Учимся растить любовью. Ребенок в семье главный?

24 февраля 2022 г.

Аудио
Скачать .mp3
Смещение иерархии в семье и детоцентризм - с такими проблемами сталкиваются все больше родителей. Каковы причины того, что ребенок становится центром семьи? А каковы последствия? Страдает ли сам ребенок или жертвы такого положения - только его родители? Что делать, чтобы вернуть иерархию в нормальное состояние? Об этом говорим с психологом Марией Василенко, членом епархиального общества православных психологов Санкт-Петербурга.

– У нас в гостях Мария Василенко – психолог, член Общества православных психологов Санкт-Петербурга. Сегодня мы поговорим на тему, которая звучит так: «Ребенок в семье – главный?»

Здесь, конечно, есть знак вопроса, потому что, как мне кажется, сомнения есть у всех родителей. У меня они точно есть. Думаю, что у Вас как у психолога они тоже имеются – главный ли в семье ребенок? Давайте вначале выясним, откуда взялась эта тема, почему сейчас так много говорят о детоцентризме. В чем здесь проблема, где коренится зло?

– Основываясь на своей практике, практических наблюдениях, я могу сказать, что тема эта не праздная, она очень распространенная. Мы с Вами уже обсуждали, что ко мне как к активно практикующему семейному психологу приходят и дети, и подростки, и родители, и бабушки, и дедушки. В последнее время я все чаще и чаще вижу детей, подростков и молодых людей, которые выросли как раз в таком понимании – «я в семье главный». Часто я встречаю мам, которые говорят: «Я иду на поводу у своего чада. Я не могу справиться с ребенком. Что мне делать?» И так далее.

И действительно, эта проблема существует. Институт семьи проживает сейчас очень сложные времена. Заложенная веками иерархия, когда у мужа глава – Бог, Христос, у жены глава муж, а у детей – родители, нарушена.

Скорее всего, нас смотрят люди православные или, по крайней мере, интересующиеся духовными вопросами. Но если телевизор случайно включил человек, далекий от веры, и ему стало интересно, что говорит о детоцентризме православный психолог, то я должна сказать, что нарушение иерархии ломает всю суть отношений между мужчиной и женщиной, между поколениями, между детьми в одной семье. Мы как будто бы ставим повозку впереди лошади.

Наверное, и в вашем окружении было такое, что вроде бы и семья нормальная, но женщина говорила: «Я рожаю для себя». Для меня это звучит как очень болезненное признание, словно ужасный сон. Хоть я и понимаю, что сейчас это большая проблема; и здесь должна быть большая работа.

Так вот, женщина не рожает для себя. Она вышла замуж по любви, и у нее появляется ребенок. Она находится под влиянием повышенного уровня окситоцина – гормона радости, материнства, любви и всего того приятного, что она может ощущать. Она вся в материнстве, все ее внимание обращено на ребенка.

Как сказал один мой клиент, в семье которого с некоторых пор главным стал сын, он сидит в уголочке, его накрыли газетой... Но в какой-то момент должно быть принято волевое решение. Вот в семье какая-то непростая ситуация, и жена говорит мужу: «Прими решение». А муж не может его принять, потому что он беззащитный, бесправный, сломленный. Или он может разобраться в этой ситуации по-мужски и уйти из семьи, потому что он никому не намерен уступать свое место.

И женщина говорит в пустоту: «Примите решение. Мне сейчас нужна мужская помощь, мужское плечо и поддержка», – но никто ей не отвечает, потому что в этот момент ребенок не может встать на место отца и принять решение. И это очень большая проблема, это совсем не безобидный слом. Казалось бы, хорошо, что мы окружаем детей заботой, но такая гипертрофированная форма заботы, конечно же, приводит семью к большим бедам.

– Вы предварили мой следующий вопрос. Я как раз хотела выяснить, действительно ли всегда плохо, когда ребенок в центре семьи. Ведь когда малыш рождается, появляется на свет, он настолько беззащитен, что со стороны может показаться: вся жизнь семьи вращается вокруг него, и это нормально, ведь ребенку сейчас нужна максимальная помощь.

