Таинства Церкви. Гость программы - настоятельница Николо-Сольбинского женского монастыря игумения Еротиида

25 июля 2020 г.

– Сегодня мы находимся в домовой студенческой церкви в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы Московского финансово-юридического университета (МФЮА). Я сердечно благодарю этот университет за возможность снимать передачу в этом чудесном домовом студенческом храме. Сегодня у нас необычная гостья – игуменья Еротиида, настоятельница Николо-Сольбинского монастыря, который находится недалеко от города Переславль-Залесский.

Очень рада Вас видеть. Думаю, что не все знают о вашем монастыре, хотя он достаточно известен в православной среде. Я прошу Вас рассказать о монастыре. Ведь это древний монастырь...

– Из летописи известно, что основателями являются ученики преподобного Сергия. Кто именно – мы не знаем, но нам известно, что это было подворье, скит Симонова монастыря в Москве. Симонов монастырь имеет связь с преподобным Сергием, так как основал его племянник Сергия Радонежского владыка Феодор. У них как раз был скит в наших местах, и это место называлось Быльцыно поле. До сих пор это место так и называется. Сейчас наш монастырь находится в трех верстах от него.

При нашествии поляков наш монастырь пострадал – его сожгли, и 97 лет это место пустовало. А потом он возник на том месте, где сейчас находится. Мимо нашего монастыря проходит дорога, сейчас она местного назначения, а раньше это была федеральная, главная дорога, потому что она соединяла торговые пути (Макарьево – Нагорье). Нагорье как раз недалеко от нас; там были ярмарки, и эти ярмарки никогда не прекращались до наших дней. В Нагорье все съезжались на ярмарку. Макарьевская ярмарка тоже очень известна. Монастырь начали строить после запустения как раз на этом месте, потому что место считалось более безопасным – здесь ходили купцы. В предании говорится, что чудотворная икона святителя Николая, которая хранилась в обители, переместилась именно сюда; святитель Николай выбрал это место...

– Поэтому монастырь Николо-Сольбинский.

– Такое название монастырь получил уже после открытия в 1999 году.

– Очень красивое название. Потому что на реке Сольбе.

– Сольба – это уже на русском наречии с мягким знаком. А вообще слово «солба» в переводе с угро-финского означало «живая вода». Речка чистая, быстроходная, лесная, холодная, живая. Она проходит вдоль нашего монастыря, как раз параллельно дороге.

Вообще расположение монастыря очень интересное. Наш монастырь расположен в самом центре Золотого кольца, вокруг – лес. До Углича от монастыря 70 километров, до Переславля тоже 70 километров (это в разные стороны). До Ростова Великого 90 километров, до Сергиева Посада 95 километров. Благодаря тому, что в советское время монастырь использовали как психиатрическую больницу, это место обходили стороной – все боялись, и особо не было желающих пройти мимо. Поэтому здесь сохранилась живая, настоящая природа: нетронутые леса, грибы, ягоды, разные звери. Можно увидеть, как дорогу пересекают лоси, косули, лисицы, зайцы. Вроде не так далеко, но в то же время такая глушь, дикая природа.

Монастырь был мужским до 1903 года. В 1903 году решением Священного Синода его сделали женским.

– Был еще один интересный момент в жизни монастыря – 1711 год. Вы сказали о том, что монастырь был разорен поляками, литовцами. Там  и свои разбойники пошалили, естественно. И вдруг практически через сто лет он восстанавливается. Восстанавливает Петр I. Вообще совершенно удивительная история, потому что Петр I был противник монастырей, противник монашества, он считал всех монахов бездельниками, запрещал молодых людей постригать в монахи (был определенный возрастной ценз, и только вдовым священникам можно было становиться монахами и увечным солдатам, списанным за ненадобностью). И вдруг Петр принимает решение о возобновлении обители. Это что-то невероятное.

– И началось каменное строительство...

– Да, что он не приветствовал, потому что весь кирпич тратился на Санкт-Петербург. С чего вдруг?..

– Нашему монастырю повезло, что так произошло. Это благодаря тому, что императрица была духовным чадом архимандрита Варлаама, игумена Данилова монастыря, что в Переславле. Желанию архимандрита Варлаама возобновить монастырь поспособствовала сама императрица, ходатайствуя перед Петром I. Конечно, он дал согласие. Вскоре монастырь обрел самостоятельность, стал самостоятельным монастырем. Тогда он назывался Николаевская пустынь, а свое новое название – Николо-Сольбинский – монастырь получил в наше время, в 1999 году.

– Монастырь еще испытал революционные события. А до этого, в 1903 году, он неожиданно становится женским. Я снимала много фильмов в разных монастырях и встречалась с подобным, когда из мужских монастырей делали женские. Бывает и наоборот: например, в Павловском Посаде до революции монастырь был женским, а сейчас мужской, но это, пожалуй, исключения. В основном монастыри были мужскими, потом становились женскими. Я, признаться, думала, что это новейшие веяния, а оказывается, и до революции так было. Почему монастырь неожиданно становится женским?

– В летописи говорится о том, что оставалось мало монахов, некому было возглавить монастырь, долго искали игумена, потому что прежнего игумена взяли в другой монастырь. А потом было принято решение сделать монастырь женским. И это решение оказалось очень удачным, потому что рассвет монастыря за все годы его существования пришелся именно на время, когда он был женским. В 1915 году он был уже очень большим, красивым, многочисленным – в нем было 115 сестер. Большой вклад внесла игуменья Макария – она была из купеческого рода. Благочинная была из богатого рода и тоже делала большие пожертвования.

