У книжной полки. Ирина Ким. Семь дней радуги

27 ноября 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
Если вы смотрели фильм «Однажды 20 лет спустя», то помните там такой момент: героиня фильма, Надя Круглова, многодетная мама, плачет и говорит мужу: «Я днем и ночью хочу спать. Много-много лет. Я хочу только спать. Я никогда не отдохну… Я так ждала, я думала… Я думала: это как праздник… А никто ничего не понимает. Меня никто на свете не понимает…» Однако, несмотря на эти слезы и кратковременное уныние, Надя ни за что на свете не хотела бы жить иначе, ведь она любит своих детей, и рада рождению каждого из них. Так же любит и радуется своим детям, и с любовью рассказывает о них автор книги, которую мы сегодня вам предлагаем. Она вышла в свет в издательстве «Лепта Книга» и называется – «Семь дней радуги».

***

1. Автор этой книги – Ирина Ким, жена священника из провинциального городка, выпускница иконописной школы при Московской духовной академии. Как она сама говорит о себе: «по специальности я иконописец, но 20 лет работаю мамой, а иконописцем - подрабатываю. Иконы пишу в свободное время». А много ли свободного времени у мамы 11-ти детей? «Да, - говорит Ирина, - у мамы 11 детей может быть свободное время. Мы всегда находим время на то, что нам интересно. Это не я придумала, это Федор Михалыч Достоевский придумал девиз многодетным мамам: «Человек находит время для всего, что он действительно хочет»».

2. Так и матушка Ирина находит время и для мужа, и для детей, и для своих любимых занятий. «Порой наше «некогда», - отмечает автор, - означает «неохота, потом...». Я набираю заметки на телефоне, пока укладываю грудничка, я кручу кукол из лоскутков, пока сижу с детьми - потому что мне это нравится. И не очень интересное время­провождение (например, пока дети делают уро­ки, и я присутствую рядом) меня не тяготит. Если есть свободный час-два, я пишу иконы. Это и воз­можность заняться любимым делом, и способ материально помочь семье. Вечером, когда малыши уже спят, а старшие еще не легли, я «держу обо­рону», находясь возле маленьких, чтоб не разбудили. И в это время я пишу стихи или общаюсь с друзьями в соцсети. Даже время, чтобы заняться собой, можно найти не в ущерб общению с деть­ми. Крутить велотренажер можно и с груднич­ком на руках, и с годовасиком, стоящим «на раме», проверено!»

3. Самое главное, как пишет автор, «дети нас раздражают, когда мешают нашим планам. Если не строить планов, а просто жить, радоваться сегодняшнему дню, то и общение с детьми приносит радость. Они так быстро растут! В заботах и переживаниях о завтрашнем дне можно не заметить тех маленьких утешении, которые приготовлены нам сегодня», - заключает Ирина. И об этом она пишет на страницах своей книги, которую характеризует так: «многодетный позитив в прозе. Пишу, потому что не могу не писать. Получаются книги, которые можно читать с любого места до устойчивого повышения настроения. Просто я имею доступ к бесплатному многодетному позитиву, которым делюсь».

4. В этой книге Ирина Ким рассказывает про обычную жизнь обычной многодетной семьи. А начинает свой рассказ с описания каждого ребенка. Познакомимся и мы с ними. Итак: в доме их одиннадцать, и все они разные, и мир они видят по-разному. У каждого свой ха­рактер и свои привычки. Самую старшую дочь зовут Маша. Она студентка, у нее планы, как у Наполеона, стратегия Карпова и Каспарова, а в жилах течет пускай сильно разбавленная, но корейская кровь. Она ставит себе цель, и прет напролом к этой цели, снося на пути всех и вся. Она пишет сти­хи и прозу, смотрит в телескоп на звездное небо, при этом с 15 лет учится в медицинском ВУЗе и о своих планах говорит скромно; «ВУЗ, аспирантура, НИИ Космической Медицины,,.», а пока IТ-технологии в медицине и еще несколько научных работ.

