Учимся растить любовью. Справляемся с трудностями

15 сентября 2022 г.

"Справляемся с трудностями" - тема беседы с семейным и детским психологом Марией Паршенковой. Будем обсуждать, как научить ребенка справляться с различными трудностями. Попробуем разобраться, какие ошибки воспитания приводят к тому, что во взрослом возрасте человек пасует перед испытаниями. Будем вместе учиться воспитывать детей так, чтобы они не боялись трудностей, а успешно их преодолевали.

Сегодня у нас в гостях психолог Мария Паршенкова. Говорить мы будем о том, как учить детей справляться с трудностями.

– Каждому ребенку, подростку, взрослому приходится справляться с трудностями. Трудности сопровождают нас на протяжении всей жизни. Наверное, как только ребенок рождается, у него уже появляются трудности: сначала он не может дотянуться до игрушки, потом ему трудно встать, трудно сесть. И всегда рядом мама, которая ему помогает. Но мы должны научить ребенка справляться с трудностями самостоятельно. С какого же момента нужно приучать ребенка самому справляться с трудностями? И как это делать?

– Трудности – чудесное слово. Мы воспринимаем трудности как некое препятствие, но если посмотреть на структуру этого слова, оно образовано от слова «труд». То есть для получения какого-то результата необходимо что-то сделать, затратить какие-то усилия.

Первая трудность, с которой встречается каждый человек на планете, – рождение. В процессе родов трудится не только мама, но и малыш, прилагая невероятные усилия и проходя свой первый и очень сложный в жизни путь. И от того, как он его проходит, происходят даже определенные изменения в психике, которые влияют на всю дальнейшую жизнь. Поэтому, преодолевая трудности, в первую очередь человек формируется как личность и приобретает какие-то удивительные и полезные навыки.

– Когда начинать обучать ребенка справляться с трудностями? Сразу после рождения? Или все-таки первый год жизни мы его просто опекаем, заботимся о нем, а уже потом начинаем обучать?

– Если тонко понаблюдать за первым годом жизни малыша, то можно заметить, что сначала мама кладет игрушку рядышком с ребенком, а потом – чуть дальше, заставляя таким образом малыша двигаться, чтобы он начал ползать. Само это событие показывает весь смысл преодоления трудностей. То есть в процессе преодоления трудностей ребенок, во-первых, получит то, что хочет (в данном случае – игрушку). Во-вторых, он приобретет замечательный навык ползания. В-третьих, он приобретет замечательный навык преодоления чего бы то ни было для достижения результата. Это очень глубинный и серьезный опыт, который в дальнейшем он сможет прикладывать абсолютно в любой сфере своей жизни.

Если глубоко посмотреть на этот процесс, то можно понять, что каждая наша попытка развития малыша как раз из этого и состоит – мы даем что-то чуть сложнее, труднее, чем обычно, и таким образом ребенок все время двигается вперед. Мы говорим: «Вставай, ты сможешь, у тебя получится, шагай ножками» – и очень радуемся первым шагам малыша. Вспомните, как вы радовались первому шагу ребенка, когда он преодолел большую силу притяжения Земли и смог пойти. И дальше мы всегда испытываем радость, когда ребенок преодолевает трудности, не важно, сколько ему лет, четыре или сорок.

– То есть слово «трудности» необязательно несет негативный подтекст. Если это слово происходит от слова «труд», то ведь вся наша жизнь состоит из труда. Если мы будем относиться к трудностям как к чему-то неприятному и негативному – это одна история. И совсем другая, когда мы это рассматриваем как движение от одной цели к другой. Вот ребенок пополз, вот он встал. И у взрослого человека тоже есть цели, к которым он движется через трудности. Но почему же тогда у нас, взрослых людей, случаются такие перекосы? Нас как-то неправильно развивали в детстве, неправильно готовили к преодолению трудностей? Почему формируется неправильное отношение к трудностям и их преодолению?

– Вы правы, все проблемы идут из детства. И все наши достижения – тоже из детства. Когда родитель позволяет ребенку преодолевать трудности, тогда и ребенок растет более целеустремленным, не боится труда, неудач. Каждый ребенок, прежде чем научится ходить, много раз падает.

