Учимся растить любовью. Ансамбль казачьей песни «Живая старина»

10 июня 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
В этом году ансамбль казачьей песни «Живая старина» отметил свое 30-летие. Детско-юношескому коллективу ансамбля исполнилось 15 лет. Это лучший казачий детско-юношеский коллектив России, получивший среди прочих многочисленных наград ГРАН-ПРИ Межвойскового Всероссийского фольклорного конкурса «Казачий круг». Через ансамбль «Живая старина» прошли более двух тысяч детей. Что же влечет в ансамбль детей? Почему их родители считают традиционную казачью культуру полноценной воспитательной системой? Об этом - в нашем выпуске.

В этом году тридцать лет празднует казачий хор «Живая старина», и пятнадцать лет при этом хоре существует детско-юношеская группа. Почему мы хотим о ней рассказать? Да потому, что здесь учат не только петь: здесь воспитывают настоящих людей. Что это значит, узнаете в нашем сегодняшнем выпуске.

В этом году ансамбль казачьей песни «Живая старина» отметил свое тридцатилетие, детско-юношескому коллективу ансамбля исполнилось пятнадцать лет,  тоже юбилей, меньший по количеству лет, но не по значимости. Это лучший казачий детско-юношеский коллектив России, получивший в прошлом году среди прочих многочисленных наград гран-при Межвойскового Всероссийского фольклорного конкурса «Казачий круг». За эти годы через ансамбль «Живая старина» прошли  не десятки и даже не сотни, а более двух тысяч детей.

Игорь Николаевич Шишков, народный артист России, выпускник ансамбля казачьей песни «Живая старина»:

− Тридцать лет − такая дата, что я специально прилетел из Белоруссии (завтра же улетаю в Самару). В 1998 году я пришел к Николаю Федоровичу Провоторову заниматься. Так я узнал о «Живой старине». Это действительно родник музыкальной культуры, через который стоит пройти любому музыканту, будущему композитору. Когда ты на перепутье и не знаешь, какую музыку тебе играть (народную, классическую, рок-музыку, современную), когда душа чего-то хочет, ты приходишь к вере, к духовной музыке и казачеству. Эти песни не просто поют: их нужно прожить.

«Живая старина» − это уникальный коллектив, и я счастлив, что в 90-х годах с ним познакомился. Из простого паренька, который играл на гармошке в парке, я стал исполнителем танцев и песен казачьей культуры. Можно сказать, что мне повезло в жизни и меня это вывело в люди: теперь я езжу по городам с гармонью. В этом году у нас будет музыкальный теплоход на Дону. Почему бы не собрать гармонистов именно на Дону, где настоящее чистое казачье пение? Оно завораживает, втягивает: когда видишь, как поют казаки, хочется участвовать в этом. Сейчас много коллективов в Петербурге, участники которых надевают погоны, брюки с лампасами; и включается фонограмма. Это псевдокультура. На них смотришь и понимаешь, что они поют не для души, а потому, что надо зарабатывать. А здесь настоящее.

Надежда Сергеевна Сыроквашина, мама участника ансамбля казачьей песни «Живая старина»:

− Мы попали в ансамбль два года назад совершенно случайно. Ансамбль «Живая старина» выступал у нас в Некрасовском саду на 9 Мая. И мой сын Федор (ему тогда было три года) стоял как вкопанный и смотрел с открытым ртом. После этого к нам подошли и сказали: «Мы видели, как Ваш ребенок отреагировал на казачьи песни, приходите заниматься». И вот мы уже два года занимаемся.

Надежда Михайловна Андрианова, мама участника ансамбля казачьей песни «Живая старина»:

− Мы казаки по роду, поэтому дорога у нас была одна − в этот коллектив (особенно если хочешь, чтобы ребенок развивался). Я беременная ходила их слушать (чтобы ребенок внутри внимал этому), водила дочь смотреть, когда она была еще маленькая. Здесь дети занимаются, правильно развиваются. Здесь здоровое общество, которое развивает нашу родную культуру.

