Учимся растить любовью. День отца

21 октября 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
В этом году первый раз мы празднуем День отца. В начале октября президент В.В. Путин подписал соответствующий указ. Это отличный повод снова поговорить о роли главы семейства в деле воспитания детей. На этот раз гостем студии стал режиссер Марк Ларионов. Недавно в прокат вышел его фильм "Отцы", главные герои которого - многодетные папы. О том, как родилась идея фильма, что стало откровением для съемочной группы в процессе работы, и какова реакция на кино юных зрителей, узнаете из нашего выпуска.

− Сегодняшний выпуск мы посвящаем празднику, который в этом году празднуем в первый раз, – это День отца. Вы, наверное, не знали, что будет введен такой праздник, и угадали: Ваш проект на эту тему. Насколько я знаю, Вы ездили в многодетные семьи и общались именно с отцами. Почему Вы выбрали такую тему? Вы ведь недавний выпускник ВГИКа, насколько я понимаю?

− Я окончил институт в 2017 году, четыре года назад. Сейчас у меня своя студия. Я снимаю разные проекты: не только коммерческие, но и социальные. Моя первоочередная задача – нести пользу обществу, то есть снимать фильмы на темы, которые будут актуальны, интересны и будут укреплять традиционные ценности нашего общества в России.

Почему была выбрана такая тема? Я думаю, никому не нужно доказывать и объяснять, что у нас сейчас положение семьи, института брака находится в достаточно плачевном состоянии. У нас огромное количество разводов (по Ленинградской области − около 85%), колоссальное количество детей живет без отцов, очень много абортов. Семья находится в страшном положении. Если мы эту ситуацию не исправим, то страна развалится. Без семьи никому не нужно искусство, IT-технологии, наука, современное оружие, потому что тогда не будет людей, которые могут это использовать, не будет нашего народа.

Мы решили заняться этим, на мой взгляд, первоочередным вопросом. Поскольку Господь создал мужчину первым, значит, он глава семьи, который несет за нее ответственность. Рыба гниет с головы. Мы решили в первую очередь поговорить на тему отцов: каким должен быть глава семьи. Фильмов про мам, в принципе, достаточно много. Про них много снимают и документальных, и художественных фильмов. А про пап я не знаю ни одного документального фильма, который был бы снят в России (может быть, они есть, но я о них не слышал).

Если вы посмотрите на современное общество, то увидите, что мужчины не хотят нести ответственность за своих женщин. Они очень часто используют женщин, живя с ними в гражданском браке, как выражался отец Дмитрий Смирнов. И это нужно прекращать. Если бы все женщины  договорились и перестали жить с мужчинами в гражданском браке, то началось бы возрождение семьи.

Наша студия тоже выступает против гражданского брака. Мы хотели показать, что ответственность с мужчины перешла на женщину. Женщина сейчас, когда выходит замуж, строит себе карьеру. Почему она не в детях заинтересована, а в карьере? Потому, что думает: я выхожу замуж, но меня муж когда-нибудь обязательно бросит, поэтому я строю свою карьеру. Мне кажется, это лукавство. Зачем выходить замуж, если ты в голове держишь мысль, что потом разведешься? Если у тебя есть такая мысль относительно избранного мужчины, не надо выходить за него замуж. Ищи того человека, с которым не будет этих мыслей. Что касается мужчин, то они с удовольствием говорят: «Хорошо, мы тогда ничего не будем делать». Так что вопрос, как мне кажется,  важный, и мы решили поднять эту тему.

− Как Вы набирали героев для своего фильма? Мне, например, интересно,  когда Вы задумали эту тему, были ли вокруг вас те, кто мог бы стать примером? Или их пришлось искать?

− Честно говоря, изначальная задумка фильма была немного другая: снять про многодетных отцов разных национальностей и культур. Мы приложили огромные усилия, долго искали и набрали базу из 50 многодетных семей из Петербурга и всей Ленинградской области, которые были готовы сниматься в этом фильме. Я лично со своими коллегами ходил в мечеть, синагогу, буддийский дацан, армянскую, грузинскую, протестантскую церкви, разные культурные центры (хотя,  конечно, большая часть семей были русские).

Почему я в итоге не стал снимать представителей разных национальностей? Потому, что я просто почувствовал, что мегаполис у семей, которые живут в нем, очень сильно сжирает традиции, культуру. Эти семьи стали совершенно обрусевшими, то есть такими же, как 99% других семей, проживающих там. И все, что их отличает от русской семьи, − это цвет кожи, прическа, одежда. Но они потеряли глубинный культурный код. Я это почувствовал и понял, что по этому пути нельзя идти. Я находил семьи, которые сохранили свою культурную традицию, но это были семьи, почти не разговаривающие по-русски и не считающие себя частью русского мира. Они живут здесь, чтобы зарабатывать деньги.

