Учимся растить любовью. Эмоциональный интеллект ребенка

3 июня 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
Что такое эмоциональный интеллект ребенка? Нужно ли его развивать? Что будет, если эмоциональный интеллект не разовьется, кто пострадает - близкие или сам человек? Почему нельзя ограждать детей от негативных эмоций, разве грустить полезно? Игры, книги, кино, что еще поможет ребенку развить эмоции? На эти вопросы ответит гостья студии семейный психолог Мария Паршенкова, специалист по раннему развитию.

− Я так понимаю, что большинство современных родителей нацелены на то, чтобы развивать интеллект ребенка: так много кружков по раннему развитию, методических пособий, игр для самых маленьких детей, которые как раз развивают интеллект. Но вот эмоциональным интеллектом никто особенно не занимается. Считается, что он развивается сам в процессе жизни. Так ли это?

− Да, сейчас ситуация такова, что родители уделяют много внимания знаниям, навыкам и умениям ребенка и предполагают, что это залог его успешной жизни в дальнейшем. Действительно, зачастую родители забывают об эмоциональном развитии ребенка, а ведь уже появилось сравнительно новое понятие: «эмоциональный интеллект». Он выводится на один уровень с общим интеллектом − и ему уделяется такое же полновесное внимание.

− Знаю, что есть даже тесты, которые выявляют эмоциональный интеллект человека. Я читала недавно статью, готовясь к нашей сегодняшней беседе, о том, что эмоциональный интеллект у взрослых не развит именно потому, что этим не занимались в детстве. Можно ли эмоциональный интеллект доразвить и станет ли человек от этого счастливее? Хочется разобраться с этой темой как можно подробнее и понять, что требуется от родителей.

− Эмоциональный интеллект можно развивать всю жизнь. Мы никогда не стоим в своем развитии: каждый день и каждый час получаем новые знания, навыки, постоянно самосовершенствуемся. И, конечно, эмоциональный интеллект – это такая структура, которой можно заниматься всю жизнь: с раннего возраста и до глубокой старости мы можем раскрывать новые ощущения, чувства, реакции на мир, погружаться все глубже в свои эмоции и чувствовать эмоции окружающих людей.

− Давайте тогда определимся с терминами. Что же такое эмоциональный интеллект?

− Эмоциональный интеллект – это умение чувствовать свои эмоции, идентифицировать их (давать им названия), контролировать (бывают ситуации, когда мы возбуждены, а должны быть спокойны; расстроены, а должны проявить радость или веселье) и чувствовать эмоции других (называть их и сопереживать, быть в эмоциональной связи с другими людьми).

− С какого возраста нужно развивать эмоциональный интеллект? Как должны это делать родители? Не достаточно ли здесь просто личного примера? Мы должны пояснять свои действия, говорить о чувствах? Как это вообще делается?

− Очень часто я говорю, что ребенка воспитывает воздух в доме: обстановка, семейная ситуация, тонкие отношения между родителями, членами семьи. Если в семье есть традиция говорить о своих чувствах («Мне это нравится», «Я тебя люблю», «Ты сейчас это замечательно сделал», «Я расстроена твоим поступком»), тогда ребенок будет понимать, что кроме действий есть еще внутренние ощущения (свои собственные и окружающих).

Самый ранний возраст, когда мы начинаем развивать эмоциональный интеллект, − это когда малыш родился. Первое, что делает мама, когда видит своего малыша, − улыбается ему и ждет ответной улыбки. Сначала ребенок улыбается рефлекторно, а потом его эмоции уже приобретают глубину. Далее расширяя эмоциональный круг, мы растем вместе с ребенком. Но здесь есть одна ловушка, в которую очень часто попадают родители: они стараются окружить ребенка как можно более радостными, позитивными эмоциями. Получается, что ребенок знает, что такое радость, веселье, но не знает, что такое боль, сопереживание. Поэтому важно соблюдать весь спектр эмоциональных реакций, не ограждать ребенка от негативных эмоций, а аккуратно вместе с ним проживать этот опыт.

− Точно так же описывать, например: «Это тоска», «Здесь ты огорчен», «Тут ты сопереживаешь»? Насколько важно именно называть своими словами те эмоции, которые испытывает сам родитель и ребенок в данный момент?

