Учимся растить любовью. Неполная семья без отца

5 августа 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
И снова мы отвечаем на ваши вопросы, присланные в сети Интернет. На этот раз разбирать с психологом Елизаветой Пархоменко будем вопрос о неполной семье, звучит он так: "Как быть, если у ребёнка только мама? Как взрослеть ему с этой вечной нехваткой опоры со второй, наиболее важной, тем более для мальчика, отцовской стороны? Нехваткой внимания, мужского примера, любви, всего-всего, что требуется ребёнку от отца… Какой совет вы могли бы дать неполным семьям, когда маме постоянно самой не хватает этой опоры в мужчине?.."

− Думаю, подробнее не нужно объяснять ситуацию: увы, она типична для нашего времени, и представить такую семью, чувства каждого в ней для психолога не составит труда. Мне кажется, ситуация хоть и печальная, но распространенная, поэтому обойти стороной мы такие вопросы не можем (да и не должны). Мне кажется, тут есть о чем поговорить.

− Действительно, это очень распространенная ситуация. Интересно, что женщина, которая задает этот вопрос, уже изначально рассматривает полную семью как нормальный вариант, а неполную как что-то ненормальное. В нашем обществе (еще традиционном, несмотря ни на что) действительно есть такой взгляд, с которым невозможно не согласиться. Для ребенка, конечно же, важно, чтобы семья была полная, чтобы были мама и папа. Это важно с самых разных аспектов. Наше общество в целом смотрит на это так: семья нужна, без нее никак, остальное – это урезанный вариант.

Существует опросник на определение неблагоприятного детского опыта. В нем десять вопросов, на которые нужно отвечать «да» или «нет». Чем больше человек ответил «да», тем больше корреляция с качеством его жизни: с тем, как у него построена жизнь, семья; как он общается с людьми, строит отношения; успешен ли он на работе; даже как он выглядит (изначально опросник разрабатывался для людей с избыточным весом). Если на шесть вопросов опросника люди отвечают «да», то существует корреляция не только с качеством, но и временем жизни. Это исследование шло длительное время, с огромным количеством людей и показало, что люди живут на двадцать лет меньше. Этот трудный детский опыт на самом деле оказывает сильное влияние на всю последующую жизнь. Вопросы в тесте такого порядка: «Испытывали ли Вы в детстве физическое, сексуальное или психологическое насилие?»; «Есть ли у кого-нибудь в Вашей семье психические расстройства?» И один из десяти вопросов касается семьи: полная она или неполная. То есть уже из того, что в опросник помещен этот вопрос, мы можем сделать вывод, что это имеет значение. Но это все-таки всего лишь один вопрос из десяти, а по большому счету мы практически все хотя бы на один вопрос можем ответить «да» (в постсоветском пространстве это очень частая история).

Я, конечно, тоже считаю важным, чтобы семья была полная. Это действительно хорошо для ребенка (особенно если в семье все хорошо устроено). Это и опыт, который ребенок получает в контакте с другим полом с раннего детства; и модель построения отношений между родителями; и помощь, которую оказывают супруги друг другу; и в целом пример того, как люди относятся друг к другу, как они взаимодействуют. Все это, конечно, играет  значительную роль.

− Мне кажется, важнее всего в этом – ощущение, что тебя любят оба родителя. Когда семья неполная и у ребенка возникает сомнение, любит ли его второй родитель (особенно если он вообще не включен в воспитание), тогда с мыслями, что он недолюбленный, он живет всю жизнь. Глядя на взрослых людей, которые жили в неполных семьях, я вижу, что неполная семья для них является одной из самых тяжелых и сложных ситуаций именно потому, что дает ощущение недолюбленности (несмотря на то, что у них было очень много других травмирующих ситуаций в жизни). А что может быть хуже этого?