Обычно такую помощь оказывают мама и папа. Почему же здесь происходит смещение? Потому, что папа не вовлекается в процесс? Почему, заботясь о малыше, мы вдруг приходим к странному выводу, что ребенок – главный, а отец, как Вы говорите, задвинут в угол?

То, что вначале казалось естественным, чуть позже,  когда ребенок уже подрастает, вдруг превращается в совершенно неестественную ситуацию. Материнская это ошибка или ошибка отца, который не смог выстроить в семье иерархию? Давайте разбираться, что делать с такой ситуацией с самого начала, когда ребенок только появился на свет.

– Марина, у Вас всегда очень интересные и глубокие вопросы, и можно много говорить об этом, хотя в пределах минут сорока сделать это непросто. Но мы будем стараться охватить все моменты. Наверное, здесь даже не ошибка, а опять же наши детские сценарии, сценарии мамы и папы.

Мама и папа, создавая так называемую нуклеарную семью, новую семью, принесли в нее свои правила. Какой-то детский опыт был у мамы, какой-то опыт был у папы. Но давайте обратимся к маме. У мамы был некий травматичный опыт. Может быть, в семье к ней относились очень жестко; возможно, со стороны папы или мамы (скорее всего, со стороны мамы) был какой-то контроль, деспотичность. И вот мама, родив ребенка, думает, что это главный проект ее жизни, потому что она не реализовалась или ее отношения с мужем стали заходить в тупик.

Зная, что у многих моих подписчиков в сети есть дети, я как семейный психолог спросила: «В чем причина того, что ребенок в семье становится главным?» И получила много ответов, причем многие написали о том, о чем я уже упоминала.

Один мужчина написал, что причиной этого может быть то, что детей мало и ребенок начинает быстро поглощать всю любовь и заботу. Это как раз нереализованность матери, ее травматичный опыт, когда она думает: «У меня было так, а сейчас я буду делать от обратного – буду отдавать все». Или семья неполная: совсем печальная история – мама намеренно рожает для себя.

– Здесь проблемы, скорее, будут не только у матери, но и у ребенка. И вообще детоцентризм приводит к проблемам у ребенка.

– Конечно. Когда малыш рождается, ему действительно нужны и помощь, и забота, и внимание. Я вспоминаю из своей личной жизни, что, когда стала мамой (а это были 90-е годы), мне очень хотелось, чтобы мой ребенок был во всем красивом.

Когда он был еще совсем маленьким, до года, я пришла с ним к педиатру. Мне было очень приятно, что у него красивые пеленки, распашонки. А педиатр, женщина, давно работающая и понимающая не только все медицинские, но и психологические аспекты, сказала: «Ты, милочка, все это делала для себя – эти цветочки, бантики, кружево. А ему достаточно того, чтобы он был сухой, чистый и накормленный».

И так и есть. Ребенку достаточно заботы в рамках его потребностей в зависимости от возраста – чтобы он был накормлен,  был чистый, чтобы с ним играли, ему улыбались, чтобы был эмоциональный контакт и сформировалась правильная надежная эмоциональная привязанность, чтобы он знал, что мама всегда рядом.

В дальнейшем благополучной семьей мы назовем семью здоровую, без зависимостей, в которой есть взаимное уважение и все друг другом интересуются. Если малыш показывает свой рисунок и говорит: «Посмотрите, что я нарисовал», – ему нужно внимание родителей. Или он говорит: «Посмотрите, какого снеговика мы слепили в детском саду», – ему нужно, чтобы его выслушали.

Недавно был День матери, и я спросила у одной девочки, подростка: «Что ты подаришь маме?»  Она ответила: «Наверное, ничего. Когда я ей что-то приношу (а она рисует, ходит в художественную школу), мама говорит: «Спасибо, милая», – и складывает все в специальное отделение в комоде, где лежат все мои поделки, рисунки. Она даже не посмотрит на мой подарок, сразу задвигает ящик».