− Действительно, очень важно давать название каждой эмоции, потому что их огромное количество. Даже взрослый человек не может отличить эмоции друг от друга и четко сформулировать, что он чувствует. Очень важно, чтобы ребенок слышал такие слова: «Как ты думаешь, бабушка огорчена? Посмотри на ее лицо: глазки грустят, потерялась улыбка. Давай подумаем, что произошло, раз у бабушки такие чувства». И наблюдательный родитель заметит, что малыш будет стараться даже повторить выражение лица бабушки для того, чтобы быть сопричастным к ее эмоции. Развивая это дальше, надо говорить: «Тебе нравится сейчас грусть нашей бабушки? Давай подумаем вместе, как сделать так, чтобы у бабушки появилась на лице радость, счастье?» И таким образом мы помогаем ребенку контролировать свои эмоции и сопереживать другим.

− А что еще может стать подспорьем в этом? Мне, например, приходит на ум, что прекрасно помогают книги. Когда мы читаем даже самую простую детскую сказку, мы всегда можем найти в ней эмоции, о которых можно поговорить с ребенком. Какова роль книг?

− Роль книг огромна. Надо отдать дань советской литературе, в которой очень много говорилось как раз о чувствах людей, о том, какие эмоции испытывают герои. Я еще очень люблю сказки Андерсена: они глубоко эмоциональны, они называют эмоции и дают нам возможность не просто следить за сюжетной линией, а именно сопереживать героям. Любые сказки, истории, которые рассказывают о чувствах героев, конечно, нам в помощь.

− Иногда я вижу, что родители беспокоятся о том, что ребенок не умеет сочувствовать другим, и постоянно воспитывают его в этом направлении. Например, говорят ребенку: «Поделись игрушкой». И так далее. При этом они совершенно не замечают собственных эмоций у ребенка. То есть мы учим маленького человека думать о других, но не думать о себе. Вроде христианский подход, но, мне кажется, это ловушка, что-то здесь не то. Но что? Поясните.

− Как правило, родители просят малыша поделиться игрушками в ситуации социума, общения с другими людьми. И тут надо четко отдавать себе отчет в том, чего я как родитель сейчас хочу: чтобы мой ребенок был в комфорте, проявил новые эмоции и развивался или чтобы другие родители подумали: «Какой воспитанный мальчик!» Надо отдавать себе отчет в мотивах своих поступков. Если ребенок говорит: «Я не отдам игрушку», надо задать вопрос: «Почему?» И не всегда все свое надо отдавать, потому что есть определенная зона комфорта ребенка. Если у него будет желание, то он будет более широко эмоционально развит, будет сам искренне делиться с другими.

Если вы очень хотите, чтобы ваш ребенок поделился игрушками, покажите ему пример. Собираясь на площадку, возьмите два мешочка с игрушками: «Это твой мешочек, а этот мы дадим ребятам поиграть». Есть такие дети, которые даже пересчитают каждую игрушку и в конце прогулки проверят, все ли игрушки возвращены. Да, это такой ребенок, но мы аккуратно даем ему возможность сопереживать другим. Все-таки это скорее социальные действия, нежели искреннее сопереживание. Вот подойти пожалеть того, кого обидели, порадоваться чужой радости (например, проиграть в игре и порадоваться, что другой выиграл) гораздо важнее, чем просто поделиться игрушкой.

− Получается, что родители чаще всего учат детей как раз сопереживать и угадывать чувства других (как в примерах про игрушки и бабушку, которая грустит). Достаточно ли этого для того, чтобы ребенок научился распознавать и свои собственные эмоции? Или мы должны их проговаривать? Например, если ребенок получил двойку, мы говорим: «Тебе, наверное, грустно. Я тебя понимаю. Тебе обидно. Ты считаешь, что это несправедливо». Или достаточно воспитывать его только на сочувствии к другим − и тогда он сам будет привносить это в свою жизнь?