5. Следующий - старшеклассник Серафим. Он, по словам автора-мамы, на полтора года младше Маши, а планы у него более скромные. Настолько скромные, что он сам их еще не видит. Учится в школе, самостоятельно осваивает акусти­ческую гитару, на рожон не лезет, но среди братьев пользуется непререкаемым авторитетом. Если он ставит себе цель, то идет к ней с настырностью стар­шей сестры, но, в отличие от Маши, цель он ставит себе нечасто. Третий ребенок - сын Саша. Ирина о нем пишет: «У нас в семье говорят, что он родился и сразу сломал в роддоме весы. Про весы не помню, но то, как он подтянул к кроватке за шнур выключенный вентилятор и раскрутил его на винтики, это помню. Саша ломал все, до чего дотягивались его руки. Мне говорили, что в нем задатки инженера, что я должна простить будущему создателю Кимолета и вертолет из тазика, прибитого к кухонному комбайну, и косточкомет, и кучу раскрученных в хлам электроприборов, и взрывы на кухне, и... все остальное. И я прощала».

6. Четвертый – Миша. Он родился и рос в многодетной семье. Этим все сказано. Он смекалист, своего не упустит и везде найдет свою выгоду, Миша вкусно готовит, потому что любит хорошую кухню. Но ему нужен напарник, который почистит картошку и вымоет посуду. По­этому он всегда зовет в компанию Настю. Настя появилась в доме с Мишей одновременно. «Как мы шутим, - пишет Ирина, - в роддоме была акция: родившим четвертого, — пятый, в подарок. Настя любит Мишину стряпню и поесть вообще, она спокойно идет к полной раковине посуды, не причитая и не прощаясь со всеми, как перед смертью. Она любит малышей и с удовольствием возится с ними. Настя — моя помощница, и я это ценю».

7. Про дочку Аню автор говорит: это первая девочка в нашей семье. Аня переживает из-за того, во что она одета. Она не рождена для мытья посуды и для кухонной тряпки, ей не надо уметь нянчить детей, потому что это не ее. Ибо будет она биологом, и жить будет в лаборатории. Аня пишет стихи и рвется в художественную школу, но школа с двенадцати лет, и Аня ждет. В сво­бодное от творчества время она строит интриги среди младших братьев, чем доводит их до ссоры, а маму до нервного тика. И если Аня — искра, то Ваня — взрывчатка. Иван измеряется не килограммами и сантиметрами, а в тротиловом эквиваленте и по шкале Рихтера.

8. Анастасий — творческая личность, эмоциональ­ный и ранимый, он читает Деду Морозу Бродского, поет гостям и сам себе, строит под столом подво­дную лодку, и клеит на пластилин конструктор к сте­нам, чтобы имитировать пульт управления. Стас — Машин любимчик, она видит в нем потенциал. Алексей Алексеич, он же Алеша Попович, бабушкин внук. Он боится кошек, жу­ков, он не полезет в грязь, лю­бит посидеть с бабушкой на лавочке, любит, ког­да ему читают, это единственный удобный ребенок, любимчик тетушек и бабушек. Даша — маленькая обезьянка, вечный прыгатель, говорушка и милашка с копной белокурых кудряшек. И младенчик Кристиночка — всеобщая любими­ца. Она роди­лась недоношенной и выжила, поэтому и в ней тоже Маша видит потенциал.

***

Вот такие разные дети одних родителей, и дни с ними, по словам автора, не похожи один на другой. Мои подруги, - пишет Ирина Ким, - говорят: «Какой кошмар, как ты не сходишь с ума? Это же ужас! Двадцать лет в декрете!» А я смотрю на будни сквозь калейдоскоп и вижу радугу». Эта радуга складывается из семи дней в неделю, из месяца в месяц, из года в год. Эти дни наполнены радостью и переживаниями, школьными буднями, когда половина детей занята уроками, и шумными каникулами, когда все дома. Входит в это семейное времяпровождение и курортный экстрим – так матушка назвала поездку на море всей семьей. Ирине Ким есть, чем поделиться с читателями. О жизни большой дружной семьи, о ее настоящих трудностях и ни с чем несравнимых радостях она честно рассказывает на страницах своей книги.

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​