Учимся растить любовью. Пишу для детей: детский поэт Игорь Ипполитов

4 ноября 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3

В этот раз гость студии - детский поэт из Перми Игорь Дмитриевич Ипполитов. Поговорим о его творческом пути, о том, как воспитывать детей в вере и почему важно с раннего возраста давать четкие определения добра и зла. Поэт прочитает несколько своих стихотворений, написанных в лучших традициях отечественной детской поэзии.

− Наша новая рубрика «Пишу для детей», надеюсь, когда-нибудь станет постоянной. Пока Вы первый детский поэт в гостях в нашей студии. Мне бы хотелось начать со знакомства. Ваши стихи детские, простые, милые, и мне бы хотелось, чтобы Вы что-нибудь нам прочли. 

– Стихотворение называется «Шарик на рыбалке»: 

На рыбалку поутру 

Мы с хозяином шагаем. 

Тишина стоит вокруг. 

Тишину мы не пугаем. 

Всем давно уже известно: 

Он поэт и я поэт. 

Романтично, поэтично 

На реке встречать рассвет. 

На реке шуметь негоже. 

Мы немеем от красы. 

Солнце утром так похоже 

На кружочек колбасы! 

– Прекрасно! Такие простые детские стихи. Кажется, таких стихов очень много в русской культуре, но как только у тебя появляются дети и ты начинаешь их воспитывать, оказывается, что круг русских, советских поэтов, которые писали для детей, не так уж велик. Он ограничен, хотя стихи их прекрасные, замечательные. А когда мы обращаемся к новой детской поэзии, выясняется, что там очень много назидательного, нравоучительного, развивающего. У поэзии появляется какая-то сверхзадача, которая почти всегда назидательная. 

– Зачастую политизированная даже. 

– К счастью, мне такие стихи не попадалась. Но обучающих очень много. Получается, что из чистого искусства мы превращаем поэзию в инструмент обучения. 

Давайте поговорим вообще о том, как Вы стали поэтом. Вы человек православный, но почему-то у Вас как будто нет ничего о вере и Боге. Но зато есть о любви к природе. Мне кажется, что так и нужно воспитывать детей: в любви к Богу и окружающему тварному миру. Это классика русской детской поэзии. Когда Вы начали писать? И почему именно для детей? 

– Основная причина – это моя дочь. В 1991 году у меня родилась дочь Катя. Я начал писать достаточно давно. Сам я не профессиональный литератор, а инженер-теплоэнергетик по профессии. Закончил в 1988 году в Свердловске теплоэнергетический факультет Уральского политехнического института. По распределению я попал в город Добрянка (Пермский край) на Пермскую ГРЭС и начал там работать. 

Как я начал писать стихи? Через какие-то внутренние переживания, сомнения. На меня повлияло то, что я начал читать духовную литературу, увлекаться православием. Я увидел разницу между миром добра и всем остальным. Тогда я и понял, что у нас очень мало добрых, смешных, веселых сказок для детей. Мне в детстве мама, папа, бабушка читали сказки, которые до сих пор остались у меня в сердце, в памяти. Как сейчас, помню стихотворение «Ертель-Тертель» писателя Доктора Сьюза. В стихе прежде всего должна быть смешная история, персонажи должны быть милыми, добрыми. И мне показалось, что эту основную задачу я уловил. 

Первое стихотворение получилось, как ни странно, про таракана. Такой таракан-ветеран, очень добрый, совершенно героический. За год (1996−1997) родился небольшой цикл: 10 стихов про домашних животных, прежде всего про котов и собак. Я очень люблю домашних животных. У меня всегда в доме были коты, собаки. Дочка приносила нам котят, мы искали им хозяев, пристраивали их. Когда смотришь на них, видишь, что это действительно Божьи создания: у каждого свой характер, и все настолько интересные. Я смотрел на животных, и мне хотелось про них написать. Так и получилось. У меня была собака и три кота (не считая тех, которых мы раздавали), и от каждого я что-то брал для творчества. 

– Это достаточно распространенный вариант, когда поэт пишет для своих. Корней Чуковский писал для своей дочери Мурочки. Она персонаж многих его стихотворений. Детская добрая поэзия может стать и своеобразным выходом из кризиса. Дочка Корнея Чуковского была тяжело больна (в итоге она умерла), но он ее и себя поддерживал своими добрыми, простыми стихами, которые мы все до сих пор любим и ценим. У Вас, как я понимаю, похожая история. 