− Любой перекос в воспитании – всегда ловушка. Чтобы ответить на Ваш вопрос, надо прежде всего обратиться к природе возникновения эмоций. Они возникают у человека спонтанно, бурно (он не в состоянии контролировать первичную эмоцию). В этот момент важно дать ребенку паузу, чтобы он понял, что с ним происходит. После этого, конечно, мы можем аккуратно с ним поговорить: «Что ты чувствуешь? Тебе грустно. Что чувствуют твои глаза?» − «Хотят плакать». – «Что чувствует твой рот?» − «Хочет кричать». – «Давай покричим, поплачем». А потом аккуратно нужно проговорить, что ребенок чувствует. Не проговорив с ребенком его эмоции, говоря только об эмоциях других, мы делаем перекос. И ребенок перестает чувствовать себя, начинает стараться угождать окружающему миру. В итоге может быть грустное развитие событий (особенно в  подростковом возрасте, когда ребенку очень важно чувствовать именно самого себя).

Каждый раз мы должны обращаться к чувствам ребенка: «Хорошо ли тебе от того, что бабушка грустит? Ты веселишься? Почему тебе весело? Потому, что ты посмотрел веселый мультик. Но бабушка-то грустит». Мы можем подойти к бабушке, а можем уйти от нее. Тем самым мы даем ребенку шанс на разный тип поведения. Не нужно жестко, директивно говорить: «Ты должен пойти и перед бабушкой извиниться». Тогда дети учатся извиняться, не вдаваясь в суть этого процесса. Лучше дать возможность ребенку прочувствовать ситуацию, самому эмоционально включиться в нее. Эмоция возникает спонтанно, и только потом приходит ее осознание, умение работать с ней и ее контролировать.

− Правильно ли я понимаю, что мы не должны выдавать ребенку готовые решения поведения, а предлагать варианты? Например, мы не должны говорить: «Посмотри, девочка грустит, подойди и утешь ее». Или все-таки мы предлагаем несколько вариантов поведения в такой ситуации, но не настаиваем на них? Все-таки у всех детей разный темперамент: кто-то может подойти и утешить, а кто-то по-другому попытается поступить (например, отвлечь). Должны ли мы подстраиваться под ребенка или предлагать ему наиболее эффективные методы, чтобы стабилизировать обстановку, например, если в социуме возник конфликт?

− Лучше, если ребенок будет более гибкий и будет сам придумывать различные варианты. Наши дети – потрясающие фантазеры. Возвращаясь к ситуации с расстроенной девочкой, мне хочется задать вопрос: а девочке нужно ли сочувствие? Быть может, девочка хочет побыть одна. Необязательно обнимать ее, веселить и отдавать ей свои игрушки. Гораздо важнее создавать вокруг себя такую комфортную обстановку, чтобы дети сами захотели с тобой общаться. Когда у ребенка нет друзей, зачастую идет их подмена через игрушки, атрибуты, угощения. Но тут как раз стоит вопрос о взаимодействии: готов ли ты чувствовать других, адекватно проявлять свои эмоции для того, чтобы эта расстроенная девочка подошла к тебе сама и вступила, допустим, в интересную игру?

− Мы уже поговорили о роли книг, теперь можно поговорить о роли игр. Мне кажется, что игра (особенно ролевая, где мы представляем какую-то сценку с ребенком) тоже прекрасно подходит для того, чтобы поговорить о чувствах. Мы можем обсуждать не наши чувства, конфликт, если он вдруг произошел, а все это перенести на игрушки. Так ли это? Стоит ли родителям, которые не владеют навыками психологической игротерапии, прибегать к таким способам и проигрывать конфликтные ситуации, которые они хотят разъяснить своим детям, при помощи кукол и игрушек?

− Конечно, это было бы здорово. Главное, чтобы родитель был готов включиться в игру с  ребенком (далеко не все родители готовы играть со своими детьми). Можно предложить ребенку такую игру: «Давай мы с тобой придумаем сказку. Вот у нас замок, принцесса, рыцарь». И попробовать конфликтную ситуацию перенести из жизни в игру и посмотреть, какие чувства и эмоции проявит ребенок. Но опять же чтобы он что-то проявил, у него должен быть диапазон этих чувств. Мне очень нравится идея с фотографиями ребенка (забавная домашняя фотосессия), где он расстроен, весел, грустен, зол, недоволен, счастлив и так далее. Эти фото можно распечатать и играть с ними как в домино (или еще во что-то). Можно выложить одну из фотографий и сказать: «А если у героя будут вот такие ощущения, что он тогда будет делать?» Такая домашняя фотоистория может быть большим подспорьем для родителей, у которых сложности с пониманием и идентификацией чувств ребенка им самим и нет возможности обратиться к специалистам.

