибки совершают родители? Чего делать ни в коем случае нельзя? Как вести ребенка к заветной мечте, к реализации его талантов, но при этом не губить его как личность? Как растить победителя, но делать это правильно?

– Ключевое – видеть в ребенке личность, а не только то, что он хоккеист, музыкант или фигурист. Как правило, если ребенок занимается чем-то целенаправленно (имею в виду большой спорт), вокруг этого крутится вся жизнь. Вопросы родственников – только об этом. Похвала такого же плана, например: «Будешь как Аршавин». И это подстегивает ребенка. Почему потом происходит крах? Потому, что ребенок думает: если я не футболист (или хоккеист), то я никто...

Мне сложно об этом говорить, потому что с большим талантом я не встречалась в своей жизни. Понимаю, что в семье должна формироваться какая-то особая среда, нужно в это очень много вкладываться. Но, мне кажется, тем важнее делать акценты на других сторонах жизни, находить для этого время, чтобы ребенок воспринимал себя не только хоккеистом или футболистом, но еще и сыном, добрым мальчиком, который любит животных, например, или которому нравится готовить, или который любит колу и гамбургеры. Разные могут быть аспекты, главное – чтобы ребенок знал про себя максимально много.

– Вернемся к обучению ребенка проигрывать. Когда это нужно начинать делать? Мне кажется, маленький ребенок готов к тому, чтобы учиться этому навыку. Когда ребенок собирает из кубиков башенку и она вдруг рушится – он уже переживает то самое поражение, которое, наверное, уже нужно использовать родителям, чтобы научить ребенка принимать поражения. И принимать грамотно, а не так, чтобы он отодвигал кубики и говорил: «Больше никогда не буду строить башни из кубиков». Наверное, неправильно, если мама говорит: «Конечно, криво построил, поэтому все и упало». Как правильно поступать?

– Маленькие дети, как правило, готовы много раз повторять одни и те же действия, и они нормально воспринимают свои поражения. Они внутри чувствуют, что могут хорошо научиться строить башенку из кубиков, если построят ее пятнадцать раз, например. Поэтому дети много раз повторяют одни и те же действия.

Все, что мы можем сделать на этом этапе, – нормально реагировать. Можно сказать: «Башенка разрушилась». Как правило, этого достаточно. Если ребенок очень расстроился, можно сказать: «Вижу, что ты расстроился. Ты так долго строил, старался. Но можно отдохнуть и попробовать еще раз». Нужно отразить сложности, с которыми сталкивается ребенок. Например, если ребенку сложно завязывать шнурки, можно сказать: «Если поставить ногу на скамеечку, тебе будет легче». Или: «Если хочешь, можешь обратиться за помощью».

– В какой момент ребенок перестает воспринимать постоянные повторы как нормальность? Ведь действительно ребенок готов все время обучаться, повторять одни и те же действия. И он переживает свое поражение как этап обучения. Конечно, ребенок не отдает себе в этом отчета, но это так. А потом что-то происходит, и повторы становятся для него досадными, ему хочется от чего-то отказаться, потому что это не получается. Это особенность натуры? Или здесь родительская ошибка? Или это нормальное развитие и родитель уже должен по-другому реагировать и помогать ребенку не бросать начатое, тренироваться, переживать поражение и продолжать идти к своей цели?

– Здесь играет роль и тип нервной системы: кто-то более усидчив и устойчив, кто-то более возбудим. Могут быть и ошибки воспитания: например, нетерпимость родителей, когда ребенку говорят: «Снова у тебя не получилось». Или: «Руки не из того места растут». И может быть возрастное, когда ребенок вырастает и переходит к следующему этапу: он уже знает, что значит выигрывать, и ему хочется выиграть, особенно если есть соперничество.

Мне кажется, здесь важна родительская чуткость, чтобы понять: может, ребенок устал… Очень важно с ребенком разговаривать. Есть такое понятие: выученная беспомощность. Она проявляется, когда у ребенка долгое время что-то не получается и складывается ощущение: что бы я ни делал, от моих усилий ничего не зависит. Либо выученная беспомощность проявляется, когда ребенка, что бы он ни сделал, все время хвалят: «Какой молодец!» И включается тот же самый механизм: от моих усилий ничего не зависит, я делать ничего не буду.

Мы можем давать ребенку встречаться с посильными трудностями, поддерживать его. Иногда нужно говорить: «Именно сейчас важно это преодолеть». Или договариваться на какой-то этап, если мы понимаем, что это занимает какой-то период времени. То есть нужно максимально помогать ребенку, поддерживать его. И договариваться: «Давай пройдем этот период и посмотрим, изменится что-то или нет».