− Вопрос о недолюбленности большой (и мы с Вами периодически отвечаем на него). Важно, есть ли отец, как с ним поддерживается связь и так далее. У меня ощущение, что конкретно в нашем вопросе мама спрашивает про другое: про опору и возможность одной воспитать ребенка. Мы не берем в расчет вопрос о том, можно ли чувствовать себя недолюбленным в семье с обоими родителями. Можно. Больше того, можно вырасти с глубокой обидой на мать, которая развелась с отцом (а он, к примеру, обижал детей). Я думаю, что не каждая полная семья лучше, чем неполная.

Если посмотреть на историю брака, то женщина очень часто воспитывала детей без отца. Это случалось часто: войны, ранние смерти. Вдова с детьми − это было распространено.  Часто были такие патриархальные семьи, в которых муж и жена − два отдельных мира: мужчина занимается чем-то своим, а женщина воспитывает детей практически одна. Я не имею в виду, что муж не помогает, я говорю о контакте между ними.

Я хочу сделать акцент на том, что один человек может хорошо воспитать ребенка. Мне очень нравится красивый образ Гордона Ньюфелда в его теории развития на основе привязанности: он говорит, что одной психологической утробы достаточно для ребенка (так же, как одной физиологической утробы достаточно для развития и роста ребенка). Ему это даже удобно, потому что у него не возникает разрыва. В целом привязанность у ребенка иерархична, а мозг так устроен, что может удерживать в сознании только одного человека. То есть ребенку даже легче, когда у него есть один самый главный взрослый (это не значит, что он не любит остальных, просто у него есть главная привязанность).

Гордон Ньюфелд вводит еще один замечательный термин − «каскадная забота». Он говорит, правда, не про матерей-одиночек, а про полные семьи, потому что в них часто возникают разные вопросы. Идеальная традиционная семья была устроена всегда так: мама заботилась о ребенке (то есть психологическая утроба всегда была одна), а папа заботился о маме. Это и есть каскадная забота: мама истощала ресурс, потому что отдавала себя ребенку, а папа восполнял его. Если не было папы (он погибал, например), это делал кто-то еще: раньше у мамы всегда была «деревня привязанности», и она не оставалась одна. Папа при этом оставался очень важным человеком для ребенка (которому важны все те, кто важен для мамы).

− Как раз наша телезрительница тоже это интуитивно чувствует, потому что говорит, что ей не хватает опоры в мужчине. То есть это та ситуация, когда женщина понимает, что мужчина нужен не только для того, чтобы дать ребенку мужскую модель поведения, но он нужен ей самой для пополнения материнского ресурса. Важно и хорошо, что телезрительница это понимает. Что же все-таки делать? Приятно осознавать, что ситуация неполной семьи не фатальна, как Вы говорите, и не означает, что ребенок непременно будет несчастлив. Конечно, лучше когда у нас замечательная, здоровая и полная семья, но если вдруг она не сложилась, маме очень тяжело жить с мыслью, что она никогда не сможет дать ребенку нормальное детство, вырастить его здоровым, не травмированным человеком. Ваши мысли в этом отношении звучат утешительно, но что же делать нашей телезрительнице?

− Это именно то, что мне было важно донести: мамы на самом деле достаточно. Когда ребенок дорастет до подросткового возраста, мама сможет найти другие мужские образцы, чтобы он получил модели поведения (как в традиционной системе она перенаправляет любовь ребенка к отцу). В целом в подростковом возрасте это и должно происходить у ребенка, потому что в это время ему мало только семейных моделей. То есть он все равно в подростковом возрасте выходит в мир и находит себе какие-то образцы (хорошо, если с помощью мамы). Это и раньше обязательно происходило: ребенок шел, например, в мастерскую подмастерьем.