– Да, наверное, похожая. Мы все помним 1990-е годы: надо было как-то выживать. Это увлечение помогло мне сформироваться как православному человеку. Тогда еще не было на экранах телевизоров такого засилья пошлости. Сейчас два православных канала борются с несколькими сотнями каналов, которые вещают что попало. Самое страшное, что в детскую душу западает первая информация, которую ребенок впитал в себя. А если она злая, нехорошая? Стих, какая-то история тоже остаются в сердце ребенка, и важно, чтобы они были добрые. 

Когда я начал интересоваться этим, специально покупал детские книги и читал. Есть прекрасные детские поэты. Например, Борис Заходер. Помню его стихи с детства: они простые, добрые, интересные, веселые, смешные. Дети должны посмеяться над героем. Но в то же время это не должно превращаться в сарказм. Нехорошо, если в стихах есть какой-то двойной смысл. 

– Прочтите еще что-нибудь. 

– «О котах и искусстве»: 

Люди кошек уважают, 

Гладят, кормят вкусно, 

Но они не понимают 

В оперном искусстве. 

Как же можно обожать 

Разодетых франтов, 

Но в упор не замечать 

Истинных талантов? 

Восхищаться, как поет 

Соловей и кенар, 

И не видеть, что их кот 

Лучший в мире тенор? 

Если ночью запоет 

Кот случайно арию, 

Скажут все, что он орет 

Будто бы ошпаренный. 

Потому с ночных гастролей 

Кот бредет на всех обиженный 

И с досады рвет обои 

Как вчерашние афиши. 

– Прекрасно. 

– Есть одно из моих первых стихотворений для малышей «Маленький герой». Дочка была маленькая, ей очень нравилось. И ее друзьям, и мне тоже. 

Маленький котенок – 

Маленький герой. 

Просто мы не знаем 

Этого порой. 

Мы его на дачу 

Брали в воскресенье, 

Наш храбрец в корзинке 

Охранял варенье. 

Он в геройском деле 

Показал свой дух: 

Отогнал от банки 

Двух нахальных мух. 

– Прекрасно. Мне очень нравятся Ваши стихи. Это совершенно искренне. 

Хотелось бы узнать, кто были Ваши слушатели, читатели? Только Ваша дочка? Вы уже упомянули ее друзей… 

– Да, и ее друзья. Как-то она в класс принесла стихотворения. У меня были публикации. Мне помогли опубликоваться в районной газете. А потом быт задавил мои творческие порывы. Нужно было выживать. Были карьерные устремления, и я надолго забросил это дело. Но в то же время я тогда увлекся православной литературой. Это было начало 2000-х годов, начали выходить хорошие книги. Некоторые произвели на меня огромное впечатление. Это Иван Александрович Ильин, Иоанн (Шаховской). Я стал покупать их философские книги, читать. У Ильина есть короткие циклы, эссе: «Поющее сердце. Книга тихих созерцаний», «Взгляд в даль. Книга размышлений и упований». Великолепные у него есть рассуждения: «Воспитать – не означает сделать из ребенка преуспевающего мошенника, а сделать добросердечного, цельного человека». 

А что сейчас? Маленький человек смотрит телевизор, а для нынешнего телевидения характерно мелькание кадров, шумовой эффект, взрывы; остановить взгляд не на чем. В стихе же должен быть ритм, история. 

− То есть Вы считаете, что надо проводить выборку того, что мы предоставляем своим детям? А стихи тоже могут стать воспитательным инструментом? 

− Да. Сейчас это, конечно, непопулярно, но, мне кажется, должен быть какой-то православный фильтр. Ребенку хотя бы нужно показать, по словам Маяковского, «что такое хорошо, а что такое плохо». 

− Как Вам кажется, современные дети вообще читают стихи? Кажется, что стихи очень легко доходят до детского сознания. 

− Если в стихе есть ритм, он простой и там хорошие герои, он должен легко запоминаться. А если его еще прочитает очень хороший артист, то стих зазвучит. И книги тоже воспринимаются прекрасно. Уйти полностью от детских книг нельзя ни в коем случае. 

− Может быть, еще прочтете что-нибудь? 

− Да. «Почему так дорог хвост?»: 

Почему так дорог хвост 

Для порядочной собаки? 

Хвост не прибавляет рост, 

Хвост не помогает в драке. 

Он цепляется в репейник, 

Он вреднее, чем ошейник. 

Если пес стащил котлету 

И хозяйка ищет вора, 

То, конечно, как примета 

Хвост торчит из-под забора. 

Но зато хвостом виляя, 

Я бегу встречать хозяев. 