Система воспитания в ансамбле построена на традиционных принципах: ответственность, надежность, дисциплина. Этому здесь учат всех: и мальчиков, и девочек.

Надежда Михайловна Андрианова:

− Сюда дети приходят как домой. Они знают, что нужно прочитать молитву перед едой, уважать старших. Мальчики всегда помогают девочкам.

Надежда Сергеевна Сыроквашина:

− Мне нравится, что в коллективе мальчики десяти лет на равных с моим пятилеткой. Старшие младшим помогают, защищают их. Это не может не радовать. Николая Федоровича (руководителя-казака) мой шальной Федор слушается.

Игорь Николаевич Шишков:

− Поешь казачьи песни в строю − и чувствуешь себя верхом на коне, все время в напряжении. Конечно, это закаляет дух, заставляет думать и общаться с людьми по-другому.

Это действительно казачья семья. Многие с годами, конечно, разлетаются: кто-то женился, кто-то вышел замуж, семья, дети, гастроли… Но когда собираешься на такие праздники, встречи, что-то екает в сердце. Хочется сказать: «Мы вместе, мы живы, мы победим!»

Недаром участники коллектива называют его семьей. Ведь «Живая старина»  семейный проект. Его руководители – Николай Федорович и Людмила Михайловна Провоторовы отдали ему не только тридцать дет, но и знания, умения, силы. Впрочем, это не траты, а преумножение; труд, у которого есть высокая и благородная цель.

Александр Аркадьевич Корольков, профессор Российского государственного педагогического университета имени Герцена:

− Мы не в первый раз приходим на подобные выступления, концерт. Это уже традиция. Мы считаем, что Николай Федорович и Людмила Михайловна Провоторовы – выдающиеся педагоги, которые сохраняют и развивают нашу народную казачью культуру. И пройти мимо таких великих педагогов нельзя.

Николай Федорович окончил, как мы знаем, консерваторию. Он прекрасный баянист и певец. Он собрал вокруг себя детей, подростков, молодежь, которые живут единым дыханием. «Живая старина», наверное, имеет уникальное наименование: это действительно не просто старина − она живет, входит в наши души. Поэтому мы в очередной раз здесь.

Алексей Алексеевич Грикалов, профессор Российского государственного педагогического университета имени Герцена:

− Коллектив «Живая старина» во главе с Николаем Федоровичем неоднократно выступал в Герценовском университете. Я обращал внимание, что и преподаватели, и совсем юные участники ансамбля − в каком-то едином дыхании, в единой мелодии. Понятно, что у нас в стране много проблем, но никакие усовершенствования и гражданского общества, и государства не могут быть осуществлены, если в народе нет единства. Народ живет до тех пор, пока он поет. Мы знаем, что и в военные, и в другие трудные годы люди всегда жили с песней. Это помогало преодолевать трудности.

Я смотрю и вижу здесь радость на лицах. Как говорил философ Сергей Сергеевич Аверинцев, есть «теплота сплачивающей тайны». У каждого из нас она своя, но тем не менее то тепло, которое нас здесь соединяет и которое воплощено в песнях, мы видим и у совсем юных участников ансамбля. Это чрезвычайно важно. Николай Федорович Провоторов также имеет философское образование (он учился в аспирантуре Института философии человека Российского государственного педагогического университета имени Герцена). Он занимался как раз темой ценности народной культуры, песни. Мы даже одно время хотели создать коллектив у нас в университете (пока это не очень получилось, но мы эту мысль не оставляем).

Когда взрослые поют с детьми, кажется, что это лишь совместный досуг, а не воспитание. Но это обманчивое впечатление. В действительности казачье мужское воспитание традиционно строится на непривычных представлениях. По-казачьи воспитывать – значит с радостью.