– В обучении навыку проигрывания есть одна сложность. Дело в том, что когда мы проигрываем, всегда есть соперник, который выиграл. И ребенку очень сложно сохранять добрые, хорошие чувства по отношению к сопернику. Здесь без родительского обучения, наверное, не обойтись. Как родитель должен научить этому сложному делу: любви к собственному сопернику? Или если не любви, то хотя бы принятию. Мы, конечно, знаем, что и врагов своих должны любить, но это сложно. Так и ребенку сложно в момент проигрыша не испытывать злость, ненависть к сопернику. Нужно ли на этом отдельно акцентировать внимание, обсуждать этот вопрос с ребенком, направляя его размышления в нужное русло?

– Чего точно не стоит делать – как-то оправдывать соперника в тот момент, когда ребенок расстроен по поводу проигрыша. Представьте, ребенка обошли в какой-то значимой для него сфере, а мама говорит: «Слушай, он больше занимался. Ничего страшного, мы должны с уважением к нему отнестись». В этот момент у ребенка возникает ощущение, что и мама поддерживает соперника.

Все эти истории хороши, когда ребенок принят, понят, ему безопасно и хорошо. Тогда запускается мыслительный процесс. Потому что мы не можем одновременно и чувствовать, и думать – наш мозг так устроен. Когда ребенок зол на соперника, считает его виноватым в своем проигрыше, а родитель еще и начинает говорить про то, какой он хороший, это вызывает только негатив в ответ. Когда чувства улягутся, можно что-то обсуждать. Ребенок и сам может понять, что, наверное, стоит больше заниматься.

Если у ребенка очень сильная негативная реакция в отношении соперника, если он продолжает винить его во всем, значит, он уходит от чего-то своего. И нужно спросить ребенка: «Что происходит? Что ты чувствуешь? Почему тебе хочется его обвинить во всем?» Может оказаться так, что ребенку больно, стыдно и неприятно пережить, что он не первый, именно потому, что он связывает свой проигрыш с тем, что считает себя хуже. И тогда это поле для работы.

– Некоторые родители настолько хотят защитить своих детей от болезненного проигрыша, что в каких-то домашних играх поддаются им. И ребенок это быстро считывает. Мне хотелось бы понять, что в этот момент переживает ребенок. Он действительно рад, что родители его так любят, что готовы ему поддаться? Или он теряет всякую радость от собственной победы? Давайте разберемся, нужно ли родителям так поступать. Может, играя с ребенком в настольную игру, нужно играть честно?

– Можно пойти другим путем: выбрать игры, в которых родители и дети будут примерно равны. Например, ходилки-бродилки. Мне, например, больше нравится помогать ребенку. Когда мы с семьей играем в игры, я помогаю детям. Когда вижу, что у них получается, отхожу. Постепенно ребенок включается в игру все больше, лучше. Мне кажется, помочь ребенку приобрести навык и вовремя отступить – полезнее, чем все время играть в поддавки.

– Какие простые бытовые ситуации могут помочь обучить ребенка проигрывать?

– В первую очередь хочется сказать, что нам самим надо научиться проигрывать. Еще есть ложные связки: если проиграл – значит, никому не нужен, или плохой, или ни на что не способен. Нужно разрывать эти ложные связки и у себя, и у ребенка. Ведь, как правило, мы переживаем не столько по поводу проигрыша, сколько по поводу этой не совсем явной связки.

Еще важен опыт ошибок и правильное отношение к ошибкам. Важно понимать, что ошибка – это часть пути, ступенька к тому, чтобы что-то получилось. Мне очень нравится метафора с гвоздями. Когда мы учимся забивать гвоздь, мы несколько раз должны забить криво и, может быть, даже ударить по пальцу, чтобы понять, в каком положении должна находиться рука, как должен стоять гвоздь и с какой силой нужно бить по гвоздю. Мы нарабатываем опыт, проходя через ошибки, через кривые гвозди, иногда через разбитые пальцы. Я думаю, подобные метафоры можно давать ребенку, чтобы он понимал, что ошибка – это не провал. Ошибка – это необходимый этап на пути к развитию и овладению любым навыком.

– Я рада, что сегодня Вы дали практические советы. Надеюсь, телезрители обратят внимание на эту проблему. Потому что мы, родители, часто свои амбиции перекладываем на ребенка и пытаемся вынудить его делать то, что хотим мы, а не то, что хочет он. Благодарю Вас за эту беседу!

Автор и ведущая программы Марина Ланская

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Время эфира программы

  • Четверг, 18 августа: 00:30
  • Пятница, 19 августа: 05:30
  • Суббота, 20 августа: 08:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​