− Эти стихи очень похожи не по содержанию и не по ритму, а по настроению на армянскую народную поэзию. У меня в советское время был такой сборник. Там тоже персонажи – птички, собачки и котики. Я эти стихи помню до сих пор, цитирую их, и мои дети их знают. Мне кажется, что иногда такие простые, милые детские стихи действительно становятся фундаментом, который цементирует представления о добре в человеке. И можно через всю жизнь пронести это представление о добре. Скажите, пожалуйста, кроме добра, что Вы еще хотите взрастить своими стихами в детях? Может быть, это любовь к природе? 

− Любовь к природе – это прекрасно. Но как-то у меня получилось, что в цикле «Домашние животные» животные дворовые. Кого вижу, о том и пишу. Я вспомнил еще одну цитату Паисия Святогорца о том, что если заложить в ребенке добро и он отойдет от него, то когда у него будут какие-нибудь испытания, он вернется к добру. Понятно, что у него будут какие-то испытания, он будет страдать. Не бывает жизнь гладкой. И оступиться где-то может человек, сбиться с пути. Важно, чтобы ребенок читал те книги, какие нужно. 

Кто-то сказал, нужно отделять сигналы от шумов. Сейчас шумы давят сильно не только на детей, но и на взрослых. Информационный коллапс очень тяжело переживать взрослым, а детям, наверное, еще тяжелее. Ребенка учат предметам, из него делают специалиста, профессионала. Высший пилотаж, если он станет менеджером, коммерсантом. Как выразился, конечно, сурово, но сильно Ильин, мошенником. А нужно сначала воспитать из ребенка цельного, хорошего человека, а потом уже можно из него делать профессионала какого-то дела. А иначе, как сказал Достоевский: «Если негодяю дать высшее образование, то из него получится утонченный негодяй». К сожалению, образование может даже вред принести. 

Детская литература, поэзия очень сейчас актуальны. Как бы ни ругали советскую действительность, тогда были великолепные писатели и поэты: Заходер, Владислав Крапивин, Лев Давыдычев. Это как надо любить детей, чтобы такое написать! Там действительное есть история, сюжет, доброта, юмор, любовь к детям. Неописуемое удовольствие получаешь, когда читаешь эти книги. 

− Еще очень хочется узнать, откуда это все берется. Меня, например, всегда поражали Хармс и Введенский. Они работали в детских журналах «Чиж» и «Еж», писали детские стихи. Потом они были оба сосланы, один умер в тюрьме. У нас осталось их наследие. Это в большинстве своем тоже очень простые, радостные, добрые стихи с яркими образами. Меня поражает, как человек находит в себе силы для того, чтобы становиться на один уровень с ребенком, который еще не видел горя, и разговаривать с ним на языке добра. Человек как будто отбрасывает свой тяжелый груз, отрекается от своего горя и оставляет только доброе и светлое. Может быть, я ошибаюсь, мне так это видится. Как Вам это видится изнутри? 

− Как приходят стихи, я не знаю. Присутствует какое-то озарение, настрой души на доброту. 

Душа у ребенка очень чистая. Мне нравится очень у Джером К. Джером «Трое в лодке, не считая собаки». Там в третьей главе Джордж рассуждает, какой скарб грузить в лодку, чтобы она не потонула. Действительно, не надо брать с собой лишнее. Не надо захламлять свою жизнь ненужными вещами. И детей тоже надо учить ставить на первое место добро. 

Молодежь, в общем-то, хорошая. Я наслаждаюсь, общаясь с ней. Некоторые дети замечательные, несмотря на информационную агрессию, на шум, который создают средства массовой информации. 

− Прочтите на прощание еще коротенькое стихотворение. 

− «Кот и приказы»: 

Кот всегда ухитрится стянуть со стола 

Из-под носа хозяйки сосиску. 

И поверьте, что он не сгорит от стыда, 

Сунув морду в соседскую миску. 

Как гимнаст, он повиснет на шторе, 

Скинет с вешалки плащ в коридоре, 

Но при этом любой самый вежливый кот 

По команде «Ко мне!» ни за что не придет. 

И неважно, какой кот породы 

И какого он племени, роду. 

Полосатый, серый ли рыжий, 

Совестливый или бесстыжий, 

Из котов ни один никогда и нигде 

Не исполнит военной команды «Ко мне!» 

И коты просят все для себя уяснить: 

Приказать им нельзя, можно лишь попросить. 

Подманить, только если колбаской, 

Приучить к себе лестью и лаской. 

Ведущая Марина Ланская 

Записали Анна Вострокнутова и Наталья Богданова

Показать еще

Время эфира программы

  • Четверг, 27 января: 00:30
  • Пятница, 28 января: 05:30
  • Суббота, 29 января: 08:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​