В итоге мы отказались от национальных семей и начали искать интересных героев, интересных пап. Так получилось, что в одной семье шесть детей, в другой − семь, в третьей – восемь. Не было такой задумки, просто так получилось. Один папа − кузнец, другой − пожарный, третий − реставратор. Мы выбирали их по следующим принципам. Первое (самое главное) − чтобы семья была благополучная. Алкоголики, наркоманы − совершенно не тот пример, который мы хотим показать. Все семьи, которые ко мне обращались, были благополучные. Второй момент – важно, чтобы папа был лидером в семье. Третий момент − чтобы у папы была интересная профессия и хобби; чтобы его жизнь была интересная. Бухгалтер, юрист, экономист − это бумажные профессии, и показать ее кинематографично я не смогу. А если снимать кузнеца, пожарного, реставратора, то любой кадр − это кино.

− Мне кажется, Вы создаете образ отца многогранным. Ведь у многих есть такой стереотип: многодетный отец такой же замученный, как многодетная мать. И если она замучена бытовыми проблемами, то он замучен тем, что зарабатывает на жизнь, обеспечивает своих детей. Собственно говоря, своей жизни, творческой реализации у него нет. Получается, что в Ваших примерах это не так? Значит, семья не мешает реализации мужчины?

− Вопрос, что вкладывать в слово «реализация». Вы вкладываете в него профессиональную реализацию.

− В том числе.

 − Эти люди напрямую говорят: наша главная реализация − не карьера, а наша семья; то, что я папа, муж. У женщин то же самое: их главная реализация в их семье. Поэтому, мне кажется, даже если папы не будут гениальными архитекторами, скульпторами, кузнецами, пожарными, их это не будет сильно беспокоить. У них совершенно другие приоритеты. А что касается их работы, то они очень устают. Некоторые из них работают на двух работах, приходят домой в 12 часов ночи. В свободное время, которое у них появляется, они с детьми либо на лыжах катаются, либо в хоккей играют (третий папа на конюшне проводит время с детьми). У них вообще нет своего личного времени.

Я часто слышал от зрителей, что многодетные семьи неправильные, потому что сначала надо накопить миллион долларов, а потом создавать семью. Но это бред. Все эти семьи не были миллионерами. Они, живя в квартирах (сейчас они живут в домах), делают прыжок веры. Это колоссальный шаг доверия Богу. И никто из них не умер в нищете, детей не забрали службы опеки. Они выросли даже финансово, переехали в свои дома. У кого-то развито свое дело (у реставратора сейчас одна из крупнейших фирм в городе). Поэтому многодетность – это доверие Господу. И Он полностью его оправдал.

− А что-то общее у них Вы уловили? Что это за особенные мужчины, из которых получаются такие замечательные отцы?

− Все эти люди верующие. Я еще раз говорю, что не специально подобрал трех православных. Так получилось. Я вообще пытался найти мусульман или еще кого-то.

Основной процент многодетных семей – это верующие люди. Разных конфессий, разных религий. Почему? Как я себе это объяснил, все родители жертвуют собой, особенно если у них шесть-восемь детей. Они полностью жертвуют собой. У них нет личного времени. А многих верующих людей к понятию «жертва» приучает их вера. В христианстве главное проявление любви – это жертва. Схожие вещи и в других религиях. И когда человек не имеет Бога, даже внутри не имеет этого представления (хотя бы вот это: «В церковь не хожу, но в Бога верю»), то он хочет жить для себя. Для себя, для своей карьеры, для самореализации, и вот эти маленькие гномы, которые бегают по дому, мешают ему. Я не увидел ни одной атеистической семьи, в которой было бы много детей...

Насчет мужчин. Во-первых, получилось так, что они все были верующие, и я объяснил почему. А во-вторых, все они были мужчинами, готовыми взять на себя ответственность. У очень многих мужчин это был первый брак, и они встретили свою половинку, когда им было около 20 лет, в институте, при поступлении. Причем оба папы – Жуков, кузнец, и папа Мыльников – сказали мне (и в фильме есть эта фраза), что они встретили свою половинку и сразу же были готовы жениться. Денис сказал, что он сделал предложение через три дня, например. Такая вот готовность. Он сделал ей предложение через три дня, а прошло двадцать лет их совместной жизни, и у них уже есть шестеро детей. Он несет ответственность за то, что предложил.

Соответственно, первое – вера, как мне кажется. Второе – это ответственность.

Минусы есть у всех.  Например, у многих пап, и у меня такой минус есть, –  раздражительность, вспыльчивость, агрессивность. Это плохо, но вспыльчивый мужчина не перестает быть мужчиной. А если мужчина не может нести ответственность за семью, то он, соответственно, не мужчина. Поэтому второе – это ответственность.

– Мы сегодня разрушаем стереотипы. Сейчас есть мнение, что ранний брак – это почти всегда неудача. И что сначала надо присмотреться к человеку, оценить его качества и только потом заключать брак. Ваши примеры как раз показывают, что это может быть вот так быстро, рано и удачно. Может быть, какие-то еще стереотипы, ваши или общественные, были разбиты за время, когда вы снимали этот фильм? Вы что-то открыли для себя? Были ли у вас личные откровения после знакомства с этими замечательными семьями?