Дмитрий Игоревич Карпушин, родовой казак:

− Я в этнографических экспедициях проехал Дон и Терек (у меня самого корни на Тереке). Если попытаться обобщить, как мужчины-казаки занимались детьми (понятно, что везде свои традиции и отличия), то они  никогда не занимались тем, что сейчас кажется обязательным. Если переводить на современный городской язык, то отцы не заботились об успеваемости своих детей в школе. Они ездили вместе на рыбалку, то есть занимались тем, что связано с удовольствиями и развлечениями. Конечно, воспитательная функция там возникала автоматически: дети с отцом на природе узнавали, как развести костер, обустроить ночлег. То есть отцовское воспитание у казаков – это совместная радость. Из истории мы знаем, что это хорошо работало.

Сейчас у нас в стране негативный, трагичный событийный фон, связанный с детьми. Все высказываются: запретим компьютерные игры или еще что-то. Но на самом деле с детьми просто нужно проводить время. Если вам нечем заняться со своим ребенком, проблемы не у него, а у вас (а потом, конечно, они появятся и у него). И величие Николая Федоровича в том, что он всегда знает, чем с удовольствием заняться с детьми. Конечно, в первую очередь песней, которая сама по себе радость (казачья песня на богатой фольклорной карте России все равно является особенным феноменом). Но это даже больше не про вокал, а про совместность. Из любой традиции, связанной с детьми, сегодня следует брать именно совместность. А будет это верховая езда или программирование − уже частности. Чем можете с ребенком вместе заниматься, тем и занимайтесь.

Николай Федорович Провоторов – уникальный педагог, профессиональный гармонист с консерваторским образованием, выпускник педагогического вуза и родовой казак, впитавший традиции, как говорится, с молоком матери.

Николай Федорович Провоторов, руководитель ансамбля казачьей песни «Живая старина»:

− Родился я на земле Алтайской. Горжусь, что моими земляками являются Золотухин, Шукшин. Так получилось, что я уехал из Барнаула поступать в Ленинградское музыкальное училище имени Римского-Корсакова. Об этом я мечтал с четырнадцати лет, когда поступил в первый класс музыкальной школы, приехав из деревни в Барнаул. Учился  у педагога, который, как оказалось, был казаком (у меня в жизни все так с казаками и связано).

Я  вспомнил Золотухина, а он говорил: «Николай, я казак, человек с Дона». (А нас было много переселенцев с Дона.) Ехал я поступать в училище, купил на вокзале журнал «Юность» за 1976 год. Там прочитал историю поступления Золотухина в институт. Он написал своей тетке: «Пришли мне старинную песню, на экзамен надо». Она ему написала слова песни и расписала: это бурдон (низкий звук), а это дишкант. А я читаю – сам рыдаю. Почему? Потому, что мама с папой играли эту песню (так казаки говорят – «играть песни»).

(Исполняет фрагмент песни.)

Тридцать три года назад я передал запись этой песни Валерию Сергеевичу Золотухину, и мы сыграли эту песню с ним.

Нас в семье одиннадцать душ было. Разница у нас большая: первая сестра 1928 года, кто-то умер в детском возрасте (врачей не было, смертность была высокая). Из одиннадцати я последний, сейчас нас трое осталось. Все имели склонность к творчеству (в особенности к музыке), но профессии получили элементарные: педагоги, воспитатели, медики. Профессиональными музыкантами стали только я и мой брат. Тридцать пять лет назад, женившись, я с супругой начал играть песни. Как уж у нас получалось, не знаю, по-дилетантски… Но у нее предки − уральские казаки, у меня донские. Так все и пошло.

Руководители и участники ансамбля все тридцать лет учатся в музыкальных вузах и этнографических экспедициях, собирают, сохраняют и передают казачьи традиции.