А ведь ребенку реально нужно внимание. Необходимо научить ребенка равномерно распределять ресурсы в семье, то есть с самого детства нужно учить его не только брать, но и что-то отдавать – помогать, заботиться, то есть проявлять любовь к другим людям, членам семьи, а может быть, и к каким-то посторонним людям, к животным и вообще ко всему миру. Вот это важно.

– Наверное, важно еще поддерживать отношения между супругами. Несмотря на то, что появился ребенок и он действительно требует очень много внимания, нельзя требовать, чтобы супруг входил в положение уставшей мамы и обходился, иногда годами, без ее внимания. А ведь очень часто женщины требуют от мужчин именно этого и обвиняют их в инфантилизме, если те жалуются на то, что им не хватает внимания жены.

– Хорошо, что Вы напомнили этот очень важный аспект. В семье самое важное – не дети. В семье самое важное, самое фундаментальное, то, что ее цементирует, – это супружеская пара. Отношения между матерью и отцом, между родителями – это пример любви для детей. Они делают отношения в семье тем, что мы называем семейными отношениями.

Когда ребенок только родился, мама должна находить как можно больше времени для общения с ним, потому что нужно выстроить эту привязанность, этот мостик между матерью и ребенком, который станет фундаментом всей его жизни, и это действительно важно. А муж и родственники могут помогать выполнять всю остальную бытовую рутинную работу.

Я бы не рекомендовала родственникам предлагать маме: «Давай я посижу с младенцем, а ты иди что-нибудь поделай или свари суп». Пусть лучше они сварят суп, а мама отдохнет, сделает что-то для себя и, свежая, отдохнувшая, принявшая ванну, готовится к встрече мужа.

Папа, конечно же, играет здесь роль защитника, обеспечивающего семью, и в воспитание ребенка он включится немного позже. Мамы же, которые с самого рождения пытаются как бы соединить папу и ребенка, поступают не совсем правильно, потому что папа будет выводить ребенка в окружающий мир, будет знакомить его с этим миром. Папа сможет делать это, когда ребенок хотя бы уже будет делать первые шаги. Он сможет попинать с ребенком мячик, научить его работать клюшкой, слепить снеговика.

– Мария, по каким признакам семья может понять, что есть проблема? Мне кажется, что люди часто видят только сопутствующие проблемы, а корень детоцентризма часто не замечают. Есть ли какие-то косвенные показатели, глядя на которые, можно понять: «По-моему, у нас что-то смещено. У нас главный не тот, кто должен им быть»? Назовите, пожалуйста, эти признаки.

– Сейчас в психологии введено понятие «альфа-дети». Из биологии мы знаем альфа-самцов – каких-то брутальных мужчин. Если же говорить о теории привязанности, есть такая альфа-мама, которая обеспечивает стабильность, спокойствие, защищенность младенца.

Что же такое «альфа-дети»? Понаблюдайте за своим ребенком. Это может быть властный, контролирующий, влезающий во все взрослые разговоры всезнайка, требующий себе всего самого лучшего, не слушающий других и, самое главное, не умеющий выполнять даже простейшие просьбы…

У меня есть клиентка, подросток, ей 15 лет. Когда я предлагаю ей какие-то задания, она говорит: «Я не буду выполнять то, что Вы мне говорите. Я делаю только то, что хочу я». В моем окружении есть дети 5, 6, 7 лет, которые уже делают только то, что они хотят. Такие дети должны быть в курсе всего, они влезают в любой разговор и говорят: «А я буду делать вот так. Мое слово здесь главное, а если нет, то я сейчас вам покажу, где раки зимуют». Извините за сленг, но так и есть.

Эти дети, если оценивать их с личностной точки зрения, бывают очень агрессивными и тревожными. Если понаблюдать за такими детьми, то можно увидеть, что девочки постоянно накручивают себе на палец волосы, что-то теребят, дергают руками, ногами и так далее. Я, например, сразу смотрю на состояние ногтей девочек, моих клиенток, и бывает такое, что ногтей у них практически нет.

– Они грызут ногти?