– Самое главное откровение – это то, что я хотел остаться жить во всех этих семьях. Я почувствовал спокойствие, радость, как в церкви, когда приходишь… Люди, которые ходят в церковь, понимают, о чем я. Необязательно биться лбом в пол, ставить свечи; ты просто заходишь в церковь и чувствуешь себя уже хорошо. Тут то же самое. Мне было очень хорошо. И я до сих пор стремлюсь к ним в гости по любому поводу, чтобы просто посидеть, без каких-либо целей, просто там очень здорово. Многие зрители, которые смотрели фильм, говорили, что хотели бы, чтобы их, уже взрослых людей, усыновили или удочерили в такую семью. (Смеется.)

– Понятно, что эта идиллическая картина была не только для фильма, для картинки. Вы увидели, что эту атмосферу просто так не создать, правильно?

– Это не сыграть. Даже профессиональные актеры, если и смогут это сыграть, то с большим трудом. А это – обычные люди без актерского образования. Как детей, когда их восемь человек, заставить что-то сыграть? Да никак. Если им плохо, то они совершенно спокойно скажут о том, что им не нравятся. Они в фильме и говорят, например, что им не нравится, что папа ругается с братом, что папа иногда агрессивно себя ведет. Какие-то папины минусы они, не стесняясь, показывают. За что этим детям огромное спасибо.

Марк, все-таки Ваша целевая аудитория, надеюсь, – в том числе и молодые люди, которые только еще готовятся вступить в брак, создать семью. Значит, у этого фильма должна быть какая-то воспитательная роль, открывающая новые горизонты перед молодыми людьми. Как молодежь приняла Ваш фильм?

– На самом деле аудитория молодежная у нас первоочередная, потому что этот фильм снимался на государственные деньги, это грантовые средства. Потому этот проект состоялся. И мы как раз работаем, в первую очередь, с молодежью, для молодежи и уже заканчиваем прокат в школах, вузах, в ПТУ, в колледжах. Я не буду врать, это сложно, очень. У нас молодежь не бросается рукоплескать с криками: «Ура, классно, сейчас будут показывать фильм!» Нет, конечно. Я благодарен всем школам и вузам, кто нас пустил. Но если быть честным, кто учится в ПТУ? Это люди в основном от 16 до 20 лет, не самой легкой судьбы, не из самых благополучных семей, с очень разными взглядами на жизнь.

Многие из них из неполных семей, трудные подростки, а ты приходишь и рассказываешь им про розовые облака, про счастливую семью…  Многие из них плюются от этой темы и воротят нос, сидят в телефоне, смеются над этим, хихикают, шутят, на диалог не идут совершенно. Я Вам больше скажу, таких не три человека, а большинство. Я сначала расстраивался, что так реагируют, но потом стал замечать, что после каждого такого показа ко мне подходят из ста человек человека три (или пять) и благодарят меня за мою работу. В частности, подходят парни, что странно для меня, я думал, что будут подходить девушки. И в целом я понял, что реально думающей молодежи действительно около пяти процентов, они задумываются о серьезных вещах в свои 17 или 18 лет. И я считаю, что работа сделана не зря. А у остальных ребят, дай Бог, потом это где-то щелкнет.

Если говорить про аудиторию школьную, то многие ведут себя так же,  как ребята в ПТУ; и еще многим скучно. Сейчас у нас клиповое сознание, все смотрят всякую дрянь в Интернете на известных платформах. Я сам там часто зависаю и могу представить, какой там показывают контент, какую гадость. Молодежи интересно вот это. Работает клиповое сознание, и если за десять секунд никто не разделся и не сказал гадость, то это неинтересно, переключаем.

А если говорить про вузовскую аудиторию, то это ребята постарше, поэтому в вузах проще. Ребята в вузах с большим осознанием, что ли... Приходили те, кто действительно хотел это посмотреть, и беседы в вузах тоже складывались достаточно хорошо.

Я очень много показывал фильм в молодежных клубах, в православных, там вообще просмотры прошли на ура. Это и есть целевая аудитория, по сути. В целом, считаю, этот фильм и для молодежи, и для людей постарше. Тем, кто постарше, у кого семья уже есть, этот фильм может помочь сделать шаг в многодетность. Это главный момент. А молодым людям – создать свою семью. Поэтому я считаю, что этот фильм для всех возрастов. Любой может почерпнуть что-то важное и интересное.

Работа с молодежью была сложной, но мне это дало новый стимул: хотелось бы в будущем продолжать снимать подобные фильмы, прокатывать их в молодежной среде. Мы сейчас завершаем этот проект и приступаем к другому проекту, к следующему фильму. Следующий фильм, если нам дадут финансирование, мы планируем снимать на тему силы духа, здорового образа жизни, про наших паралимпийцев. Так что, может быть, через годик-другой мы уже будем обсуждать новый фильм. А все наши фильмы производит студия «Береста», это созданная мною студия, так что все, кто захочет нас найти, смогут это сделать в соцсетях, там можно найти и все наши фильмы, в частности про многодетных отцов. Через пару недель уже фильм выйдет в этой студии.

Автор и ведущая Марина Ланская

Показать еще

Время эфира программы

  • Четверг, 02 декабря: 00:30
  • Пятница, 03 декабря: 05:30
  • Суббота, 04 декабря: 08:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​