Людмила Михайловна Провоторова, руководитель ансамбля казачьей песни «Живая старина»:

− Коллектив складывался из музыкантов-профессионалов: выпускниц института культуры (кафедры народного хорового искусства), Николай Федорович и его товарищи к тому времени окончили консерваторию (кафедру народных инструментов). Так звезды сошлись, что мы все встретились. Конечно, у нас были большие амбиции: на то время в городе казачьей традицией вообще никто не занимался. Мы были молоды, нам казалось, что нам все по плечу, мы все можем спеть. Но когда в первый раз столкнулись с казачьим этнографическим материалом,  вдруг поняли, что одного нашего профессионализма недостаточно. Потому что этнографическая и классическая русская музыка – это разные вещи. Когда коллектив сформировался, встал вопрос о репертуаре: где его брать, как  осваивать и преподносить (потому что казачья манера очень сложная). Мы долго ломали пики, спорили. Там же еще и диалект присутствует. Не овладев им, невозможно сыграть песню.

Если есть традиция, то у нее должны быть и наследники. А кто наследники? Это дети. Мы никогда не ставим своей целью взращивать в коллективе звезд. Нам просто хочется сказать им, что они правнуки, праправнуки тех людей, которые жили не зря, и мы сейчас пользуемся тем, что они сделали. Мы всегда говорим детям: «Сломать и охаять – это просто, а вы попробуйте что-то сделать. Зачем говорить о том, чего вы не знаете? Прежде чем судить, надо иметь жизненный опыт». Дети – максималисты: им кажется, что в четырнадцать лет им море по колено, у них нет авторитетов, они думают, что всё знают. На деле это не так. Вседозволенности у детей вообще не должно быть. У нас в ансамбле жесткие требования и правила. Я считаю, что воспитание – это в первую очередь дисциплина (красные флажки, за которые ребенок не должен заходить). И это не тиранство с нашей стороны, потому что если будет вседозволенность, дети сядут на шею и будет происходить то, что сейчас и происходит повсеместно (и на это очень больно смотреть). Мы понимаем, что вдвоем с Николаем Федоровичем мы не можем их от этого оградить, но мы им предлагаем альтернативу: посмотрите, ребята, у нас есть вот это, давайте попробуем; или давайте поедем в этнографическую экспедицию и пообщаемся с дедушками, бабушками, переночуете в степи, посидите верхом на конях... Это совсем другая жизнь, и они это понимают. Нам очень хочется, чтобы в них были порядочность, доброта, терпение и уважение.

Казачий ансамбль «Живая старина» − настоящая школа, и пение в ней, как ни странно, не главный предмет. Так чему же учат здесь в первую очередь?

Николай Федорович Провоторов:

− У меня с шестнадцати лет есть настольная книга Василия Макаровича Шукшина «Вопросы самому себе». Он в ней рассуждает, кто такой интеллигент. «У меня есть друг Нодар Думбадзе, грузинский  писатель. Он рассказывал, что, когда был маленьким, к нему приходили ребята. Его отец, приветствуя их, снимал шляпу и здоровался с ними за руку. Вот это интеллигент», − говорит Василий Макарович Шукшин. Владимир Соловьев, философ, говорит: «В топку охапку дров бросишь, а оттуда не огонь, а дым». Дымит – значит не интеллигент. Василий Макарович говорил о своей маме: «Моя мама в высшей степени интеллигент. Я с ней общался и понял, что она имеет такие качества, как сострадание, сопереживание, соучастие, сочувствие. Когда в человеке это есть, то это достойный человек».

У ансамбля «Живая старина» много наград и призов, но дороже грамот то, что словом выразить сложно. Проще песней, потому что у песни призвание – будить заснувшие души.

Автор и ведущая Марина Ланская

Записала Наталья Богданова

Показать еще

Время эфира программы

  • Суббота, 24 июля: 08:05
  • Четверг, 29 июля: 00:30
  • Пятница, 30 июля: 05:30

Анонс ближайшего выпуска

А знаете ли вы, что "ученик" - это не просто статус обучающегося, а социальная роль. И, как любая социальная роль, эта требует освоения определенных навыков. Речь в данном случае не о том, чтобы обучить буквам и цифрам будущего первоклассника. О чем же? Узнаете из нашей беседы в студии с психологом Марией Паршенковой, специалистом по раннему развитию детей.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​