Приведу такую иллюстрацию. В тот момент, когда малыш учится ходить, делает свои первые неуверенные шаги, многие родители, желая помочь своему малышу и уберечь его от возможных падений, придерживают его. Часто родители держат руку около затылка ребенка, понимая, что очень важно уберечь шею и голову. Но, знаете, возникает парадоксальная ситуация: ребенок, чувствуя руку около своего затылка, расслабляет мышцы и перестает группироваться. Именно эти дети получают наибольшие травмы при падении. Вроде бы желание родителей абсолютно понятно, но ребенок получает информацию, что это безопасно, и перестает группироваться. Можно придерживать малыша за ручку, за пояс, но ни в коем случае не в области затылка, потому что, падая, ребенок не будет группироваться.

Точно так же воспринимается все остальное. Когда родители говорят: «Это трудно, не надо, не делай, возьми что-то полегче», понятно, что они желают своему ребенку добра и блага. Но о чем в этот момент говорят родители? Трудно – это страшно, это плохо, у тебя никогда не получится, не делай. И человек, получая такой глубокий детский опыт, естественно, боится идти дальше.

– Умение преодолевать трудности формируется у ребенка автоматически? Или есть дети осторожные? Например, ребенок хочет что-то сделать на детской площадке: куда-то залезть, что-то перепрыгнуть. Он видит препятствие, но считает его слишком сложным, поэтому разворачивается и уходит. Всегда ли такое поведение зависит от воспитания родителей? Или действительно есть осторожные дети? Наверное, с ними тоже надо быть осторожными, не делать из них прыгунов и спортсменов. Но как-то учить их преодолевать трудности все-таки придется. Как поступать с такими детьми?

– Как правило, у родителей, которые тревожатся, что их дети слишком осторожны, всегда есть причина. Почему родители так сильно тревожатся? Скорее всего, они сами были очень осторожными или получили какой-то травмирующий опыт (падение, например) и теперь оберегают своих детей. Дети, во-первых, улавливают родительскую тревогу. Во-вторых, никто не отменял генетику. Если родители тонкие и тревожные, то и детки у них рождаются такие же: тонкие и тревожные.

Как правило, сама обстановка вокруг ребенка показывает: иди, пробуй, экспериментируй, у тебя получится. Чем был хорош советский период? Все были воспитанниками двора. Во дворе можно было практически все. Во дворе был принцип товарищества: я поддержу тебя, ты поддержишь меня, если что – мы друг друга спасем. Это позволяло маленьким детишкам идти на какие-то рискованные вещи, преодолевая трудности. Таким образом вырабатывался тот самый характер советского человека, способного многое преодолевать.

Сейчас ситуация такова, что каждый ребенок выходит во двор со своей мамой. Каждая мама, как страж, идет позади своего ребенка, держит руку на затылке и транслирует: «Я тут, я тебя спасу». И дети не только не учатся взаимодействовать с другими людьми (детьми, взрослыми), но и при первой трудности сразу смотрят на маму (или папу): как оценит эту трудность мама? А мама может сделать такие страшные глаза, что ребенок в ту сторону даже не пойдет.

Таким образом, внутренняя оценка у ребенка пропадает, и вырастает человек, который не в состоянии реально оценить предстоящие трудности. И дальше два варианта: или человек несется сломя голову и попадает в какие-то истории, или боится, не делает никаких шагов, а потом жалеет и говорит: «Как же все просто было! Почему же я этого не сделал?»

Поэтому небольшая дистанция между родителем и ребенком очень полезна. Нужно давать ребенку возможность делать что-то самому, пусть он пробует, пытается. Если вы видите, что ребенок пытается сделать то, что у него стопроцентно не получится, пусть делает. Опыт неудач направляет нас только к дальнейшим действиям, а не к остановке.

– Как поступать в ситуации, когда ребенок несется сломя голову и хочет взять препятствие, которое никак не по возрасту? Такое ведь тоже часто бывает. Что должна делать мама? Можно поставить какие-то запреты, сказать, что это делать нельзя. Предположим, нельзя прыгать с зонтиком с третьего этажа. Есть масса вариантов, когда ребенку нужно говорить «нельзя». Но не пресекаем ли мы в таком случае ту самую возможность научиться преодолевать трудности? Можно сказать, например: прими невозможность выполнения этого, найди другие способы, другие варианты. Как поступать?

– Хороший у Вас комментарий по поводу того, не травмируем ли мы ребенка, запретив ему прыгнуть с третьего этажа. Не случится ли у него тяжелая психологическая травма на всю жизнь?

