У книжной полки. Протоиерей Андрей Ткачев. Почему я верю

20 сентября 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
Человек — существо мыслящее. Нам дан разум. Мы анализируем, рассуждаем, убеждаемся в одном и разубеждаемся в другом, сомневаемся, экспериментируем, строим догадки — на твердых основаниях опыта или на шатких предположениях. Но вера... какой опыт стоит за ней? Кажется, вера в Бога притянула к себе все мыслимые упреки просвещенного разума. Справедливы или нет эти упреки? Стоит ли за верой какой-то реальный опыт или люди веруют просто потому, что недостаточно подумали? На эти и другие вопросы отвечает протоиерей Андрей Ткачев в книге, которая вышла в свет в издательстве Никея и называется - «Почему я верю. Простые ответы на сложные вопросы».

***

1. В своей книге «Почему я верю. Простые ответы на сложные вопросы» протоиерей Андрей Ткачев, известный миссионер и писатель, предлагает нам совершить путь от начала поиска жизненного смысла до обретения этого смысла в христианстве. Автор раскрывает свой личный опыт веры и знакомит читателя с убеждениями великих ученых и отцов Церкви. Преодолевая вопросы и сомнения, он буквально «за руку» вводит нас туда, где вера и знания реализуются в осмысленную и наполненную жизнь — отец Андрей вводит нас в Православную Церковь.

2. Вся книга состоит из пяти бесед автора и ведущей Юлии Посашко, и первая из них посвящена теме - «О вере и неверии». Здесь автор и отвечает на вопросы о справедливости упреков или их несостоятельности со стороны просвещенного, но неверующего человека в адрес тех, кто верит в Бога. Враждуют ли вера и разум (или это не более чем недобросовестный лозунг советской, и не только, атеистической пропаганды)? Можно ли вообще «додуматься» до существования Бога? Об этом и говорится в первой из цикла апологетических бесед с отцом Андреем. Как отмечает священник в начале беседы, «конфликт между верой и разумом достался нам в наследство от позднего Средневековья. Один из характерных признаков средневекового общества - фундаментальная законченность мировоззрения: извлечение любого камушка из мировоззренческого здания грозит этому зданию обрушением.

3. Средневековое мышление, по словам отца Андрея, предполагало обязательность признания над собою Творца и Его законов, грядущего Страшного Суда и воздаяния и требовало смиренного поклонения перед авторитетом Церкви как хранительницы истины. От человека требовалась безусловная вера Церкви, вне зависимости от того, насколько близко и понятно ему то, чему Церковь учит. На сомневающегося или чего-то не понимающего человека, который думает не так, как думает Церковь, смотрели как на источник опасности и неблагонадежности». Потом, мы знаем, были и другие времена, когда уже на верующего стали смотреть как на отсталого, узкомыслящего человека.

4. Сегодня, как говорит отец Андрей, у нас есть возможность, изучив оставленное нам наследие, лучше узнать, кто мы сами. Тогда мы сможем, например, неожиданно распознать в себе черты средневекового человека, нетерпимого к любому проявлению несогласия или сомнения, или черты явного, натурального язычника, который воспринимает Бога как «Айболита» или «волшебника в голубом вертолете», но вовсе не Бога как Личность». И нельзя при этом, как в Средневековье, заставить человека верить. «Нельзя, - отмечает отец Андрей, - заставлять, кого бы то ни было преклонять колени перед святыней, если для него она святыней не является, нельзя заставить человека исповедовать то, что не вошло в его душу, что не живет в его сердце. Говорить мы можем лишь с теми, кто хочет и может слушать, у кого есть вопросы и кто готов услышать ответы от нас. Это серьезный, тяжелый разговор — но только такой разговор и может принести добрые плоды».

5. Говоря о вере и разуме, отец Андрей отмечает, что например, размышление и вера никак друг другу не противоречат. Открыть эту простейшую истину, по словам автора, помогает знакомство с краткими биографиями верующих людей, которые в области ума - науки, прикладных, технических занятий - оставили заметнейший след. Ведь они могли рассуждать над какими-то головокружительными вещами, над такими математическими и философскими задачами, перед которыми простой человек просто отступает. И это умение не мешало им веровать. И веровать так, как верит простой человек. Но может ли человек надеяться прийти к ответу на вопрос «Есть ли Бог?» одними своими рассуждениями или ему нужно что-то еще? Что в первую очередь мешает человеку на пути к осознанной вере, к вере-доверию? Что делать человеку, если он «не чувствует Бога», если Небо для него молчит? На эти вопросы отец Андрей отвечает в первой части этой книги.

6. Открывая вторую ее часть, мы читаем следующее: «Икона успешного человека 21 века — человек активный, стремящийся изменить себя и мир вокруг, извлечь максимум из своих способностей и обстоятельств. Но вера в Бога на первый взгляд учит человека обратному: отстраниться от мира, который «во зле лежит», уйти в собственные глубины — в молитве, созерцании, познании себя и Бога. Должен ли человек, уверовав, отказаться от деятельной, активной позиции, к которой привык стремиться? Действительно ли идеал успешности 21 века несовместим с верой, а добродетелью христианина является уход от суеты и пассивность? Ждет ли Господь от человека отказа от активной деятельности в миру? Как совмещается молитва и действие? Разобраться в этих вопросах попытались автор и его собеседница во второй беседе  под названием «Надежда на Бога: безволие или благоразумие?»

7. Но если человек уже разобрался со всеми этими вопросами,  и уже не может назвать себя иначе, чем православным христианином, рано или поздно перед ним может встать вопрос — а как же те, кто верит иначе, чем мы, — в Будду, Аллаха или Кришну? Неужели все они бесповоротно и трагически заблуждаются, а мы имеем право (или даже обязанность) указывать им, в чем именно они неправы? Что сказать о распространенном мнении, гласящем, будто все религии ведут на Небо, только разными путями? Об этом отец Андрей размышляет в третьей беседе под названием «Христианство и религии мира». Ну а четвертая беседа на тему «Православие и другие христианские конфессии», поможет разобраться в том, почему мы перестали быть одной Церковью? Почему разделения и расколы существуют еще с апостольских времен, тогда как Христос заповедал своим ученикам единство и просил за них в молитве Отцу Своему: «Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Teбe»?

***

Завершает книгу беседа на тему «О тайнах человеческой души». Первая часть этой беседы расскажет о тайне человеческой души и о милости Бога к этой душе, о том, есть ли талант веры и кому он дается; почему мужчинам сложнее прийти в Церковь, чем женщинам, и чем отличаются жизнь и вера 4 и 21 веков? Во второй части речь пойдет о подлинной святости, которая не бывает шаблонной, об удивительных и удивляющих святителях — Луке Войно-Ясенецком и Иоанне Шанхайском, о святых, которые могут стать «молитвенниками за неверующих», и - о том, что человеку на пути спасения нужно знать обязательно, а без каких знаний он может обойтись.

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​