А дальше – революция: монастырь был закрыт. Пришли коммунисты, забрали все запасы монастыря и четыре года счастливо прожили на монастырских запасах... Дальше в монастыре был детский дом для детей-сирот. А к тридцатым годам в монастыре была психиатрическая больница, где находились душевнобольные и всякие неугодные советской власти люди. Это было до 1994 года.

– В Николо-Берлюковском монастыре была психиатрическая лечебница. В Пешношском монастыре тоже была психиатрическая лечебница. Вообще это достаточно распространенное явление. Один батюшка мне сказал однажды, что это, может быть, не самое плохое, что можно было придумать для монастыря. Там лечили души. Так что можно и оптимистично относиться к такому использованию монастырей.

Кстати, о богатстве монастырей. В России были богатые монастыри. И монастыри открывали свои двери в самые тяжелые времена: когда был голод, какие-то стихийные бедствия или происходило что-то еще, все монастырские запасы шли как раз в помощь.

– Да. Наш монастырь тоже помогал... Фронту, бедным. Жили за счет своих трудов, трудились много.

 А в 1994 году решили всё передать Церкви. Самая первая причина, которая этому послужила: было нецелесообразно вкладывать деньги в психиатрическую больницу, настолько все было запущено. Все было гнилое, крыши проваливались, прямо во дворе мусорная свалка, мы это застали. Несколько лет, с 1994 до 1999 года, это был скит монастыря в Переславле, чтобы присматривать за старичками. Но это не получилось, потому что не было никаких условий.

Доехать из Переславля по бездорожью было невозможно; там не было электричества, никаких коммуникаций... Приняли решение передать это женскому монастырю и сделать его самостоятельным. Кроме меня было назначено несколько сестер.

– По-моему, пять.

– Да, пять, я была шестая. Владыка Михей сказал: если она ничего не сделает, то здесь ничего не будет.

– Оптимистично… Естественно, я видела старые фотографии: то, что Вы  приняли, – это ужасно. Я никак не могу к этому привыкнуть, хотя уже десять лет снимаю о монастырях. В том числе и о разрушенных, и о возрожденных в наше время – никак не могу привыкнуть к этой разрухе. Я все могу понять: атеистическое время, закрывали храмы, но зачем уничтожать красоту? Уничтожали и вырубали даже сады, оранжереи, красивые цветы! Ведь пытались создавать монастырь как некое подобие рая – там должно быть как в раю. В монастыре должно быть красиво, коль он пускает к себе паломников. Красота уничтожалась, храмы взрывались (хотя могли бы использоваться). И, честно говоря, я до сих пор не могу понять, как все могло возродиться.

– Это чудо Божие. Это был какой-то осколок; заваленные мусорные ямы, бомжи; у местных жителей жилье уже  пришло в негодность, люди остались без работы. И это было настолько печальное зрелище, что без душевного страдания, без печали на это нельзя было смотреть.

И вот мы оказались в том же разряде с нашими соседями; они жили близко к монастырю, и долго первое время они заходили, брали то, что я привозила. Заходили и брали. И говорили: а вы надолго сюда приехали? Потому что было много таких, как мы.

С Божьей помощью, мало-помалу мы начали с молитвой с богослужения... Несмотря на то, что у нас не было никакого жилья, никаких средств к существованию, никакой безопасности (не было забора).

– Да, монастырь в лесу… Сохранился осколок Успенского храма, хотя, конечно, громко сказано. Но здание было.

– Да, здание было. Но это было очень страшно. Коммуникаций вообще никаких. Электричество очень скудное. Столбы гнилые, провода валялись на земле. А сейчас слава Богу!

– Матушка, а сейчас это чудо. Въезжаешь и видишь совершенно роскошный храм Спиридона Тримифунтского, который напоминает храм Спаса-на-Крови, видишь остальные храмы дивной красоты: Ксении Петербургской, святителя Николая Чудотворца, Успенский. Надо сказать, у вас есть где остановиться и паломникам: совершенно замечательная паломническая гостиница.

А в первой части нашей беседы я хотела бы просить Вас рассказать, как добраться, доехать к вам и как можно надолго поселиться у вас.

– Можно на машине.

– Это 180 километров от Москвы.

– Не доезжая до Переславля, после Сергиева Посада поворачиваете. Везде стоят указатели; у нас есть сайт, там тоже указана схема проезда. У кого нет машины, можно на автобусе до Сергиева Посада, можно на электричке. А там есть автобус два раза в день: утром и после обеда. С утра в 9.40, а вечером расписание меняется. Если в пятницу, то одно расписание, а в остальные дни в 16, 17 часов.

– В любом случае можно связаться с вами на сайте. Матушка, и про гостиницу скажите.

– Можно остановиться у нас в гостинице. Но нужно созваниваться.

– В любом случае гостиница есть, очень хорошая. Я там останавливалась. Замечательно для тех, кто любит уединенное паломничество и хочет провести несколько дней спокойно, в тишине; дышать воздухом, лесом, благодатью. Это действительно сущий рай.

– У нас свои продукты, потому что фермерство: мы печем, у нас сыры, вкусный творог.

– Наша первая программа завершена. Думаю, наши телезрители после программы зайдут на ваш сайт. Сердечно Вас благодарю и не прощаюсь, потому что вторую программу мы посвятим монастырю и его социальной работе.

Автор и ведущая программы Любовь Акелина

Записали Нина Кирсанова и Екатерина Береснёва

Показать еще

Время эфира программы

  • Суббота, 31 октября: 03:00
  • Суббота, 31 октября: 13:00

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​