Зрительница говорит об опоре. Действительно, здесь вопрос не о том, что ситуация патовая и я никак не могу своего ребенка вырастить. Нет, мама все может дать, ребенок может быть абсолютно полноценным. Вопрос состоит в том, где найти опору, ресурсы. Хочется сказать, что ситуация непростая, потому что если раньше у жены с мужем что-то не складывалось, оставалась «деревня привязанностей», то есть всегда было кому пожаловаться; всегда был кто-то, кто тебя поддержит и материально, и физически, и психологически. Сейчас это не так. И не только у матерей-одиночек: в этом смысле брак сейчас переживает уникальный период (такого никогда не было в истории), когда муж с женой становятся друг для друга всей этой «деревней привязанности». Это огромная нагрузка. С одной стороны, это здорово, потому что это заставляет нас настраивать отношения, искать близости (которую люди раньше не ждали в отношениях). С другой стороны, когда близости нет, мы очень много теряем. И это как раз вопрос этой мамы.

Если у человека есть «деревня привязанности» (родственники, друзья), нужно брать ресурсы из нее. Если нет, ее нужно создавать и для себя, и для ребенка. Это очень важно. Ресурсы надо искать. Это в целом терапевтический, консультационный вопрос, который касается не только матерей-одиночек. Можно точно так же не иметь ресурсы и в полноценном браке. И это происходит зачастую у каждого второго, потому что мы очень травмированные и не так легко находим ресурс в муже или жене.

Что делать, если не хватает опоры? Во-первых, нужно сознательно ее искать (в том числе не закрывать для себя возможность построения новых отношений). Во-вторых, следить, чтобы ребенок не стал опорой. Это большое искушение: когда мне не хватает опоры, моим эмоциональным супругом становится ребенок. Или если я пытаюсь найти хотя бы эмоциональную привязанность в ребенке, то это тяжело и плохо; это ненужный груз для ребенка. В-третьих, работать над своим внутренним ростом.

Я хорошо понимаю маму и сочувствую ей, но кто знает, что тяжелее: воспитывать ребенка одной или с мужем, у которого не все в порядке? Мы никогда не можем это сравнить. Нам всем нужно искать опору, устойчивость в себе самом. Как ее искать? Успокаивая собственного тревожного ребенка. Потому что есть разница: быть одному и быть в одиночестве. Можно быть одному и не нуждаться в опоре. Всем нам хочется близких отношений, но есть разница: когда я чувствую, что сейчас упаду и мне нужна опора, чтобы устоять; и когда я могу радостно воспитывать ребенка, который все же не является таким грузом, чтобы мне нужно было за что-то срочно держаться. Есть разница: хотеть, чтобы был кто-то, с кем мне хорошо, или отчаянно искать опору. Я бы предложила искать опору все-таки в себе. Потому что даже в браке партнер, в котором ты видишь опору, может начать шататься. Я при этом хорошо понимаю, что всем нужна близость и гораздо легче, когда рядом есть тот, на кого можно опереться, но это не исключает того, что опора должна быть прежде всего внутри.

− Соглашусь. Иначе мы впадаем в созависимые отношения, если полагаемся на опору вовне. Все равно без внутреннего стержня не обойтись.

Мне кажется, мы затронули важную тему. У нас есть еще вопросы, и я думаю, мы еще встретимся и продолжим отвечать на те вопросы, которые приходят к нам от телезрителей.

Автор и ведущая Марина Ланская

Записала Наталья Богданова

Показать еще

Время эфира программы

  • Четверг, 28 октября: 00:30
  • Пятница, 29 октября: 05:30
  • Суббота, 30 октября: 08:05

Анонс ближайшего выпуска

Родители, воспитывающие детей в вере, знают, сколько сложностей возникает в попытках объяснить точки пересечения уроков общеобразовательной и воскресной школ. Можно ли соединить в занятиях с детьми библейскую и церковную историю со всеобщей историей? Такую задачу перед собой поставили в воскресной школе Предтеченского храма в деревне Юкки, под Петербургом. В итоге родился проект "Лента времени". О нем и пойдет речь в нашем выпуске.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​