− Мне очень понравился пример такой игры. Я сразу вспомнила игры на эмоциональный интеллект в детских магазинах: какие-то смайлики, которые в утрированной форме изображают ту или иную эмоцию, и надо выбрать подходящий. Вроде идея неплохая, но насколько лучше, если ребенок сам изобразит эти эмоции. Во-первых, мы увидим, понимает ли он вообще, о чем речь, знает ли эмоцию, может ли ее распознать и каким-то образом изобразить. Во-вторых, эта игра будет гораздо интереснее: живое (тем более собственное) лицо будет куда эффективнее, чем бездушные смайлики. Может быть, есть еще какие-то подобные игры, которые Вы могли бы посоветовать родителям, чтобы они после нашей передачи могли приняться за этот интересный процесс – воспитание эмоционального интеллекта?

− Потрясающе с эмоциями работают краски (я рекомендую брать акварель). Нужно назвать чувство и нарисовать его: «Давай подумаем, какое будет счастье? А какая будет злость?» Это может быть смешение цветов, разные цветовые эксперименты. Не надо этого бояться. Если вы увидите там черный цвет, не надо бежать с ужасом к специалистам и говорить, что с ребенком что-то не в порядке. Сядьте рядом, поэкспериментируйте. Можно накладывать много цветов, обводить трафареты. Потом бумагу можно высушить, сложить, сжечь, порвать, запустить самолетиками с балкона и получить ответную эмоцию на работу с чувствами, которые, как вам кажется, тревожат вашего ребенка.

Можно взять разноцветные бусины, каждую назвать какой-либо эмоцией и сложить из них, например, браслеты «Радость», «День рождения» или «Пойдем в гости» (какие могут быть чувства в этот момент у ребят). С мальчиками можно взять маленькие грузовики и нагрузить в них разные кубики, назвав их разными чувствами. Или предложить построить, например, дом радости.

− Прекрасные идеи! Мне кажется, они помогают детям, которые более чувствительны не к слову, а к такому выразительному виду искусства, как живопись. Наверное, им будет проще таким способом понять свои чувства и поговорить о них. Например, когда ребенок злится, он может даже порвать бумагу вместо того, чтобы на ней рисовать, но это станет поводом начать тот самый разговор об эмоциях. Хотелось бы еще поговорить о негативных эмоциях, которые мы часто купируем в своих детях. Почему? Потому, что боимся?

− Наверное, потому, что каждый родитель мечтает, чтобы его ребенок бы счастлив, и интуитивно ограждает его от сложностей и трудностей, которые могут возникнуть. Сопереживание возможно только через прочувствование, и не надо этого бояться. Наши дети довольно крепкие, и если они знают, что есть чувства, которые могут ранить другого, то они будут больше любить, жалеть и оберегать других. Играйте с детьми в больницу (когда кому-то больно), в цирк (когда кто-то расстроен, придет клоун и его развеселит). Бывают ситуации, когда в семье с детьми маленького возраста происходит утрата – кто-то из родственников умирает (или домашние животные болеют). Проживайте это с детьми соответственно их возрасту. Не закрывайте от ребенка этот огромный мир эмоций, потому что эмоций негативных намного больше, чем положительных. Если мы зайдем в музей, то не сможем оценить полноту какого-то шедевра, не испытав тех эмоций, которые на нем изображены. Точно так же мы не можем оценить музыкальные произведения, не имея диапазона различных эмоций.

− Спасибо, что Вы нам так подробно все рассказали об эмоциональном интеллекте. Мне кажется, это было очень интересно и мне, и телезрителям. Я надеюсь, что мы примем это к сведению.

Автор и ведущая Марина Ланская

Записала Наталья Богданова

Показать еще

Время эфира программы

  • Четверг, 24 июня: 00:30
  • Пятница, 25 июня: 05:30
  • Суббота, 26 июня: 08:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​