Ответственность родителя никто не отменяет. Естественно, родитель всегда оценивает опасность жизни и здоровью своего ребенка. Но если у ребенка возникла мысль прыгнуть с зонтиком с третьего этажа, значит, он что-то интересное в этом направлении думает. И это повод для диалога. Нужно выяснить, чем его так прельщает эта ситуация, и насытить любопытство, которое у него возникло. Например, можно запустить игрушечного зайца с зонтиком и посмотреть, что будет. Можно попрыгать с вышки или на батуте, поймав ощущение полета. Ведь по какой-то причине ребенка манит это. Стоит понаблюдать, почему именно это его заинтересовало. Возможно, в дальнейшем это как-то будет связано с его профессией в жизни. Если мы просто скажем, что нельзя этого делать, или расскажем, что он разобьется и будет кошмар, то нанесем ему либо травму, либо дадим неприятный, негативный опыт. Либо еще больше подогреем его любопытство, и он все-таки это сделает.

– Кроме физических трудностей (прыгать, бегать, залезать) есть и другие: психологические, трудности адаптации в новом коллективе. Давайте поговорим и о них. Как учить ребенка справляться с такими трудностями? И как вообще не растеряться во всем многообразии трудностей?

– Думаю, есть смысл вернуться к самой первой схеме, когда малыш учится ползать, а перед ним лежит красивая игрушка. Предположим, ребенок столкнулся с психологическими трудностями. Например, адаптация в коллективе идет не очень успешно. И у него возникает вопрос: а зачем мне все это?

Как ползающему малышу мы предъявляем некую яркую игрушку, чтобы он полз, так и в данном случае мы должны показать ребенку яркую цель, для чего вообще все эти трудности нужны, и найти важные слова, которые покажут ему, чего мы добиваемся. Чем более земными, конкретными будут наши слова, тем более понятно будет ребенку.

Надо четко объяснить: «Раньше ты поднимал одну гирьку, теперь сможешь поднимать две». Или: «Ты раньше не знал английского языка, а теперь сможешь на нем разговаривать».

Нужно дать абсолютно конкретные маркеры, по которым ребенок сможет оценить, зачем ему это надо и как он дальше с этим будет. Тогда ему станет все понятно, и энергии для преодоления трудностей будет больше, а сопротивления меньше. Тогда и эффект будет приятнее.

– Вы правильно сказали, что основное – видеть цель, ради которой ты преодолеваешь трудности. Трудно преодолевать трудности, когда не видишь цели. Просто ради самого труда мало кто трудится, все хотят что-то за это получить. И выставление правильных целей – наверное, одна из важных ступеней в формировании умения справляться с трудностями. Какие еще ступени, которым обязательно нужно следовать, Вы обозначили бы для родителей?

– Ключевое слово – ступени. И это именно то, что я хотела сказать. Есть чудесная метафора. Как съесть слона? Ответ: маленькими кусочками.

Каждое движение к цели предполагает некие шаги. Никто не достигает цели, шагнув один раз; для этого необходимо сделать много мелких шагов. Например, есть далекая и высокая цель – адаптация в коллективе. Ребенку непонятно, когда и как он к этой цели придет. Ему непонятно, он уже ближе к цели или еще нет. Сделав маленькие путевые отметочки, мы помогаем нашим детям видеть движение на пути к цели. Например: вчера ты разговаривал только с Петей, а сегодня с Петей и Мишей. Видишь, у тебя получается.

Замечая такие микрошаги, мы помогаем ребенку оценивать движение к цели. Потому что именно движение является спасительным, в любом труде важно движение. Тогда и трудность станет более радостной, потому что мы будем знать, что есть этапы, которые помогут с ней справиться. И в конце ребенок сам себе скажет: я большой молодец, я это сделал.

– Коснемся и нескольких параллельных тем. Например, как смиряться с поражением. Мы уже рассматривали эту тему, но хочется именно в контексте данной темы еще раз это обсудить. Маленький ребенок делает первый шаг – и падает. Если малыш рефлекторно встает и идет дальше, исследуя мир, то ближе к подростковому возрасту баланс может быть нарушен, и ребенок может пасовать перед трудностями, которые не смог преодолеть. Что делать в такой ситуации? Как, несмотря на поражение, подняться и идти дальше?