– Да. В таком тревожном своем состоянии они съедают их чуть ли не до фаланг пальцев, потому что себя не контролируют. Здесь наблюдается обсессивно-компульсивная форма поведения.

Я хотела бы обратиться к недавно вышедшей книге английского автора Дэвида Эберхарда «Дети у власти». Говоря о родителях, он в ней пишет: «Мы слишком хотим понравиться собственным детям и потому идем у них на поводу. Так устанавливается детская тирания».

– Прекрасные слова. Спасибо за рекомендацию этой книги. Но хотелось бы понять, можно ли что-нибудь сделать, если проблема уже назрела?

– Да, конечно. Но я хотела бы сказать еще буквально два предложения, перед тем как дать практические рекомендации. Почему я сейчас привела эту цитату? Потому, что в ней сосредоточен корень проблемы: мы слишком хотим понравиться нашим детям.

Конечно, трудно говорить за все исторические периоды, но, по крайней мере, в течение последних 100, может быть, 150 лет у родителей никогда не было прецедентов такой тревожности. Во-первых, родители перегружены информацией, у них есть какие-то свои травматические опыты, они очень боятся конфликтов. Мамы считают: «Я плохая мать…»

– Да, наверное, это самый распространенный запрос.

– И если я себя чувствую плохой, недостойной матерью, то как я буду общаться с ребенком? Конечно же, я все буду делать как будто бы для ребенка, но на самом деле для кого?

– Для себя.

– Да, для себя, чтобы понизить свою тревогу, уровень тревожности, потому что нельзя существовать в состоянии постоянной тревоги. И первое, что я хотела бы порекомендовать девушкам, женщинам еще до того, как они родят ребенка, которые только собираются вступить в брак, не отклонять мысль, не игнорировать идею посещения психолога. Пусть это будет одна-две сессии, но эта женщина, девушка должна понять, что у нее все в порядке и она готова к осознанному родительству.

Но не должно быть такого, что люди женились, создали семью, потом родился ребенок и они начали что-то с этим делать. А ведь чаще всего мы начинаем что-то делать, когда у нас проблемы, когда мы зашли в тупик и нам нужно разворачиваться и идти в обратную сторону.

Конечно же, основное, на что нужно обратить внимание женщине, это то, какой травматический опыт дает основание думать, что она – плохая мать. Следуя за детским психологом Винникоттом, мы говорим: «Я достаточно хорошая мать для своих детей». И дальше, конечно же, если мы разобрались с этим вопросом, нужно научить ребенка не только принимать, но и отдавать, нужно поставить ему жесткие правила.

Я часто повторяю, что существует треугольник воспитания. Первое ребро этого треугольника – границы. При воспитании ребенка границ должно быть меньше, чем свобод. Но если у нас есть жесткие правила – мы делаем домашние задания, встаем в садик или в школу в такое-то время, обязательно завтракаем и ужинаем, возвращаемся не позже такого-то времени, убираем игрушки перед сном и так далее, значит, это должно быть.

Второе ребро этого треугольника – свобода. Ребенку нужно предоставлять выбор, он должен уметь делать выбор. Поесть нужно? Нужно. У нас есть котлеты, но мы можем выбрать гарнир. Если в семье есть такая возможность, мы можем выбрать, в какой курточке сегодня пойти – в красненькой или синенькой, в зависимости от погоды. То есть у ребенка обязательно должен быть выбор.

И третье ребро этого треугольника – любовь. Все, что мы делаем для своих детей, не должно исходить из наших амбиций, тревог, которые мы хотим покрыть, общаясь с детьми. Все должно исходить из нашей любви к детям.

Итак, границы, свобода и любовь – вот три составляющие, которые позволят ребенку не оказаться в плачевном состоянии, будучи главным в семье, не чувствовать себя незащищенным, тревожным, не справляющимся с этой ролью и страдающим от этого.

– Я думаю, что в основании должна быть любовь.

Ведущая Марина Ланская

Записала Людмила Белицкая

Показать еще

Время эфира программы

  • Четверг, 18 августа: 00:30
  • Пятница, 19 августа: 05:30
  • Суббота, 20 августа: 08:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​