У книжной полки. Живой воды неиссякаемый источник. Карагандинский старец преподобный Севастиан

22 октября 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
В 19 веке философ Иван Киреевский писал своему другу: «...Существеннее всяких книг и всякого мышления, найти святого православного старца, который бы мог быть твоим руководителем.  Ему бы ты мог сообщить каждую мысль свою и услышать о ней не его мнение, более или менее умное, но суждение святых отцов. Такие старцы, благодаря Богу, еще есть в России, и если ты будешь искать искренне, то найдешь».  Для многих верующих людей в 20 веке таким духовным руководителем и наставником стал схиархимандрит Севастиан (Фомин). Ему посвящена книга, которая вышла в свет в издательстве Паломник и называется - «Живой воды неиссякаемый источник: Карагандинский старец преподобный Севастиан».

***

1. В эту книгу вошло полное и хорошо иллюстрированное жизнеописание оптинского постриженника, известного карагандинского старца Севастиана. Оно составлено по многочисленным свидетельствам его духовных чад и архивным документам, которые были подготовлены к состоявшемуся в 1997 году прославлению Карагандинского подвижника. Кроме воспоминаний о старце в книге собраны и его поучения, записанные так же духовными детьми. О молитве и вере, о гордости и смирении,  о Причастии и посте, о почитании праздников и постов – вот лишь малая часть тех наставлений, с которыми обращался прп. Севастиан к своей пастве. Но больше всего любил повторять батюшка слова апостола Иоанна Богослова: «Дети, любите друг друга!» Этими словами он напоминал о любви к Богу и ближнему, без которой не доставляют пользы не труд, ни молитва, ни пост». 

2. Прежде чем перейти к жизнеописанию преподобного Севастиана, автор, Вера Королёва,  предлагает читателям совершить небольшой экскурс в историю оптинского старчества.  По словам преподобного Иоанна Лествичника, «Свет монахов, суть ангелы, а свет для всех человеков - монашеское житие». Но, - как отмечает автор, - цвет самого цвета христианства, лучшее выражение монашества - это старчество. Будучи прямым продолжением пророческого служения, старчество возникло во времена раннего христианства вместе с возникновением монашества как руководящее в нем начало. Оно сочетало в себе отшельнический подвиг внутреннего делания и служения миру во всей полноте - как в его духовных, так и в житейских нуждах.

3. На Руси особой выразительницей этого духовного подвига стала Свято-Введенская Оптина пустынь. Сердцем же Оптиной и местом, где бился пульс ее жизни, откуда исходила та благодатная сила, которая освя­щала жизнь насельников монастыря, был знаменитый Оптинский скит - местопребывание святых Оптинских старцев. Идея создания его принадлежала покровителю монашества и старчества Филарету (Амфитеатрову), епископу Калужскому и Боровскому, будущему митрополиту Киевскому и Галицкому. Он убедил подвижников-учеников и последователей преподобного  Паисия (Величковского), живших в Рославльских лесах Брянской губернии, основать скит при Оптиной пустыни. Таким образом, прибыли в Оптину отец Моисей (Путилов) с братом своим Антонием.

4. Затем в скит прибыл богомудрый молитвенник о. Леонид [в схиме Лев]. Он-то и положил здесь начало старчеству. Последующие отцы Макарий и  Амвросий, будучи также великими старцами, были его присными учениками. Со времени старца Макария, привлекшего к перево­дам святоотеческой литературы целый ряд выдающихся представителей русской культуры, Оптина пу­стынь стала известна и в кругах интеллигенции. Цвет мыслящей России стал посещать Оптину и ее скит. Благодатные дарования старцев и, что не менее важно, непрерывная преемственная связь между оптинскими подвижниками создали Оптиной пустыни всероссийскую славу. На протяжении ста лет 14 старцев, преемствуя друг другу, несли тут служение  Богу  и  людям.

5. Одним из последних старцев, возросших от кор­ней дореволюционной Оптины, был схиархимандрит Севастиан (Фомин) - ученик старца Иосифа и после его смерти старца Нектария. Он впитал в себя традиции и благодатный святоотеческий дух Оптиной пустыни. Искусившись, как железо в горниле огненных испытаний, перенеся изгнания и заключения в советских лагерях, отец Севастиан по неисповедимым судьбам Божиим пронес свое старческое служение в столице знойных степей Центрального Казахстана, в многострадальной и благословенной Караганде. Там в период 30-50-х годов развертывалась одна из самых трагических сцен богоборческой драмы нашего столетия. Как сплошной антиминс простирается напоенная кровью мучеников и освященная их молитвой необъятная степь Казахстана, над которой распростер свои крылья Оптинский старец, блаженной памяти схиархимандрит Севастиан.

6. Отец Севастиан был бесстрашным исповедником веры Христовой, неутомимым пастырем, стяжавшим многочисленные дары Божии. В 30 годы вокруг него собирались многие монашествующие из закрытых властями монастырей, а также миряне, посещавшие прежде Оптину пустынь. В 1933 году батюшка был арестован. Его выставили в одной рясе на мороз и требовали отречения от Христа. Стража, чтобы не замерзнуть, сменялась каждые два часа, а он стоял и молился. Господь сохранил верного Своего служителя. Старец вспоминал об этом: «Матерь Божия опустила надо мной такой "шалашик", что мне было в нем тепло». Далее последовал приговор, который  гласил: семь лет исправи­тельно-трудовых лагерей. Работа на лесоповале в Тамбовской области, затем Карагандинский ла­герь. Истязания и побои, барак с уго­ловниками, куда отца Севастиана отправили на «перевоспитание».

7. Но Господь хранил его - иеромонах Севастиан стал хлеборезом, затем сто­рожем склада — и эти назначения сохранили ему жизнь. Скоро в Караганду приехали духов­ные чада, монахини. Купили старенький домик, поближе к Карлагу, чтобы навещать и поддерживать ба­тюшку. Когда в 1939 году отца Севастиана освободили, сестры спрашивали, вернутся ли они на родину, на что старец отвечал: «Здесь будем жить. Здесь вся жизнь другая, и люди другие. Люди здесь душевные, сознательные, хлебнувшие горя. Мы здесь больше пользы принесем, здесь наша вторая родина, ведь за десять лет уже и привыкли». В те времена в Караганду ссылали огромное множество людей — верующих, раскулаченных, невинно осужденных. Все они нуждались в духовной поддержке, в окормлении — и Господь оставил здесь Своего избранника, чтоб он стал тем, кем мы его знаем, — преподобноисповедником Севастианом Карагандинским. Пройдя многочисленные испытания, пережив скорби и смертельную опасность, отец Севастиан стал старцем, духовной опорой и отцом для огромного количества страждущих и гони­мых. И эту ношу он нес двадцать семь лет — с 1939 по 1966 год, до своей праведной кончины.

***

В завершении книги ее автор, Вера Королёва, знакомит читателей с двумя карагандинскими старицами – схимонахинями Анастасией и Агнией. Жизнь многих людей эти праведницы изменили своей благодатью, смирением, терпением и молитвами. Прп. Серафим Саровский сказал: «Стяжи дух мирен, и тысячи вокруг тебя спасутся». Митрополит Алма-Атинский и Казахстанский Иосиф (Чернов) (о котором также говорится в книге), старец Севастиан, матушки Анастасия и Агния - это те люди, вокруг которых, действительно, тысячи спаслись.

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​