– В первую очередь не обесценивать те фиаско, которые постигают наших детей при преодолении трудностей. Когда мы что-то обесцениваем и говорим: «Да ладно, да ерунда, в следующий раз получится», мы транслируем ребенку: сейчас ты не очень успешен, ты не вынес никакой опыт, сейчас ты проиграл. А проигравших в жизни нет. Мы всегда в каком-то выигрыше, всегда приобретаем какой-то навык, всегда чему-то учимся, важно просто это увидеть.

Поэтому в первую очередь надо проявить сочувствие и сопереживание к своим детям-подросткам и сказать: «Да, это было очень важно, но сейчас у тебя не получилось. Я переживаю вместе с тобой». После того как пройдут первые острые эмоции, человек (взрослый или маленький) поймет, что он не один в своих переживаниях. И дальше есть смысл раскрывать ситуацию и смотреть: ведь ты же шел, делал какие-то шаги. Давай посмотрим, куда ты пришел, чему научился, где твой успех. Зачастую оказывается так, что его успех гораздо больше, чем успех победителей.

Человек, который много раз попадал в ситуации непреодолимых трудностей, будет более успешным в жизни, чем тот, который не получил опыта выхода из какой-то негативной ситуации. У него будет синдром отличника, синдром удачника, когда удача всегда рядом. И когда что-то пойдет не так, этот человек будет очень растерян, потому что у него не было такого опыта в жизни.

Раскрывая и внимательно рассматривая каждую неудачу, мы понимаем, что мы – семья и любим друг друга, несмотря ни на что. Да, ты проиграл, но ты для нас важен; для нас важны любые твои успехи.

– Не люблю выдуманные слова, но сейчас появилось современное слово: достигатор. Так называют людей, которые живут именно тем, что постоянно преодолевают трудности, все время движутся к каким-то целям, которые перед собой ставят. И эти люди практически никогда не испытывают удовлетворения от жизни. Вам как психологу, наверное, такие случаи известны. Наверное, здесь были какие-то родительские амбиции? Например: ну и что, что ты победил в городской олимпиаде, зато не победил на региональном конкурсе и не вышел на всероссийский конкурс… И так далее. Есть родители, которые всегда недовольны результатом своих детей. Соответственно, ребенок, вырастая, тоже всегда недоволен. И здесь непонятная ситуация. С одной стороны, родители постоянно ставят перед ребенком новые цели, чтобы у него было движение, чтобы он не останавливался. С другой стороны, откуда тогда берутся те самые взрослые, которые никогда не удовлетворены собственными победами?

– Мы только что говорили об обесценивании проигрыша. То, о чем говорите Вы, – это обесценивание победы. Ты приложил огромные усилия, а тебе говорят: да, но... И за этим «но» идет полное обесценивание твоего труда и твоих усилий.

Для каждого человека победа над собой, хотя и маленькая, очень важна. И важно, чтобы семья эту победу принимала.

С одной стороны, обесценивание в итоге приводит людей к жизни в бесконечном колесе, когда все время в каком-то движении и нет никакой конечной цели. Потому что какой бы цели ты ни достиг, тебе тут же дают понять, что эта цель не конечная, конечная другая. Ты добежал, а тебе говорят: «Это, конечно, хорошо, но теперь беги вот туда».

Возникают вопросы к родителям: чего вы хотите? Кого растите? Чего добиваетесь? Что в итоге получите? И что вы, родители, сами готовы для этого сделать? Часто слышишь от родителей такое: «Я всю жизнь на это положил, а он все бросил». Он это обесценил, потому что в свое время обесценивали его.

Как правило, за людьми, которые не получают удовольствия от достижения цели, стоит такое детство, в котором не было радости. И эти люди таким образом что-то компенсируют. Как правило, у них очень низкая самооценка. Да, эти люди действительно добиваются потрясающих результатов, но что дальше? Мы знаем массу спортсменов, олимпийских чемпионов, которые теряются после того, как доходят до какой-то конечной точки. Как будто иных точек развития в жизни нет.

– Спасибо большое, Мария, за интересную беседу. Думаю, нам есть о чем поразмышлять.

Автор и ведущая программы Марина Ланская

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Время эфира программы

  • Четверг, 01 декабря: 00:30
  • Пятница, 02 декабря: 05:30
  • Суббота, 03 декабря: 08:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать